Морис Леблан

 

     Зубы тигра

 

     Роман

 

 

     - -

     Maurice Leblanc. Les dents du tigre (The Teeth of the Tiger). 1914.

     Леблан Морис. Сочинения: В 3 т. Т. 2: Хрустальная пробка;

     Золотой треугольник; Виктор из светской бригады; Зубы тигра: Романы.

     Пер. с фр.; Сост. Т. Прокопов.   - М.: ТЕРРА, 1996.   - 736 с.

     (Большая библиотека приключений и научной фантастики).

     ISBN 5-300-00262-3 (т. 2). ISBN 5-300-00216-Х. Художник А. Астрецов.

     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru, http://zmiy.da.ru), 03.01.2005

     - -

 

     Во  второй  том  трехтомника  сочинений  французского  мастера  детективно-

приключенческого жанра Мориса Леблана включены его романы о  похождениях  Арсена

Люпена  - грабителя-джентльмена: "Хрустальная  пробка",  "Золотой  треугольник",

"Виктор из светской бригады" и "Зубы тигра".

 

 

     Часть I

     ДОН ЛУИС ПЕРЕННА

 

     Глава 1

 

     В половине пятого секретарь префекта полиции  привел  в  порядок  на  столе

просматриваемые им письма  и  донесения,  позвонил,  и,  обращаясь  к  вошедшему

курьеру, сказал:

     -  Господин префект пригласил на пять  часов  нескольких  человек;  вот  их

имена... Устройте так, чтобы,  явившись,  они  ждали  отдельно  друг  от  друга,

передайте мне их визитные карточки.

     Курьер удалился. Секретарь направился к  маленькой  двери,  ведущей  в  его

кабинет. В это время снова открылась дверь, пропуская человека,  остановившегося

у входа. Человек этот, явно нетвердо держащийся на ногах, прислонился  к  спинке

кресла.

     -  Ах, это вы, Веро,   - сказал секретарь.   - Но что это? Что с вами?

     Агент Веро был крепкого телосложения, с широкими плечами и багровым  цветом

лица. Очевидно, что-то очень значительное вывело его  из  себя,  ибо  лицо  его,

испещренное жилами, обычно красными, сейчас казалось бледным.

     -  Нет, ничего, господин секретарь.

     -  Где ваш обычный свежий цвет лица? Вы  словно  посинели...  И  эти  капли

пота...

     Веро вытер пот платком и, как будто овладев собой, ответил:

     -  Легкая усталость... Я немного переутомился за эти дни... Я хотел во  что

бы то ни стало раскрыть дело, которое поручил мне господин  префект...  все-таки

это странно... что со мной сегодня...

     -  Может быть, лекарство...

     -  Нет, нет. Я скорее выпил бы...

     -  Стакан воды...

     -  Нет, нет.

     -  Что же?

     -  Я хотел бы... хотел бы...

     Он запутался в словах, беспомощно огляделся  - словно внезапно  решил,  что

разболтался. Потом, вновь овладев собой, спросил:

     -  Господин префект еще не возвращался?

     -  Нет. Он будет в пять часов. Только у него важное заседание.

     -  Да... Это... Очень важное... Меня  он  тоже  пригласил...  Но  я  должен

видеть его до этого... Мне так надо его видеть!..

     Секретарь пытливо посмотрел на Веро.

     -  Как вы волнуетесь!.. Значит ваше сообщение представляет такой интерес...

     -  Огромный интерес. Речь идет о преступлении, которое было совершено месяц

назад, ровно месяц... И о том, чтобы помешать двум убийствам, связанным  с  этим

преступлением, намеченным на эту ночь... Да, да, этой ночью, если мы  не  примем

мер...

     -  Погодите, сядьте, Веро...

     -  Вы не представляете, это дьявольский план.

     -  Но ведь вы осведомлены, Веро.  И  префект  предоставит  Вам  возможность

действовать.

     -  Да, конечно... И все-таки ужасно подумать, что я не увижусь с префектом.

Но вот я написал на всякий случай письмо, здесь все, что  я  знаю...  Так  будет

благоразумнее...

     Он протянул секретарю большой желтый конверт и затем добавил:

     -  Вот еще ящичек, я ставлю его на стол... В  нем  вещь,  которая  послужит

дополнением и пояснением к письму.

     -  Но почему вы не сохраните это при себе?

     -  Я боюсь... За мной наблюдают... Хотят избавиться от меня...  Я  не  буду

спокоен, пока не поделюсь с кем-нибудь этой тайной.

     -  Не бойтесь, Веро. Господин префект не запоздает. А вы пока  пошли  бы  и

приняли лекарство.

     Агент, казалось, находился  в  нерешительности.  Он  снова  вытер  лоб,  на

котором появились капли пота. Потом, выпрямившись, вышел.

     Оставшись один, секретарь сунул письмо в объемистую папку, лежащую на столе

префекта, и удалился в свой кабинет через маленькую дверь. Едва дверь  закрылась

за ним, как из прихожей вновь появился Веро, бормоча:

     -  Господин секретарь, пожалуй, лучше, чтобы я показал вам...

     Несчастный был бледен. Зубы его стучали. Заметив,  что  комната  пуста,  он

направился к кабинету секретаря. Но им овладела слабость, он опустился в кресло,

где остался сидеть без сил, лепеча дрожащим голосом:

     -  Что со мной... Тоже яд... Я боюсь, боюсь...

     Рядом стоял стол. Он схватил карандаш, подвинул блокнот и начал писать.  Но

сейчас же невнятно прошептал:

     -  Нет, зачем... префект прочтет мое письмо... Что со мной? Я боюсь...

     Собрав силы, встал и произнес, стараясь говорить ясно:

     -   Господин  секретарь,  необходимо  сегодня  ночью...  ничто  не   сможет

задержать...

     Маленькими шажками, как автомат, напрягая всю волю,  он  двинулся  к  двери

кабинета. Но дрожь пробрала его, и он снова сел. Безумный ужас охватил  его,  он

попытался закричать, напрасно: голос изменил ему. Он понял, что его не  услышат,

стал искать взглядом звонок, но не нашел. Какая-то пелена застилала  его  глаза.

Он упал на колени, дополз до  стены,  ощупывая  воздух,  как  слепой,  и  пополз

дальше. К несчастью, его смятенный ум не ориентировался в комнате: вместо  того,

чтобы двигаться влево, он повернул вправо, пока не  достиг  другой,  скрытой  за

ширмами маленькой двери. Рука его коснулась дверной ручки, он  попытался  нажать

ее, шепча:

     -  На помощь, на помощь...

     Он влез в маленький чулан, который служил префекту туалетной комнатой.

     -  Этой ночью,   - простонал он, думая, что находится в кабинете секретаря,

  - этой ночью вы увидите... знак зубов  - какой ужас! Как я страдаю! На помощь!

Яд!.. Спасите!

     Голос его почти совсем затих. Он повторил несколько  раз  слова,  борясь  с

кошмаром.

     -  Зубы... Белые зубы... смыкаются...

     Потом беззвучно шевельнул два раза губами, вздохнул  глубоко,  вздрогнул  и

затих.

     Без десяти  пять  префект  вошел  к  себе  в  кабинет.  Господин  Демальон,

снискавший общее уважение на посту,  который  занимал  уже  несколько  лет,  был

человек лет пятидесяти, грузный, с лицом умным  и  проницательным,  в  обращении

непринужденный и добродушно прямой.

     Вызвав звонком своего секретаря, он тотчас спросил:

     -  Приглашенные мною господа...

     Секретарь протянул ему пять визитных карточек.  Префект  прочел:  Арчибальд

Брайт, старший секретарь посольства Соединенных Штатов, Лемертюм, нотариус, Жуан

Кассерос, атташе миссии Перу. Граф д'Астриньяк, полковник в отставке.  На  пятой

карточке значилось просто дон Луис Перенна.

     Ни звания, ни адреса.

     -  Любопытно посмотреть на этого господина! Читали вы рапорт об Иностранном

легионе? Какое мужество!  Безумное  геройство!  Товарищи  прозвали  его  Арсеном

Люпеном, настолько он их поражал и подчинял себе. Когда умер Арсен Люпен?

     -  За два года до войны, господин префект. Его труп был обнаружен вместе  с

трупом госпожи Коссельба  под  развалинами  сгоревшего  шале  на  люксембургской

границе.

     -  Конец по заслугам. Признаюсь, я доволен, что мне не придется бороться  с

этим проклятым человеком. Однако вы приготовили дело о наследстве Морнингтона?

     -  Вот оно...

     -  Да, забыл, Веро не приходил?

     Секретарь передал свой разговор с агентом.

     -   Странно,  очень  странно...  Веро   -  агент  на  редкость  и   человек

уравновешенный, зря тревожиться не станет. Будьте любезны, приведите его.

     Секретарь вышел и минут через пять вернулся с заявлением, что в амбулатории

Веро не оказалось и что, по словам курьера, Веро, едва выйдя отсюда,  больше  не

показывался.

     -  Не прошел ли он к вам?

     -  Это невозможно, господин префект. Я все время был у себя.

     -  В таком случае это необъяснимо.

     -  Разве только сторож проглядел.

     -  Очевидно. Он, конечно, не замедлит явиться.

     Префект взглянул на часы.

     -  Пять десять. Будьте любезны сказать курьеру,  чтобы  он  пригласил  сюда

этих господ. Впрочем...

     Раскрыв папку, господин Демальон  увидел  письмо  Веро   -  большой  желтый

конверт со штампом. Он  колебался  мгновение,  потом  быстрым  движением  вскрыл

конверт.

     -  Вот так история!   - вырвалось  у  него.     -  Взгляните,  чистый  лист

бумаги, больше ничего.

     -  Быть не может! Веро сам говорил  мне,  что  написал  все  обстоятельства

дела.

     -  Если бы я не знал Веро так хорошо, я бы принял это за скверную шутку...

     -  Рассеянность скорей...

     -  Тем более непонятная, что речь  идет  о  жизни  двух  человек.  Ведь  он

определенно сказал вам, что сегодня ночью замышляется двойное убийство.

     -  И притом дьявольски подстроенное, господин префект.

     -  А это что такое?

     Господин Демальон взял в руки стоявшую на столе коробочку, вроде  коробочки

из-под лекарств, но грязную и вытертую по краям и, разрезав бечевку, которой она

была перевязана, открыл. В коробочке на слое грязноватой ваты  лежало  полплитки

шоколада. Внимательно осмотрев ее, префект  тотчас  понял,  что  заставило  Веро

сохранить ее; на шоколаде остались следы зубов, очень ясно очерченные  -  четыре

верхних и пять нижних зубов.

     Префект зашагал по комнате взад и вперед.

     -  Странно...   - прошептал он.   - Хотелось бы  разрешить  эту  загадку...

Белый лист бумаги, следы зубов  - что все это значит?   - Но  рассчитывая  через

несколько минут услышать разгадку от Веро, он обратился к секретарю:

     -  Однако мы не можем дольше заставлять этих господ  ждать.  Пусть  войдут.

Как только явится Веро, сообщите мне.

     Минуты через две курьер ввел нотариуса Лемертюма, толстенького, с баками  и

в  очках  веселенького  человечка;  секретаря  посольства  Арчибальда  Брайта  и

перуанского атташе Кассероса. Обменявшись с ними несколькими  словами,  Демальон

поспешил  навстречу  полковнику  графу  д'Астриньяку,  герою,   раньше   времени

вынужденному выйти в отставку из-за полученных ран.

     Снова раскрылась дверь.

     -  Дон Луис Перенна, не правда ли?   -  спросил  префект,  протягивая  руку

человеку среднего роста, худощавому, с военным  орденом  на  груди  и  ленточкой

Почетного легиона в петлице. По манерам и живости движений ему можно  было  дать

не больше сорока, но морщинки  в  уголках  глаз  и  складки  на  лбу  заставляли

накинуть еще несколько лет.

     -  Да, господин префект,   - поклонился он.

     -  Как! Это вы, Перенна? Вы живы? Но когда я уезжал из Марокко, все считали

вас погибшим...

     -  Я был в плену... а пленники убегают, доказательство налицо.

     Префект  несколько  мгновений  с  симпатией  всматривался   в   энергичное,

улыбающееся, загорелое лицо с выражением открытым и решительным.

     Затем, предложив присутствующим разместиться вокруг стола, обратился к  ним

со следующими словами:

     -   Мое  приглашение  не  заключало  в  себе  никаких  объяснений  и  могло

показаться вам чересчур кратким  и  туманным.  Вы  вскоре  убедитесь,  что  дело

чрезвычайно просто. Заключается оно в следующем: за несколько лет до 1870 года в

Сент-Этьене жили три сестры. Двадцати  двух,  двадцати  и  восемнадцати  лет   -

Эрмелина, Элисабет и Арманда Гуссель вместе с кузеном их Виктором,  еще  моложе.

Старшая, Эрмелина,  первая  покинула  Сент-Этьен,  вышла  замуж  за  англичанина

Морнингтона и имела от него сына Космо. Молодые  супруги  бедствовали.  Эрмелина

даже обращалась за помощью к сестрам, но, не получая от  них  ответа,  перестала

писать. В 1875 году муж и жена переселились в Америку  и  уже  спустя  пять  лет

разбогатели.  После  смерти  в  1883  году   мистера   Морнингтона   жена   одна

распоряжалась завещанным ей состоянием в 400  миллионов,  которое  она  оставила

своему сыну Космо, когда умерла в 1905 году.

     Заметив, что полковник и дон Луис переглянулись, префект обратился к ним:

     -  Вы знали Космо Морнингтона, не так ли?

     -  Совершенно верно,   - ответил д'Астриньяк,   - он жил в  Марокко,  когда

Перенна и я сражались там.

     -  Он вообще путешествовал,   - продолжал господин Демальон.   - И вместе с

тем изучал медицину, лечил и иногда с полным знанием дела, говорят, и,  конечно,

бесплатно. В прошлом году по заключении перемирия он  поселился  в  Париже...  и

умер  четыре  недели  тому  назад  из-за  самой   нелепой   случайности:   болел

затянувшейся  инфлюэнцей  и  по  предписанию  врача  делал   себе   впрыскивание

глицерофосфата. Однажды он не принял необходимых мер предосторожности, произошло

загрязнение, и процесс заражения  крови  развился  с  невероятной  быстротой   -

спустя несколько часов мистера Морнингтона не стало. На следующий день  нотариус

Лемертюм явился ко мне и вручил  - почему, это будет  видно  из  дальнейшего   -

завещание Космо Морнингтона.

     -  Разрешите пояснить, что впервые я увидел  своего  клиента  в  тот  день,

когда он пригласил меня для составления завещания,   - это было при  начале  его

болезни, и тогда же он сообщил  мне,  что  уже  предпринял  кое-какие  шаги  для

поисков  родственников  своей   матери   и   намерен   продолжать   розыски   по

выздоровлении.

     -  Вот завещание,   - продолжал префект, разворачивая два листа бумаги:

     "Я, нижеподписавшийся, Космо Морнингтон, законный сын Губерта Морнингтона и

Эрмелины  Гуссель,  гражданин  Соединенных  Штатов,  завещаю:   половину   моего

состояния моей приемной Родине на дело  благотворительности  по  плану,  который

нотариус Лемертюм сообщит посланнику Соединенных Штатов.

     Остальные двести миллионов я в память своей горячо любимой  матери  завещаю

ее любимой сестре Элисабет Гуссель или ее прямым  наследникам,  в  случае,  если

таковых не окажется, Арманде Гуссель  - или ее прямым наследникам и, наконец, их

кузену, Виктору и его прямым наследникам.

     В случае, если смерть моя  последует  раньше,  чем  мне  удастся  разыскать

оставшихся в живых членов семьи Гуссель,  я  прошу  моего  друга  Луиса  Перенна

продолжить поиски и назначаю его душеприказчиком  по  этой  части  завещания.  В

благодарность за это, а также за те два случая, когда он спас мне  жизнь,  прошу

принять один миллион.

     В случае же, если спустя три месяца после моей смерти, усилия Луиса Перенна

и нотариуса Лемертюма разыскать членов семьи Гуссель не приведут ни к чему,  все

двести миллионов переходят моему другу  дону  Луису  Перенна.  Зная  его,  я  не

сомневаюсь, что он употребит их на благие дела".

     Префект остановился и поднял глаза на дона Луиса. Тот сидел  молча,  только

на ресницах блестели слезы.

     -  Поздравляю,   - обратился к нему д'Астриньяк.

     -  Не забывайте, полковник, что я наследую условно. Я клянусь приложить все

усилия, чтобы найти членов семьи Гуссель.

     -  Но от условного наследования вы не отказываетесь?

     -  Нет, господин префект.

     -  Имеется пункт, по  которому,  в  случае  вашего  отказа,  деньги  должны

перейти в университет для студентов и артистов-американцев,  причем  организация

такового поручается господину посланнику Соединенных Штатов и префекту  полиции.

К этому завещанию,   - продолжал Демальон,   -  имеется  дополнение,  присланное

Морнингтоном нотариусу Лемертюму несколько позже.

     "Прошу нотариуса Лемертюма вскрыть мое завещание на другой день после  моей

смерти в присутствии префекта полиции, каковой согласится месяц не оглашать  его

содержания и ровно через месяц  пригласить  к  себе  полномочного  представителя

посольства Соединенных Штатов, нотариуса Лемертюма и дона Луиса  Перенна  и,  по

прочтении завещания, вручить моему другу и душеприказчику дону Луису Перенна чек

на один миллион. Личность дона Луиса удостоверяет  - таково мое желание   -  его

начальник по службе в Марокко полковник д'Астриньяк,  к  сожалению,  вынужденный

преждевременно выйти в отставку, и кто-нибудь из членов  миссии  Перу,  ибо  дон

Луис Перенна, хотя и испанец по происхождению, родился в Перу.

     Наследники Гуссель  должны  быть  поставлены  в  известность  о  содержании

завещания лишь два дня спустя в конторе господина Лемертюма.

     Наконец, последнее условие  - господин префект благоволит пригласить  также

лиц в заранее определенный день, в промежутке между шестнадцатым и восемнадцатым

днем после первого собрания, и в этот день должно быть окончательно установлено 

- кто же является наследником, причем  необходимое  для  этого  условие   -  его

личное присутствие. С этого дня, если никого  из  семьи  Гуссель  и  наследников

кузена их Виктора не окажется в живых, наследство бесповоротно переходит к  дону

Луису Перенна".

     -  Таково завещание Космо Морнингтона,   - закончил  префект,     -  и  вот

почему вы приглашены сюда. Вскоре должен явиться и  агент,  которому  я  поручил

заняться поисками членов семьи Гуссель. Пока же выполним оговоренные в завещании

формальности. Я ознакомился с бумагами  дона  Луиса  Перенна   -  они  в  полном

порядке  - и просил главу миссии в Перу собрать для нас  возможно  более  точные

сведения.

     -  Последнее было возложено на меня, господин префект,    -  сказал  атташе

Кассерос.   -  Задача  оказалась  нетрудной.  Дон  Луис  Перенна  происходит  из

старинной испанской семьи, эмигрировавшей лет  тридцать  назад,  но  сохранившей

свои земли в Европе. Я встречал в Америке  покойного  отца  дона  Луиса,  всегда

отзывавшегося о сыне с большой любовью.

     Префект повернулся к полковнику д'Астриньяку.

     -  А вы, полковник, удостоверяете личность легионера Перенна,  сражавшегося

под вашим начальством в Марокко?

     -  Удостоверяю без малейшего колебания. Ошибки быть не может.

     Префект улыбнулся.

     -  Легионер Перенна, которого товарищи, пораженные его подвигами,  прозвали

Арсеном  Люпеном?  Старшие   -  просто  героем,  легионера  Перенна,  о  котором

говорили, что он храбр, как д'Артаньян, силен, как Портос... и таинственнен, как

Монте-Кристо,   - закончил смеясь префект.   - Все  это  значится  в  полученном

мною сообщении из 4-го полка Иностранного легиона.  Там  сказано  также,  что  в

течение двух лет легионер Перенна получил медаль за храбрость и орден  Почетного

легиона за исключительные заслуги. И...

     -  Прошу вас, господин префект,   - взмолился дон Луис,   -  какой  интерес

это может представлять?

     -  Я, в свою очередь,  прошу  пощадить  скромность  моего  бывшего  боевого

товарища, кстати, каждый из присутствующих может непосредственно ознакомиться  с

рапортом полка. Я же и не читая подписываюсь под всеми  похвалами,  которые  там

заключаются, так как за всю мою военную карьеру не  встречал  солдата,  которого

можно было сравнить с легионером Перенна. Он на моих глазах совершал подвиги,  о

которых я не решился бы рассказывать, настолько они мало правдоподобны.  Однажды

в...

     -  Странный, однако, способ щадить мою скромность,   - воскликнул дон Луис,

  - еще одно слово, полковник, и я исчезаю!

     -  Не будем больше останавливаться на ваших подвигах, месье,  согласен,   -

сказал префект.   - Остается лишь упомянуть, что в 1915 году вы  попали  в  руки

берберов, устроивших засаду, и лишь месяц  тому  назад  вернулись  в  легион.  В

момент составления завещания уже четыре года, как  все  считали  вас  без  вести

пропавшим.  Чем  же  объясняется,  что  Космо  Морнингтон   сделал   вас   своим

наследником?

     -  Мы переписывались с ним. Он был предупрежден, что я собираюсь  бежать  и

вернуться в Париж.

     -  Но каким образом? Как вы могли?

     Дон Луис улыбнулся.

     Наступило молчание. Префект вглядывался в необыкновенного человека,  потом,

словно повинуясь какому-то ему самому неясному импульсу, спросил:

     -  Еще одно слово, почему товарищи выбрали для вас прозвище Арсена Люпена?

     -  Потому отчасти, что мне удалось раскрыть  одну  кражу,  совершенную  при

странных обстоятельствах. Имя же Арсена Люпена было тогда у всех на устах  из-за

его трагической гибели. Пострадавшим при  краже  был  именно  Космо  Морнингтон,

который после этого случая уверовал в мои таланты, часто повторял: "Если я  умру

насильственной смертью (у него была  эта  мысль),  поклянись,  Перенна,  что  ты

обнаружишь убийцу".

     -  Предчувствия его не оправдались. Он умер ненасильственной смертью.

     -  Вы ошибаетесь, господин префект,   - заявил дон Луис.

     Господин Демальон вздрогнул.

     -  Что вы хотите сказать? Какие у вас есть данные?

     -  Только то, что я слышал сейчас от вас, господин префект.     -  Вы  сами

только что утверждали, что Космо Морнингтон изучал медицину, практиковал и  знал

свое дело. Все это  совершенно  верно.  Может  ли  такой  человек  сделать  себе

впрыскивание без соблюдения правил асептики? Метр Лемертюм,   - обратился  он  к

нотариусу,   - вы ничего не заметили особенного, когда  явились  к  Морнингтону,

спешно вызванный?

     -  Нет... он  был  без  сознания  уже...  впрочем  позвольте...  я  обратил

внимание, что на лице у него выступили темные пятна, которых не  было,  когда  я

видел его в последний раз.

     -  Темные пятна! Но это подтверждает мои  предположения:  Космо  Морнингтон

был отравлен.

     -  Но каким образом?   - воскликнул префект.

     -  Яд был введен в одну из ампул или в шприц.

     -  Но врач...

     -  Метр Лемертюм, вы обратили внимание врача на темные пятна?

     -  Да, но он не придал им значения.

     -  Это был врач, постоянно лечивший больного?

     -  Нет, доктор Пюмоль сам был болен в то время.

     -  Вот имя и адрес врача,     -  сказал  префект,  разыскав  в  деле  копию

свидетельства о смерти.   - Доктор Вальлавуан, улица д'Астор, 14.

     Затем Демальон перелистал справочник и немного погодя объявил:

     -  Нет доктора Вальлавуана, и в № 14 по улице д'Астор  вообще  не  значится

никакого врача.

     Наступило продолжительное молчание.

     -  Несомненно, обстоятельства  внушают  подозрения,     -  снова  заговорил

префект.   - Вы полагаете, что существует связь между возможным преступлением  и

завещанием господина Морнингтона?   - обратился он снова к дону Луису.

     -  Не стану  утверждать,  для  этого  надо  было  бы  прежде  всего,  чтобы

содержание завещания было кому-нибудь известно. Считаете ли  вы  это  возможным,

метр Лемертюм?

     -  Не думаю. Господин Морнингтон, видимо, держал все в тайне.

     -  А у вас, в вашей конторе? Никто не мог ознакомиться с ним?

     -  Оно лежало в несгораемом шкафу, куда я  каждый  день  прячу  все  важные

бумаги.

     -  Вы были у Космо Морнингтона утром? Куда вы положили завещание до вечера?

Куда вы прячете все? В несгораемый шкаф?

     -  В ящик письменного стола.

     -  И на этот ящик никто не покушался?

     Метр Лемертюм молчал огорошенный.

     -  Да... припоминаю... что-то было... в тот самый день... вернувшись  после

завтрака, я увидел, что ящик не заперт, хотя я был твердо уверен, что закрыл его

на ключ. Тогда я не придал этому значения.

     Так подтверждались одна за другой все гипотезы дона Луиса, делая честь  его

удивительной интуиции и догадливости.

     -  Мы сейчас будем иметь возможность проверить ваши утверждения,  несколько

рискованные, признаюсь,   - сказал префект,     -  показаниями  одного  из  моих

агентов. Позвольте... Припоминаю... Он только  что  говорил  моему  секретарю  о

каком-то преступлении ровно месяц тому назад.  Это  был  день  смерти  господина

Космо Морнингтона.

     Резким движением господин Демальон нажал кнопку звонка. Вошел секретарь.

     -  Агент Веро?

     -  Не приходил.

     -  Пусть разыщут! Пусть приведут во что бы то ни стало!

     Он повернулся к дону Луису.

     -  Час тому назад агент Веро приходил сюда больной, взволнованный. Говорил,

что ему необходимо сделать мне важное сообщение о том, что в эту ночь совершится

двойное  убийство,  которое  он  связывал  со  смертью  Космо  Морнингтона.   Из

осторожности он оставил мне письменное донесение, но в  конверте  оказался  лишь

лист белой бумаги. Вот он. Кроме того, он оставил вот эту коробочку,  в  которой

лежит плитка шоколада со следами зубов.

     Дон Луис внимательно осмотрел коробочку и конверт и сказал:

     -  Надпись на коробочке сделана размашистым почерком.  Почерк  на  конверте

менее уверенный, подделанный.

     -  И это означает?

     -  Что конверт с донесением вашего агента  подменили,  отвлекли  чем-нибудь

его внимание и подложили конверт с листом чистой бумаги. А отсюда  следует,  что

агент ваш тревожился не напрасно, за ним следили и проведенное им  расследование

могло помешать осуществлению чьих-то преступных замыслов и  сам  он  подвергался

серьезной опасности.

     -  Ого!

     -  Надо спешить ему на помощь, господин префект!

     -  Его появление сейчас разрушит все ваши предположения.

     -  Он не придет.

     -  Но почему?

     -  Потому, что он уже здесь. Курьер видел, как он возвращался.  А,  да  вот

вам еще доказательство: этот блокнот, тут что-то написано неразборчиво... Он  не

писал при вашем секретаре... Тут две буквы  - как будто  слог  ФО...  Необходимо

немедленно спросить курьера.

     Как только вошел курьер, дон Луис Перенна сам обратился к нему:

     -  Вы уверены, что агент вторично возвращался сюда?

     -  Совершенно уверен.

     -  И что он не выходил отсюда?

     -  Совершенно уверен.

     -  Вы никуда не отлучались? Ни на одну минуту?

     -  Никуда.

     -  Но ведь если бы агент Веро был здесь, мы бы знали это,     -  воскликнул

префект.   - Что же он прячется по-вашему?

     -  Не прячется, но в обмороке, больной, мертвый, может быть.

     -  Да, но где же, черт возьми?

     -  За этими ширмами.

     -  Там только дверь в мою туалетную.

     -  Так вот, господин префект, агент Веро в полусознательном  состоянии  мог

ошибиться дверью, попасть туда, а не в кабинет вашего секретаря и вероятно лежит

там.

     Господин Демальон бросился к двери, о которой шла речь, распахнул ее. Он не

сделал ни одного движения, не вскрикнул, только прошептал:

     -  О! Возможно ли это?

     Сквозь матовые стекла окна в комнату слабо пробивался  свет,  но  и,  этого

было достаточно, чтобы заметить распростертого на полу человека.

     -  Агент... агент Веро...   - бормотал подбежавший курьер.

     При помощи секретаря он поднял тело и перенес на диван в кабинет.

     Дон Луис прошептал:

     -  Взгляните, господин префект... темные пятна...

     Ужас охватил присутствующих  - они бросились к дверям  и  стали  звонить  и

звать на помощь.

     -  Доктора!   - приказал Демальон.

 

 

     Глава 2

     ОБРЕЧЕННЫЙ

 

     Все это разыгралось с такой быстротой,  что  присутствующие  опомниться  не

могли.

     -  Бедняга Веро,   - говорил префект.   - Всегда  такой  исполнительный.  У

него жена и трое детей.

     -  Я позабочусь о них,   - просто сказал дон Луис.

     Пришел доктор,  которому  оставалось  только  констатировать  смерть.  Пока

господин Демальон давал распоряжения о переносе тела, дон Луис отозвал доктора в

сторону.

     Не может быть сомнения, что агент Веро отравлен. На кисти  руки  есть  след

укола, это место очень воспалено. Укол сделан булавкой или  пером,  недостаточно

глубокий, поэтому смерть последовала лишь через несколько часов.

     Тело унесли,  в  кабинете  остались  лишь  пятеро  приглашенных.  Секретарь

посольства и атташе вскоре удалились,  считая  свою  миссию  выполненной.  Перед

уходом они поприветствовали дона Луиса, горячо восхищаясь его проницательностью.

Теплым рукопожатием простился со своим бывшим подчиненным полковник д'Астриньяк.

Метр Лемертюм и Перенна тоже направились к дверям, когда в комнату быстро  вошел

господин Демальон.

     -  А, вы здесь еще, дон Луис Перенна, тем лучше. Мне пришла в  голову  одна

мысль. Скажите, вы уверены, что эти буквы на блокноте  - это слог ФО?

     -  По-видимому, господин префект. При том "Ф"  как  будто  прописная.  Надо

думать, что это начало имени собственного...

     -  В самом деле... И вот что странно... впрочем проверим.

     Он поспешно перебрал письма, лежащие на столе.

     -  Вот!   - Он прежде всего взглянул на подпись.   - Вот! Я  так  и  думал:

Фовиль, начальный слог тот же. Фовиль, просто без имени. Ни  числа,  ни  адреса.

Написано, как будто в лихорадке, дрожащей рукой.

     И префект прочел вслух:

 

     "Господин префект!

     Страшная опасность угрожает мне и моему сыну. Смерть приближается.  Сегодня

ночью, завтра утром, в крайнем случае, у  меня  в  руках  будут  все  данные  об

ужасном заговоре. Прошу разрешения доставить их вам. Мне нужна  ваша  защита,  я

прошу вашей помощи.

     Примите и прочее.

     Фовиль".

 

     -  Сомнения быть не может. В эту ночь должно  совершиться  убийство  именно

Фовиля и его сына. Но это  имя  такое  распространенное,  что  невозможно  будет

выяснить все вовремя. Я поставлю всех на ноги, но данных у нас нет никаких.

     -  О, господин префект, умоляю вас, возьмите это  дело  в  свои  руки.  Ваш

авторитет, ваш опыт...

     Он не успел докончить, как в комнату вошел секретарь с визитной карточкой в

руке.

     -  Господин префект, этот господин настаивает, так настаивает...

     Взглянув на карточку, префект с радостным  восклицанием  протянул  ее  дону

Луису, который прочитал:

     "Ипполит Фовиль, инженер, 14 бис, бульвар Сюше".

     -  Как видите, все нити этого дела сосредотачиваются у  меня  в  руках,   -

сказал  префект.     -  Очевидно,  мне  в  самом  деле  придется  заняться   им.

Обстоятельства так благоприятствуют нам. Если этот господин один из  наследников

семьи Гуссель...

     Дверь кабинета открылась, и в  комнату  быстро  вошел,  оттолкнув  курьера,

пожилой человек.

     -  Агент... агент Веро,   - бормотал он,   - умер. Мне сказали...

     -  Да, месье, он умер.

     -  Поздно! Опоздал!   - шептал они, упав в кресло, зарыдал.   - О, негодяи!

Негодяи!

     От лба, изборожденного морщинами, начинался лысый череп. Нервный тик дергал

подбородок. Это был человек лет пятидесяти, очень бледный, болезненного вида,  с

запавшими щеками.

     -  О ком вы говорите, месье?   - спросил его префект.   - О тех, что  убили

агента Веро? Не можете ли вы дать нам показания?

     Ипполит Фовиль покачал головой.

     -  Нет, нет... пока это ни к чему не привело бы.

     Он поднялся.

     -  Господин префект, я напрасно побеспокоил вас.  Но  я  хотел  знать...  Я

надеялся, что агент Веро ускользнул. Его показания в связи с моими были бы очень

ценными. Может быть, он успел предупредить?

     -  Нет. Он говорил, правда, что сегодня в ночь...

     Ипполит Фовиль содрогнулся.

     -  Сегодня? Нет, нет, это невозможно  - они  ничего  не  могут  сделать  со

мной, они не готовы.

     -  Однако Веро утверждал...

     -  Нет, господин префект, в этом  он  ошибся.  Мне  лучше  знать...  Завтра

вечером не раньше. И мы захватим их на месте. Ах, негодяи!

     Дон Луис подошел к нему.

     -  Вашу мать звали Эрмелина Гуссель, не правда ли?

     -  Да, она умерла.

     -  Из Сент-Этьена?

     -  Да. К чему эти вопросы?

     -  Господин префект разъяснит вам впоследствии.

     Затем дон Луис протянул коробочку с плиткой шоколада.

     -  Эта плитка шоколада и след зубов на ней что-нибудь говорят вам?

     -  О!   - глухо произнес инженер.   - Какая низость! Где Веро нашел это?

     Он снова пошатнулся, но быстро овладел собой и направился к дверям.

     -   Ухожу,  господин  префект,  ухожу...  Завтра  я  вам  все  открою.  Все

доказательства будут у меня в руках... И вы защитите меня. Я стар, но имею право

на жизнь... и мой сын тоже... и мы будем жить! О, негодяи!

     Он выбежал, шатаясь, как пьяный.

     Господин Демальон поднялся, чтобы отдать кое-какие распоряжения.

     Дон Луис остановил его.

     -  Господин префект, разрешите мне заняться этим делом под  вашим  началом.

Завещание Космо Морнингтона возлагает на меня  эту  обязанность...  и  дает  мне

право на это. Враги Фовиля необычайно сильны и смелы.  Я  сочту  за  честь  быть

сегодня около него.

     Префект колебался. Он знал, что дон Луис Перенна заинтересован, чтобы никто

из наследников Морнингтона не был найден или, по крайней мере, не мог предъявить

свои права и таким образом стать между ним и миллионами. Откуда же такое желание

защитить Ипполита Фовиля от угрожающей ему опасности? Благородство? Или  высокое

чувство долга? Верность памяти друга? Несколько секунд Демальон  всматривался  в

лицо, дышащее решимостью, в умные глаза,  одновременно  иронические  и  наивные,

улыбающиеся и серьезные, глаза, которые смотрели искренне и открыто, и  ключа  к

разгадке этого интересного человека они не давали.

     В кабинет вошел секретарь.

     -  Бригадир Мазеру здесь, господин префект.

     -  Пусть войдет.

     Он обернулся к дону Луису.

     -  Бригадир Мазеру один  из  наших  лучших  агентов.  Он  будет  вам  очень

полезен.

     Вошел Мазеру. Это был небольшого роста человек, сухой и крепкий, с длинными

усами, тяжелыми веками, слезящимися  глазами.  Длинные,  без  всякой  курчавости

волосы придавали ему меланхолический вид. Префект вкратце объяснил  ему,  в  чем

дело и предложил действовать сообща с доном Луисом, который посвятит его во  все

подробности. Таким образом, дону Луису была предоставлена возможность  и  полная

свобода действий, префект полагался на его богатую прозорливость  и  инициативу.

Простившись с префектом и метром Лемертюмом, дон Луис  вышел  вместе  с  Мазеру.

Дорогой он рассказал своему спутнику все, что знал, и тот сразу уверовал  в  его

профессиональный талант и отдался под его руководство.

     Они решили пойти  прежде  всего  в  кафе.  Там  узнали,  что  агент  Веро -

постоянный посетитель кафе, писал в этот день  утром  длинное  письмо.  Официант

припомнил, что сосед Веро по столику также потребовал почтовую бумагу и два раза

посылал его за конвертами.

     -  Подмен писем, как вы и предполагали,   - сказал Мазеру.

     Официант описал соседа Веро достаточно подробно:  человек  высокого  роста,

слегка  сутулый,  каштанового  цвета  остро  подстриженная  бородка,  пенсне   в

черепаховой оправе на шелковом  шнурке  и  палка  черного  дерева  с  серебряным

набалдашником в виде головы лебедя.

     -  Этого полиции хватит,   - сказал Мазеру.

     Они собрались было уходить.

     -  Одну минуту,   - остановил дон Луис своего спутника.

     -  В чем дело?

     -  За нами следили.

     -  Это еще что такое? Однако...

     -  Пустяки. Я знаю, в чем дело и  предпочитаю  покончить  разом.  Подождите

меня, обещаю вам, что вы позабавитесь.

     Он вскоре вернулся с высоким худым господином с бакенбардами.

     -  Господин Мазеру, мой друг господин Кассерос, атташе  перуанской  миссии,

которому было поручено собрать данные, подтверждающие мою личность. Итак,  месье

Кассерос, вы меня искали?   - весело продолжал он.   - Мне так показалось, когда

я вышел из префектуры. О, месье Мазеру сама скромность: вы можете  говорить  при

нем. Кстати, он в курсе дела.

     Кассерос все еще колебался. Перенна усадил его против себя.

     -  Приступим прямо к делу, месье Кассерос! Я не боюсь называть вещи  своими

именами. Выигрываешь время. Итак, вам нужны деньги.  Вернее  говоря,  добавочные

деньги. Сколько?

     Перуанец еще раз оглянулся на спутника дона Луиса, потом он вдруг решился и

выпалил глухим голосом:

     -  Пятьдесят тысяч!

     -  А, черт возьми, какой же у вас аппетит!   - воскликнул дон Луис.   - Что

вы на это скажете, господин Мазеру? Пятьдесят тысяч  -  сумма  кругленькая!  Тем

более что... Припомним, друг Кассерос. Несколько лет тому  назад  я  имел  честь

познакомиться с вами в Америке и, поняв,  с  кем  имею  дело,  предложил  вам  в

течение трех лет оформить  мое  испано-перуанское  происхождение,  снабдив  меня

неоспоримыми документами  и  почтенными  предками.  Вы  согласились.  Цена  была

обусловлена: двадцать тысяч франков. На прошлой неделе, когда  господин  префект

затребовал мои бумаги, я зашел к вам. Все оказалось в  порядке.  Сговорившись  с

вами относительно того, что надо рассказать господину префекту, я  выплатил  вам

условленные двадцать тысяч франков. Мы квиты. Что же вам надо?

     Перуанский атташе принял самую непринужденную позу и спокойно заявил:

     -  Я заключил условие с легионером. Сейчас я имею дело с наследником  Космо

Морнингтона, который завтра получает миллион франков, а через месяц, быть может,

двести миллионов. Разница большая.

     -  А если я откажу вам?

     -  Я сообщу нотариусу и префекту, что произошла ошибка. Вы не только ничего

не получите, но и будете арестованы.

     -  Так же, как и вы!

     -  Я!

     -  Разумеется, за подлог и изготовление фальшивых документов.

     Атташе  умолк.  Его  длинный  нос  вытянулся  еще  больше  между   длинными

бакенбардами.

     -  Ну, Кассерос, полноте. Ничего вам не будет. Только не  пытайтесь  больше

обойти меня. Другие, потоньше вас, срывались. Куда уж вам! Ну, что, сдаетесь? Не

будете больше строить козни против прославленного Перенна? Прекрасно, прекрасно.

     С этими словами он вытащил чековую книжку.

     -  Вот вам чек еще на  двадцать  тысяч  от  наследника  Космо  Морнингтона.

Улыбнитесь же, благодарите и марш, не оборачиваясь, как дочери Лота!

     Атташе буквально исполнил приказание и выскользнул из кафе, не оглядываясь.

     -  Мразь!   - шепнул дон Луис.   - Что скажете на это, бригадир?

     Бригадир Мазеру смотрел на него, оторопев.

     -  Но позвольте, месье...

     -  Что такое, бригадир?

     -  Но, однако, кто же вы собственно такой?

     -  Разве вы не слыхали  - благородный перуанец или  благородный  испанец...

наверное, не знаю... короче дон Луис Перенна, бывший легионер...

     -  Вздор! Я только что слышал...

     -  ... Весь в орденах...

     -  Довольно! Идемте к префекту.

     -  Да дайте же закончить, черт возьми! Итак бывший легионер, бывший герой..

. бывший узник Сантэ... бывший  русский  князь...  бывший  начальник  полиции...

бывший...

     -  Да вы с ума сошли!   - выходил из себя бригадир.   - Что это за басни?

     -   Это  история,  подлинная  история...  Вы  спросили,  кто  я?  Вот  я  и

перечисляю. Хотите углубиться в еще более древние времена?

     Мазеру  схватил  своими  сильными  руками  слабые  как  будто  руки  своего

собеседника.

     -  Нечего  заливать  мне,  слыхали!  Уж  я  вас  не  выпущу.  В  префектуре

объяснимся.

     -  Ты потише, Александр.

     Слабые как будто руки легко высвободились  и,  в  свою  очередь,  захватили

сильные руки бригадира. Дон Луис смеялся, глядя ему прямо в лицо:

     -  Так ты не узнаешь меня, глупец?

     Бригадир Мазеру не отвечал, только глаза вытаращил еще больше. Он  старался

понять: голос, манера шутить, смелость, замаскированная ребячеством, ироническая

улыбка в глазах и самое имя Александр,   -  но  его  имя,  которым  его  называл

только один человек на свете. Возможно ли?

     -  Патрон... патрон...   - пролепетал он.

     -  Ну, разумеется.

     -  Да, нет же, не... ведь... вы умерли...

     -  Так что же из этого? Разве это мешает жить?

     Он положил руку на плечо Мазеру.

     -  Ты скажи, кто тебя зачислил на службу в полицейскую префектуру?

     -  Начальник полиции, господин Ленорман.

     -  А кто такой был Ленорман?

     -  Патрон.

     -  То есть Арсен Люпен, не так ли?

     -  Да.

     -  Так неужели ты  не  понимаешь,  Александр,  что  Арсену  Люпену  гораздо

труднее  было  быть  начальником  полиции,  чем  доном  Луисом   Перенна,   быть

легионером, героем и даже живым, будучи мертвым?

     Бригадир Мазеру молча оглядел своего собеседника, потом его печальные глаза

оживились, лицо вспыхнуло,  и  он  вдруг  ударил  кулаком  по  столу  и  сердито

заговорил:

     -  Пусть так! Но предупреждаю вас, на меня не рассчитывайте, нет.  Я  служу

обществу и намерен служить. Я привык жить по-честному, не хочу другого хлеба.

     Перенна пожал плечами.

     -  Ты глуп, Александр, на честных хлебах не поумнел. Кто же тебя совращает?

     -  А вся ваша затея...

     -  Моя затея? Да я-то тут причем? Два часа  тому  назад  я  сам  не  больше

твоего знал. С неба свалилось это  наследство,  а  с  ним  и  обязанность  найти

виновника смерти Космо Морнингтона, найти его наследников, защитить их и раздать

все двести миллионов, что им причитаются. Точка, конец. Это  ли  не  задача  для

честного человека?

     -  Да, но...

     -  Но выполнить ее можно не по-честному, хочешь  ты  сказать?  Так  слушай:

если ты, хоть и в лупу рассматривая, найдешь хоть что-нибудь предосудительное  в

моем поведении, какое-нибудь пятно на совести  дона  Луиса  Перенна,  можешь  не

колеблясь хватать меня за шиворот. Разрешаю, приказываю... Довольно с тебя?

     -  Не в том дело, довольно ли с меня, патрон. Есть и другие.

     -  То есть?

     -  Что, если вас поймают?

     -  Каким образом?

     -  Вас могут выдать.

     -  Кто?

     -  Старые товарищи.

     -  Я всех выпроводил из Франции.

     -  Куда?

     -  Это моя тайна. Тебя оставил в префектуре на случай, если мне понадобятся

твои услуги. И, как видишь, не ошибся.

     -  Но, если будет обнаружено, кто вы в действительности, вас арестуют.

     -  Не может быть.

     -  Почему?

     -  Да ты  же  сам  только  что  сказал.  Я  умер.  Вот  основание,  важное,

неустранимое.

     Мазеру задыхался. Аргумент сразил  его.  Он  почувствовал,  насколько  этот

аргумент мощный и забавный. И вдруг разразился безудержным хохотом, от  которого

комично передергивалось его меланхоличное лицо.

     -  О, вы верны себе, патрон! До чего смешно! С вами ли я? Ну, разумеется, с

вами! Вы умерли, похоронены, устранены! Вот так штука!

     Ипполит Фовиль, инженер, занимал на бульваре Сюше довольно обширный  отель,

к которому слева примыкал сад. В этом саду он выстроил  себе  большой  павильон,

служивший ему рабочим кабинетом. Дон Луис Перенна и Мазеру зашли  в  полицейский

комиссариат Пасси, и Мазеру, ссылаясь на свои полномочия, потребовал, чтобы  дом

инженера Фовиля этой ночью охранялся двумя  полицейскими,  которым  было  велено

задерживать всякого, пытающегося проникнуть туда. В  девять  часов  дон  Луис  и

Мазеру стояли у главного входа в отель.

     -  Александр,   - сказал Перенна,   - ты не боишься? Ведь, защищая инженера

Фовиля и его сына, мы идем против людей, сильно заинтересованных в их гибели,  и

людей, которые, видимо, промаха не дают.

     -  Не знаю,   - ответил Мазеру,   - не струхну ли я когда-нибудь вообще, но

знаю наверняка, что при одном условии мне ничего не страшно.

     -  Это при каком?

     -  Когда я с вами.

     Он решительно позвонил.

     Ипполит Фовиль  принял  их  у  себя  в  кабинете.  Стол  был  весь  завален

брошюрами, книгами, бумагами. На двух высоких рамах  размещены  были  рисунки  и

чертежи, в двух витринах  - модели из слоновой  кости  и  стали   -  изобретения

инженера.

     У одной из стен стоял широкий диван. Напротив  винтовая  лестница  вела  на

балкончик, огибающий всю комнату. На потолке электрическая люстра, на  столе   -

телефон. Мазеру немедленно пояснил, что префект тревожится  и  просит  господина

Фовиля принять все меры предосторожности, которые они найдут  нужным  предложить

ему.

     Фовиль был, видимо, недоволен.

     -  Я сам принял меры, господа, и боюсь, что ваше вмешательство  может  лишь

повредить делу, возбудив подозрение у моих врагов. Завтра, завтра я все  объясню

вам.

     -  А если завтра будет поздно?  Агент  Веро  определенно  сказал  секретарю

господина Демальона, что двойное убийство должно совершиться сегодня в ночь.

     -  Сегодня!   - гневно воскликнул Фовиль.   - А я утверждаю,  что  нет,  не

сегодня, я в этом уверен... и вы не знаете того, что знаю я.

     -   Но  агент  Веро  знал,  быть  может,  то,  что  не  знаете  вы.  Лучшее

доказательство того, что его боялись, что за ним следили, это то, что его убили.

     Ипполит Фовиль заколебался. Перенна стал настойчивее, и,  наконец,  Фовиль,

хотя и неохотно, согласился предоставить им возможность действовать.

     -  Но не намерены же вы остаться здесь на ночь?

     -  Напротив, намерены.

     -  Да ведь это нелепо! Пустая трата времени! В худшем случае... Вы еще что-

то хотите знать?

     -  Кто живет в отеле?

     -  Моя жена на первом этаже.

     -  Мадам Фовиль ничего не угрожает?

     -  Да, только мне и сыну. Вот почему я и перешел из спальни в  эту  комнату

под предлогом срочной работы, при которой мне нужна помощь сына.

     -  Значит и он здесь?

     -  Он наверху, в маленькой комнате, которую я устроил для него.  Проникнуть

туда можно только по этой лестнице. Он уже спит.

     -  Сколько ему лет?

     -  Шестнадцать.

     -  Но раз вы переменили комнату, значит, вы боитесь нападения? Где же  ваши

враги? В отеле? Кто-нибудь из слуг?

     -  Завтра, завтра,   - упрямо повторял Фовиль.

     -  Но почему не сегодня?

     -  Потому, что мне нужны доказательства, иначе будет хуже... и  я  боюсь...

боюсь...

     Он в самом деле дрожал и был так жалок, что дон Луис больше не настаивал.

     -  Хорошо,   - сказал он,   - но я все-таки попрошу у  вас  разрешения  для

себя и для своего товарища провести ночь вблизи вас, чтобы вы могли позвать  нас

в случае необходимости.

     -  Как вам угодно. Быть может, это и к лучшему.

     Раздавшийся стук в дверь предупредил  о  приходе  мадам  Фовиль.  Это  была

женщина лет тридцати  - тридцати пяти, красивая  какой-то  лучезарной  красотой,

такое впечатление создавали ее голубые глаза, пышные  вьющиеся  волосы,  все  ее

лицо, маловыразительное, но прелестное.  Она  приветливо  кивнула  головой  дону

Луису и Мазеру. На ней было широкое вечернее манто из тяжелого шелка,  накинутое

на бальное платье, открывающее прекрасные плечи и шею.

     Муж с удивлением спросил ее:

     -  Как, ты выезжаешь сегодня?

     -  Но ведь ты сам просил меня заехать на вечер к мадам д'Эрзингер? А  перед

тем я побываю в опере, меня пригласил к себе в ложу Овераки.

     -  Ах, в самом деле, я и забыл! Я так заработался.

     -  Ты не заедешь за мной к д'Эрзингерам? Это доставило бы им удовольствие.

     -  Зато мне ни малейшего... Нет, я слишком плохо себя чувствую.

     Она красивым жестом запахнула манто и еще  немного  постояла,  как  бы  ища

слова. Наконец сказала:

     -  А где же Эдмонд? Я думала, что он работает с тобой?

     -  Он устал.

     -  И лег уже?

     -  Да.

     -  Я хотела бы поцеловать его.

     -  К чему? Ты только разбудишь его. Да  вот  и  автомобиль...  Иди,  милая,

веселись...

     -  О! Веселиться! В опере и на вечере.

     -  Все же лучше, чем сидеть у себя в комнате.

     Наступило неловкое молчание.

     Чувствовалось, что супружество это недружное и что муж  - человек  больной 

- враг светских развлечений, которые жену могут привлекать.

     Мадам Фовиль вышла,  поклонившись  двум  посетителям.  Тотчас  после  этого

послышался шум автомобиля. Ипполит  Фовиль  позвонил  и  велел  вошедшему  слуге

приготовить все на ночь. Тот постелил на большом диване постель, принес графин с

водой, тарелку с пирожными и вазу с фруктами. Господин Фовиль  погрыз  пирожное,

потом разрезал яблоко и отложил его. Оно было зеленое.  Очистил  и  съел  грушу.

Перенна, все отмечавший про себя, подсчитал, что в вазе  осталось  три  груши  и

четыре яблока.

     -  Эти господа ночуют здесь,   - сказал Фовиль лакею,   -  не  говорите  об

этом никому и не приходите утром, пока я не  позвоню.     -  Когда  лакей  ушел,

Фовиль поднялся по винтовой лестнице в комнату сына.

     -  Спит крепким сном,   - сказал он сопровождавшему его дону Луису.

     Комната была маленькая. Окно забито деревянными ставнями.

     -  Мне пришлось прибегнуть к этой мере  предосторожности  в  прошлом  году,

когда я производил в этой комнате кое-какие опыты,   - пояснил Фовиль и добавил 

- за мной ведь давно следят.

     Они вернулись в кабинет.

     Фовиль посмотрел на часы.

     -  Четверть одиннадцатого. Я очень устал. Прошу извинить меня.

     Было решено, что Перенна и Мазеру расположатся в  коридорчике,  соединяющем

кабинет с вестибюлем отеля. Они поставили  себе  два  кресла  и  собирались  уже

пройти туда, как вдруг Ипполит Фовиль, до сих  пор  прекрасно  владевший  собой,

слегка вскрикнул. Обернувшись к нему, дон Луис увидел, что он весь дрожит как  в

лихорадке, и пот струится у него по лицу.

     -  Что с вами?

     -  Мне страшно... мне страшно...

     -  Это безумие! Ведь мы же с вами!

     -  Мы готовы даже ночь провести у вашего изголовья.

     Инженер вцепился руками в плечо дона Луиса и зашептал:

     -  Вы думаете  - будь  вас  хоть  десять,  хоть  двадцать  человек   -  это

помешает им? Они все могут... Вы понимаете? Все могут!  Они  убили  Веро...  Они

убьют меня... убьют моего сына. О, негодяи! Боже, сжалься!  Какой  ужас!  Как  я

страдаю.

     Он упал на колени и бил себя в грудь, повторяя:

     -  Сжалься! Сжалься!

     Потом вдруг вскочил на ноги  и  потащил  Перенну  к  одному  из  стеклянных

шкафчиков. Легко отодвинув его в сторону, он указал на вделанный в  стену  сейф,

вынул из кармана ключ и открыл его. На одной из полок лежала среди бумаг толстая

тетрадь в клеенчатом переплете, перехваченная резинкой.

     -  В этой тетради вся моя история, день за днем записанная... Мои сомнения.

.. потом уверенность. Этого достаточно,  чтобы  уличить  их,  поймать...  вы  не

забудьте. Я положу тетрадь на место.

     Он понемногу успокаивался. Поставил шкафчик  на  прежнее  место,  привел  в

порядок бумаги на столе, зажег лампочку у дивана и выключил люстру. Дон Луис тем

временем обошел комнату и осмотрел железные ставни на окнах. Он обратил внимание

на вторую дверь, напротив входной.

     -  Она выходит в сад,   - пояснил инженер.   - Этой дверью  иногда  ко  мне

ходят постоянные клиенты.

     -  Хорошо ли она заперта?

     -  Убедитесь сами. Замок обыкновенный и замок английский, ключи так же, как

и ключ от садовой калитки, вот на этом кольце.

     Дон Луис,  не  задумываясь,  взял  ключи,  открыл  дверь  и  по  ступенькам

спустился в сад. Обогнув узкую клумбу с цветами, он подошел к калитке, она  была

запертой. За увитой плющом решеткой были видны силуэты двух полицейских.

     -  Все в порядке,   - объявил он вернувшись.   - Вы можете быть спокойны.

     -  До завтра,   - сказал инженер, провожая дона Луиса и Мазеру. Кабинет  от

коридора отделяла двойная  дверь,  притом  обитая  войлоком,  затянутая  сукном.

Дверь, ведущая из коридора в вестибюль, была завешена портьерой.

     -  Можешь спать,   - сказал Перенна своему товарищу,   - я  посторожу.  Мы,

правда, приняли все меры предосторожности, но ты слышал, что предсказывал  Веро?

Считал ли ты его способным поднимать шум из-за пустяков?

     -  Нет, патрон.

     -  Значит, надо быть начеку.

     Они обменялись еще несколькими словами, после чего Мазеру уснул.  Дон  Луис

сидел неподвижно, чутко  вслушиваясь.  В  отеле  стояла  тишина.  Снаружи  порой

доносился шум автомобиля или дребезжание фиакра.

     Дон Луис несколько раз поднимался и подходил к дверям  кабинета.  Там  тоже

было тихо.

     "Прекрасно,   - думал он,     -  доступ  со  стороны  бульвара  охраняется.

Проникнуть в кабинет можно  было  бы  только  этим  коридором.  Значит,  бояться

нечего".

     В два часа утра перед домом остановился автомобиль, с заднего  входа  вошел

кто-то из слуг. Перенна выключил в коридорчике свет и слегка отодвинул портьеру;

по коридору прошла мадам Фовиль в сопровождении лакея Сильвестра. Она  поднялась

по лестнице, свет на лестнице погас.  С  полчаса  еще  наверху  слышались  шаги,

голоса. Потом все затихло.

     И в этой тишине Перенна вдруг  почувствовал,  что  в  душу  ему  неизвестно

почему заползает тоска. Тревога охватила его настолько сильно, что он  распахнул

дверь в кабинет и с электрическим фонарем в руках направился к  дивану.  Ипполит

Фовиль спал, повернувшись лицом к стене. Они оба перешли в  кабинет,  и  Перенна

слегка задремал, продолжая, однако, отдавать себе отчет во всем, что  происходит

кругом.

     Он слышал, как били часы, и каждый раз считал удары. Спустя некоторое время

на улице началось движение, загромыхали тележки молочниц, просвистел пригородный

поезд. Зашевелились и в отеле. В щели ставней начал пробиваться  свет,  разгоняя

царивший в комнате мрак.

     -  Уйдем отсюда,   - сказал Мазеру,   - не надо, чтобы он видел нас.

     -  Тише,   -  сказал  дон  Луис,  останавливая  его,     -  ты  его  только

разбудишь.

     -  Вы видите  - он не просыпается,   - не понижая голоса  возразил  Мазеру.

 -В самом деле...

     Та же безымянная тоска снова овладела доном Луисом. Но он не хотел,  он  не

решался еще раз отдать самому себе отчет в том, чем она вызвана.

     -  Что с вами, патрон? Вам не по себе, как будто?

     -  Ничего... ничего... мне страшно...

     Мазеру вздрогнул.

     -  Совсем так, как он вчера говорил...

     -  Да... да... и причина одна.

     -  Что такое?

     -  Ты не понимаешь... не понимаешь, что я задаю себе вопрос, уж не умер  ли

он?

     -  Вы с ума сошли, патрон?

     -  Не знаю... но... у меня такое впечатление...

     С фонариком в руке сидел он у постели, и  никогда  и  ничего  на  свете  не

боявшийся не решался осветить лицо Ипполита Фовиля. Наконец,  сделав  над  собой

усилие, он подошел вплотную к дивану. Взял Фовиля за руку. Рука была ледяная.  К

дону Луису разом вернулось самообладание.

     -  Окно!   - крикнул он,   - открой окно!

     И когда свет хлынул в комнату,  они  увидели  распухшее,  покрытое  темными

пятнами лицо Ипполита Фовиля.

     -  Он умер,   - тихо сказал дон Луис.

     -  Громы небесные! Громы небесные!   - бормотал растерянный Мазеру.

     Минуту, другую они стояли ошеломленные. Потом Перенна бросился к  лестнице,

в несколько прыжков взбежал наверх в мансарду. На кровати лежал вытянувшись вниз

лицом Эдмонд  - сын Фовиля  - он тоже был мертв. Никогда, пожалуй, за  всю  свою

богатую приключениями жизнь Перенна не получал такого удара. Он долгое время был

не в состоянии произнести хотя бы слово, сделать хотя бы движение.

     Отец и сын  - оба были убиты в течение  этой  ночи.  Несколько  часов  тому

назад. Убиты при помощи какого-то яда, введенного уколом, как был убит Веро, как

был убит Космо Морнингтон. Убиты несмотря на то, что дом охранялся и все  выходы

были заперты!

     -  Убит, убит, а я здесь, я, Люпен! Убит на глазах у меня, а  я  ничего  не

видел. Возможно ли? Поклянемся же, Мазеру, что мы не успокоимся до тех пор, пока

убийцы Ипполита Фовиля и его сына не будут отданы в руки правосудия. А  пока  за

дело! Телефонируйте немедленно в префектуру. Господин Демальон явится сюда  сам.

Ему придется взять на себя печальную миссию сообщить мадам Фовиль ужасную весть.

Скорей!

     -  Погодите, патрон! Вы забываете об одной вещи, которая может очень помочь

нам.

     -  О чем это?

     -  О клеенчатой тетради в сейфе.

     -  Ты прав! Ключи, кажется, на столе.

     Мазеру отодвинул шкафчик и вложил ключ в замок.  Дон  Луис  с  лихорадочным

волнением следил за ним. Наконец-то они  проникнут  в  эту  таинственную  драму.

Мертвые выдают своих палачей. Мазеру рылся обеими руками в бумагах.

     -  Что так долго? Давай ее сюда, Мазеру.

     -  Нельзя дать ее, патрон.

     -  Почему?

     -  Она исчезла.

     Исчезла клеенчатая тетрадь, которую при них положил в сейф инженер!

     Мазеру покачал головой.

     -  Значит, они знали о ее существовании.

     -  Мало ли, что они еще знают. Эти молодцы довольно еще работы зададут нам.

Тем больше оснований не терять время. Ступай, телефонируй.

     Дон Луис ходил взад и вперед по  комнате,  рассматривая  разные  вещи,  как

вдруг взгляд его упал на вазу с фруктами: в ней осталось всего три яблока.

     -  Съел он четвертое,   - прошептал дон Луис,   - странно, ведь  он  нашел,

что они неспелые...

     Он сел к столу, опустил голову на руки и через некоторое время сказал:

     -  Преступление совершено ровно в половине первого.

     -  Почему вы это предполагаете, патрон?

     -  Убийца или убийцы господина Фовиля, перебирая  вещи  на  столе,  свалили

часы господина Фовиля, они подняли и положили их на место, но часы остановились.

Они показывают половину первого.

     -  Но как же эти черти могли проникнуть сюда?

     -  Вот через эту дверь из сада, а в сад  - с бульвара Сюше.

     -  У них, значит, были ключи?

     -  Подобрали, очевидно.

     -  А полицейские, что охраняли дом?

     -  Ты знаешь ведь, как это делается: ходят себе взад и вперед, не  думая  о

том, что в сад прекрасно можно забраться за их спиной.

     Бригадир Мазеру был, видимо, ошарашен.

     -  Какая смелость, какой тонкий расчет!

     -  До чего же ловкий народ,   - сказал он наконец.

     -  Да, бой будет ожесточенный! Какая у них сила натиска!

     К телефону подошел господин Демальон,  и  Мазеру  начал  излагать  ему  ход

событий. Тем временем дон Луис, легко открыв оба замка, вышел  в  сад  с  тайной

надеждой найти там следы, которые облегчили бы задачу поимки преступников. По ту

сторону решетки, как и ночью, спокойно прохаживались от одного фонарного  столба

к другому два полицейских. Они не обратили внимание на него и, по-видимому, были

вообще равнодушны к тому, что происходило или могло происходить в отеле.

     "Вот в чем моя главная ошибка,   - подумал Перенна,    -  нельзя  возлагать

важную миссию на людей, которые и не подозревают о том, что она важна".

     Внимательно все осматривая, он увидел на гравии следы, хотя и  недостаточно

отчетливые, чтобы можно было установить форму башмаков, но во  всяком  случае  и

этого было достаточно для того, чтобы  подтвердить  предположения  Перенна,  что

бандиты воспользовались именно этим путем.

     Еще несколько шагов, и дон Луис нагнулся с радостным восклицанием:  у  края

дорожки, под пышным кустом рододендрона, он  увидел  что-то  красное.  Четвертое

яблоко, на отсутствие которого  в  вазе  он  только  что  обратил  внимание.  Он

осмотрел яблоко.

     -  А!   - вздрогнул он,   - возможно ли?

     Он не хотел верить своим глазам. Тот, кто взял  яблоко  из  вазы,  надкусил

его, бросил, так как оно оказалось слишком кислым, и на яблоке остался отпечаток

зубов!

     -  Возможно ли! Что один из них допустил подобную оплошность! Он, вероятно,

выронил яблоко случайно и не сумел его найти в темноте.

     Дон Луис тщательно искал объяснения. Но факт был  налицо:  два  ряда  зубов

полукругом прорвали тонкую кожицу и дальше на белой мякоти оставили определенный

правильный след. Шесть зубов вверху, нижние сливались.

     -  Зубы тигра,   - шептал Перенна, не отводя  глаз  от  яблока.     -  Зубы

тигра! Те же, что отметили плитку шоколада Веро?

     Какое совпадение! Случайно ли? Не следует ли предположить, что тут  одно  и

то же лицо?

     Он колебался несколько секунд. Сохранить ли это вещественное доказательство

только для себя, для того  частного  следствия,  которое  он  решил  вести?  Или

предоставить правосудию самому использовать его? Но при  прикосновении  к  этому

яблоку в нем поднималось чувство какого-то физического отвращения и он  отбросил

его в сторону, повторяя про себя:

     -  Зубы тигра! Зубы тигра!

     Вернувшись в кабинет, дон Луис запер двери в сад, положил ключи на  стол  и

обратился к Мазеру.

     -  Ты говорил с префектом?

     -  Да.

     -  Он приедет сюда?

     -  Да.

     -  Он не велел тебе звонить комиссару в участок?

     -  Нет.

     -   Значит,  сам  позвонит.  Да,  что  это  с  тобой?  Клещами  надо  слова

вытаскивать? И как странно ты смотришь на меня. В чем дело? Ошарашила  тебя  эта

история? Да, брат! И префекту несладко. Тем более, что он немного  легкомысленно

доверился мне, и теперь у него потребуют объяснения,  причем  я  здесь?  Кстати,

надо, чтобы ты всю ответственность за то, что мы делали, взял на себя.  Тебе  же

лучше. И не вздумай сознаваться, что ты засыпал хотя бы на одну секунду.  А  мне

лучше уйти. Если я понадоблюсь префекту,  пусть  позвонит,  я  буду  у  себя   -

площадь Пале-Бурбона. А присутствовать при следствии мне не подобает.

     Он направился к дверям.

     -  Одну минутку,   - воскликнул Мазеру и преградил ему  дорогу.     -  Одну

минуту! Я не согласен с вами. Я считаю, что вы должны дождаться префекта.

     -  А какое мне дело, что ты считаешь?

     -  Может и никакого, только вы не пройдете.

     -  Да ты что болен, Александр?

     -  Послушайте, патрон,   - размяк вдруг Мазеру.    -  Умоляю  вас.  Ну  что

удивительного, если префект хочет повидать вас?

     -  А, так это префект хочет! Ну, скажешь ему, что я у  него  на  службе  не

состою. И хоть бы сам Наполеон пытался преградить мне путь... Довольно,  однако,

проваливай.

     -  Вы не пройдете.

     -  Александр, сосчитай до десяти...

     -  Хоть до ста, но вы не пройдете...

     -  А-а! Черт! Надоело!

     Он схватил Мазеру за плечи, отбросил его к дивану и открыл дверь.

     -  Стойте или я буду стрелять!

     Мазеру стоял с револьвером в руке с неумолимым выражением лица.

     Дон Луис остановился пораженный. Наведенное дуло револьвера не  производило

на него никакого впечатления. Но каким образом Мазеру, его  давнишний  сообщник,

его горячий последователь, его преданный слуга, рискнул на подобные вещи?

     Он подошел к нему и мягко коснулся вытянутой руки.

     -  Префект приказал, да?

     -  Да,   - прошептал сконфуженный бригадир.

     -  Задержать меня до его приезда?

     -  Да.

     -  И, если попытаюсь уйти, применить все средства, вплоть до пули в лоб?

     -  Да.

     Перенна подумал немного, потом спросил серьезно:

     -  И ты бы выстрелил, Мазеру?

     -  Да, патрон.

     Перенна посмотрел на него без гнева, ласково, ему  нравилось,  что  прежний

его сообщник настолько воодушевлен чувством долга и так покорен дисциплине. Даже

его восхищение прежним господином,  его  почти  животная  привязанность  к  нему

отошли на второй план.

     -  Я не сержусь, Мазеру. Даже хвалю тебя. Но объясни мне, почему префект...

     Бригадир молчал, но глаза у него были такие печальные, что дон  Луис  вдруг

понял.

     -  Нет!   - воскликнул он.   - Нет! Это нелепо. Неужели ему в голову пришла

такая мысль? И ты, Мазеру, мог подумать?

     -  О, я, патрон, верю вам так же, как самому  себе!  Вы  не  убивали...  Но

бывают положения... стечение обстоятельств...

     Дон Луис задумался.

     -  Да, ты прав...  Стечение  обстоятельств.  Как  это  я  не  подумал:  мои

отношения с Космо Морнингтоном, приезд в Париж к самому дню оглашения завещания,

настойчивое желание провести ночь  здесь,  самый  факт,  что  со  смертью  обоих

Фовилей миллионы, вероятно, достанутся мне... Да, он тысячу раз  прав,  господин

префект... Мне крышка...

     -  Что вы, патрон?

     -  Не мне, как Арсену Люпену, с этой стороны я неуязвим,    -  а  мне,  как

дону Луису Перенна, честному человеку, наследнику Морнингтона и  прочее.  Но  до

чего глупо, кто же найдет убийцу, если меня упрячут в тюрьму?

     Перед домом остановился автомобиль, другой.

     -  Они. Есть одно средство: не говори, что ты спал, Александр.

     -  Невозможно, патрон.

     -  Трижды идиот,   - проворчал дон Луис.   - Можно на  всю  жизнь  получить

отвращение к честности, побывав с тобой. Так как же быть?

     -  Найдите преступника, патрон, иначе дело ваше плохо. Несомненно.

     Два полицейских преградили ему путь.

     -  Не приказано выпускать.

     -  Не везет мне,   - рассмеялся Перенна,   -  всю  ночь  просидел  здесь  и

смертельно хочу есть.

     Один из полицейских подозвал Сильвестра и сказал ему  несколько  слов.  Тот

исчез и тотчас вернулся с рогаликами на тарелке.

     "Так,   - подумал дон Луис, взяв рогалик. Доказательство налицо, я  заперт.

Мне это надо было знать. Нельзя сказать, чтобы господин Демальон очень  логичен.

Допустим, что он  хочет  задержать  Арсена  Люпена,  тогда  этих  славных  людей

недостаточно, а для дона Луиса Перенна  - они ни к чему,  потому  что,  обратись

дон Луис в бегство, он тем самым теряет куш Морнингтона.

     А потому сядем".

     Он опустился в кресло в коридоре и стал ждать дальнейших событий.

     В открытую дверь он видел, как судебные  чины  производили  дознание.  Врач

осмотрел трупы и обнаружил те же  признаки  отравления,  которые  накануне  были

обнаружены у Веро.

     После этого тела были унесены в две  соседние  комнаты.  Префект  прошел  к

мадам Фовиль. Дон Луис слышал, как он говорит следователю:

     -  Несчастная женщина! Она никак не могла понять, потом  упала  в  обморок.

Еще бы, муж и сын  - разом.

     Вслед за этим двери в кабинет  закрылись,  и  дон  Луис  больше  ничего  не

слышал.

     Часов в двенадцать Сильвестр  принес  ему  на  подносе  закусить.  И  снова

ожидание  - томительное и долгое. После завтрака  дознание  возобновилось.  Люди

ходили взад и вперед, слышались голоса. В конце концов это  ему  надоело.  Да  и

усталость взяла свое, и он уснул.

     Часа в четыре Мазеру разбудил его и зашептал:

     -  Ну что, нашли?

     -  Кого?

     -  Преступника.

     -  Это просто, как шоколад!

     -  Ну, слава богу!   - воскликнул весело Мазеру, не поняв шутки.  -Иначе...

     Мазеру провел дона Луиса в кабинет, там уже собрались: прокурор республики,

судебный следователь, два агента, три полицейских.  С  улицы  доносился  шум  и,

когда агенты выходили, чтобы выполнить какое-то  поручение  префекта,  слышались

голоса газетчиков, вопивших:

     -  Двойное убийство на бульваре Сюше. Любопытные подробности  агента  Веро!

Полиция в недоумении!

     Дверь захлопнулась, и водворилась тишина.

     "Мазеру прав,   - думал дон Луис.   - Я или другой! Если мне не удастся  из

того, что я увижу и услышу сейчас,  вывести  заключения,  которые  дали  бы  мне

возможность указать на некоторого таинственного X, сегодня  вечером  они  бросят

меня публике, как бросают кость своре собак. Внимание, Люпен!"

     Трепет предвкушения борьбы пробежал по нему, как всегда  перед  решительным

боем. А бой, что предстоял сейчас,  один  из  самых  серьезных,  пожалуй,  какие

приходилось ему выдерживать.

     Префект первый открыл военные действия. Он говорил прямо, без  обиняков,  с

суховатыми интонациями, и в  самих  манерах  его  не  было  и  следа  вчерашнего

добродушия.

     -  Милостивый государь, обстоятельства сложились  так,  что  вы,  наследник

Космо Морнингтона, провели здесь ночь, когда было совершено двойное убийство,   

- соблаговолите же нам изложить подробно, как было дело.

     -  Другими словами, господин префект,   - тотчас же парировал удар Перенна,

  - другими словами обстоятельства сложились так, что вы разрешили мне  провести

ночь здесь. И сейчас вы желаете узнать, совпадут ли мои показания с  показаниями

бригадира Мазеру?

     -  Да.

     -  Значит ли это, что моя роль внушает вам подозрения?

     Господин Демальон колебался. Он смотрел прямо в  глаза  дону  Луису,  и  их

открытое выражение произвело на  него  впечатление.  Тем  не  менее  он  коротко

сказал:

     -  Не вам задавать мне вопросы, месье.

     Дон Луис поклонился.

     -  Извольте же нам передать то, что вы видели и слышали.

     Дон Луис подробнейшим образом передал ему ход событий.  Господин  Демальон,

подумав, сказал:

     -  Один пункт требует разъяснения: когда вы вошли сюда в половине третьего,

вас ничего не навело на мысль, что господин Фовиль мертв?

     -  Нет, иначе бы мы с бригадиром Мазеру тотчас забили тревогу.

     -  Дверь в сад была закрыта?

     -  Очевидно, потому что мы сами открывали ее в семь часов утра.

     -  Каким же образом ее могли открыть убийцы?

     -  Подобранными ключами.

     -  Доказательства?

     -  У меня нет доказательств.

     -  Следовательно, пока противное не доказано,  нам  остается  предполагать,

что ее никто и не открывал и преступник находился в доме.

     -  Но, господин префект, здесь были только Мазеру и я!

     Наступило многозначительное молчание. Если и  могли  быть  сомнения  в  его

значении, то слова господина Демальона должны были рассеять их:

     -  Вы не спали ночью?

     -  Под утро только.

     -  А пока вы сидели в коридоре?

     -  Нет.

     -  А Мазеру?

     Дон Луис колебался секунду, но  можно  ли  было  рассчитывать  на  то,  что

несчастный и щепетильный Мазеру покривит душой? Он ответил:

     -  Бригадир Мазеру проспал два часа, до самого возвращения мадам Фовиль.

     Новое молчание, за которым крылось следующее:

     -  Итак, в продолжение этих двух  часов  вы  фактически  имели  возможность

пройти сюда и устранить Фовиля-отца и Фовиля-сына?

     Допрос продолжался, и круг все теснее смыкался  вокруг  Перенна.  Противник

вел бой с такой уверенностью, с  такой  силой  логики,  что  дон  Луис  невольно

восхищался им.

     "Черт возьми, как трудно защищаться, когда ты невиновен  - думал он.   -Вот

оба фланга мои опрокинуты, выдержит ли центр?"

     Посоветовавшись со следователем, господин Демальон снова заговорил:

     -  Что было в сейфе, который Фовиль открыл вчера перед вами и бригадиром?

     -  Куча бумаг и среди них исчезнувшая клеенчатая тетрадь.

     -  Вы не трогали этих бумаг?

     -  Бригадир Мазеру сказал, вероятно, что сейф открывал утром он.

     -  Вы совершенно не прикасались к сейфу?

     -  Совершенно не прикасался.

     Господин Демальон взглянул на следователя и покачал головой...  Было  ясно,

что тут какая-то ловушка, тем более, что Мазеру вдруг побледнел.

     -  Вы сами производили следствие, месье,   - продолжал господин Демальон,  

- и как детективу поставлю вам вопрос: что бы подумали,  если  бы  в  сейфе  был

обнаружен какой-нибудь предмет, бриллиант из  булавки,  например,  принадлежащий

лицу, проведшему здесь ночь? Что сказало бы вам такое совпадение?

     "Вот она, ловушка,   - подумал Перенна,   - ясно, что  они  нашли  в  сейфе

что-то, что считают мне принадлежащим. Но, так как я к сейфу  не  притрагивался,

пришлось бы предположить, что вещь эта  у  меня  похищена  и  положена  с  целью

скомпрометировать меня. Кто мог это сделать? Ведь я участвую в  деле  только  со

вчерашнего дня?"

     -  Итак, ваше мнение,   - настаивал префект.

     -  Такое совпадение, несомненно, устанавливало бы связь между  присутствием

данного лица в отеле и двойным  преступлением.  И  давало  бы  полное  основание

подозревать это лицо.

     -  Несомненно.

     Господин Демальон вынул из кармана комочек папиросной бумаги, развернул его

и поднял двумя пальцами маленький голубой камень.

     -  Мы нашли бирюзу в сейфе. Не может быть никакого сомнения, что она выпала

из кольца, которое вы носите на указательном пальце.

     Дон Луис в ярости заскрипел зубами.

     -  Ах, мерзавцы! Какая наглость! И как умно. Просто не верится.

     Он взглянул на кольцо. Крупная бледная бирюза  была  окружена  рядом  более

мелкой, но такой же бледной. Одной из них не  хватало.  Камень,  который  держал

господин Демальон, как раз пришелся в гнездо.

     -  Что вы скажете?   - спросил префект.

     -   Скажу,  что  этот  камень  из  моего  кольца,  подаренного  мне   Космо

Морнингтоном, когда я в первый раз спас ему жизнь.

     -  И вы согласны с нами  относительно  выводов,  какие  из  этого  надлежит

сделать?

     -  Да, господин префект, согласен.

     Дон Луис заходил по комнате.  И  по  движению,  которое  сделали  при  этом

полицейские, понял, что арест его  - дело решенное.

     Мазеру смотрел на него умоляющими глазами. Дон Луис улыбнулся.

     -  В чем дело?   - спросил префект, уже  совершенно  отказавшийся  от  того

невольно вежливого тона, каким говорил с ним в начале допроса.

     Перенна схватил  по  дороге  стул  и,  небрежным  движением  повернув  его,

опустился на него со словами:

     -  Побеседуем...

     В его голосе и манере была такая уверенность, что префект заколебался.

     -  Я не вижу...

     -  Сейчас увидите,  господин  префект.  Итак,  положение  ясно.  Вам  нужен

виновник во что бы то ни стало, вы боитесь ответственности за данное  мне  вчера

разрешение. Виновник вот он   -  я.  Улики  против  меня:  запертая  дверь,  сон

бригадира Мазеру, бирюза в сейфе. Улики, признаюсь, подавляющие. Особенно,  если

учесть, что я могу быть заинтересован в убийстве Фовилей,  как  наследник  Космо

Морнингтона. Прекрасно. Мне остается отдаться в руки правосудия или...

     -  Или...

     -  Найти преступника. Предоставьте мне  час  времени  и  свободу  действий,

господин префект. Ради обнаружения истины стоит потерпеть.

     -  Я жду.

     -  Бригадир Мазеру, соблаговолите сказать Сильвестру, что господин  префект

требует его.

     Господин Демальон кивнул головой Мазеру, который тотчас вышел.

     Дон Луис объяснил:

     -  Если в ваших глазах, господин префект, эта бирюза  - улика, то в моих  -

она важное указание. Она, очевидно, выпала вчера из кольца, упала  на  ковер,  и

кто-то подобрал ее, положил в сейф,  чтобы  скомпрометировать  нового  врага   -

меня. Кто же? Здесь было только четыре человека:  исключая  господина  Фовиля  и

бригадира Мазеру, третий  - лакей Сильвестр.

     Допрос Сильвестра закончился очень быстро, ему  удалось  доказать,  что  до

возвращения госпожи Фовиль он не выходил из кухни, где играл в карты с горничной

и другими слугами.

     Когда он повернулся к двери, чтобы уйти, дон Луис сказал ему:

     -  Сообщите мадам Фовиль, что господин префект желает поговорить с ней.

     Сильвестр вышел. Следователь и прокурор бросились к дону Луису.

     -  Да, что вы!   - воскликнул префект,    -  как  можете  вы  предполагать,

чтобы мадам Фовиль... как можно без всяких данных подозревать  жену  в  убийстве

мужа, мать  - в отравлении сына.

     -  Господин префект, мадам Фовиль   -  четвертое  лицо  из  бывших  в  этой

комнате вчера.

     -  Хорошо, но я не позволю вам задавать ей вопросы. Что вы хотите узнать от

нее?

     -  Только одно... Известны ли ей какие-нибудь члены семьи Гуссель помимо ее

мужа?

     -  Это зачем?

     -  Потому что в таком случае, как  наследники  Морнингтона,  заинтересованы

были бы в смерти они, а не я.

     -  Допустим,   - прошептал господин Демальон,   - но это при...

     В комнату вошла мадам  Фовиль,  все  такая  же  прелестная,  хотя  веки  ее

покраснели от слез и щеки  побледнели.  В  глазах  было  выражение  ужаса.  И  в

походке,  и  во  всех  движениях  сквозила   какая-то   неуверенность,   нервная

порывистость, которая пробуждала жалость.

     -  Присядьте, сударыня,   - почтительно сказал префект,   - прошу извинить,

что дела вынуждают меня побеспокоить вас. Но время дорого, и мы  должны  сделать

все, что в наших силах.

     Глаза ее снова наполнились слезами, и она рыдая проговорила:

     -  Если правосудие нуждается...

     -  Вы должны дать нам лишь небольшую справку. Мать вашего мужа  умерла,  не

правда ли?

     -  Да, господин префект.

     -  Она была родом из Сент-Этьена и фамилия ее до замужества была Гуссель?

     -  Да.

     -  У вашего мужа были братья или сестры?

     -  Нет.

     -  Значит, из потомков Элисабет Гуссель не осталось в живых никого?

     -  Никого.

     -  Но у Элисабет Гуссель было две сестры, не правда ли?

     -  Да, старшая Эрмелина  - эмигрировала, и ее  судьба  неизвестна.  Третья,

самая младшая, Арманда Гуссель  - моя мать.

     -  Как, что вы говорите?

     -  Я говорю, что мою мать звали Арманда Гуссель и  что  я  вышла  замуж  за

моего кузена, сына Элисабет Гуссель.

     Эффект  - чисто театральный!

     Таким образом, после смерти Ипполита Фовиля и  его  сына  наследство  Космо

Морнингтона должна была получить мадам Фовиль как единственная представительница

следующей ветви семьи Гуссель.

     Префект и следователь переглянулись и оба инстинктивно повернулись  к  дону

Луису. Тот сидел невозмутимо.

     -  У вас нет ни братьев, ни сестер, сударыня?   - спросил префект.

     -  Нет, господин префект.

     Единственная наследница миллионов Космо Морнингтона. Но ужасающая кошмарная

мысль угнетала судей: ведь она женщина  - мать Эдмонда Фовиля. Господин Демальон

следил за доном Луисом. Тот написал несколько слов на  карточке  и  протянул  ее

префекту. Прочтя написанное, префект подумал и снова обратился к мадам Фовиль:

     -  Сколько лет было вашему сыну Эдмонду?

     -  Семнадцать.

     -  Но вы так молодо выглядите...

     -  Эдмонд  - не мой сын, а пасынок  - сын покойной жены господина Фовиля.

     -  А, так Эдмонд Фовиль...   - префект не договорил.

     В несколько минут положение круто  изменилось.  Из  вдовы  и  матери  мадам

Фовиль силою обстоятельств превратилась в женщину, на которую падало  подозрение

и которую нужно внимательно опросить.  Хотя  внешность  ее  подкупала,  возникал

вопрос  - не она ли из корысти или по какой другой причине убила мужа и ребенка,

который был для нее только пасынком. Вопрос этот надо было разрешить.

     -  Вам знакома эта бирюза?   - спросил префект.

     Она взяла камень в руки и без малейшего смущения рассматривала его.

     -  Нет. У меня есть ожерелье из бирюзы, которое я никогда не ношу.  Но  там

камни крупней и другой формы.

     -  Камень этот из кольца одного знакомого нам лица, но он  найден  здесь  в

сейфе.

     -  Так разыщите же это лицо!   - встрепенулась она.

     -  Вот оно!   - префект указал на  дона  Луиса,  до  сих  пор  стоявшего  в

стороне.

     Она вздрогнула и, видимо, взволновалась.

     -  Но я видела этого господина здесь вчера вечером. Он и другой говорили  с

мужем. Надо допросить, узнать, зачем они приходили.  Вы  понимаете?  Ведь,  если

камень этот принадлежит одному из них, то...

     Инсинуация была очевидна, но как это было неловко сделано и играло на  руку

Перенна и его версии, что бирюза  была  подброшена  в  сейф  с  целью!  Господин

Демальон выразил желание посмотреть на бирюзовое ожерелье мадам Фовиль, и с этой

целью к ее горничной отряжен был Мазеру. Он  вернулся  с  большой  шкатулкой,  в

которой лежали разные драгоценности в футлярах и без футляров. Префект  осмотрел

ожерелье и хотел положить обратно, как вдруг у него вырвался возглас удивления.

     -  Что это за ключи?   - спросил он, показывая  на  два  ключа,  совершенно

такие же, что открывали дверь из кабинета в сад. Это открытие, видимо, ничуть не

смутило мадам Фовиль. Ни один мускул не дрогнул у нее в лице, и она бросила:

     -  Не знаю. Они давно там лежат.

     По приказанию Демальона Мазеру попробовал, не  подойдут  ли  они  к  двери.

Дверь отперлась.

     -  Да, припоминаю,   - сказала мадам Фовиль,   - это вторые ключи  от  этой

двери. Муж поручил мне хранить их.

     Слова эти были сказаны самым непринужденным  тоном,  как  если  бы  молодой

женщине и в голову не приходило, какую это создает улику против нее. Что значило

это спокойствие? Признак ли это абсолютной невиновности или  дьявольская  уловка

невозмутимой преступницы?

     Она в самом деле не понимала, какая разыгрывается драма, невольной героиней

которой являлась она сама? Или она, напротив, догадывалась,  какая  угрожает  ей

опасность? Но в таком  случае,  как  могла  она  так  опрометчиво  распорядиться

ключами?

     -  Вы были в опере вчера, сударыня?

     -  Да, а потом на вечере у своей приятельницы, мадам д'Эрзингер.

     -  Вы ездили в своем автомобиле?

     -  В оперу  - да. Оттуда я  отослала  шофера  и  велела  приехать  к  мадам

д'Эрзингер.

     -  А как же вы добрались из оперы?

     Мадам Фовиль впервые как будто осознала, что это настоящий допрос, и  видно

было, что ей стало не по себе.

     -  Я нашла автомобиль на площади Оперы.

     -  В двенадцать часов?

     -  Нет, в половине двенадцатого. Я не оставалась до конца.

     -  Вы торопились на вечер?

     -  Да, или впрочем...

     Она запнулась, щеки ее покрылись румянцем, губы дрогнули.

     -  К чему эти вопросы?

     -  Они необходимы, сударыня. Прошу вас отвечать. В котором часу вы приехали

к мадам д'Эрзингер?

     -  Не знаю... не помню...

     -  Вы прямо направились туда?

     -  Почти...

     -  То есть?

     -  У меня болела голова. Я приказала шоферу  медленно  подняться  по  авеню

Дюбуа и затем спуститься.

     Она путалась все больше и больше. Говорила  еле  слышно.  Наконец,  поникла

головой и замолчала. Это еще не было признание, но, казалось, что она не в силах

продолжать отстаивать себя. Все обстоятельства складывались не в ее пользу.  Она

защищалась так скверно, что было почти жаль ее.  Победа  над  ней  давалась  так

легко, что префекту было совестно настаивать. Он взглянул  на  дона  Луиса.  Тот

протянул ему клочок бумаги.

     "Телефон мадам д'Эрзингер".

     -  Ах, в самом деле... (он снял трубку) 25-04, Лувр. Алло! Кто у  телефона?

Дворецкий?  Господа  д'Эрзингеры  дома?  Нет?  Впрочем,  вы  сами  можете   меня

информировать. Говорит господин Демальон, префект полиции. В котором часу к  вам

вчера приехала мадам Фовиль?

     -  Как вы сказали? Уверены ли вы? В два часа? А уехала когда? Через  десять

минут?  Относительно  приезда  вы  не  ошибаетесь?  Так,  в  два  часа?  Хорошо.

Благодарю.

     Когда господин Демальон обернулся, он увидел перед  собой  мадам  Фовиль  с

выражением безумного ужаса  на  лице,  и  все  одновременно  подумали:  это  или

совершенно невинная женщина, или необычайная актриса, умеющая  делать  все,  что

угодно со своим лицом.

     -  Что все это значит?   - прошептала она.   - Объясните мне.

     Вместо ответа господин Демальон просто спросил:

     -  Что вы делали этой ночью между половиной двенадцатого и двумя часами?

     Роковой вопрос, означавший: если вы не  сумеете  объяснить  нам  этого,  мы

вправе заключить, что вы причастны к убийству мужа  и  пасынка.  Она  поняла  и,

пошатнувшись, простонала:

     -  Это ужасно... ужасно... Как могли вы подумать?

     -  Я пока ничего не думаю, вам стоит сказать слово.

     Казалось, слово это готово было сорваться у нее с языка. Но она вдруг упала

в кресло и разразилась рыданиями. Это  было  уже  признание.  По  крайней  мере,

признание в том, что она не может дать приемлемого ответа,  объяснения,  которое

бы положило конец допросу. Префект вполголоса беседовал с прокурором.

     Дон  Луис  задумался.  Совершенно  необычайное   совпадение   обстоятельств

говорило против мадам Фовиль. И была еще одна  последняя  улика,  которая  могла

подвести фундамент под все предположения  - надкушенное яблоко  в  саду.  Улика,

равносильная отпечатку пальцев. Дон Луис еще колебался и с  тревожным  вниманием

осматривал эту женщину, возбуждающую в нем  жалость  и  отвращение -женщину,  по

всей видимости, убившую своего мужа и его сына. Нанести ли решительный удар?  По

какому праву он возьмет на себя роль Немезиды? Что, если он ошибается?

     В это время к нему подошел господин Демальон.

     -  Что вы на это скажете?

     -  Я полагаю, господин префект, что если эта женщина виновата, она при всей

своей ловкости защищается невероятно неудачно.

     -  Иными словами?

     -  Иными словами она, надо думать, лишь орудие в руках своего сообщника.

     -  Какого сообщника?

     -  Вы помните, что муж  ее  несколько  раз  повторил  вчера  в  префектуре:

"Негодяи! Негодяи!". Возможно, что этот самый незнакомец с каштановой бородкой и

палкой с серебряным набалдашником, которого видели в кафе. Мазеру вам, наверное,

говорил.

     -  И, следовательно, задержав мадам Фовиль, мы  можем  добраться  и  до  ее

сообщника? Но, однако, задержать на основании одних подозрений, предположений...

Вы ничего больше не нашли?

     -  Ничего, но ведь я ограничился самым поверхностным осмотром.

     -  Зато мы обыскали здесь каждый уголок.

     -  А сад, господин префект?

     -  И сад тоже.

     -  Так же тщательно? Ведь убийцы прошлись по саду взад и вперед.

     -  Мазеру, вы бы занялись садом еще раз.

     Бригадир вышел. Перенна услышал, как префект говорил следователю:

     -  Хотя бы одну улику! Одну! Женщина эта  виновна...  очевидно...  миллионы

Космо Морнингтона... но, с другой  стороны...  взгляните  на  нее...  разве  она

похожа на преступницу и как она искренне страдает!

     Она продолжала рыдать, порой сжимая руки в бессильном возмущении. Вдруг она

зубами впилась в мокрый от слез батистовый платочек и разорвала его, как  делают

иногда на сцене актрисы. Перенна смотрел на  красивые,  белые,  немного  крупные

зубы и думал  - они или не они оставили след в мякоти яблока?

     Вернулся Мазеру. Он быстро  направился  к  префекту  и  подал  ему  яблоко,

найденное  под  плющом.  После  краткого  совещания  с  другими  чинами  префект

повернулся к мадам Фовиль. Развязка приближалась.

     -  Итак, вы не можете сказать нам,  как  вы  провели  сегодня  ночь,  мадам

Фовиль?

     Она сделала над собой усилие и прошептала:

     -  Нет, я... я... каталась в автомобиле... и гуляла... немного пешком...

     -  Впрочем, мы наведем справки  у  шофера  нанятого  вами  автомобиля,  его

нетрудно будет найти. А пока есть способ рассеять  неблагоприятное  впечатление.

Виновник или кто-то из участников преступления надкусил яблоко и  бросил  его  в

саду. Мы это яблоко нашли и просим вас проделать то же  самое  с  другим,  чтобы

положить конец всяким гипотезам, вас касающимся.

     -  О, если остановка за этим...

     Она схватила одно из трех яблок, лежавших в протянутой префектом вазе.

     Момент  был  решительный.  Если  отпечатки  будут  одинаковы,   неоспоримое

доказательство налицо.

     Поднеся яблоко ко рту, она вдруг остановилась, сильно охваченная страхом.

     Боялась ли она ловушки? Чудовищной случайности? Или не хотела  дать  врагам

орудие против себя? Во всяком случае уже этим колебанием она выдавала себя.

     -  Вы боитесь, мадам Фовиль?

     Она еще выше подняла руку. Сцена была трагическая и почти торжественная.

     -  А если я откажусь?

     -  Это ваше право. Но стоит ли? Я уверен, что ваш адвокат первый посоветует

вам...

     -  Мой адвокат?   - пробормотала она, поняв страшное значение этого ответа.

     И с тем, почти свирепым выражением лица, которое появляется  у  человека  в

минуту большой опасности, она сделала то, о чем ее просили.

     Белые зубы сверкнули и вонзились в яблоко.

     -  Вот, месье,   - она протянула яблоко Демальону.

     Он взял у следователя яблоко, найденное в саду, и положил оба яблока рядом.

Одно и то же восклицание вырвалось у всех склонившихся над столом.

     Следы зубов на том и на другом яблоках были одинаковы! Одинаковы!  Конечно,

решительное слово принадлежало экспертам. Но трудно  было  ошибиться,  настолько

сходны были два отпечатка.

     Никто не произнес ни слова. Господин Демальон поднял голову.  Мадам  Фовиль

не двигалась, смертельно бледная от ужаса, изумления и негодования, которые  эта

искуснейшая актриса умела симулировать у себя на лице, перед такой  убедительной

уликой! Следы зубов были одинаковы. Одни и те же зубы надкусили оба яблока!

     -  Мадам Фовиль,   - начал префект полиции.

     -  Нет! Нет!   - в припадке бешеной злобы крикнула она,   -  это  неправда,

это кошмар какой-то! Вы ведь не арестуете меня? Тюрьма! Это ужасно. Клянусь вам,

вы ошибаетесь.

     Она сжала голову руками.

     -  Ведь я не убивала. Я ничего не знаю. Мой муж и маленький Эдмонд, который

так любил меня... И зачем мне было убивать их? Мотив? Не убивают же так,  зря...

Отвечайте же!

     И вся во власти гнева она вскочила, потрясая кулаками.

     -  Палачи вы! По какому праву вы терзаете  женщину?  Какой  ужас!  Обвинить

меня... Арестовать... Палачи! Это все вы! Вы! (Она обернулась к дону  Луису).  Я

понимаю: вы были здесь ночью, почему же вас не арестуют? Ведь это были вы, а  не

я... Почему?

     Последние  слова  она  договаривала  еле  слышно.  Силы  изменили  ей,   и,

опустившись в кресло, она вновь залилась слезами.

     Перенна подошел к ней.

     -  Следы на обоих яблоках одинаковы. И то и другое надкушено вами.

     -  Нет.

     -  ... Но первое, может быть, не ночью, а вчера утром, например.

     Она забормотала:

     -  Ах да, ах да, возможно... Я как будто припоминаю...

     -  Не трудитесь припоминать, сударыня,    -  перебил  ее  префект.     -  Я

наводил справку у Сильвестра: он сам купил яблоки вчера вечером в восемь  часов.

Когда господин Фовиль лег спать, в  вазе  оставалось  четыре  яблока,  утром  их

оказалось только три. Найденное в  саду   -  четвертое,  и  надкушено  оно  было

сегодня ночью и на нем следы ваших зубов.

     Она лепетала:

     -  Это не я... не я... клянусь, клянусь также, что я  умру.  Лучше  смерть,

чем тюрьма, я убью себя... я убью себя.

     Сделав над собой усилие, она медленно поднялась на ноги, зашаталась и упала

на пол в глубоком обмороке.

     Пока ее приводили в чувство, Мазеру знаком подозвал дона Луиса.

     -  Удирайте, патрон!

     -  Разве запрет снят?

     -  Вы посмотрите, кто говорит с префектом. Только что вошел. Узнаете его?

     -   Ах,  черт  возьми,     -  прошептал  Перенна,  вглядываясь  в  большого

краснолицего человека, который не спускал с него глаз.

     -  Да, это Вебер, помощник начальника полиции. И он узнал  вас,  патрон,  с

первого же взгляда узнал Люпена! Он  на  это  мастер.  Его  не  проведешь.  И...

припомните, патрон, сколько вы ему штук устраивали,  уж  он  теперь  постарается

отыграться.

     -  Он уже сказал префекту?

     -  Разумеется. И тот отдал приказ, следить за вами.

     -  Ну что ж, ничего не поделаешь...

     -  Как ничего не поделаешь! Заметите след, ускользните от них.

     -  Каким образом? Ведь я отправляюсь к себе домой?

     -  После всего того, что произошло? Да разве вы не  понимаете,  что  и  без

того уже скомпрометированы? Скоро все будет против вас. Бросьте это дело.

     -  А убийцы Космо Морнингтона и Фовилей?

     -  Полиция займется ими.

     -  Ты глуп, Александр.

     -  Тогда обратитесь  снова  в  Люпена,  невидимого,  неуловимого  Люпена  и

поведите сами против них кампанию, но, бога ради, не  оставайтесь  доном  Луисом

Перенна. Это слишком опасно! Не принимайте участия  в  деле,  в  котором  вы  не

заинтересованы.

     -  Позволь! А двести миллионов? Раз в жизни  представился  случай  получить

такие деньги честнейшим путем... и отказаться?

     -  А если вас арестуют?

     -  Да я же умер.

     -  Умер Люпен. Перенна жив. Приказ категоричен: окружить дом, следить  день

и ночь. Уж Вебер постарается вас поймать.

     -  Вебер  ничего  не  сможет  сделать,  если  не  получит  распоряжения.  А

распоряжения он не получит. Префекту теперь придется  поддерживать  меня.  Да  и

дело это настолько сложное, нелепое, что никто, кроме меня, не справится с  ним 

- ни ты, ни Вебер, ни товарищи ваши. Буду ждать тебя, Александр.

     На следующий день официальная экспертиза  подтвердила  идентичность  следов

зубов на обоих яблоках и на шоколаде.

     Далее в полицию явился шофер таксомотора и рассказал,  что  его  наняла  на

площади Оперы дама с тем, чтобы он довез ее до начала  авеню  Дюбуа,  что  он  и

сделал. Там она вышла и отпустила его. При очной ставке с мадам Фовиль, шофер не

колеблясь узнал ее. Указанное им место находилось в пяти минутах ходьбы от отеля

Фовиль...

     В ту же ночь она ночевала в тюрьме  Сен-Лазар.  И  в  тот  же  день,  когда

репортеры собрали кое-какие сведения о следствии, узнали о следах зубов, не зная

еще о чьих зубах идет речь, появились две большие заметки об этом деле с теми же

самыми словами, какие употребил дон Луис Перенна, словами отмечающими  жестокий,

хищный, животный, так сказать, характер этого преступления: "Зубы тигра!"

 

 

     Глава 3

     ЖЕЛЕЗНАЯ ШТОРА

 

     Не только французы, но и вся Европа взволновалась,  когда  прошел  слух  об

этой серии преступлений  - четыре убийства, одно за  другим.  Космо  Морнингтон,

содержание его завещания  опубликовано  было  в  печати  два  дня  спустя  после

описания этих событий, инспектор Веро, инженер Фовиль и его сын Эдмонд. И одно и

то же лицо  сделало  одинаковый,  зловещий  укус,  по  непонятному  легкомыслию,

которое может быть объяснено лишь волей рока, оставив на месте преступления  эту

неопровержимую улику.

     И в самый трагический момент этой зловещей  истории  вдруг  выдвинулась  на

первый план необыкновенная фигура. Какой-то авантюрист, герой, поражающий  своим

умом и проницательностью, в несколько часов распутал часть нити интриги. Угадал,

что убит Космо Морнингтон, что убит инспектор Веро, взял  в  свои  руки  ведение

дознания, выдал правосудию чудовищное  создание  с  белыми  зубами.  Получил  на

другой день после этого чек на миллион франков и впоследствии получит, вероятно,

громадное состояние. Этого было достаточно, чтобы воскрес Арсен Люпен.

     В самом деле, толпа не  ошибалась,  интуиция  заменила  ей  анализ  фактов,

который мог бы подтвердить гипотезу воскресения, и она провозгласила:

     "Дон Луис Перенна  - это Арсен Люпен!"

     Были, конечно, сомневающиеся, но голоса их потонули в общей массе.

     Ходили рассказы о баснословной храбрости и беспримерной отваге  дона  Луиса

Перенна,  и  вокруг  его  имени  создавалась  целая  легенда.  Сверхчеловеческая

энергия,  исключительная  смелость,  необычайный  размах  фантазии,   любовь   к

приключениям,  физическая  ловкость  и   хладнокровие   странно   сближали   эту

таинственную личность с Арсеном Люпеном,  но  с  Арсеном  Люпеном  новым,  более

крупного калибра, облагороженным и очищенным его подвигами.

     Однажды, недели через две после двойного убийства на  бульваре  Сюше,  этот

необыкновенный человек,  привлекающий  к  себе  внимание  и  вызывающий  столько

толков, вставши поутру, обходил свой отель. Это был удобный  и  просторный  дом,

построенный в  восемнадцатом  веке  и  расположенный  в  начале  Сен-Жерменского

предместья на площади Пале-Бурбон. Он купил его со всей обстановкой  у  богатого

румына  - графа  Малонеско,  оставил  за  собой  всех  лошадей,  все  экипажи  и

автомобили, сохранил прежний штат прислуги и даже секретаря графа  - мадемуазель

Девассер, которая управляла этим  штатом,  принимала  посетителей,  журналистов,

антикваров, привлеченных богатством дома и репутацией его нового хозяина.

     Обойдя конюшни и гараж, дон Луис вернулся в дом, прошел к себе в кабинет и,

открыв одно из окон, поднял глаза.

     Там, под сильным наклоном, висело зеркало, отражающее часть площади.

     -  Так! Эти несчастные агенты тут, как тут. Две недели уже. Это  становится

скучным.

     Он пришел в дурное расположение  духа  и  неохотно  принялся  рассматривать

почту. Потом позвонил.

     -  Попросите мадемуазель Девассер принести мне газеты.

     По просьбе дона Луиса  она  отмечала  в  газетах  все,  что  имело  к  нему

отношение, кроме того, каждое утро подробно сообщала ему на  основании  газетных

данных о ходе следствия по делу мадам Фовиль.

     Всегда в черном, но с красивой фигурой и  изящными  манерами,  девушка  эта

была ему симпатична. Она держала себя с большим достоинством; лицо  у  нее  было

задумчивое, почти строгое, если  бы  не  непослушные  пряди  вьющихся  белокурых

волос,  окружавшие  ее  светлым  ореолом.  Тембр  голоса  у  нее   был   мягкий,

музыкальный,  и   Перенна   любил   слушать   его.   Немножко   заинтересованный

сдержанностью мадемуазель Девассер, он не задавался вопросом, что она  думает  о

нем, о его жизни, о том, что пишут в газетах о его таинственном прошлом.

     -  Ничего нового?   - спросил он, пробегая глазами заголовки: "Большевизм в

Венгрии", "Притязания Германии".

     Она  прочла  сообщения,  касающиеся  процесса   мадам   Фовиль.   Дело   не

продвигалось. Арестованная по-прежнему возмущалась, плакала, отрицала все.

     -  Нелепо,   - подумал он вслух.   - Никогда не видел, чтобы защищались так

неудачно.

     -  Но, если она в самом деле невиновна?

     Мадемуазель Девассер впервые сделала  замечание,  по  которому  можно  было

судить о ее взгляде на это дело.

     -  Вы считаете ее невиновной, мадемуазель?

     Она как будто хотела ответить. На мгновение маска невозмутимости на ее лице

дрогнула, словно под влиянием бушевавших в душе чувств. Но она  тотчас  овладела

собой и прошептала:

     -  Не знаю. У меня нет на это своего мнения.

     -  Возможно,   - сказал он, с любопытством всматриваясь в нее.    -  Но  вы

сомневаетесь, и сомнение было бы вполне уместно, если бы не эти следы  зубов   -

та же подпись... И она не может дать удовлетворительного объяснения.

     В самом деле, мадам Фовиль ничего не объясняла.  Полиции  же  не  удавалось

найти ее сообщников: человека в черепаховом пенсне и с  палкой  черного  дерева.

Тщетно также разыскивали и наследников кузена сестер Гуссель.

     -  Все?   - обратился дон Луис к мадемуазель Девассер.

     -   Нет,  есть  еще  статья,  которая  как  будто  относится  к  вам.   Она

озаглавлена:

     "Почему его не арестуют?"

     -  Ну, конечно, это обо мне,   - рассмеялся он и, взяв у нее из рук газету,

прочел:

     "Почему его не арестуют? Почему вопреки логике и удивлению всех  порядочных

людей тянут такое аморальное положение?

     Спустя год после смерти Арсена Люпена, когда обнаружилось, что  он  не  кто

иной, как некто Флорианн из Блуа, а в гражданском реестре против имени  Флорианн

вписано было: умер под именем Арсена Люпена.

     Следовательно, теперь для воскресения Арсена  Люпена  потребовалось  бы  не

только установить самый факт, но и проделать  некоторую  официальную  процедуру,

требующую санкции Совета  Министров.  И  вот  председатель  Совета  Баланглэ,  в

согласии с префектом полиции, противится всяким шагам в этом направлении.

     В самом деле, к чему возобновлять борьбу с этим проклятым человеком?

     К чему идти на поражение?

     И в результате создается немыслимое, недоступное скандальное положение:

     Арсен Люпен  - вор, безнаказанный рецидивист, на  глазах  у  всех  свободно

продолжает самую крупную свою интригу, открыто живет под чужим именем,  устранил

уже со своего пути четырех человек, засадил в тюрьму невиновную женщину,  против

которой сам собрал лживые улики и в конце концов рассудку вопреки получит двести

миллионов Морнингтона.

     Вот где правда. Пора  было  высказать  ее.  Быть  может,  это  повлияет  на

дальнейший ход событий!"

     -  Во всяком  случае,  повлияет  на  идиота,  написавшего  эту  статью,   -

расхохотался дон Луис  и  тотчас  же  позвонил  полковнику  д'Астриньяку,  прося

передать его вызов автору или редактору газеты.

     Редактор принял на себя всю ответственность,  хотя  статью  он  получил  по

почте, без подписи и напечатанную на машинке.

     В тот день в три часа в парке Принцев состоялась дуэль.

     В ожидании противника полковник д'Астриньяк отвел дона Луиса в сторону.

     -  Дорогой Перенна,   - сказал он,   - я у вас  ничего  не  спрашиваю.  Мне

безразлично, правда ли то, что о вас пишут и как ваше настоящее  имя.  Для  меня

вы  - легионер Перенна, история ваша начинается с Марокко. Но  я  не  хотел  бы,

чтобы вы убили этого человека. Дайте мне слово.

     -  Вы примиритесь на двух месяцах в постели, полковник.

     -  Много. Две недели.

     -  Решено.

     Противники сошлись. При втором же выпаде редактор упал, раненный в грудь.

     -  Ах, Перенна, вы обещали мне,   - проворчал полковник д'Астриньяк.

     -  Сказано  - сделано, полковник.

     В это время доктор объявил:

     -  Ничего... недели три отдыха, но, если бы сантиметром глубже...

     -  Да, но этот-то сантиметр и не тронут,   - прошептал Перенна.

     Когда дон Луис, вернувшись  домой,  проходил  по  двору,  он  заметил  двух

собачонок и кучера, игравших с веревочкой, которая  цеплялась  то  за  ступеньки

лестницы, то за горшки с цветами. Наконец, показалась свернутая пробкой  бумага,

которая была привязана к веревочке. Дон Луис  машинально  нагнулся,  поднял  ее,

развернул и... вздрогнул. Перед ним была статья, написанная на бумаге в клеточку

с помарками и приписками. Он подозвал  кучера  и  спросил,  откуда  у  него  эта

бумажка и когда он привязал ее.

     -  Вчера вечером, месье. Я взял ее за сараем, там, где сваливают  мусор  из

дома до вечера, когда его вывозят.  Веревка  лежала  у  меня  в  седельной -этот

чертенок Мирза...

     Дон Луис опросил сам или через  мадемуазель  Девассер  и  других  слуг,  но

ничего не узнал. А факт оставался фактом: статья в газете, черновик которой  это

доказывал, была написана кем-то из обитателей его дома или близких им.

     Враг здесь же на месте. Но что за враг и чего он добивается? Весь день  дон

Луис был озабочен, вынужденное бездействие  раздражало  его,  угроза  ареста  не

пугала его, все же парализовав его активность. Поэтому,  когда  в  десять  часов

вечера ему сказали, что его хочет видеть некий  Александр,  и  затем  в  кабинет

вошел Мазеру, закутанный в старый плащ, который делал его неузнаваемым, дон Луис

бросился на него, как на добычу, и затормошил, засыпая вопросами:

     -  Ты, наконец! Ну, что? Говорил я тебе,  что  не  обойдетесь  без  меня  в

префектуре. Ты послан за мной? Сознавайся! Недаром я  был  уверен,  что  они  не

решатся меня арестовать, что префект  утихомирит  излишнее  рвение  Вебера.  Кто

станет арестовывать человека, который ему нужен? Так в чем дело? Выкладывай.

     -  Но, патрон...   - бормотал Мазеру.

     -  Что это из тебя слово не вытащишь? Верно, дело идет о человеке с  палкой

из черного дерева, человеке, которого видели в  кафе  в  день  смерти  Веро?  Вы

напали на его след?

     -  Да.  На  него  обратил  внимание  не  только  официант,  но  и  один  из

посетителей, который вышел  из  кафе  одновременно  с  ним  и  слышал,  как  тот

расспрашивал как пройти к ближайшей станции метро на Нейи.

     -  И вы повыспросили в Нейи и узнали?

     -  Вплоть до имени, патрон. Юбер Лотье, авеню де Руаль. Только  два  месяца

тому назад он выехал, оставив все вещи  - только два сундука забрал с собой.

     -  Вы справлялись на почте?

     -  Да. Один из служащих узнал его по описанию... Он приходил,  оказывается,

за своей корреспонденцией, очень немногочисленной,  раз  в  восемь-десять  дней.

Теперь давно уже не был.

     -  А как бывали адресованы ему письма?

     -  Под инициалами: В. Н. В. В.

     -  Все?

     -  Одному из коллег удалось установить, что человек в черепаховом пенсне  и

палкой черного дерева, в вечер двойного убийства,  около  половины  двенадцатого

вышел из здания вокзала Отейль и направился в  Ракели.  Если  припомните,  мадам

Фовиль была в том же квартале.

     -  Ну, марш...

     -  Но...

     -  И со всех ног.

     -  Мы, значит, не увидимся больше?

     -  Мы встретимся у дома, где живет этот тип.

     -  Кто таков?

     -  Сообщник Мари-Анны Фовиль.

     -  Но мы же не знаем...

     -  Его адрес?   - Ты сам назвал мне его: бульвар Ричард Валлас. Ступай и не

делай такого идиотского вида.

     Дон Луис повернул Мазеру и вытолкнул его в дверь.  Несколько  минут  спустя

вышел сам, оставил неизменно сопровождавших его полицейских чинов перед домом со

сквозным двором и, выйдя на другую сторону, в автомобиле отправился в  Нейи.  На

бульваре Ричарда  Валласа,  подле  небольшого  трехэтажного  дома,  стоявшего  в

глубине двора, который  замыкали  очень  высокие  стены  соседней  усадьбы,  его

поджидал Мазеру.

     -  Это восьмой номер?

     -  Да, но объясните!

     -  Ах, как приятно снова действовать. Я начинаю уже покрываться ржавчиной..

. Объяснить? Слушай же и понимай. Человек почти никогда не выбирает инициалы для

своих  писем  так  просто,  без  всякого  значения,  чаще  всего  он  напоминает

корреспонденту свой адрес. И человеку, как я хорошо знающему Нейи и  окрестности

Булонского леса, нетрудно было по  этим  буквам  догадаться,  что  речь  идет  о

бульваре Ричарда Валласа, куда мы и явились.

     Мазеру отнесся к этому выводу несколько скептически.

     -  Конечно,    -  продолжал  дон  Луис,     -  это  гипотеза,  но  гипотеза

правдоподобная.  А,  кстати,  этот   уголок   производит   впечатление   чего-то

таинственного. Тссс... Слушай...

     Дон Луис толкнул Мазеру в тень. Хлопнула дверь, раздались  шаги  по  двору,

щелкнул замок. Свет фонаря прямо упал на вышедшего из калитки человека.

     -  Тысячи чертей,   - процедил Мазеру,   - да ведь это он!

     -  Как будто.

     -  Он, патрон. Глядите, и палка черная с блестящим набалдашником... пенсне.

.. бородка...

     -  Успокойся! Идем за ним.

     Незнакомец  шел  быстро,  высоко  закинув  голову  и   беззаботным   жестом

раскачивал палку. Войдя в пределы Парижа, он на ближайшей станции сел  в  поезд,

направляющийся в Отейль. Мазеру и дон Луис следовали за ним.

     -  Странно,   - шепнул Мазеру,   - он проделывает  тот  же  путь,  что  две

недели тому назад, когда на него обратили внимание.

     Пройдя вдоль линии укреплений в Отейль, незнакомец вышел на  бульвар  Сюше,

почти у самого дома, где были убиты инженер Фовиль  и  его  сын.  Поднявшись  на

укрепление прямо напротив дома, он некоторое время постоял неподвижно,  глаз  не

спуская с фасада дома. Потом продолжал свой путь и вскоре  свернул  в  Булонский

лес.

     -  Теперь вперед! Смелей!   - воскликнул дон Луис.   - Схватим его,  момент

самый подходящий.

     -  Да что вы говорите, патрон! Ведь это же невозможно. Нельзя же  задержать

человека без всякого видимого повода!

     -  Нельзя задержать такого негодяя? Убийцу?

     -  Раз он не пойман с поличным, нужно то, чего у меня и нет как  раз -нужен

мандат.

     Тон  и  самый  ответ  показались  Луису   настолько   комичными,   что   он

расхохотался.

     -  Ах, бедняжка! У тебя нет мандата! Ты подождешь до завтра, а тем временем

птица улетит.

     -  Нельзя без мандата!

     -  Хочешь, я подпишу тебе мандат, идиот?

     Но  гнев  дона  Луиса  улегся.  Он  знал,  что  никакими   аргументами   на

заупрямившегося бригадира не воздействовать, и поменял тон.

     -  Один дурак, да ты  - два дурака. И дураки все те,  которые  думают,  что

такие дела делаются при  помощи  клочков  бумаги,  подписи,  мандатов  и  всякой

чепухи.

     Врага надо захватить врасплох и бить, не раздумывая, а то удар придется  по

воздуху. Ну-с, а теперь  спокойной  ночи.  Иду  спать.  Сообщи  мне,  когда  все

кончится.

     Он  вернулся  домой  сердитый  и  усталый  от  того,  что  ему  не  удалось

действовать, как он находил нужным. Но  на  следующее  утро  он  оделся  быстрее

обыкновенного.  Хотелось  посмотреть,  как  справится  полиция  с  человеком   в

черепаховом пенсне и думалось,  что  его,  Луиса,  помощь,  верно,  окажется  не

бесполезной.

     "Уж если я не подоспею,   - думал он,   - они дадут  себя  обойти.  Где  им

бороться с таким противником!.."

     В это время зазвонил телефон. Дон  Луис  бросился  в  маленькую  телефонную

кабину, которая находилась в темной комнате первого этажа, сообщавшейся только с

его кабинетом.

     -  Ты, Александр?

     -  Да, я на бульваре Ричарда Валласа, говорю из винного магазина.

     -  А птичка наша?

     -  У себя. Мы как раз вовремя. Он собрался уезжать. Уже и чемоданы увязаны.

     -  Ты почем знаешь?

     -  От его прислуги. Она нам и отворит.

     -  Он живет один.

     -  Да, прислуга приходит стряпать и уходит  вечером.  Раза  три  появлялась

дама под вуалью, но прислуга не могла ее узнать.

     -  Я сейчас буду.

     -  Невозможно. Руководит всем Вебер. Да, а вы слышали новость насчет  мадам

Фовиль?

     -  Мадам Фовиль?

     -  Да. Она покушалась на самоубийство этой ночью.

     -  Она покушалась на самоубийство?   - воскликнул Перенна  и  с  удивлением

услыхал другой крик, как эхо его собственного, тут же, рядом.  Он  обернулся.  В

кабинете стояла мадемуазель Девассер, бледная,  как  полотно,  с  перекосившимся

лицом. Они встретились глазами. Он только что хотел задать  вопрос   -  как  она

исчезла.

     "На кой черт она слушала?   - думал дон Луис.   - И почему так испугалась?"

     Мазеру продолжал говорить.

     -  Я расскажу вам все подробно в  другой  раз.  Теперь  мне  надо  спешить.

Приступ начинается. Только не вздумайте являться, патрон.

     -  Напротив,   - отрезал дон Луис.   - Я же указал логово зверя, и чтобы да

не быть! Но не бойся, я буду держаться в стороне.

     Он быстро повесил трубку и обернулся, чтобы  выйти  из  кабины...  и  вдруг

откинулся назад к стене: именно в то мгновенье, когда он  собирался  переступить

порог, вверху что-то оборвалось, и он едва успел отскочить назад, как перед  ним

со страшной  силой  опустилась  железная  штора.  Одна  секунда,  и  он  был  бы

раздавлен. Штора слегка задела его по руке. Ни разу, кажется,  он  не  испытывал

такого жуткого чувства страха. Но вскоре, собравшись с мыслями  и  успокоившись,

попытался устранить препятствие. И сразу заметил, что  собственными  силами  ему

ничего не сделать. Это была тяжелая металлическая  доска,  сплошная,  массивная,

она зловеще блестела, лишь местами покрытая ржавчиной. Справа и слева, вверху  и

внизу, края доски входили в желобки, входили совершенно плотно. Он был в  плену.

Вне себя он колотил в доску. Рассчитывая  на  то,  что  мадемуазель  Девассер  в

кабинете и услышит его. Она должна была слышать, не может быть, чтобы она успела

уйти раньше, чем случилась эта история. Она сейчас вернется. Позовет на  помощь.

Выручит его. Он прислушался.  Ничего.  Позвал,  никакого  ответа.  Ему  начинало

казаться, что весь отель намеренно глух к его зову.

     Однако... однако... мадемуазель Девассер?

     -  Что все это значит?   - шептал он.   - Что это значит?

     Он угрюмо вспомнил странную  позу  молодой  девушки,  ее  искаженное  лицо,

блуждающие глаза.  И  спрашивал  себя,  какая  случайность  привела  в  действие

невидимый механизм, коварно и безжалостно бросивший на него эту железную штору?

 

 

     Глава 4

     ЧЕЛОВЕК С ПАЛКОЙ ЧЕРНОГО ДЕРЕВА

 

     На бульваре Ричарда Валласа перед домом №  8  помощник  начальника  полиции

Вебер, старший инспектор Ансенсио,  бригадир  Мазеру  и  комиссар  участка  Нейи

вместе с полицейскими. Мазеру не спускал взгляда с улицы, по которой должен  был

пройти дон Луис. Но, прошло полчаса после их разговора, и он не мог больше найти

предлога, чтобы оттягивать операцию.

     -  Пора,   - сказал Вебер.   - Прислуга сделала  условный  знак:  этот  тип

одевается.

     -  Отчего бы не захватить его на улице?   - предложил Мазеру.

     -  А если есть другой выход, нам неизвестный? Нет, надо напасть на  него  в

берлоге. И притом я хочу, чтобы дело было сделано к тому времени,  когда  явится

префект.

     -  Он должен быть здесь?

     -  Да. Хочет сам удостовериться. Вся эта история его сильно тревожит. Итак,

вперед! Готовы, ребята?

     Раздался звонок, и калитка почти немедленно открылась. Хотя было предложено

соблюдать полное спокойствие, все полицейские со всех  ног  бросились  во  двор,

готовые дать и  принять  сражение.  Слишком  нервозно  они  были  настроены  под

влиянием страха, который внушал им таинственный незнакомец.

     Часть, с Вебером и комиссаром во главе, бросилась в дом, другие остались во

дворе, чтобы отрезать отступление врагу.

     Встреча же произошла на лестнице. Человек с палкой черного дерева спускался

совсем одетый в шляпе и пальто. Окрик Вебера  остановил  его.  Пять  револьверов

было направлено на него, но на лице  его  не  отразилось  страха,  и  на  вопрос

Вебера: "Это вы, Юбер Лотье?"  - он просто ответил:

     -  Что вам угодно, господа?

     -  Именем закона вы арестованы.

     -  Я?

     -  Да, вы! Юбер Лотье, проживающий в доме № 8 по бульвару Ричарда Валласа.

     -  Но это нелепо... невероятно... мотив?

     Он не сопротивлялся, когда его подхватили под руки и отвели  в  комнату,  в

которой кроме трех соломенных стульев, кресла и стола, загроможденного  книгами,

ничего не было.

     -  Стойте здесь,   - сказал Вебер,   - и помните... при малейшем движении..

.

     Человек не протестовал и как будто раздумывал.  У  него  было  умное  лицо,

каштановая, чуть рыжеватая бородка, серо-голубые глаза, в которых порой мелькало

что-то жесткое. Широкие плечи и крепкая шея говорили о физической силе.

     -  Надеть наручники?   - спросил Мазеру.

     -  Вы обыскали его? Ничего подозрительного? Ни оружия, ни пузырьков?

     -  Ничего.

     Господин  Демальон  тотчас  по  приходе   стал   расспрашивать   Вебера   о

подробностях ареста, сам в то же время внимательно разглядывая арестованного.

     -  Прекрасно,   - сказал он наконец.   -  Теперь  все  разъяснится.  Он  не

оказывал сопротивления?

     -  Ни малейшего.

     Арестованный  по-прежнему  молчал  с  видом  человека,  который  не   может

подыскать объяснения случившемуся. И только когда господин Демальон сказал ему:

     -  Излагать вам мотивы вашего ареста, вероятно, излишне.

     Он ответил очень вежливо.

     -  Простите, господин префект, я, напротив, очень прошу вас разъяснить мне,

что все это значит. Я понятия не имею. Тут, очевидно, какая-то ошибка.

     Префект пожал плечами.

     -  Вы подозреваетесь в соучастии в убийстве  инженера  Фовиля  и  его  сына

Эдмонда.

     -  Ипполит умер!   - и снова глухим голосом с нервной дрожью.    -  Ипполит

умер! Да что вы говорите! Возможно ли? Убит? И Эдмонд тоже?

     Префект снова пожал плечами.

     -  Судя по тому, что вы называете господина Фовиля по имени, вы были близки

к нему? И, если даже не принимали участия в убийстве, то ведь газеты вот уже две

недели только об этом и пишут.

     -  Я не читаю газет, господин префект.  Я  живу  уединенно,  весь  поглощен

своими научными трудами и то, что происходит кругом, не интересует  меня.  Много

месяцев я не держал ни одной газеты в руке. Вот почему я утверждаю,  что  ничего

не знал об убийстве Фовиля. Мы были знакомы с ним, но поссорились уже давно.

     -  Из-за чего?

     -  Семейные разногласия.

     -  Семейные разногласия? Разве вы родственники?

     -  Да. Кузены.

     -  Вот как! В таком случае, позвольте, инженер Фовиль и его  жена   -  дети

двух сестер Гуссель, у которых был кузен Виктор.

     -  Виктор Саверан, который женился за границей и имел двух сыновей. Один из

них умер пятнадцать лет тому назад, другой  - это я.

     Господин Демальон взволновался.

     Ведь, если это правда, то после смерти Фовиля и его сына и устранения мадам

Фовиль, виновность которой несомненна, этот человек  - наследник всего состояния

Космо Морнингтона. Но, как может быть он так недальновиден.

     Арестованный снова заговорил:

     -  Мои объяснения, по-видимому, удивили вас, господин, префект, и, надеюсь,

убедили в том, что я жертва недоразумения.

     Не отвечая на его вопрос, префект спросил:

     -  Как ваше настоящее имя?

     -  Гастон Саверан.

     -  Почему вы живете под вымышленным именем?

     Арестованный в первый раз потерял самообладание: он пошатнулся  и  глаза  у

него забегали.

     -  Это мое личное дело, совершенно не касающееся полиции.

     -  Аргумент неубедительный. Вы, вероятно, ответите тем же  и  когда  я  вас

спрошу, почему вы выехали со старой квартиры, не оставив адреса? И почему письма

вам адресуются до востребования под инициалами?

     -  Да, все это касается моей личной жизни, все это дело моей совести.

     -  Такой же точно ответ мы слышали постоянно от вашего сообщника.

     -  Какого сообщника?

     -  От мадам Фовиль.

     -  Мадам Фовиль?

     Гастон Саверан вскрикнул, как тогда, когда узнал о смерти инженера,  но  на

этот раз все его лицо искривилось от страдания.

     -  Что такое? Что вы говорите?.. Мари-Анна... нет, это не правда.

     Господин Демальон не стал отвечать, раздраженный этой комедией притворства.

     Гастон Саверан был вне себя.

     -  Так она жертва такой же ошибки? Ее, может быть,  арестовали?  Она -Мари-

Анна, в тюрьме?!

     Он угрожающим движением  занес  свои  сжатые  кулаки  вверх,  но  Мазеру  и

Ансенсио грубо схватили его. Хотел отбросить их от  себя,  но  это  была  только

мимолетная вспышка. Он упал на стул и закрыл лицо руками.

     -  Непостижимо!   - шептал он.   - Не понимаю, я не понимаю.

     В это время в комнату вошел Вебер, заявив, что машина ждет у  ворот  и  все

меры приняты.

     -  Вы обыскали дом?

     -  Да, он почти пуст, лишь самая необходимая мебель,  да  в  одной  комнате

связка бумаг.

     -  Хорошо, ведите его, но усильте надзор.

     Гастон Саверан послушно пошел вслед  за  Вебером  и  Мазеру,  но  в  дверях

остановился.

     -  Господин префект, прошу вас позаботиться об  этих  бумагах,  это  работа

многих ночей. Затем...   - он смущенно запнулся,  -... я скажу вам кое-что...

     Он как будто выбирал слова, опасаясь, что его заявление  может  привести  к

неприятным для него последствиям.

     -  Господин префект, здесь в одном месте есть письма,  которые  мне  дороже

жизни. Если их неправильно истолковать, они могут быть даже использованы  против

меня. Надо их, прежде всего, спасти... Вы увидите... там важные документы...

     -  Где же они?

     -  Найти нетрудно. Стоит подняться в мансарду  над  моей  спальней,  нажать

гвоздь  вправо  от  окна...  там  есть  тайник,  под  одной  из  черепиц,  возле

водосточной трубы.

     Он повернулся к выходу.

     Префект остановил его.

     -  Одну минуту. Мазеру, сходите в мансарду, принесите письма.

     Мазеру вышел и спустя некоторое время вернулся с заявлением, что он не смог

привести в движение механизм. Префект распорядился, чтобы он поднялся еще раз  с

инспектором Ансенсио и арестованным, который откроет тайник.

     Оставшись вдвоем с Вебером в комнате, префект  начал  просматривать  книги,

кучей лежавшие на столе. Книги почти все были по химии и  пестрели  карандашными

пометками на полях. Он перелистал одну из них, как вдруг наверху  раздался  шум,

потом выстрел, крик боли. Еще два выстрела, шум борьбы и снова выстрел.

     Перепрыгивая через три ступеньки с легкостью, которой от него  было  трудно

ожидать, префект в сопровождении Вебера,  бросился  вверх  по  лестнице.  Когда,

миновав второй этаж, он достиг поворота к  третьему,  прямо  ему  на  руки  упал

раненый Мазеру. На лестнице лежало безжизненное тело Ансенсио. Вверху,  в  рамке

маленькой двери, стоял с вытянутой  рукой  и  свирепым  выражением  лица  Гастон

Саверан. Он  наугад  сделал  пятый  выстрел,  потом  хладнокровно  прицелился  в

префекта. Тот уже считал себя погибшим, как вдруг сзади него щелкнул  револьвер.

Рука Саверана выронила оружие,  а  префект  как  во  сне  увидел,  как  какой-то

человек, что только  что  спас  ему  жизнь,  перепрыгнул  через  тело  Ансенсио,

оттолкнул Мазеру и бросился вверх по лестнице. Несколько полицейских  - за  ним.

То был дон Луис Перенна.

     Дон Луис вбежал в мансарду как раз в тот момент, когда Саверан выпрыгнул  в

окно с высоты третьего этажа.

     -  Выбросился вниз?   - спросил, подбегая префект.   - Значит, нам не взять

его живым?

     -  Ни живым, ни мертвым, господин префект. Смотрите, он поднимается. Бывают

же такие чудеса. Он бежит вдоль забора, слегка прихрамывая.

     -  А наши люди?

     -  Они все на лестнице. Бросились  в  дом  на  выстрелы,  оказывают  помощь

раненым.

     -  Дьявол, он мастерски провел свою роль.

     Гастон Саверан продолжал бежать.

     -  Задержите его, задержите,   - вопил префект.

     У ворот дома стояли два автомобиля, тот, что привез префекта,  и  тот,  что

должен был увезти преступника. Оба шофера ничего не слышали,  но  видели  прыжок

Гастона Саверана. Шофер префекта выхватил из  кучи  вещественных  доказательств,

сложенных у него  в  автомобиле,  палку  черного  дерева  и  бросился  наперерез

беглецу. Они встретились у выхода на улицу.

     Саверан наскочил на своего противника, вырвал у него из рук  палку,  сломал

ее об  его  голову,  и  с  другой  половиной  палки  в  руках  пустился  бежать,

преследуемый вторым шофером и тремя полицейскими, выскочившими из дому.  Он  был

шагов  на  тридцать  впереди  преследователей.  Один  из   них   выстрелил,   но

промахнулся. Спустившись  на  второй  этаж,  дон  Луис  и  префект  узнали,  что

инспектор Ансенсио скончался, не приходя в себя. Мазеру же  был  ранен  легко  и

рассказал, как было дело. Когда он и инспектор вслед за  Савераном  поднялись  к

мансарде, тот быстро запустил руку в  какой-то  мешок,  висевший  между  старыми

фартуками и куртками прислуги, и, выхватив оттуда револьвер, выстрелил в упор  в

Ансенсио, который свалился замертво, вырвавшись затем  из  рук  схватившего  его

Мазеру, он выпустил еще три пули, из которых последняя попала бригадиру в плечо.

     Итак,  в  сражении,  в  котором  в  распоряжении  полиции  были   прекрасно

тренированные силы, а противник не имел как будто никаких шансов,  он  благодаря

неимоверной  дерзости  сумел  изолировать  и  вывести  из   строя   двух   своих

преследователей, привлечь остальных в дом и, расчистив себе таким образом  путь,

бежать.

     Бледный от гнева господин Демальон вышел на двор, а оттуда  на  бульвар.  К

дому  подошел  запыхавшийся  полицейский,  из  тех,   что   бросились   догонять

преступника.

     -  Ну, что?   - спросил префект?

     -  Господин префект...  он  свернул  в  боковую  улицу.  Там  его  поджидал

автомобиль... На ходу... он сразу оставил нас далеко позади.

     -  Наемный автомобиль?

     -  Да, такси.

     -  Так это нетрудно будет разыскать.

     -  Если только шофер не был с ним заодно,   - заметил подошедший Вебер.   -

Не говоря уже о том, что такой ловкач,  как  Гастон  Саверан,  наверное,  сумеет

замести следы. Трудная перед нами задача, господин префект.

     -  Да, трудненько вам будет справиться,   - прошептал молча наблюдавший  со

стороны дон Луис, когда ему на минуту удалось остаться с глазу на глаз с Мазеру.

  - Каков бандит? Он действует не один... У него есть сообщники... И даже в моем

собственном доме! Ты слышишь, Александр?

     Узнав от Мазеру все подробности о том, что произошло до  его  прихода,  дон

Луис вернулся к себе. Там ему тоже предстояло провести  расследование  поведения

мадемуазель Девассер. Оно заинтриговало его, пожалуй, не менее, чем роль Гастона

Саверана в деле о наследстве Космо Морнингтона.

     Он не мог забыть крика, который вырвался у девушки,  когда  он  говорил  по

телефону с Мазеру, и ее искаженного страхом лица. Ясно, что вызвано это было его

фразой: "Как, мадам Фовиль  покушалась  на  самоубийство?"   -  и  отсюда  вывод

напрашивался сам собой. Дома он прошел к себе в кабинет  и  осмотрел  телефонную

кабинку. Она помещалась в сводчатом углублении, метра в два шириной и отделяемом

от кабинета только бархатной портьерой, всегда  почти  откинутой.  За  портьерой

среди резных украшений притолоки, дон Луис нашел кнопку: стоило только  надавить

ее, падала железная штора, едва не убившая его два часа тому назад.

     Он несколько раз испробовал механизм и убедился, что он в полном порядке  и

сам по себе функционировать не может. Следует ли заключить отсюда,  что  молодая

девушка хотела убить его, но чего ради?

     Он протянул руку к звонку, чтобы пригласить ее к себе. Но время шло,  а  он

не звонил. В окно он увидел ее во дворе. Походка у нее была неторопливая,  плечи

и бюст покачивались с гармоничным ритмом. Луч солнца тронул ее волосы.

     Дон Луис все утро просидел на диване, куря одну  папиросу  за  другой:  ему

было не по себе. Он был недоволен и самим собой, и  ходом  событий,  которые  не

только не проливали свет, но все больше запутывали дело. Стремился  действовать,

но каждый раз наталкивался на новые препятствия, которые парализовали его волю к

действию, и в то же время не давали никаких указаний относительно тех, кто перед

ним эти препятствия выдвигал.

     Часов в двенадцать ему подали карточку:

     "Густав Демальон".

     Подойдя к окну, дон Луис при помощи своих зеркал убедился, что  на  площади

все обстоит по-прежнему: прогуливаются его обычные надсмотрщики и только.

     "Бояться, очевидно, нечего,   - решил он,   - префект воодушевлен, как я  и

предполагал, самыми лучшими намерениями в  отношении  меня.  Неплохой  был  ход,

когда я спас ему жизнь".

     Господин Демальон вошел молча  и  едва  наклонил  голову,  что  могло  быть

принято за поклон. Сопровождавший его Вебер  не  нашел  нужным  скрывать,  какие

чувства возбуждает в  нем  дон  Луис.  Не  обращая  на  него  внимания,  Перенна

пододвинул одно кресло, но господин Демальон заходил взад и вперед  по  комнате,

как бы собираясь с мыслями.

     Молчание  затягивалось.  Дон  Луис  ждал  невозмутимо.   Наконец,   префект

остановился и заговорил:

     -  Вы прямо сюда приехали с бульвара Ричарда Валласа?

     -  Да, господин префект.

     -  И прошли в этот кабинет?

     -  Да, господин префект.

     Помолчав, Демальон сказал:

     -  Я уехал минут через тридцать-сорок после вас, сразу в префектуру. И  там

получил по пневматической почте вот это  - прочтите. Сдано, как видите, у  биржи

в половине десятого.

     Дон Луис прочел:

     "Сим предупреждает вас, что Гастон Саверан, скрывшись, встретился со  своим

сообщником  - сеньором Перенна, иначе, как вам известно, Арсеном Люпеном.

     Арсен Люпен указал вам место жительства Саверана, так как хотел  отделаться

от него, как от наследника Морнингтона. Но сегодня они помирились, и Арсен Люпен

помог Саверану найти  надежное  убежище.  Доказать  их  сообщничество  нетрудно:

Саверан передал Люпену  оставшуюся  у  него  часть  палки.  Вы  найдете  ее  под

подушками на диване, стоящем между окном и кабинетом Перенна".

     Дон Луис пожал плечами, письмо нелепое, ведь он не выходил из кабинета.  Он

молча вернул его префекту.

     -  Что вы скажете на это обвинение?

     -  Его легко проверить  - диван перед вами.   - Демальон  выждал  несколько

секунд, затем подошел к дивану и приподнял подушки. Обломок палки был налицо.  У

дона Луиса вырвалось движение гневного удивления  - он этого никак не ожидал. Но

тотчас же овладел собой. Где доказательства, что обломок палки именно Саверана?

     Господин Демальон угадал его мысли.

     -  Другая половина при мне,   - сказал он и вытащил из внутреннего  кармана

пальто обломок, приложил к найденному  - обе половинки точно сошлись.

     Молчание. Перенна не мог прийти в себя.  Каким  образом  Гастон  Саверан  в

течение каких-нибудь двадцати минут мог проникнуть к нему в дом  и  даже  в  эту

комнату? Даже гипотезы о его сообщнике в доме недостаточно, чтобы это объяснить.

     -  Говорите же!   - нетерпеливо воскликнул префект.   - Защищайтесь!

     -  Защищаться не приходится, господин префект.

     -  Но, в таком случае... если вы сознаетесь... если...    -  он  взялся  за

ручку окна.

     -  Прикажете позвать ваших людей?   - спросил Луис.

     Демальон отошел от окна и снова заходил по комнате. Остановился перед доном

Луисом.

     -  А что, если я усмотрю в этом только предательство одного из ваших  слуг,

не компрометирующее вас? И, принимая во внимание услугу, которую вы нам оказали,

оставлю вас на свободе?

     Перенна невольно улыбнулся. Он все-таки не ошибся. Они нуждаются в нем.

     -  Вы снимете надзор, за мной не будут больше следить?

     -  Да.

     -  Господин Вебер отрешится от своего предубеждения?

     -  Во всяком случае, будет поступать так, как будто  отрешился.  Не  правда

ли, Вебер?

     Тот издал какое-то ворчание, которое при желании  могло  быть  истолковано,

как знак согласия.

     -  В таком случае, господин префект,   - воскликнул Луис,   - я уверен, что

одержу победу в интересах правосудия.

     Так, ввиду исключительности обстоятельств и отдавая должное  талантам  дона

Луиса, полиция решила обратиться к нему  за  помощью  и  предоставить  ему,  так

сказать, руководить всеми операциями.

     Признания лестны. Относятся ли они  только  к  дону  Луису  Перенна  или  к

Люпену, страшному, непобедимому Люпену? Можно ли допустить,  чтобы  у  господина

Демальона еще оставались сомнения насчет того, что это одно лицо?

     Во всяком случае префект решил не выдавать  своего  отношения  к  последней

гипотезе. Он просто предлагал один из тех договоров, на которые приходится  идти

в интересах дела.

     -  Может быть, вы  хотите  получить  от  меня  какие-нибудь  дополнительные

сведения?

     -  Да, господин префект. Газеты  писали  о  записной  книжке,  найденной  у

несчастного Веро. Не было ли там чего-нибудь?

     -  Ничего интересного. А впрочем... я и забыл... В книжке лежала фотография

женщины... Я ничего не мог узнать о ней до сих пор.  Не  думаю,  что  это  имело

отношение к делу. Да вот она.

     Перенна взял фотографию  и  вздрогнул,  что  не  укрылось  от  зоркого  ока

Демальона.

     -  Вы знаете эту женщину?

     -  Нет, господин префект, мне показалось... простое сходство, должно быть..

. Я выясню... если вы оставите мне фотографию до вечера.

     -  Пожалуй, потом  вы  верните  ее  бригадиру  Мазеру,  которому  я  поручу

сноситься с вами обо всем, касающемся дела Морнингтона.

     На этом закончились переговоры.

     Уходя, префект обернулся в дверях к провожавшему его дону Луису.

     -  Вы спасли мне жизнь сегодня...  Знаю,  вам  это  не  ново,  но  все-таки

примите мою благодарность.

     И префект низко поклонился. Вебер же прошел,  заложив  руки  в  карманы,  с

видом бульдога, на которого надели намордник, с глазами, пылающими ненавистью.

     "Этот мне спуску не даст, если представится случай!"  - подумал дон Луис.

     Он видел  в  окно,  как  отъехал  автомобиль  префекта,  как  по  знаку  их

начальника разошлись сыщики-агенты. Осада была снята.

     -  Теперь за дело,   - весело сказал дон Луис  и,  позвонив,  велел  подать

себе  обед.  За  обедом  он  внимательно  рассматривал  полученную  от  префекта

фотографию. Она выцвела, вытерлась, но все же  была  достаточно  отчетлива.  Это

было изображение лучезарно улыбающейся  молодой  женщины  в  бальном  платье,  с

обнаженными плечами и руками и с цветами в волосах.

     В одном уголке карточки он разобрал полустершуюся надпись:  "Флоранс",  имя

девушки должно быть.

     -  Мадемуазель Девассер!   - шептал он.   - Возможно ли? Флоранс  Девассер?

Как попала ее карточка к Веро? И что связывает ее, доставшуюся мне по наследству

от румынского графа, со всей этой драмой?

     Он вспомнил случай с  железной  шторой,  вспомнил  найденный  им  во  дворе

черновик статьи и, наконец, появление обломка палки в его кабинете.

     Пытаясь разобраться в событиях, он в то же время, не отрываясь, смотрел  на

карточку и любовался красивым изгибом рта, милой улыбкой, прелестной линией  шеи

и красивых обнаженных плеч.

     Дверь вдруг неожиданно  распахнулась,  и  в  комнату  стремительно  вбежала

мадемуазель Девассер. Перенна только что налил себе стакан воды и подносил его к

губам. В один прыжок она была около него и выбила стакан из его рук. Стакан упал

и разбился.

     -  Вы пили? Пили?   - с трудом проговорила она.

     -  Нет, не пил еще. А в чем дело?

     -  В этом графине... в этом графине...

     -  Да что такое?

     -  Вода отравлена.

     Он вскочил на ноги.

     -  Да что вы говорите? Отравлена? Вы уверены в этом?

     При всем своем самообладании он испугался,  вспомнив  о  яде,  от  которого

погибли Веро, оба Фовиля,   - пощады от них не жди. Они действуют наверняка.

     Молодая девушка молчала.

     -  Да отвечайте же, вы уверены?

     -  Я не знаю, совпадение...

     Она как будто жалела, что проговорилась.

     -  Мне, правда... показалось, но...

     -  Это нетрудно проверить,   - сказал Перенна и протянул руку к графину. Но

она опередила его и об стол разбила графин.

     -  Что вы делаете?   - рассердился дон Луис.

     -  Я ошиблась... не надо придавать значения...

     Дон Луис быстро вышел из столовой в коридор. По его распоряжению  воду  ему

подавали из небольшого фильтра, который  стоял  в  конце  коридора,  шедшего  из

столовой к кухне, по ту сторону двери в кухню.

     Подбежав к фильтру, он налил в стоявшую тут же кружку немного воды и  вышел

тем же коридором на наружную лестницу.  Во  дворе  у  конюшен  играла  собачонка

Мирза.

     Дон Луис поставил перед ней кружку и она тотчас начала пить. Не успела  она

сделать и нескольких глотков, как остановилась  неподвижно,  судорога  свела  ее

тело, и она с хриплым стоном повалилась на землю.

     -  Умерла,   - сказал он, ощупав ее, и повернулся к подошедшей  мадемуазель

Девассер.

     -  Вода отравлена... и вы это знали... но каким образом вы это узнали?

     Она задыхалась.

     -  Я видела, как пила другая собачонка в  людской.  Она  тоже  умерла...  Я

предупредила кучера и шофера и бросилась к вам.

     -  Значит, у вас не могло быть никаких сомнений, почему же вы говорили  так

неуверенно?

     Из конюшен вышли шофер и кучер.

     -  Нам надо объясниться,   - сказал Перенна девушке,   - пройдемте к вам.

     Они вернулись в дом.

     Немного дальше двери в людскую, у того места, где стоял  фильтр,  начинался

другой коридор, заканчивающийся дверью, к которой вели три ступеньки.

     Перенна распахнул дверь.

     Это было помещение мадемуазель Девассер. Они  прошли  в  гостиную.  Перенна

запер за собой дверь.

     -  Теперь объяснимся,   - решительно сказал он.

 

 

     Глава 5

     ШЕКСПИР, ТОМ ВОСЬМОЙ

 

     Два павильона таких же старых, как и главное здание, стояли во дворе  отеля

справа и  слева,  соединяясь  с  ним  промежуточными  строениями,  которые  были

использованы для служб. С одной  стороны  каретные  сараи,  конюшни,  седельная,

гараж и в конце павильон,  где  жили  привратники,  с  другой -бельевые,  кухни,

людские и в конце павильон,  отведенный  мадемуазель  Девассер.  Постройка  была

одноэтажная и включала в себя темную переднюю и обширную комнату, большая  часть

которой  служила  гостиной,  остальная  представляла  собой  альков.  Драпировка

закрывала кровать и туалетный столик.

     Оба окна комнаты выходили на площадь.

     Дон Луис впервые заходил в помещение мадемуазель Девассер.  И  даже  в  эту

тревожную минуту оно понравилось ему.  Мебель  была  простая:  старые  кресла  и

стулья красного дерева, секретер   -  ампир,  без  всяких  украшений,  столик  с

массивной ножкой. Полки с книгами. Светлые полотняные занавески вносили  веселую

ноту.  По  стенам  были  развешены  репродукции   знаменитых   картин,   рисунки

памятников, полные воздуха и солнца пейзажи, города Италии, храмы Сицилии.

     Молодая девушка не садилась. По мере того, как она успокаивалась,  ее  лицо

принимало обычное загадочное выражение, которое озадачивало дона  Луиса,  потому

что  за  неподвижностью  черт  и  какой-то  намеренной  унылостью  он   угадывал

сдержанное волнение, интенсивную жизнь и целую бурю чувств, которую ей не всегда

удавалось контролировать.

     В глазах у нее не было ни страха,  ни  вызова,  можно  было  подумать,  что

объяснение ее совсем не страшит.

     Дон Луис молчал довольно долго. Как это ни странно, он ловил себя  на  том,

что смущается перед этой женщиной,  против  которой  может  выдвинуть  серьезные

обвинения. И, не решаясь прямо высказать свои мысли, он спросил ее:

     -  Вы знаете, что произошло сегодня утром, когда  я  закончил  говорить  по

телефону?

     -  Мне говорили слуги, дворецкий.

     -  А раньше вы не знали?

     -  Как же я могла знать?

     Она лгала, но как спокойно она произносила эти слова.

     Он продолжал:

     -  Я выходил из кабинки, когда передо  мной  вдруг  упала  железная  штора,

скрытая в верхней части стены. Мне пришлось по телефону обратиться за помощью  к

одному из моих друзей  - полковнику д'Астриньяку. Он поспешил сюда и  с  помощью

дворецкого освободил меня. Вам это рассказывали?

     -  Да. Я была у себя в комнате и ничего не слышала.

     -  Допустим. При освобождении я узнал, что дворецкий и все здесь вообще, а,

следовательно и вы, были осведомлены о существовании этой шторы.

     -  Да. Я была у себя в комнате и ничего не слышала. Да, мне это рассказывал

граф Малонеско. По его словам, во  время  революции  жившая  в  то  время  здесь

прабабушка его матери тринадцать месяцев скрывалась  в  этом  углублении,  тогда

штора была облицована так же, как и вся стена.

     -  Жаль, что меня не предупредили, так что я спасся чисто случайно.

     Это заявление, видимо, не произвело особенного впечатления  на  мадемуазель

Девассер. Она спокойно сказала:

     -  Надо будет проверить механизм и выяснить, почему штора сорвалась.  Здесь

все такое старое.

     -  Я проверил  - механизм работает превосходно. Это была не случайность.

     -  А что же?

     -  Тут действовал невидимый мне враг.

     -  Вы его видели?

     -  Видеть его могли только вы, вы проходили как раз  по  кабинету,  я  даже

слышал ваш испуганный возглас, когда упомянул о мадам Фовиль.

     -  Да, меня поразило известие о ее самоубийстве.  Я  бесконечно  жалею  эту

женщину, независимо от того, виновата она или нет.

     -  И так как вы стояли в двух шагах  от  кнопки  механизма  и  легко  могли

достать его рукой, то злоумышленник никак не мог скрыться от вас.     -  Она  не

опустила глаза, только чуть зарумянилась и ответила:

     -  Да, я во всяком случае должна была бы встретить его, потому что вышла за

несколько минут до несчастья.

     -  Несомненно...  но...  любопытно...  малоправдоподобно,  как  это  вы  не

слышали стук падения, мои зовы и весь этот шум, который я поднял?

     -  Я, вероятно, закрыла за собой дверь.

     -  Мне остается предположить, что кто-то спрятался в моем кабинете, кто-то,

действующий заодно с преступниками с бульвара Сюше, потому что  префект  полиции

только что нашел  под  подушками  моего  дивана  принадлежащий  одному  из  этих

бандитов обломок палки.

     Она удивленно подняла глаза на него.

     По-видимому, это было ново и для нее.

     Он подошел к ней вплотную и, глядя ей прямо в глаза, сказал:

     -  Сознайтесь, по крайней мере, что все это очень странно?

     -  Что странно?

     -  Да все, ряд покушений на меня, вчера я нашел черновик статьи, помещенной

в газетах, сегодня железная штора падает мне чуть ли не на голову, потом история

с палкой и, наконец... только что... графин с отравленной водой.

     Она покачала головой.

     -  Да,   - с силой продолжал он.   - Сомнений быть не может. В  этом  видна

рука врага, смелого и беспощадного. Он действует неустанно. Цель  его  ясна.  Он

пробовал скомпрометировать меня, потом убить или хотя бы задержать на  несколько

часов, а сейчас прибегает к яду, к этому  трусливому  способу,  который  убивает

исподтишка. А там будет   -  кинжал,  пуля  или  веревка -безразлично,  лишь  бы

устранить меня. Я тот   -  которого  боятся,  который  в  один  прекрасный  день

раскроет все и положит  к  себе  в  карман  миллионы,  которые  им  хотелось  бы

получить. Я один караулю наследство Морнингтона. Четыре жертвы  уже  погибли.  Я

должен стать пятой. Так решил Гастон Саверан или другой,  руководящий  делом.  А

сообщник их здесь, в этом отеле, подле меня. Он следит за мной, выжидает удобную

минуту и подходящие условия, чтобы  поразить  меня.  Однако  довольно!  Мне  это

надоело. Я хочу знать, хочу знать и узнаю. Кто он?

     Девушка отступила и оперлась о столик. Дон Луис шагнул и, не спуская глаз с

ее непроницаемого лица,  старался  прочесть  в  нем  хоть  какой-нибудь  признак

тревоги, трепета, беспокойства, с силой повторил еще раз:

     -  Кто он? Кто хочет убить меня во что бы то ни стало?

     -  Я не знаю...   - шептала она.   - Может быть, и заговора нет никакого...

случайное стечение обстоятельств.

     Ему хотелось сказать ей "ты", так он  всегда  мысленно  обращался  к  своим

противникам.

     "Ты лжешь, красавица, ты лжешь. Сообщник  - это ты.  Ты  одна  слышала  мой

разговор с Мазеру по  телефону  и  в  автомобиле  поспешила  на  помощь  Гастону

Саверану, ты принесла сюда  обломок  палки.  Ты,  красавица,  из  неведомых  мне

побуждений хочешь убить меня".

     Но он не в состоянии был высказать ей все это,  излить  свой  гнев  и  свое

негодование,  он  только  с  силой  сжимал  ей  пальцы,  и  взгляд  его  обвинял

красноречивей самых резких слов.

     Сделав над собой усилие, он выпустил ее руку. Она  быстро  отодвинулась  от

него, и в этом движении были возмущение и ненависть.

     -  Хорошо,   - решил дон Луис,    -  я  допрошу  слуг  и  отошлю  тех,  кто

покажется мне подозрительным.

     -  Зачем же?   - живо возразила она.   - Я всех их знаю. Это лишнее.

     Дону Луису показалось, что в глазах ее была мольба. Но,  кого  просила  она

пощадить? Других? Или ее?

     Они долго молчали.

     Дон Луис стоял в нескольких шагах от  нее,  думая  о  фотографии.  В  живой

женщине он видел всю ту красоту, которая бросилась ему в глаза в  изображении  и

какую он в ней не замечал до сих пор. Это  было  как  на  карточке:  в  ней  уже

появилась горечь, но  форма  рта  была  все  та  же.  Подбородок,  изящная  шея,

прикрытая вышитым воротничком, линия плеч и руки, сложенные на коленях, все было

прелестно и была в ней мягкость и какая-то порядочность. Возможно ли, чтобы  эта

женщина могла быть отравительницей, убийцей?

     Он снова заговорил:

     -  Вы, как будто, называли мне ваше имя. Только не настоящее.

     -  Да нет, нет же,   - заторопилась она.   - Я вам сказала  - Марта.

     -  А зовут вас Флоранс... Флоранс Девассер.

     Она вся затрепетала.

     -  Флоранс? Откуда вы знаете?

     -  Вот ваша фотография и на ней ваше имя, почти стершееся.

     Она смотрела на карточку, не веря своим глазам.

     -  Это невероятно. Как она попала к вам?   - потом вдруг:   -  Вам  дал  ее

префект, да? Они ищут меня?.. и все вы, опять вы.

     -  Не бойтесь,   - сказал Перенна,   - стоит немножко отретушировать  ее  и

вас нельзя будет узнать. Я это сделаю.

     Она не слушая, смотрела на карточку, не отрываясь, и шептала:

     -  Мне было двадцать лет. Я жила в Италии. Боже, как я была счастлива в тот

день, когда снималась! И как радовалась, получив  фотографию,  и  казалась  сама

себе такой красивой. Потом она пропала. Ее украли у меня, как и многое другое.

     Еще тише, словно обращаясь к другой  женщине,  к  несчастной  подруге,  она

несколько раз повторила:

     -  Флоранс... Флоранс...

     Слезы струились по ее лицу.

     "Она не из тех, что убивают,   - думал дон Луис.   - Не может  быть,  чтобы

она была их сообщником, а между тем..."

     Он отошел от нее и заходил по комнате от дверей к  окну  и  обратно.  Потом

стал читать названия книг на полках.  Это  были  книги  по  литературе,  романы,

пьесы, труды по морально-философским вопросам, стихи; подбор их свидетельствовал

о высоком уровне культуры разносторонне образованного человека. Расин  и  Данте,

Стендаль и Эдгар По, Монтень между Гете и Виргилием. И вдруг со свойственной ему

способностью выхватывать какую-нибудь частность он заметил, что  один  из  томов

английского издания Шекспира чем-то отличается  от  остальных.  Красный  корешок

казался жестче, чем корешки остальных томов, и не  было  на  нем  тех  морщинок,

которые образуются, когда книга читается. Это  был  восьмой  том.  Он  быстро  и

неслышно вытащил его. И не ошибся, это была не книга, а коробка  в  виде  книги,

которая могла служить отличным  тайником.  В  нем  оказалось  несколько  листков

почтовой бумаги, конверты, бумага в клеточку, он тотчас узнал бумагу, на которой

был написан черновик статьи в газету.

     Приподняв несколько листков, он на предпоследнем увидел какие-то  записи  с

цифрами, очевидно, наспех сделанные карандашом. Он прочел:

 

     "Отель, бульвар Сюше."

     Первое письмо. В ночь с 15 на 16 апреля. Второе  - в ночь на 25.  Третье  и

четвертое  - в ночь на 5 мая и на 15 мая.

 

     Дон Луис, прежде всего отметил про себя, что первое число   -  ночь  на  16

апреля, как раз сегодня.

     Почерк был похож на тот,  каким  написан  был  черновик  статьи.  Черновик,

кстати, у него в кармане, можно сравнить.

     Он вынул из кармана записную книжку, в которой лежал черновик. Раскрыл  ее.

Черновик исчез.

     "Однако!   - он скрипнул зубами.   - Какая наглость!"

     И тотчас вспомнил, что книжечка лежала в кармане пальто, а пальто висело на

спинке стула, вблизи телефонной кабинки, когда он утром говорил с Мазеру. Именно

тогда Девассер без всякого, как будто, повода блуждала по кабинету. Что она  там

делала?

     "Какая комедиантка!   - думал взбешенный Перенна.   - Чуть было не обманула

меня: слезы, впечатление чистоты и невинности, трогательное воспоминание,   -все

вздор! Одна шайка с Мари-Анной Фовиль и Гастоном Савераном  - такая же лживая  и

так же играет каждым жестом, интонацией невинного голоска!"

     Он порывался уличить ее. Доказательство было налицо. Можно ли  после  этого

сомневаться, что она сообщница людей, заинтересованных в наследстве Морнингтона,

и желающих устранить его? Может быть, даже руководит шайкой, благодаря  смелости

и уму.

     Ведь она имеет полную возможность свободно  действовать:  окна  ее  комнаты

выходят на площадь, выйти и вернуться она всегда может под защитой мрака. Ничего

мудреного, если она была в ту ночь в числе убийц Ипполита  Фовиля  и  его  сына.

Может быть собственной рукой и впрыснула яд обеим жертвам. Этой маленькой  белой

рукой, на которую она сейчас опирается золотистой головкой.

     Он содрогнулся. Тихо поставил книгу на место, подошел к молодой  девушке  и

вдруг поймал себя на том, что внимательно всматривается в нижнюю часть ее  лица,

в форму челюстей! С чувством ужаса и мучительного любопытства смотрел и смотрел,

готовый, казалось, силой разжать сомкнутые губы, чтобы найти ответ  на  загадку.

Не эти ли зубы надкусили уличающее яблоко? Эти ли зубы -зубы тигра, зубы хищного

зверя или другие, другой женщины? Гипотеза нелепая, ведь установлено, что  следы

на яблоке оставили зубы Мари-Анны  Фовиль.  Но  из-за  одной  видимой  нелепости

гипотезы отвергать не приходится.

     Удивленный тем, что в нем происходит и боясь выдать себя,  он  повелительно

враждебным тоном сказал:

     -  Я желаю, чтобы все слуги сегодня  же  были  рассчитаны.  Расплатитесь  с

ними, выдайте, какую они потребуют компенсацию, и чтобы они сегодня же  оставили

отель. Вечером появится новый штат. Вы примете его.

     Она не возражала. Он вышел все с тем же тягостным чувством, которое  всегда

возникало в нем при встречах и разговоре с Флоранс.

     Когда они бывали вместе, всегда дышалось как-то тяжело, слова, казалось, не

передавали мыслей, а поступки не отвечали словам. Логическим  выходом  из  этого

как будто должен бы быть один  - отказ Флоранс Девассер от места. Но дон Луис об

этом и не думал.

     Вернувшись к себе, тотчас вызвал по телефону Мазеру  и,  стараясь  говорить

возможно тише, чтобы его не слышали в соседней комнате, поручил ему  спросить  у

префекта для себя и для дона Луиса разрешения провести ночь  в  отеле  Фовиль  и

условился встретиться с ним в девять часов вечера на бульваре Сюше.

     В этот день Перенна не видел больше мадемуазель Девассер. Днем он побывал в

конторе по найму и набрал себе новый штат:  шофера,  кучера,  лакея,  кухарку  и

прочих. Затем он пошел к фотографу, предложил ему переснять фотографию  Девассер

и отретушировать, после чего Перенна сам постарался привести  ее  в  такой  вид,

чтобы префект не заметил подмены. Пообедав в ресторане, в  девять  часов  вечера

встретился с Мазеру.

     Со времени убийства в отеле Фовиль оставался один привратник.

     На дверях всех комнат наложены были печати.  Только  доступ  в  кабинет  со

стороны вестибюля оставался свободным, так как всегда мог  потребоваться  какой-

нибудь дополнительный осмотр.

     В обширной комнате ничего не изменилось. Только бумаги и книги были  убраны

со стола.

     Тонкий слой пыли уже покрывал мебель  красного  дерева,  отделанную  черной

кожей.

     -  Ну, что скажешь, старина Александр?    -  сказал  дон  Луис,  когда  они

устроились в креслах.

     -  На этот раз мы не станем устраивать баррикад и запираться.  Если  в  эту

ночь,  с  15  на  16  апреля,  должно  что-нибудь  произойти,  не  будем  чинить

препятствий. Вход свободен для этих господ  - пусть действуют.

     Хотя дон Луис и шутил, но на самом  деле  был  взволнован  воспоминанием  о

двойном преступлении, которому он не сумел помешать,  и  о  своей  дуэли  не  на

жизнь, а на смерть с мадам Фовиль и о ее отчаянии.

     -  Расскажи мне о мадам Фовиль,   - попросил он Мазеру.

     -  Она пыталась покончить с собой и выбрала способ, который должен  был  бы

пугать ее: она повесилась, сплетя веревку  из  холста,  для  чего  порвала  свои

простыни и белье. Чтобы спасти ее, пришлось прибегнуть к искусственному дыханию.

Теперь она вне опасности, но  ее  не  оставляют  одну,  так  как  она  поклялась

повторить попытку.

     -  Не созналась?

     -  Нет,   - по-прежнему утверждает, что невиновна.

     Они долго разговаривали вполголоса, обсуждая вопрос со всех сторон.

     -  Тут столько аморального,    -  повторил  Перенна,     -  такое  странное

стечение обстоятельств и противоречий, что я боюсь уже утверждать то, что завтра

жизнью может быть отвергнуто.

     Часов около одиннадцати они выключили люстру, сговорились спать по очереди.

И часы потекли, как в первую ночь, проведенную ими в этом доме. Так же доносился

с улицы шум проезжающих автомобилей, так же дребезжали запоздалые пролетки, пока

не воцарилась полная тишина.

     Ночь миновала. Не было ни разу тревоги,  никакого  инцидента.  На  рассвете

жизнь началась по обыкновению. В часы своего дежурства дон  Луис  ничего,  кроме

храпа своего товарища, не слышал.

     "Неужто я ошибся?   - спрашивал он себя.     -  И  запись  в  восьмом  томе

Шекспира  имела  какой-нибудь  другой  смысл,  относительно  к  прошлому   году,

например".

     Но все же какая-то смутная тревога охватывала его по мере  того,  как  свет

начинал пробиваться сквозь щели ставней.

     Ведь и в ту ночь они ничего не слышали!

     Подождав еще немного, он распахнул ставни.

     -  Признаться, Александр, ты совсем позеленел.

     -  И правда, патрон. Я здорово перетрусил пока вы спали, все казалось,  что

вот-вот случится беда. Да и вы, патрон, как будто не в своей тарелке. Неужели  и

вы?

     Он остановился, увидев,  что  на  лице  дона  Луиса  выразилось  величайшее

удивление.

     -  В чем дело, патрон?

     -  Взгляни на стол... письмо.

     На письменном столе в  самом  деле  лежало  письмо,  вернее,  распечатанное

письмо  - карточка с адресом, с марками и почтовым штемпелем.

     -  Это ты положил, Александр?

     -  Вы смеетесь, патрон, ведь положить его могли только вы.

     -  Только я?.. а я вот и не клал...

     -  Но в таком случае...

     Дон Луис взял письмо в руки и, внимательно осмотрев, нашел, что и  адрес  и

почтовые штемпеля тщательно вычищены. Ни имени адресата, ни места его жительства

нельзя было определить. Но  насчет  места  отправления  не  оставалось  никакого

сомнения: "Париж, 4 января 1919 года".

     -  Письмо написано три с половиной месяца назад!   - сказал  дон  Луис.  Он

раскрыл письмо. Строк двенадцать и подпись... Ипполит Фовиль!

     -  Да, и почерк его,   - заметил Мазеру.

     -  Я узнаю его. Что же это значит? Письмо, написанное Ипполитом Фовилем  за

три месяца до его смерти.

     Перенна прочел вслух:

 

     "Дорогой друг! Я могу лишь, увы, подтвердить то, что писал в прошлый раз,  

- петля затягивается. Не знаю еще, в чем заключается их план и  как  они  думают

привести его в исполнение, но по всему вижу, что развязка  приближается.  Я  это

читаю у нее в глазах. Как странно глядит она иногда на меня! О, какая  подлость!

Кто бы мог предположить, что она способна...  Я  очень  несчастен,  дорогой  мой

друг!

     Ипполит Фовиль".

 

     -  Я утверждаю, что писал  это  он,  писал  какому-то  неизвестному  другу,

которого мы разыщем во что бы то ни стало,   - объявил Мазеру.

     -  А друг этот даст нам необходимые улики. Да, лучше улик это письмо.  Она,

разумеется, мадам Фовиль. Слова мужа подтверждают все наши предположения.

     -  Что скажете, патрон?

     -  Конечно, конечно,   - рассеянно отозвался  Перенна,     -  письмо  очень

важное, только... Как оно попало сюда сегодня ночью? Как могло оно попасть  так,

чтобы мы не слышали, хотя сидели тут же у стола?

     Самый тщательный осмотр комнаты не дал никаких указаний. Они обыскали  весь

отель и убедились, что там никто не прячется. Да, если бы и прятался, как мог бы

он проникнуть в комнату незамеченным?

     -  Искать здесь бесполезно,   - сказал Перенна.   - В таких случаях свет  в

один прекрасный день проливается неожиданно. Ступай к префекту, отнеси  ему  это

письмо и спроси разрешения нам переночевать здесь в ночь с 24 на 25. Тогда будет

тоже что-то новенькое.

     Они вышли  из  отеля  и  только  дошли  до  бульвара  Сюше,  как  дон  Луис

инстинктивно обернулся. Их нагонял велосипедист.

     -  Берегись!   - едва успел крикнуть дон Луис Мазеру и толкнул его так, что

тот потерял равновесие.

     Велосипедист протянул руку, раздался выстрел, пуля просвистела у самого уха

быстро нагнувшегося дона Луиса.

     -  Бежим вдогонку,   - крикнул он.   - Ты не ранен, Мазеру?

     -  Нет, патрон.

     Они побежали, призывая на помощь, но прохожих в этот ранний час было  мало.

Велосипедист ускорил ход, свернул на улицу Октава Фелье и скрылся из виду.

     -  Мерзавец!   - прошептал дон Луис.   - Не уйдешь ты от меня.

     -  Да кто же это, патрон?

     -  Человек с палкой черного дерева. Он побрился, но я прекрасно узнал  его.

Как он получил сведения, что я ночую в отеле Фовиль? За мной значит следили?  Но

кто? И ради чего?

     Мазеру подумал:

     -  Помнится, патрон, вы телефонировали мне. Хоть вы  и  говорили  тихо,  но

кто-нибудь мог слышать.

     Дон Луис промолчал. Он думал о Флоранс.

     Поутру мадемуазель Девассер передала ему почту через одного из слуг, а сама

давала указания новым слугам.

     Днем дон Луис снова побывал в отеле Фовиль, произведя вместе с  Мазеру,  по

настоянию префекта поиски, которые снова ни к чему не  привели.  Вернулся  он  с

Мазеру часов около  шести  и,  пообедав,  они  отправились  на  бульвар  Ричарда

Валласа, чтобы осмотреть еще  раз  жилище  человека  с  палкой  черного  дерева.

Миновав мост, автомобиль шел вдоль правого берега Сены. Дон Луис приказал шоферу

прибавить ход.

     -  Полетите вы вверх тормашками в один прекрасный день, патрон,   -  сказал

Мазеру.

     -  Вздор,   - отозвался дон Луис.    -  Автомобильные  катастрофы   -  удел

дураков.

     Они выехали на площадь Альба. Автомобиль взял влево.

     -  Прямо!   - крикнул дон Луис.   - По Трокадеро.

     Шофер выровнял автомобиль, но тот в это время сделал несколько скачков,  на

полном ходу вскочил на тротуар, налетел на дерево и  перевернулся.  В  несколько

секунд собрался народ. Разбили окно и открыли дверцу. Первым выскочил дон  Луис,

потом вытащили Мазеру, получившего несколько  ушибов,  но  не  серьезных.  Шофер

лежал без движения с окровавленной головой. Его перенесли в аптеку, где он через

десять минут  скончался.  Когда  Мазеру,  сопровождавший  несчастную  жертву  до

аптеки, вернулся на место катастрофы,  двое  полицейских  производили  дознание,

опрашивали свидетелей, но дона Луиса уже не было.

     Дон Луис вскочил в проезжавшее мимо такси и велел как  можно  скорее  везти

себя домой. Бегом пробежав двор, он бросился к комнате мадемуазель Девассер.  И,

постучав, вошел, не ожидая ответа.

     На пороге появилась Флоранс.

     Дон Луис оттеснил ее в гостиную и возмущенным голосом крикнул:

     -  Дело сделано. Несчастный случай произошел. И никто из старых слуг не мог

его подготовить,  так  как  их  уже  не  было.  Я  выезжал  днем  в  автомобиле.

Следовательно,  только  между  шестью  и  девятью  часами  вечера  кто-то   мог,

забравшись в гараж, испортить коробку передач.

     -  Я не понимаю, не понимаю,   - пролепетала она, испугавшись.

     -  Вы прекрасно понимаете, что никто из новых слуг не мог  быть  сообщником

бандитов и что замысел не мог не  удастся.  Есть  жертва,  которая  расплатилась

вместо меня.

     -  Да в чем дело, месье? Вы пугаете меня. Что случилось?

     -  Автомобиль перевернулся. Шофер убит.

     -  О! Какой ужас!   - воскликнула она.   - И вы думаете, что я могла,  я...<

Несчастный человек!    -  Голос  ее  оборвался.  Бледная  она  закрыла  глаза  и

зашаталась.  Перенна  подхватил  ее.  Она   сделала   слабое   движение,   чтобы

освободиться, но силы окончательно изменили ей. Он  опустил  ее  в  кресло.  Она

продолжала повторять, как в бреду:

     -  Несчастный человек... несчастный человек!

     Поддерживая одной рукой ее голову, он другой платком вытирал  ей  лицо,  по

которому катились слезы. Она, должно быть, совсем потеряла сознание, потому  что

не  протестовала.  А  он,  не  шевелясь,  смотрел,  на  нее,  снова  со  страхом

рассматривал рот с такими алыми губами, сейчас побледневшими.

     Осторожно, ловким, но настойчивым движением пальцев он раздвинул губы,  как

лепестки розы, и обнажил два ряда зубов. Они  были  прелестны,  чудесной  формы,

белые, пожалуй, несколько  меньше  зубов  мадам  Фовиль  и  расположенные  более

широким овалом. Но, почем знать,  не  оставляет  ли  их  укус  одинаковый  след?

Предположение маловероятное, конечно. Но обстоятельства складываются против этой

девушки,  изобличают  в  ней  преступницу,  самую  дерзкую,  самую  жестокую   и

беспощадную преступницу.

     Она стала дышать  ровнее.  Как  ароматом  цветка  опьяненный,  он  невольно

склонялся все ближе и ближе,  пока  не  закружилась  голова.  Сделав  над  собой

громадное усилие, он опустил голову девушки на спинку кресла и  отвел  глаза  от

прекрасного лица с полуоткрытыми губами.

     Он поднялся и вышел из комнаты.

 

 

     Глава 6

     САРАЙ ВИСЕЛЬНИКОВ

 

     Известия о покушении на самоубийство Мари-Анны Фовиль, о неудавшемся аресте

Гастона   Саверана   и   находке   письма,   подписанного   Ипполитом   Фовилем,

распространившись, еще сильнее разожгли интерес к делу Морнингтона, и  без  того

занимавшего  публику,  которая  с  жадным  любопытством  следила  за  действиями

таинственного дона Луиса Перенна, упорно отождествляя  его  с  Арсеном  Люпеном.

Она, конечно, ему приписала обнаружение  человека  с  палкой  черного  дерева  и

непонятную находку знаменитого письма.

     Сам дон Луис в это время стоял лицом к лицу со сложной и волнующей задачей.

За сорок восемь часов было сделано четыре попытки  убить  его.  И  Флоранс  была

замешана в этом несомненно. Уликой служила запись в восьмом томе  Шекспира.  Две

новые жертвы  - инспектор Ансенсио и шофер   -  прибавились  к  списку.  Но  чем

объяснить участие в этой драме загадочного создания?

     Как это ни странно, но в отеле  на  площади  жизнь  потекла  снова  обычным

порядком. По утрам Флоранс по-прежнему в присутствии дона Луиса разбирала письма

и читала вслух газетные статьи и заметки, имеющие отношение к делу  Морнингтона.

Он никогда не напоминал ей о той ожесточенной кампании,  которая  велась  против

него двое суток. Сейчас словно было заключено перемирие, враг  воздерживался  от

нападения. И дон Луис говорил с  девушкой  невозмутимо  равнодушным  тоном,  как

говорил бы с первой встречной.

     Но с каким интересом следил он за ней исподтишка! Как всматривался в  лицо,

выражение которого было жестоким и страстным в одно и то же время!  Под  внешней

невозмутимостью  угадывалась  обостренная  болезненная  чувственность,   которую

выдавало иногда подергивание губ, внезапное трепетание ноздрей!

     "Что ты? Кто ты?   -  хотелось  ему  крикнуть  порой.     -  По  чьей  воле

устилается трупами твой путь? Нужна ли тебе моя смерть для достижения цели? Куда

ты идешь? Откуда?"

     После долгих размышлений он пришел к заключению, что не  случайно  оказался

собственником этого отеля, где рядом с ним жила ненавидящая его женщина.

     Ведь ему было прислано анонимное, на машинке отпечатанное  предложение.  От

кого оно исходило, как не от Флоранс, которая добивалась возможности следить  за

ним и бороться с ним в его собственном доме.

     "Да,    -  думал  он,     -  как  возможный  наследник  Космо  Морнингтона,

впутавшийся в это дело,   - я враг и меня хотят устранить.  И  действует  против

меня Флоранс. Все говорит против нее и ничего в ее защиту. Но эти чистые  глаза?

Искренний голос? Да разве мне впервые приходится встречать женщин,  правдивых  с

виду и убивающих без всякой причины, почти из сладострастия?"

     Когда Флоранс уходила, он начинал думать свободнее, но тотчас бежал к окну,

чтобы посмотреть, как она пройдет по двору, и подолгу простаивал у окна, ожидая,

что она появится снова.

     Наступило 24 апреля. В этот день дон Луис проявил большую осторожность.  Он

завтракал и обедал в ресторане и поручил Мазеру позаботиться  о  том,  чтобы  за

отелем Фовиль внимательно следили.

     В десять часов бригадир встретился  с  доном  Луисом  в  кабинете  инженера

Фовиля. Его сопровождали Вебер и два полицейских.

     Дон Луис отвел Мазеру в сторону.

     -  Мне, очевидно, еще не доверяют?

     -  Вебер утверждает, что письмо  - дело ваших рук. Что вы хотите дать улики

против мадам Фовиль и тем самым привести ее к осуждению.

     Все уселись.  Из  четырех  чинов  полиции  двое  должны  были  бодрствовать

поочередно. На этот  раз  осматривали  самым  тщательным  образом  комнату,  где

ночевал когда-то сын Ипполита Фовиля, позакрывали все окна и  заперли  на  замок

все двери. В одиннадцать часов потушили люстру. Дон Луис и Вебер почти совсем не

спали.

     Ночь прошла спокойно. Но, когда в семь часов  утра  распахнули  ставни,  на

столе оказалось письмо. Письмо было тут как и в прошлый раз! Вебер спрятал  его.

Ему было приказано не читать письмо самому и не давать читать другим.

     Содержание письма, которое газеты опубликовали одновременно  с  заключением

экспертизы, что почерк  - почерк Ипполита Фовиля, было следующее:

     "Я видел его! Понимаешь, друг мой, я его видел!  Он  прогуливается,  подняв

воротник и надвинув шляпу на глаза. Видел ли  он  меня?  Не  думаю.  Было  почти

совсем  темно.  Но,  я-то  узнал  его  совершенно  прекрасно.  Узнал  серебряный

набалдашник на палке черного дерева. Это был он, негодяй!

     Итак, он в Париже,  вопреки  своему  обещанию.  Гастон  Саверан  в  Париже!

Понимаешь ли ты весь ужас  этого  факта?  Раз  он  в  Париже,  значит  он  хочет

действовать. Раз в Париже  - значит смерть моя  - дело решенное. Ах, сколько зла

причинил мне этот человек! Он украл у меня мое счастье, а теперь хочет украсть у

меня жизнь. Мне страшно!"

     Итак, инженер Фовиль знал, что человек с палкой черного дерева  это  Гастон

Саверан, который собирается убить его! Это проливало некоторый свет на  туманное

дело Морнингтона. Но как объяснить таинственное  появление  письма  на  столе  в

кабинете?

     Пятеро бодрствовали, пятеро испытанных людей и все же этой ночью, как  и  в

ночь на шестнадцатое апреля, чья-то неизвестная  рука  подложила  это  письмо  в

комнату, все окна и двери которой были закрыты, и никто не слыхал  ни  малейшего

шума и никаких следов взлома нигде не  оказалось.  Возникло  предположение,  что

существует  потайной  ход,  но  тщательный  осмотр  стен  и  допрос  подрядчика,

строившего дом несколько лет тому назад, по планам  инженера  Фовиля,  заставили

отказаться  от  этой  гипотезы.  Во  всяком  случае,  предсказания  дона   Луиса

сбывались. Что даст ночь с 4 на 5 мая? Всю ночь сновал народ по  бульвару  Сюше.

Префект полиции решил самолично присутствовать. Расставив полицейских в саду,  в

коридоре и маленькой мансарде, он  вместе  с  Вебером,  Мазеру  и  доном  Луисом

расположился в кабинете.

     Ожидания не оправдались по вине господина Демальона. Вопреки заявлению дона

Луиса, считавшего такой  способ  проверки  излишним,  префект  решил  не  тушить

электричество. При таких условиях, разумеется, письмо не могло  появиться  и  не

появилось.

     Получалась  отсрочка  на  десять   дней,   если   считать,   что   зловещий

корреспондент вообще  возобновит  попытку  и  доставит  третье  письмо.  14  мая

взволнованная, пугливо прислушивающаяся ко  всякому  шуму,  собралась  толпа  на

бульваре, и в жутком молчании не спускала глаз с отеля Фовиль. На этот раз  свет

потушили. Но префект сидел, положив руки на выключатель.  Раз  десять-двенадцать

он включал свет, встревоженный каким-нибудь звуком -треском ли мебели, движением

кого-нибудь из присутствующих.

     Вдруг он невольно вскрикнул. Легкий шелест бумаги нарушил тишину.  Господин

Демальон тотчас включил свет. На этот раз письмо лежало  на  ковре.  Полицейские

изменились в лице. Господин Демальон взглянул на  дона  Луиса,  который  покачал

головой. Проверили замки, задвижки  - все было нетронуто.

     Содержание письма и на этот раз оправдало  его  таинственное  появление  из

мрака, письмо рассеивало последнее сомнение относительно  двойного  убийства  на

бульваре Сюше. За этой же подписью  и  помеченное  8  февраля,  по-прежнему  без

всякого указания адресата, оно гласило:

     "Дорогой друг! Так нет же! Не дамся я! Не позволю, чтобы меня, как  барана,

тащили на бойню! Я буду защищаться. Буду бороться до  последней  минуты.  Сейчас

все изменилось. У меня есть доказательства, доказательства неоспоримые.  У  меня

есть письма, которыми они оба обменялись. И я знаю, что  они  по-прежнему  любят

друг друга и хотят соединиться, что их ничто  не  остановит.  Это  написано,  ты

слышишь! Написано собственной рукой Мари-Анны:  "Потерпи,  любимый  мой  Гастон,

мужество мое растет. Тем хуже для того, кто разлучает нас  - он исчезнет". Милый

мой друг! Если я погибну в борьбе, ты найдешь их письма и весь материал, который

я собрал,  материал,  уличающий  презренную  женщину,  в  сейфе,  за  стеклянным

шкафчиком. Отомсти за меня тогда! До свидания. Прощай, может быть!"

     Таково было послание. Из глубины своей могилы Ипполит Фовиль давал  ключ  к

разгадке, объясняя мотив преступления. Мадам Фовиль и Гастон Саверан любили друг

друга. Это чувство было основным импульсом к преступлению, хотя, несомненно, и о

существовании завещания Космо Морнингтона они были осведомлены, ибо  начинали  с

того, что устранили его. Вероятно,  и  развязку  ускорило  их  желание  поскорее

овладеть огромным состоянием. Оставалось разрешить  еще  одну  задачу:  кто  тот

неизвестный корреспондент, которому Ипполит Фовиль поручал отомстить за  себя  и

который вместо того, чтобы прямо  представить  письма  властям,  выбирает  такой

таинственный способ?

     На заданные ей  вопросы  Мари-Анна  ответила  неожиданным  способом:  после

длительного допроса, на котором ее засыпали вопросами о друге  ее  мужа,  а  она

хранила упорное молчание, вечером в своей камере куском стекла она вскрыла  вены

на руках.

     Дон Луис узнал об этом от Мазеру, который пришел к нему на  другой  день  в

восемь часов утра. В руках Мазеру был дорожный чемодан.

     Сообщенное им известие сильно взволновало дона Луиса.

     -  Она умерла?   - воскликнул он.

     -  Нет! Надо думать, выкарабкается и на этот раз. Да к чему?  Раз  она  уже

забрала это себе в голову... рано или поздно...

     -  Она никаких признаний не делала перед покушением?

     -  Нет, только написала, что по поводу  писем  следовало  бы  справиться  у

некоего Ланджерио, который, по  ее  словам,  мог  бы  ее  обелить  и  разъяснить

недоразумение.

     -  Так, если есть человек, который может обелить ее, то зачем же  вскрывать

себе вены? Быть может, правду не так уж трудно открыть?..

     -  Что вы говорите, патрон? Вы что-нибудь угадали? Начинаете понимать?

     -  О, пока смутно... Нормальная регулярность появления писем как будто дает

указания...

     Он подумал некоторое время.

     -  А где же, по словам мадам Фовиль, живет этот Ланджерио?

     -  В деревне Форминьи, вблизи города Алансона,  департамента  Орм.  Префект

спешно посылает меня туда.

     -  Мы поедем вдвоем, брат, в моем автомобиле. Мне надо действовать.  Воздух

этого дома убивает меня.

     -  Убивает? Что это значит, патрон?

     -  Да, я уж знаю, что это значит...

     Полчаса спустя они летели  полным  ходом  по  Версальскому  шоссе.  Перенна

правил сам, Мазеру только кряхтел и боязливо ежился. К двенадцати часам они были

в Алонсоне и, позавтракав,  отправились,  на  главный  почтамт.  Там  ничего  не

слышали ни о каком Ланджерио и объяснили, что  в  Форминьи  есть  свое  почтовое

отделение. Но и в Форминьи, куда направились дон Луис и  Мазеру,  имя  Ланджерио

было незнакомо почтовому чиновнику, хотя жителей  всего  было  в  деревне  около

тысячи.

     Тогда они решили обратиться к мэру.

     Он покачал головой.

     -   Ланджерио...  как  же...  славный   малый.   Когда-то   был   столичным

коммерсантом.

     -  А письма получал на Алансонском почтамте?

     -  Да, ради моциона.

     -  А дом его где?

     -  В конце деревни. Вы проезжали мимо.

     -  Но, может быть, его нет дома?

     -  Да, уже, наверное, нет. Как четыре года тому назад вышел, так  больше  и

не возвращался.

     -  То есть?

     -  Да ведь он умер четыре года назад.

     Дон Луис и Мазеру переглянулись изумленные.

     -  Ружейный выстрел...   - говорил мэр.

     -  Как!   - воскликнул дон Луис.   - Он был убит?

     -   Нет,  нет.  Сначала,  правда,  заподозрили,  но  дознание  установило -

несчастный случай. Ружье чистил и всадил  себе  заряд  в  живот.  Положим,  нам,

здешним, что-то плохо верилось,  чтобы  Ланджерио,  заправский  охотник,  сделал

такой промах.

     -  У него были деньги?

     -  Да, а после смерти денег не оказалось. Вот это и возбудило недоверие. Ни

денег, ни родных, он после себя не оставил. Земля и  дом  отошли  к  казне.  Дом

опечатан, ворота парка забиты.

     -  А любопытные, небось, перелезают через стены и разгуливают по парку?

     -  Не скажу, не скажу, да и стены высокие, и дом недавно  плохой  славой  в

округе пользовался, привидения там, говорят, бродят... всякое болтают...

     -  Вот так штука!   - воскликнул дон Луис, когда они  вышли  из  мэрии.   -

Инженер Фовиль письма покойнику писал, покойнику, который, на мой взгляд,  убит,

и поверял ему преступные замыслы жены.

     Мазеру был смущен.

     День прошел на собирание у знавших  его  людей  сведений  о  Ланджерио.  Но

никаких результатов.  Часов  в  шесть,  перед  отъездом,  заметив,  что  бензина

маловато, дон Луис отрядил Мазеру в Алансон, а сам воспользовался этим временем,

чтобы осмотреть бывшие владения Ланджерио, расположенные при выезде из деревни.

     Между двумя изгородями шла  дорога,  которая  кончалась  обсаженной  липами

площадкой. Здесь в стене была массивная дверь. Так как  она  была  заперта,  дон

Луис прошел вдоль стены, в самом деле очень высокой. Проломов в стене никаких не

оказалось, но дону Луису все же удалось с  близстоящего  дерева  перебраться  на

стену и спрыгнуть вниз. В парке густо разрослась трава, полевые цветы.  Заросшие

травой дорожки вели к пригорку с развалинами  каких-то  строений,  налево   -  к

маленькому пришедшему в упадок домику с покосившимися ставнями. Он направился  в

ту сторону  - и вдруг, на одной из грядок, где земля не успела просохнуть  после

недавнего дождя, с изумлением заметил следы, оставшиеся  - он это сразу заметил 

- от ног женщины, обутой в изящные с тонкой подошвой туфли.

     "Кой черт тут гуляет?"  - подумал он. Он  увидел  те  же  следы  и  немного

дальше, на другой грядке, они привели его к группе деревьев по ту сторону дома и

вдруг оборвались.

     Он стоял перед большим сараем с прогнившими, едва держащимися на заржавелых

петлях дверьми.

     Он заглянул в дверь.

     В сарае не было окон, сквозь заткнутые соломой двери свет  проникал  слабо,

тем более, что день клонился к вечеру, и дон Луис  увидел  только  куски  досок,

старых плугов и других железных предметов.

     "Уж сюда-то моя незнакомка, наверняка, не заглянула",   - подумал дон Луис.

Но в это время в сарае послышался шорох.  Он  прислушался   -  ничего.  Но,  для

очистки совести, толкнув  плечом  какую-то  доску,  вошел  и  пользуясь  светом,

проникавшим теперь в сарай, пробрался между какими-то бочками, перешагнул  через

две-три рамы и  вышел  на  сравнительно  свободное  пространство.  Глаза  начали

привыкать к полумраку. И все-таки, сделав несколько шагов, он наткнулся лбом  на

что-то довольно твердое, что от толчка закачалось с сухим постукиванием.

     Дон Луис вынул электрический фонарик, нажал кнопку и  в  ужасе  отшатнулся:

над ним висел скелет  - два скелета рядом... Толстые веревки  были  закинуты  на

гвозди, вбитые в балки сарая. Пододвинув и кое-как укрепив колченогий стол,  дон

Луис взобрался на него и стал внимательно осматривать скелеты. Обрывки платья  и

высохшие клочки кожи сдерживали кое-как костяки -у одного из скелетов не хватало

руки  и  ноги.  От  ветра,  врывавшегося  в  сарай,  они  зловеще   и   ритмично

покачивались. Но особенно жуткое впечатление производило то, что у  скелетов  на

правых руках каким-то образом удержалось по кольцу. С дрожью отвращения дон Луис

снял их. Это были обручальные кольца. Он осмотрел их. Одно и то же число   -  12

августа 1892 года  -  было  выгравировано  на  обоих  и  два  имени:  Альфред  и

Викторина.

     Муж и жена,   - шепнул он.   - Что это, двойное самоубийство? Преступление?

Каким образом не открыли их до сих пор? Неужели они висят здесь с  самой  смерти

Ланджерио, с тех пор, как сюда никто не ходит?

     Не ходит? А женщина, которая только что  была  здесь?  Мысль  о  незнакомке

преследовала его, но в голову даже не приходило, несмотря на странный шорох, что

она могла войти в сарай. Он уже направился к своей лазейке, как  вдруг  слева  с

грохотом посыпались какие-то вещи и  несколько  бочек  упало  прямо  перед  ним.

Сыпались вещи сверху, где было нечто вроде полатей, на которые  вела  приставная

лестница.

     Не спряталась ли там его незнакомка, захваченная им врасплох?

     Дон Луис  оставил  свой  фонарик  так,  чтобы  он  освещал  полати.  Ничего

подозрительного, только старые лопаты, грабли, косы. Должно  быть,  дикая  кошка

или какой-нибудь другой зверек  произвел  всю  эту  кутерьму.  Дон  Луис  быстро

подошел к лестнице и стал подниматься наверх.

     И в тот момент, когда голова его  поравнялась  с  полатями,  снова  грохот,

снова посыпались вещи, и какой-то силуэт, вдруг возникший на фоне нагроможденных

вещей, сделал страшный жест. Все произошло с молниеносной  быстротой.  Дон  Луис

заметил лезвие косы, прорезавшей воздух на одном уровне с его головой.  Промедли

он секунду, одну десятую доли секунды, и он был  бы  обезглавлен.  Но  он  успел

прижаться головой к лестнице. Коса задела чуть по плечу. Он скользнул вниз.

     Но, он видел.

     Он видел страшное лицо Гастона Саверана, а позади человека с палкой черного

дерева,   - совсем белое при свете фонаря, искаженное лицо Флоранс Девассер!

 

 

     Глава 7

     ЛЮПЕН СЕРДИТСЯ

 

     Мгновение он стоял  неподвижно,  озадаченный.  Наверху  переворачивались  и

нагромождались вещи, словно осажденные сооружали баррикаду.  Потом  вдруг  через

новое отверстие в сарае дон Луис увидел два  силуэта,  выбирающиеся  сквозь  это

отверстие на крышу сарая. Он выхватил револьвер и выстрелил, но неудачно, потому

что он думал о Флоранс и рука его дрожала. Пули щелкали о железо, наваленное  на

полатях.

     После пятого выстрела послышался легкий крик. Дон  Луис  снова  бросился  к

лестнице. Разбросав разную утварь, высохшие вязанки каких-то  овощей,  служившие

прекрасным заграждением, он, наконец, ушибленный  и  поцарапанный,  добрался  до

отверстия и, миновав его, с удивлением увидел, что  он  на  площадке.  Это  была

вершина откоса, у которого стоял сарай. Она вплотную подходила к  гребню  стены.

Гастон Саверан и Флоранс, несомненно, скрылись этим путем, хотя стена была здесь

метров пять вышиной. Пройдя по гребню довольно широкой стены к  месту,  где  она

понижалась, Перенна спрыгнул на вспаханное поле, за которым начинался  небольшой

лесок. Беглецы должны были выбрать этот путь. Перенна  последовал  за  ними,  но

кустарник в  лесу  был  такой  густой,  а  сумерки  сгущались  так  быстро,  что

продолжать здесь поиски было совершенно бесполезно.

     Он вернулся в деревню, раздумывая о происшедшем. Флоранс и ее сообщник  еще

раз сделали попытку  отделаться  от  него.  Флоранс  снова  оказалась  в  центре

преступных махинаций.

     -  Отвратительное создание!   - шептал он, содрогаясь.   - Правда ли, что в

лице у нее столько благородства? А глаза, глаза,  которые  забыть  нельзя -такие

строгие, такие правдивые, почти наивные.

     Пока Мазеру возился с автомобилем, дон  Луис  остановил  проходящего  через

площадь мэра.

     -  Скажите, господин мэр,  не  произошло  ли  здесь  года  два  тому  назад

непонятного исчезновения супружеской четы?

     -  Мужа звали Альфредом, а жену Викториной,   - перебил его мэр.     -  Еще<

бы. История эта сильно нашумела. Мелкий  рантье  из  Алансона.  Исчезли  в  один

прекрасный день, и никто ничего не слышал больше ни о них, ни об их состоянии  -

они как раз получили за проданный дом тысяч двадцать. Как же! Я прекрасно помню.

Супруги Дедесаламюр.

     -  Благодарю вас, господин мэр.

     В Алансоне Перенна поспешил  на  вокзал  собрать  кое-какие  сведения.  Ему

сказали, что действительно двухчасовым поездом из  Парижа  приехали  господин  и

дама, которые нашли у ближайшей гостиницы кабриолет, а затем, окончив свои дела,

уехали с экспрессом в 7 часов  40  минут.  По  описанию  это  были,  несомненно,

Саверан и Флоранс.

     -  Итак,   - сказал дон Луис,   - Гастон Саверан  каким-то  путем  узнал  о

том, что сообщила мадам Фовиль относительно Ланджерио, и явился с какой-то, пока

неизвестной целью в его бывшие владения. Вперед! Мы сумеем, пожалуй, перехватить

их в Манэ.

     -  Несомненно, мы схватим за шиворот его и его даму. Ведь их двое.

     -  Двое-то двое. Только...

     -  Что, только?

     -  Даму ты оставишь в покое.

     -  Это почему?

     -  А ты знаешь, кто она такая? Мандат у тебя есть?

     -  Нет, но все-таки...

     -  Еще слово, и я высажу тебя посреди дороги. Арестовывай тогда  кого  тебе

угодно.

     Мазеру замолчал. Впрочем, они шли таким  ходом,  который  не  располагал  к

разговору, и бригадир был весь  поглощен  тем,  что  напряженно  всматривался  в

дорогу и предупреждал о препятствиях.

     По обе стороны дороги появлялись и тотчас исчезали деревья, которые  шумели

ритмично, как волна у берега. Ночные звери разбегались от огня фар.

     Дон Луис все увеличивал скорость.

     Деревни, равнины, холмы... и вдруг среди мрака  -  огни  большого  города -

Манэ.

     -  В какой стороне вокзал, Александр?

     -  Берите вправо, патрон, потом все прямо. Влево.

     Они  потеряли  минут  семь-восемь,  колеся  по  улицам,   где   им   давали

противоречивые указания. Когда автомобиль стал перед  вокзалом,  поезд  уже  дал

свисток.

     Выскочив  из  автомобиля,  дон  Луис  побежал  в  зал,   растолкал   людей,

преграждавших ему выход на  платформу,  и  увидел  на  третьем  пути  готовый  к

отправке состав, побежал вдоль вагонов, заглядывая во все окна.

     Поезд уже тронулся. Вдруг у дона Луиса вырвался крик: он увидел в одном  из

передних вагонов: Флоранс лежала на диванчике, положив голову на  плечо  Гастона

Саверана, а тот обвил ее руками.

     Не помня себя от бешенства, дон Луис ухватился за ручку двери,  но  потерял

равновесие,  потому  что  сзади  тащили  его  разозленный   сторож   и   Мазеру,

надрывающиеся до хрипоты:

     -  Да ведь это безумие, патрон, вы попадете под колеса!

     -  Идиоты!   - вопил дон Луис.   - Пустите меня! Я видел их!

     Вагоны мелькали один за другим. Он попытался вскочить на подножку одного из

них, но те двое вцепились в него, спешило на помощь еще  несколько  носильщиков,

прибежал начальник станции. Поезд удалялся.

     -  Дураки! Скоты!   - разозлился дон Луис.   - Не могли вы оставить меня  в

покое! Покажу же я вам!

     Левой  рукой  он  опрокинул  сторожа,  правой  оттолкнул  Мазеру   и   мимо

носильщиков и начальника станции, через багажный зал, перепрыгивая  через  груды

сундуков, ящиков, чемоданов, выскочил на улицу.

     -  О, трижды идиоты!   - проворчал он, увидя, что Мазеру заглушил мотор.  -

Когда предоставляется случай сделать глупость, то он его, наверное, не упустит!

     Если днем автомобиль шел со скоростью, пугавшей Мазеру, то сейчас он  летел

головокружительно быстро. Ураганом миновав предместья Манэ, вышли на шоссе.  Дон

Луис весь был во власти  одного  желания:  раньше  двух  сообщников  прибыть  на

ближайшую станцию Шартр и вцепиться в горло Саверана. Он уже видел, как бьется в

его руках любовник Флоранс Девассер!

     -  Ее любовник! Ее любовник!   - скрипел он зубами.    -  Разумеется,  этим

все разъясняется. Они вместе соединились, против  несчастной  Мари-Анны  Фовиль,

которой одной приходится расплачиваться за всю серию преступлений.

     Да была ли она когда-нибудь сообщницей?

     Может быть, убив инженера Фовиля и его сына,  они  задумали  отделаться  от

мадам Фовиль, которая стояла между ними и наследством Космо  Морнингтона!  Видел

же я листок с числами в книге, принадлежащей Флоранс.  Правда,  они  обвиняют  и

Гастона Саверана: но что из  того?  Он  больше  не  любит  Мари-Анну,  он  любит

Флоранс... и Флоранс любит его... Она его сообщница, советчица, она будет жить с

ним и пользоваться богатством... а, если подчас как будто защищает  Мари-Анну...

комедия! Быть может,  мимолетный  приступ  раскаяния...  Но  она  любит  Гастона

Саверана и продолжает борьбу неустанно и беспощадно. И  вот  почему  она  хотела

убить меня, она опасается моей проницательности... она не  выносит  меня...  она

ненавидит меня...

     Вспоминая картину, которую он видел в окно вагона, он стонал от ревности, и

в первый раз в жизни затуманенный мозг его сверлила мысль об убийстве.

     -  Черт возьми!   - проворчал он вдруг.   - Мотор дает  перебои...  Мазеру,

Мазеру...

     -  Как, патрон? Вы знали, что я здесь?

     Из мрака вынырнула фигура Мазеру.

     -  Негодяй! Ты думаешь, что всякий дурак может уцепиться за подножку  моего

автомобиля, а я и не замечу? Хорошо же тебе там, должно быть?

     -  Мучение! Зуб на зуб не попадает!

     -  Это тебе урок. Ты где покупал бензин?

     -  В бакалейной.

     -  Жулики. Гадость продали. Перегрелся мотор.

     В работе двигателя в самом деле  чувствовались  перебои.  Потом  как  будто

снова наладилось, и дон Луис опять ускорил ход. Не снижая  скорости,  автомобиль

словно летел на крыльях. Один из фонарей потух, другой горел  тусклее  обычного,

но ничто не могло унять пыла дона Луиса. Снова пошли  перебои,  и  вдруг  полная

беспомощность, мотор заглох. Нелепая остановка посреди дороги.

     -  Это уже верх всему!   - завопил дон Луис.   -  Тут  час  провозишься,  а

потом через час начнется то  же  самое.  Черт  знает  что  тебе  продали  вместо

бензина.

     Луис в бешенстве затопал ногами. Он готов был поколотить автомобиль,  готов

был... Дон Луис схватил Мазеру за плечи, тряс, осыпал бранью и, наконец,  бросив

его на откос,  заговорил  прерывающимся  голосом,  в  котором  были  и  злоба  и

страдание.

     -  Это она, ты слышишь, Мазеру. Это  она,  подруга  Саверана...  Я  нарочно

говорю тебе об этом сейчас, потому что боюсь поддаться слабости. Да, я трус... у

нее строгое лицо... а, глаза, как у ребенка. Но это она,  Мазеру.  Она  живет  у

меня. Запомни ее имя, Мазеру, Флоранс Девассер.  У  меня  не  хватает  мужества,

когда я смотрю на нее. Ведь я никогда не  любил...  Все  другие  женщины...  Все

другие... капризы мои, даже того меньше... я не помню прошлое! О, Флоранс!  Надо

схватить ее, Мазеру. Надо освободить меня от ее глаз... Они  жгут  меня...  они,

как яд. Если ты не избавишь меня от них, я убью ее... или убьют  меня...  или...

О! Какая буря во мне сейчас, есть другой... этот Саверан... она  любит  его.  О,

мерзавцы! Они убили Фовиля и ребенка, и старика Ланджерио, и тех двух, в  сарае,

и других... Космо Морнингтона, и Веро, и других. Чудовища! Она в  особенности...

о, если бы ты видел, что у нее за глаза!

     Он говорил едва слышно, подавленный отчаянием. И это поражало в  нем   -  в

человеке, всегда полном энергии, необыкновенно владеющем собой.

     -  Успокойтесь, патрон,   -  сказал  бригадир,  поднимаясь.     -  Все  это

пустяки. Женские истории... я сам через это прошел.

     Вот я вам расскажу... мадам Мазеру, ну да, я женился в ваше отсутствие.

     Он потихоньку увлек  дона  Луиса  к  автомобилю,  потом  уложил  на  заднее

сидение.

     -  Отдохните, патрон. Ночь не очень  холодная,  да  и  есть  чем  укрыться.

Поутру я первого прохожего пошлю  в  соседний  городок  за  бензином,  да  и  за

провизией. Есть хочется. И все устроится... С женщинами всегда так устраивается.

.. стоит их только вытолкать за дверь своей жизни...

     Если только они сами не опередят тебя. Так вот... мадам Мазеру...

     Но дону Луису не суждено было узнать,  что  стало  с  мадам  Мазеру.  Самые

сильные встряски не влияли на его сон, и он тотчас уснул. Проснулся он на другой

день поздно.  Мазеру  лишь  в  семь  часов  удалось  перехватить  велосипедиста,

направляющегося в Шартр.

     В девять часов автомобиль тронулся в  путь.  К  дону  Луису  вернулось  его

обычное хладнокровие, и он сказал бригадиру:

     -  Я наговорил кучу глупостей сегодня ночью. Об этом я  не  жалею.  На  мне

лежит обязанность спасти мадам  Фовиль  и  поразить  настоящую  виновницу.  И  я

клянусь тебе, что выполню  свой  долг.  Флоранс  Девассер  сегодня  же  будет  в

тюремной камере.

     -  А я вам помогу, патрон,   - со странной интонацией заявил Мазеру.

     -  Мне не нужна ничья помощь. И если ты коснешься хоть волоса на ее голове,

я уничтожу тебя. Понял?

     -  Да, патрон.

     -  Так смотри же.

     Автомобиль мчался с бешеной скоростью. Мелькнули Шартр,  Гамбулье,  Шеврез,

Версаль, Сен-Клу, Булонский лес. Когда на площади Согласия, автомобиль свернул в

Тюильри, Мазеру робко спросил:

     -  Вы не домой, патрон?

     -  Нет. Прежде всего надо излечить  мадам  Фовиль  от  мании  самоубийства,

передав ей, что преступники обнаружены, а  затем  мне  необходимо  повидаться  с

господином префектом или судебным следователем.

     В суде никого не оказалось. Дон Луис  закусил  в  ближайшем  кафе  и  снова

встретился с Мазеру. Вид у него был такой взволнованный, что Мазеру  не  мог  не

обратить внимания.

     -  Вы не передумали, патрон?

     -  Напротив. Я только что прочел, что мадам Фовиль  пыталась  разбить  себе

голову о стену.  Пришлось  надеть  ей  смирительную  рубашку.  Тогда  она  стала

отказываться от пищи. Я обязан спасти ее.

     -  Каким образом?

     -  Выдав настоящую преступницу. Я предупрежу  следователя  и  доставлю  вам

сегодня вечером Флоранс Девассер живую или мертвую.

     -  И Саверана?

     -  И Саверана... Разве только...

     -  Что такое?

     -  ... я не разделаюсь сам с негодяем.

     В это время к ним подошло несколько репортеров. Дон Луис сказал им:

     -  Можете сообщить, господа, что с сегодняшнего дня я беру под свою  защиту

Мари-Анну Фовиль и все свои силы посвящу этому.

     Посыпались удивленные возгласы. Но, не он ли  сам  привел  мадам  Фовиль  в

тюрьму? Не он ли собрал против нее неоспоримые улики?

     -  Я  сам  уничтожу  эти  улики.  Мадам  Фовиль  жертва  негодяев,  которые

подстроили против  нее  дьявольскую  махинацию  и  которых  я  собираюсь  выдать

правосудию.

     -  А зубы? Отпечаток зубов!

     -  Совпадение!  Необъяснимое  совпадение!  В  котором  сейчас  вижу  лишнее

доказательство ее невиновности. Человек достаточно ловкий, чтобы  совершить  все

эти преступления, конечно, не оставил бы такой улики против себя. Она невиновна.

Необходимо сейчас же подбодрить ее, иначе смерть ее будет на совести тех, кто ее

обвинил.

     Он вдруг замолчал. Взгляд его остановился на одном из  репортеров,  который

делал заметки, стоя в стороне от других. Дон Луис сказал потихоньку Мазеру:

     -  Узнай как-нибудь имя этого типа. Где я его встречал?

     В это время курьер судебного следователя пригласил Перенна в  кабинет.  Тот

сделал несколько шагов, но уже почти в дверях круто повернулся с гневным криком:

     -  Да ведь это он, это Саверан был тут, загримированный. Скорее за ним!

     Он бросился к выходу, сопровождаемый Мазеру, сторожами, газетчиками. Вскоре

он  всех  оставил  позади  себя.  Спустился  с  лестницы,  пробежал   подземными

коридорами, соединяющими два двора. Кто-то сказал  ему,  что  человек  описанной

наружности недавно прошел здесь. Указание было дано ложное. Он понял  это  после

того, как потерял много времени. Наконец, ему удалось  установить,  что  Саверан

направился в сторону бульвара и что на набережной к нему присоединилась  молодая

женщина, очень хорошенькая блондинка, она же Флоранс Девассер. Они вместе сели в

автомобиль, идущий к вокзалу в Сен-Лазар.

     На вокзале после долгих поисков и расспросов дон Луис  узнал,  что  Флоранс

одна села в автобус, направлявшийся к центру.

     Вопреки его ожиданиям она вернулась домой. При мысли, что сейчас увидит ее,

он ощутил новый прилив злобы. Он строил дорогой планы мести, грозил,  оскорблял,

осыпал Флоранс бранью. Мучительно остро хотелось причинить ей  боль,  страдание.

Но, свернув на площадь, сразу остановился. Опытным взглядом выделил с  полдюжины

профессионального вида субъектов, расположившихся вокруг дома. А Мазеру, заметив

его приближение, попытался скрыться в одной из подворотен.

     -  Мазеру!   - крикнул дон Луис.

     Тот подошел. Выражение лица у него было такое сконфуженное,  что  дон  Луис

всерьез встревожился.

     -  Скажи, пожалуйста, ведь не ради же меня твои молодцы делают стойку около

моего отеля.

     -  Что за идея, патрон?   - смущенно возразил Мазеру.   - Вы же знаете, что

сейчас в милости.

     Дон Луис вздрогнул. Он понял, Мазеру предал его. Отчасти повинуясь велениям

своей щепетильной совести, отчасти желая избавить своего  патрона  от  опасности

роковой страсти, он выдал Флоранс Девассер.

     Дон Луис стиснул руки, всеми силами  стараясь  сдержать  бушевавший  в  нем

гнев. Это было для него страшным ударом.

     Он вдруг интуитивно понял, сколько наделал ошибок,  обезумев  от  ревности.

Понял и почувствовал, что последствия могут быть непоправимыми...

     -  А мандат?   - спросил он.

     Мазеру затрепетал.

     -  Это вышло случайно... Встретил префекта... Разговорились насчет барышни.

Оказалось, он узнал, что  фотокарточку  подрисовали,  фотокарточку,  которую  он

давал вам, и что на ней стояло имя Флоранс.

     -  А мандат?   - еще настойчивее повторил дон Луис.

     -  Вы понимаете... пришлось... Господин Демальон... следователь...

     Будь они одни на площади, дон Луис, несомненно, дал бы выход своему  гневу,

применив к Мазеру один из излюбленных приемов бокса. И Мазеру,  эту  возможность

учитывая, держался вне пределов досягаемости.

     -  Это для вашего же блага, патрон. Сами ведь говорили: "Освободи  меня  от

этого создания... Ее глаза жгут меня". А тем более Вебер...

     -  Как, Вебер знает?

     -  Да, он скоро должен быть здесь с подкреплением. Префект стал сомневаться

в вас, когда узнал про фотографию. По сведениям Вебера, женщина, которая  ходила

к Гастону Саверану на бульвар Ричарда Валласа, была блондинка, очень хорошенькая

и звали ее Флоранс. Она иногда даже ночевала там.

     -  Ты лжешь! Ты лжешь!   - сквозь зубы прошептал Перенна.

     Он снова ненавидел Флоранс. Вначале  он  преследовал  ее,  сам  не  отдавая

отчета  - почему. Теперь он как будто сознательно хотел ее гибели.  А  на  самом

деле потерял контроль над собой. Действовал  импульсивно.  Весь  во  власти  той

страсти, которая может побудить как перерезать  горло  любимому,  так  и  отдать

жизнь ради его спасения. Мимо пробежал мальчуган с экстренными выпусками газеты.

Дон Луис успел прочесть заголовки:

     "Заявление  дона  Луиса.  Мадам  Фовиль   невиновна.   Арест   преступников

неизбежен".

     -  Да, да,   - сказал он вслух.   - Развязка приближается. Флоранс  уплатит

по счету. Тем хуже для нее.  Въехав  во  двор,  он  приказал  шоферу  развернуть

автомобиль и не выключать мотора, так как он скоро поедет снова.

     В коридоре он окликнул дворецкого.

     -  Мадемуазель Девассер у себя?

     -  Да, месье.

     -  Она уезжала вчера?

     -  Ее вызвали телеграммой к больной родственнице. Она вернулась ночью.

     -  Пришлите ее ко мне, но не в кабинет, а в комнату, рядом с моей спальней.

     Это была небольшая комната на втором  этаже,  некогда  дамский  будуар.  Он

чувствовал себя там в большей безопасности, чем в других  комнатах,  хранил  там

самые важные бумаги, и ключ от нее, ключ от замка с секретом, всегда держал  при

себе.

     Мазеру нагнал дона Луиса  во  дворе,  но  тот,  казалось,  не  замечал  его

присутствия. Потом он повернулся к нему.

     -  Все идет прекрасно. Я боялся, что  Флоранс  не  вернется  домой.  Должно

быть, они не видели нас вчера. А теперь ей не уйти от нас.

     Мазеру потирал руки. Они вместе стали подниматься по лестнице.

     -  Вы, значит, решаетесь, патрон?

     -  Я во что бы то ни стало хочу спасти мадам Фовиль от самоубийства, и  раз

другого средства нет, я жертвую Флоранс.

     -  И не огорчаетесь?

     -  Не раскаиваюсь.

     -  И прощаете меня?

     -  Благодарен тебе.

     И с этими словами дон Луис  нанес  Мазеру  сильный  рассчитанный  удар  под

подбородок. Без единого звука Мазеру свалился в обморок.

     На площадку лестницы выходил темный  чулан,  где  слуги  складывали  щетки,

ведра. Дон Луис втащил туда Мазеру и усадил удобно, спиной  к  сундуку,  заткнул

ему рот платком, связал руки и ноги скатертями. Когда Мазеру начал  приходить  в

себя, он сказал ему, остановившись в дверях:

     -  По-моему, тебе больше ничего не нужно... поспи... встанешь  свежий,  как

розочка.

     Он посмотрел на часы.

     -  В моем распоряжении целый час. Прекрасно.

     В эту минуту у него был такой  план:  бросить  Флоранс  в  лицо  обвинение,

добиться от нее письменного признания и тем спасти  мадам  Фовиль.  А  там,  что

будет. Может быть, увезет Флоранс в своем  автомобиле  в  какое-нибудь  надежное

убежище и будет  держать  там  заложницей.  Может  быть...  но  он  об  этом  не

задумывался. Прежде всего, он хотел объясниться сейчас  и  без  обиняков.  Бегом

поднялся к себе в спальню, сунул  голову  под  холодную  воду.  Никогда  еще  не

испытывал он  такого  волнения,  никогда  не  разыгрывались  в  нем  так  слепые

инстинкты.

     Она! Поднимается по лестнице!

     Наконец-то! Какое наслаждение знать, что она в моих руках!  Лицом  к  лицу!

Совсем одна! Он вышел на площадку и, остановившись перед дверью будуара,  достал

ключ.

     Открыл дверь и... вскрикнул.

     Перед ним стоял Гастон Саверан.

     В комнате, скрестив руки, стоял и ожидал его Гастон Саверан.

 

 

     Глава 8

     САВЕРАН ОБЪЯСНЯЕТСЯ

 

     Гастон Саверан!

     Дон Луис инстинктивно выхватил пистолет и направил его на бандита.

     -  Руки вверх!   - потребовал он.   - Или я буду стрелять.

     Гастон Саверан не испугался, спокойно указал на  два  револьвера,  лежавшие

подле него на столике.

     -  Вот мое оружие. Я пришел не сражаться, а поговорить.

     -  Как вы попали сюда?   -  крикнул  раздраженный  таким  спокойствием  дон

Луис.   - Ключи подобрали? Каким образом?

     В эту минуту дверь распахнулась и в комнату  вбежала  Флоранс.  Не  обращая

внимания на Перенна, она бросилась к Гастону Саверану.

     -  Зачем вы пришли? Вы обещали...  Вы  поклялись  мне,  что  не  придете...

уходите.

     Саверан отстранил ее и усадил в кресло.

     -   Оставь,  Флоранс,  я  обещал,  чтобы  успокоить  тебя.  Предоставь  мне

действовать.

     -  Да нет же, нет!   - простонала девушка.   - Это безумие. Я запрещаю... Я

умоляю вас.

     Нагнувшись к ней, он медленно и ласково провел рукой по ее  лбу,  пригладил

золотые волосы.

     -  Предоставь мне действовать, Флоранс,   - тихо проговорил он.

     Она  замолчала,  словно  обезоруженная  мягким  голосом.  Он  произнес  еще

несколько слов, которых дон Луис не расслышал. Они, видимо, окончательно убедили

ее. Перенна стоял против них, не двигаясь и не отводя револьвера.

     Когда Саверан обратился к  Флоранс  на  "ты",  он  весь  с  головы  до  ног

задрожал, и рука, державшая револьвер, напряглась.  Как  случилось,  что  он  не

выстрелил? Каким усилием воли подавил  он  ненависть,  огнем  сжигавшую  его.  А

Саверан еще гладил Флоранс по волосам.

     Дон Луис опустил руку. Позже он убьет их,  сделает  с  ними  все,  что  ему

вздумается. Им уже не уйти от мести.

     Спрятал в ящик револьверы Саверана и повернулся к двери, чтобы запереть ее,

как вдруг услышал шаги на лестнице. Он вышел на площадку.

     -  В чем дело?

     -  Срочное письмо для господина Мазеру,   - ответил дворецкий.

     -  Давайте сюда. Он тут, со мной.

     Вернувшись в  комнату,  дон  Луис  разорвал  конверт.  Наскоро  набросанная

записка карандашом, подписанная одним из агентов, карауливших дом, гласила:

     "Осторожнее, бригадир. Гастон Саверан  - там в  доме.  По  словам  соседей,

молодая девушка, домоправительница, вернулась часа полтора назад, еще до  нашего

прихода. Ее видели в окне павильона, в котором она  живет.  А  спустя  несколько

минут была приоткрыта ею же, несомненно, низенькая дверь, расположенная под  тем

же павильоном и ведущая в погреб. Судя по описанию, ошибки быть не может. Это  -

Гастон Саверан. Будьте же  осторожны,  бригадир.  При  малейшем  знаке  с  вашей

стороны, мы ворвемся в дом".

     Дон Луис задумался. Он понял, наконец, как проникал негодяй к нему в дом  и

почему ему всегда удавалось избегать преследований.

     "Что же, песенка малого спета, да его барышни тоже: пули  моего  револьвера

или полицейские наручники  - пусть выбирают".

     Он снова запер дверь и, поставив стул против своих узников, сказал:

     -  Будем разговаривать.

     Комната, в  которой  они  находились,  была  очень  маленькая,  дону  Луису

казалось, что он почти касается человека, которого ненавидит всеми силами  своей

души.

     Между их стульями было расстояние не больше метра. Между ним и окном  стоял

длинный стол, заваленный книгами,  окно,  проделанное  в  очень  толстой  стене,

давало большое углубление, что часто встречалось в старинных домах.

     Флоранс сидела лицом к свету, и дон Луис плохо различал ее лицо. Зато  лицо

Гастона Саверана было ему прекрасно видно, и он с гневом и странным любопытством

вглядывался в черты еще молодого лица,  выразительный  рот,  умные  и  красивые,

несмотря на несколько жесткое выражение, глаза.

     -  Говорите же!   - повелительно сказал он.   - Я даю  вам  лишь  небольшую

передышку. Быть может, вы испугались? Жалеете о сделанном шаге?

     Гастон Саверан улыбнулся и спокойно сказал:

     -  Я ничего не боюсь и ни о чем не жалею, так как определенно чувствую, что

мы столкуемся.

     -  Столкуемся?   - дон Луис возмущенно выпрямился.

     -  А почему бы нет? Мне эта мысль не раз приходила в голову и  окончательно

овладела мной, когда я недавно слушал вас в коридоре суда и сейчас читал газеты:

"Заявление дона Луиса Перенна. Мари-Анна Фовиль невиновна..." и так далее.

     Гастон Саверан приподнялся и, не повышая голоса, отчеканил:

     -   За  этими  четырьмя  словами  все  сказано,  месье.  Мари-Анна   Фовиль

невиновна. Действительно ли вы это думаете? Действительно ли вы верите в это?

     Дон Луис пожал плечами.

     -  Да речь вовсе не о ней идет, а о вас двоих. Ближе к цели,  это  в  ваших

интересах.

     -  В наших интересах?

     -  Вы забываете  третий  заголовок,  ведь  я  сказал:  "Арест  преступников

неизбежен".

     Саверан и Флоранс разом вскочили.

     -  Это вам известно так же, как и мне: человек с палкой черного дерева,  за

которым во всяком случае значится убийство инспектора Ансенсио, и его сообщница.

Пусть оба припомнят ряд покушений на меня, вплоть до вчерашней косы, беспощадной

косы.

     -  Так что же из этого?

     -  А то, что партия проиграна. Надо расплачиваться.  Кстати,  вы  грубейшим

образом вскочили прямо в пасть к волку.

     -  Я не понимаю.

     -  Короче говоря,  полиции  известно,  что  представляет  из  себя  Флоранс

Девассер. Известно, что вы здесь, отель окружен, и Вебер сейчас будет здесь.

     Саверан как будто растерялся. Флоранс побледнела. Безумный ужас отразился у

нее на лице. Она зашептала:

     -  О, это ужасно! Нет, нет, я не хочу.

     Потом бросилась к дону Луису.

     -  Трус! Трус! Это вы выдали нас! Я знала, что вы на  все  способны...  Вы,

как палач, поджидали. О, какая низость, какая подлость!

     Она без сил упала на кресло, рыдая и закрывая лицо руками.

     Дон Луис отвернулся. Как это ни странно, он не чувствовал никакой  жалости,

и ни слезы, ни оскорбления Флоранс нисколько не трогали его, словно  он  никогда

не любил ее. Он рад был, что освободился. Отвращение убило любовь.  Прошелся  по

комнате. Но, когда повернувшись в их сторону, увидел, что они взялись  за  руки,

как друзья, поддерживающие друг друга в тяжелую минуту, он вдруг вышел из себя и

схватил за руку ненавистного человека.

     -  Я запрещаю вам... по какому праву... жена она вам? Любовница?

     Он запнулся. Он сам почувствовал всю нелепость  своей  выходки,  в  которой

проявилась со всей силой и слепотой страсть, казалось, уже угасшая.

     Он краснел  - Гастон Саверан смотрел  на  него  изумленно.  Он  выдал  свою

тайну.

     Наступило молчание. Дон Луис встретился глазами с Флоранс, и  в  ее  глазах

была и враждебность, и возмущение, и презрение. Неужто она  угадала?  Но  он  не

решался вымолвить ни слова. Ждал, что скажет Саверан, и думал, весь трепеща, как

в лихорадке, только о том, что сейчас узнает кое-что о Флоранс, о ее прошлом,  о

ее любви к Саверану. Разоблачения, которые он мог услышать, трагические события 

- все это отошло куда-то далеко...

     -  Хорошо,   - сказал Саверан.   - Судьба. Я хочу вам  рассказать  кое-что.

Это мое единственное желание сейчас.

     -  Говорите. Дверь заперта. Я открою ее, только когда захочу.

     -  Постараюсь быть краток,   - начал Саверан.   - Впрочем я немного и знаю.

Хоть я и переписывался с мадам Фовиль как кузен и раньше, но встретил  ее  и  ее

мужа Ипполита Фовиля впервые  несколько  лет  тому  назад  в  Палермо,  где  они

зимовали, пока  строился  их  отель.  Пять  месяцев  мы  виделись  каждый  день.

Отношения между мужем и женой были неважные. Однажды я застал ее  в  слезах.  И,

взволнованный, не сумел скрыть свою тайну. Я полюбил ее с первого  взгляда.  Мне

суждено было любить ее всегда, все сильнее и сильнее.

     -  Вы лжете!   - воскликнул дон Луис. (Сил не  хватило  сдержаться.)   -  Я

видел вас обоих вчера в поезде.

     Гастон Саверан взглянул на Флоранс. Она сидела, опустив голову на руки:  он

продолжал, не отвечая на восклицание дона Луиса.

     -  Мари-Анна тоже полюбила меня. Она призналась мне в этом, но тут же взяла

с меня клятву, что я не стану добиваться  от  нее  ничего,  кроме  самой  чистой

дружбы. Я сдержал клятву. Несколько недель мы были счастливы безмерно.  Ипполит,

увлекшись в  то  время  кафешантанной  певичкой,  часто  отсутствовал.  Я  много

занимался физическим воспитанием маленького Эдмонда, часто болевшего. И затем  с

нами  был  чудесный  друг,   преданная   советница,   врачевавшая   наши   раны,

поддерживающая наше мужество, отдавая нашей любви  кое-что  от  той  силы,  того

благородства, какого так много в ней самой  - с нами была Флоранс.

     Дон Луис почувствовал, как бурно забилось в нем сердце.  Не  то,  чтобы  он

поверил словам Саверана, но он надеялся за ними прочесть правду. А, может  быть,

он,  сам  того  не  замечая,  подчинялся  влиянию  Гастона  Саверана,  очевидная

истинность и правдивая интонация которого удивляла его.

     Саверан продолжал:

     -  Пятнадцать лет тому назад брат мой, Рауль Саверан,  проживая  в  Буэнос-

Айресе, взял на себя заботу о девочке-сироте,  дочери  его  друзей.  Умирая,  он

поручил девочку старушке няне, которая выходила меня, а затем  вместе  с  братом

уехала в Южную Америку. Няня привезла  ко  мне  девочку,  ей  в  то  время  было

четырнадцать лет, а сама по приезде во Францию через несколько дней  погибла   -

несчастный случай.

     Я отвез девочку в Италию к своим друзьям. Она  много  училась,  работала  и

стала... такой, какая она сейчас.

     Желая жить на свои средства, поступила гувернанткой в одну семью, а позже я

рекомендовал ее своим  кузенам  Фовилям.  Она  воспитывала  маленького  Эдмонда,

который ее обожал, и стала преданным и любимым другом Мари-Анны.

     И моим тоже... в те счастливые, быстро  промелькнувшие,  увы,  дни -счастью

пришел скоро конец  - как всегда неожиданно. Я вел  дневник,  в  нем  отражалась

день за днем жизнь без событий, но вся насыщенная любовью, любовью  безнадежной,

любовью без будущего и полной муки.

     Случайность ли, злая ли шутка судьбы, но Ипполит Фовиль нашел этот дневник.

Вне себя от гнева сначала хотел прогнать Мари-Анну. Потом успокоился,  после  ее

обещания никогда больше не видеться со мной.

     Я уехал со смертью у душе. Уехала  и  Флоранс,  которой  было  отказано  от

места, и с тех пор, я ни разу, вы слышите, ни разу  - не обменялся с  Мари-Анной

ни единым словом. Но связывала нас с ней любовь неугасимая. Ни время, ни разлука

не могли повлиять на наши чувства.

     Он приостановился, стараясь прочесть по лицу дона Луиса, какое  впечатление

производит на него рассказ. Дон Луис слушал с тревожным вниманием  и  удивлялся,

главным образом, тому необычайному спокойствию, с которым Гастон Саверан говорил

о драме своей жизни, спокойны были не только интонации, но и глаза.

     "Какой актер",   - подумал дон  Луис  и  тут  же  вспомнил,  что  такое  же

впечатление произвела на него мадам Фовиль.

     -  Затем?   - спросил он.

     -  Затем я был мобилизован, а мадам Фовиль поселилась  в  Париже  вместе  с

мужем. О прошлом между ними не было больше речи.

     -  Почему вы знали это? Она писала вам об этом?

     -  Нет, Мари-Анна из тех женщин, что строго выполняют свой долг, и  понятие

о долге у них самое суровое.

     Она не писала мне. Но частенько навещала в этом доме Флоранс.  Они  никогда

не говорили обо мне, не правда ли, Флоранс? Она не допустила бы  этого,  но  вся

жизнь ее была одна любовь, не правда ли, Флоранс?

     Измученный тоской, вдали от нее, я после демобилизации  вернулся  в  Париж.

Это-то и погубило нас.

     Было это около года тому назад. Я поселился на авеню де Булонь и вел совсем

затворнический образ жизни, чтобы Ипполит Фовиль  не  узнал  как-нибудь  о  моем

возвращении. Я боялся, что он нарушит покой Мари-Анны.  Знала  обо  всем  только

одна Флоранс, которая изредка навещала меня. Выходя из дома  редко,  всегда  под

вечер, я гулял по самым  пустынным  аллеям  леса.  Однажды   -  минуты  слабости

возможны даже при самой героической решимости  -  как-то  в  среду  вечером,  не

отдавая себе отчета, я направился на бульвар Сюше и прошел мимо дома,  где  жила

Мари-Анна. Вечер был теплый и прекрасный  - Мари-Анна сидела у окна. Она увидела

меня, узнала  - я тотчас почувствовал это  - от счастья у меня подгибались ноги,

когда я шел дальше. С тех пор я  каждую  среду  проходил  мимо  дома  Мари-Анны.

Несмотря на то, что ее часто отвлекали светские обязанности,  она  почти  всегда

была на месте, доставляя мне радость, на которую я не смел надеяться.

     -  Скорее!   - заторопил дон Луис.   - Скорее, факты.

     Он ловил себя на том, что  рассказ  Гастона  Саверана  уже  перестает  быть

лживым.  Он  внутренне  сопротивлялся  еще,  но  его  предубеждение  мало-помалу

рассеивалось и приготовленные  обвинения  казались  неубедительными.  В  глубине

души, измученной любовью и ревностью, он склонен был верить  этому  человеку,  в

котором раньше видел ненавистного соперника и который  сейчас  при  Флоранс  так

горячо говорил о своей любви к Мари-Анне.

     Саверан покачал головой.

     -  Спешить я не стану. Я взвесил заранее все свои  слова.  Опустить  ничего

нельзя. Не в отдельных фактах, а лишь в их связи и взаимоотношениях надо  искать

разрешение загадки.

     -  Продолжайте,   - прошептал дон Луис.

     -  Мы подходим,   - снова заговорил своим строгим голосом Саверан,     -  к

наиболее важным событиям. Наше толкование будет  ново  для  вас,  но  совершенно

отвечает истине. По  несчастной  случайности  встретившись  как-то  с  Ипполитом

Фовилем в лесу, я из осторожности сменил квартиру и даже перестал встречаться  с

Флоранс, предложив ей писать мне до востребования. Я весь отдался своей  работе,

совершенно спокойный и уверенный в том,  что  никакая  опасность  не  может  мне

угрожать. Гром действительно грянул с чистого неба. Только тогда, когда  ко  мне

ворвался префект полиции со своими людьми и я узнал об убийстве Ипполита  Фовиля

и Эдмонда и об аресте моей любимой Мари-Анны.

     -  Невозможно!   - воскликнул дон Луис и снова враждебно насторожился.    -

К тому времени уже миновало  две  недели.  Если  не  из  газет,  то  мадемуазель

Флоранс...

     -  Газет я не читаю. Неужели это так неправдоподобно?  А  Флоранс  письмом,

как раз отправленным в день двойного убийства, я предупредил, что уезжаю на  три

недели. В последнюю минуту я передумал, но она об этом ничего не знала,  поэтому

ни о чем предупредить меня не могла.

     -  Но позвольте!   - вскричал дон Луис,   - не можете же вы  отрицать,  что

человек с палкой черного дерева, проследивший Веро и подменивший письмо...

     -  Это был не я,   - перебил его Саверан и, невзирая на то,  что  дон  Луис

иронически пожал плечами, он настойчиво продолжал:

     -  Тут кроется какая-то, пока необъяснимая ошибка, но клянусь, я никогда  в

жизни не был убийцей, это не вязалось бы со всем моим образом  жизни.  Повторяю,

гроза захватила меня врасплох. И поэтому реакция была так неожиданна, что во мне

вдруг заговорили дикие и примитивные инстинкты. Подумайте только,  посягнули  на

то, что было для меня самое святое.  Мари-Анна  в  тюрьме!  Обвинена  в  двойном

убийстве! Я обезумел. Я сознавал только одно: надо бежать, бежать во что  бы  то

ни стало, чтобы затем спасти Мари-Анну. Тем хуже для  тех,  кто  стоит  на  моем

пути. По какому праву оскорбляют они чистую женщину? Я убил в  тот  день  одного

человека, но я мог бы убить десять-двадцать. Что значила жизнь этих  несчастных?

Они стояли между мной и Мари-Анной, а она была в тюрьме.

     Гастон Саверан сделал над собой усилие,  от  которого  судорога  свела  ему

лицо, он старался вернуть себе самообладание и кое-как  справился  с  собой,  но

голос все же дрожал, когда он заговорил снова.

     -  Убегая от агентов префекта, я свернул  на  боковую  улицу,  и  тут  меня

спасла Флоранс. Она давно обо всем знала из газет, которые читала для  вас.  Она

слушала ваши комментарии и  замечания  и  проникалась  уверенностью,  что  враг,

единственный враг Мари-Анны  - это вы.

     -  Но почему, почему?

     -  Да потому, что она видела, что вы обвиняете ее!   - с силой вырвалось  у

Саверана.   - Потому, что вы были заинтересованы в том, чтобы отстранить сначала

Мари-Анну, потом меня от наследства Морнингтона... и потому, наконец...

     -  Что?

     Гастон Саверан мгновение колебался, но потом отрезал:

     -  Потому, наконец, что для нее не было сомнений, кто вы, а  Арсена  Люпена

она считала на все способным.

     Наступило молчание,  мучительное  молчание.  Флоранс  хранила  невозмутимое

спокойствие под взглядом  дона  Луиса,  и  он  ничего  не  мог  прочесть  на  ее

непроницаемом лице.

     Гастон Саверан заговорил опять:

     -  И Флоранс, друг Мари-Анны, терзаясь за  нее,  повела  борьбу  с  Арсеном

Люпеном. Она написала статью, черновик которой вы нашли у  себя  во  дворе,  она

опустила перед Люпеном железную штору, чтобы задержать его, так как из разговора

его с Мазеру узнала о предстоящем моем аресте, она поспешила  на  автомобиле  ко

мне, и хотя предупредить меня уже не успела, дала мне возможность бежать.

     Она заразила меня своим недоверием  к  вам,  своей  ненавистью.  Тут  же  в

автомобиле она объяснила мне, какую важную роль вы играете в  этом  деле,  и  мы

сейчас же скомбинировали маленькую контратаку против вас, с целью навлечь на вас

подозрения.  История  с  обломком  палки,   помните?   Замысел   неудачный.   Мы

промахнулись. Но дуэль уже началась. Я бросился вперед, очертя голову.

     Чтобы понять меня, надо вспомнить,  что  я  отшельник,  человек  науки,  но

вместе с тем и страстно любящий человек. Я  провел  бы  всю  жизнь  за  работой,

довольствуясь только тем, что изредка видел Мари-Анну у окна. Но, как  только  я

узнал, что ее мучают, я стал другим человеком, готовым на все.

     Не зная, что делать, как спасти Мари-Анну, я поставил себе ближайшей  целью

устранить ее врага  - человека, который является виновником ее страданий.

     Последовал ряд моих покушений на вас. Проникнув  к  вам,  я  попытался  без

ведома Флоранс, клянусь вам!   - отравить вас. Возмущения, укоры Флоранс  должны

были подействовать на меня, но повторяю, я обезумел, и ваша смерть казалась  мне

залогом спасения Мари-Анны.

     Я стрелял в вас из револьвера на бульваре Сюше,  и  в  тот  же  день  вы  и

бригадир Мазеру едва не стали жертвами автомобильной катастрофы. Погиб при  этом

совершенно непричастный шофер, а Флоранс была в таком отчаянии, что мне пришлось

внять ее мольбам и обещать ей сложить оружие.

     Меня самого преследовала мысль о двух моих жертвах, и я решил изменить план

и все усилия направить к тому, чтобы организовать бегство Мари-Анны из тюрьмы.

     Я богат. Я щедро оделял деньгами тюремных сторожей, пока не открывая им мои

планы, завязывал знакомства с поставщиками, с  персоналом  больницы.  Под  видом

репортера являлся в здание суда, рассчитывая на то,  что  как-нибудь,  когда  ее

будут допрашивать, я смогу ее увидеть, подать ей знак, ободрить...

     Пытка ее  продолжалась.  Этими  письмами  Ипполита  Фовиля  вы  нанесли  ей

страшный удар. Что за письма? Откуда? Разве не было оснований  думать,  что  вся

эта история, эта ужасная махинация  - дело ваших  рук?  Мы  искали  хоть  какие-

нибудь нити, что пролило бы свет.

     И вот вчера утром, во время вашего разговора с бригадиром  Мазеру,  Флоранс

уловила имя Ланджерио и название деревни   -  Форминьи.  Она  вспомнила,  что  у

Ипполита Фовиля был такой друг и догадалась, что  вы  с  бригадиром  отправились

разыскивать его, так как предполагаете, что письма были адресованы ему.

     Полчаса спустя мы сели в поезд, отходящий на Алансон. Мы, со своей стороны,

хотели собрать сведения. Узнав, как и вы, в Форминьи о том, что Ланджерио  умер,

мы решили осмотреть его дом. Нам удалось пробраться в парк,  как  вдруг  Флоранс

заметила вас. Желая, во что бы то ни стало, избежать встречи, она увлекла меня в

кусты, но вы преследовали нас и, наткнувшись на сарай, мы поспешили  укрыться  в

нем. Мы не успели подняться наверх, как вошли вы.  Остальное  вам  известно:  вы

обнаружили наше присутствие,  я  ответил  на  ваше  нападение  схвативши  первое

попавшее под руку  оружие,  мы  бежали...  В  поезде  Флоранс  сделалось  дурно,

ухаживая за ней, я заметил, что одна из ваших пуль оцарапала ей плечо: рана была

пустяковая, но при таком нервном напряжении она не  могла  не  оказать  влияния.

Когда вы видели нас в Манэ, не так ли? Флоранс  спала,  положив  голову  мне  на

плечо.

     Дон Луис ни  одним  словом  не  прервал  рассказ,  который  дышал  правдой.

Напрягая свое внимание, он отмечал про себя все слова, все жесты Саверана.

     И мало-помалу в его представлении рядом с прежней Флоранс  вставала  другая

женщина, очищенная от всей грязи, от всех  тех  гнусных  подозрений,  какими  он

запятнал ее, слепо принимая на веру факты.

     Но окончательно он еще не сдался. Возможно ли, чтобы Флоранс ни  в  чем  не

была виновной? Против этого восставал его разум. Нет, нет, она  лжива,  коварна,

жестока. Этот человек лжет, лжет дьявольски искусно. Он так гениально ткет узор,

что невозможно отделить свет от тьмы.

     Он лжет, но как сладок ему,  дону  Луису,  этот  обман!  Как  прекрасна  та

Флоранс, образ которой  возникает  в  его  воображении,  Флоранс,  волей  судьбы

увлекаемой на путь, который ей ненавистен, ни в каком преступлении не  виновной.

Флоранс, не знающая угрызений совести, добрая, полная жалости, с ясными  глазами

и совсем чистыми незапятнанными руками! Как сладко отдаваться этой мечте!

     Гастон Саверан всматривался в лицо своего недавнего врага.

     -  Не верите мне? Не правда ли?   - прошептал он.

     -  Нет, нет,   - дон Луис старался избавиться от влияния этого человека.

     -  Вы должны верить мне,   - с какой-то дикой энергией воскликнул  Саверан.

  - Вы должны верить в силу моей любви. Она всему причиной. В Мари-Анне вся  моя

жизнь! Я не пережил бы ее. Что я испытал сегодня, когда прочел, что она пыталась

вскрыть себе вены! И это из-за тех обличающих писем! О! Мне мало убить вас,  мне

хотелось подвергнуть вас самым варварским мучениям за все те страдания,  которые

претерпела она! Мари-Анна невинна! И сразу ненависти моей как  не  бывало.  Враг

стал союзником. Вы отказались от того, что сами же сделали, вы обещали посвятить

себя спасению Мари-Анны!

     Я поспешил к Флоранс и сказал ей:

     "Мари-Анна спасена. Он заявил,  что  она  невиновна.  Я  хочу  видеть  его,

говорить с ним". Флоранс, по-прежнему  враждебно  к  вам  настроенная,  пыталась

отговорить меня. Я обещал, но сам решил, что нужно, не теряя ни минуты,  вверить

вам судьбу Мари-Анны. Я ждал вашего возвращения и пришел к вам.

     Это был не тот  человек,  который  начал  разговор  с  таким  поразительным

хладнокровием. Ослабев от  сделанного  усилия,  измученный  долгой  борьбой,  на

которую потратил столько энергии, он дрожал с ног до головы  и  вдруг  заговорил

срывающимся голосом:

     -  Спасите ее... умоляю вас... вы можете это сделать... Я  научился  ценить

ваши силы, пока боролся с вами. Вы не такой, как другие, уже одно то, что вы  не

уничтожили меня сразу, меня, так жестоко преследовавшего вас, что  вы  выслушали

меня, что вы готовы признать нашу невиновность, нас троих, хотя всякий другой ни

за что бы в нее не поверил, уж это одно  - чудо! И моя интуиция подсказала,  что

будет именно так! Я понял,  что  спасти  Мари-Анну  может  только  тот  человек,

который объявил, что она невиновна, не имея  еще  никаких  доказательств  этому,

кроме выводов своего ума... О! Спасите ее, умоляю  вас.  И  спасите,  как  можно

скорее... Иначе будет поздно! Мари-Анна  не  может  жить  в  тюрьме.  Она  хочет

умереть и никакие препятствия не помешают ей.  Спасите  ее,  я  не  сумел  этого

сделать... Я не знаю как взяться... Спасите... молю вас...

     Слезы катились по его щекам. Флоранс тоже плакала, положив голову на руки.

     Страх сжал сердце дона Луиса.

     Он вдруг осознал, что верит Саверану бесповоротно,  что  Флоранс  вовсе  не

коварное создание, каким он представлял ее себе, а  женщина,  глаза  которой  не

лгут. Так же внезапно он понял, что эти двое, а с ними вместе и Мари-Анна, из-за

любви к которой  они  боролись  так  неумело,  попали  в  сети,  которые  им  не

разорвать.

     И сеть эту с беспощадной настойчивостью сплел он, Перенна.

     "О, только бы не слишком поздно",   - прошептал он.

     Трагическим смерчем кружилось у него в голове: уверенность, радость, страх,

отчаяние, злоба. Он бился, как  в  отвратительном  кошмаре.  Ему  казалось,  что

тяжелая лапа полицейского уже легла на плечо Флоранс.

     -  Уйдем, уйдем,   - воскликнул он.   - Медлить  - безумие.

     -  Но, отель оцеплен,   - возразил Саверан.

     -  Неужели вы думаете, что я допущу... нет, нет. Будем бороться вместе.  Ко

мне еще будут возвращаться сомнения. Но вы будете рассеивать  их.  И  мы  спасем

мадам Фовиль.

     -  Но полицейские кругом... Но Вебер!

     -  Его еще нет здесь. А пока его нет, я все устрою.  Следуйте  за  мной,  а

когда я сделаю вам знак...

     Он взялся за ручку двери. В это время в дверь постучали.

     -  В чем дело?

     -  Приехал помощник начальника полиции,   - доложил дворецкий,   - господин

Вебер.

 

 

     Глава 9

     РАЗГРОМ

 

     Дон Луис был, конечно,  готов  к  этому,  но  все-таки  удар  захватил  его

врасплох, он несколько раз повторил:

     -  Вебер... Вебер здесь...

     Это  внезапное  препятствие  парализовало  его  порыв;  как   останавливает

обратившуюся в бегство армию крутая стена горного хребта.

     Вебер, который организует атаку или сопротивление так,  что  всякая  борьба

будет бесполезна... Теперь нечего думать пробиться силой... такая  попытка  была

бы нелепа.

     -  Господин Вебер?   - спросил дон Луис дворецкого.   - Один?

     -  Нет, с ним шесть человек,  они  остались  во  дворе,  а  он  поднялся  в

кабинет, полагая, что месье там.

     -  Вы сказали ему, что я беседую с Мазеру и мадемуазель Девассер?

     -  Да, месье.

     Перенна подумал немного.

     -  Скажите, что вы не нашли меня и пойдите за мной в помещение  мадемуазель

Девассер. Если он захочет идти с вами, тем лучше.

     Он закрыл дверь.

     Буря  не  оставила  следов  у  него  на  лице.  Теперь,  когда  надо   было

действовать, когда игра казалась проигранной, как всегда в решительные минуты, к

нему вернулось хладнокровие. Он подошел  к  Флоранс.  Очень  бледная,  она  тихо

заплакала.

     -  Не надо бояться, мадемуазель. Доверьтесь мне слепо и все будет хорошо.

     Она не отвечала. Он понял, что она все еще не вполне доверяет ему  и  почти

радостно подумал, что сумеет заставить ее поверить.

     -  На случай, если не удастся выручить вас сейчас, мне  еще  надо  выяснить

кое-что,   - сказал он Саверану.  Во-первых,  где  вы  были  в  то  утро,  когда

человека с палкой черного дерева видели одновременно с Веро в кафе?

     -  У себя дома.

     -  Вы уверены, что не выходили?

     -  Совершенно уверен, как и в том, что я никогда не был в кафе.

     -  Хорошо. Почему все узнав, вы не отправились  к  префекту  полиции  и  не

рассказали всю правду, вместо того, чтобы начинать эту неравную борьбу?

     -  Я думал об этом, но вскоре увидел, что  голословным,  хотя  и  правдивым

рассказом их не убедить. Мне не поверят. Какие я мог привести доказательства?  А

те, что выдвигались  против  нас,  были  почти  неопровержимы.  Отпечаток  зубов

говорил о виновности Мари-Анны, а  мое  молчание,  мое  бегство,  убийство  мною

инспектора Ансенсио, все это были преступления. Нет,  я  мог  помочь  Мари-Анне,

только оставаясь на свободе.

     -  Но отчего она сама не заговорила?

     -  Говорить о нашей любви? К чему? Чтобы придать больше веса обвинению? Что

и случилось, когда стали известны письма  Ипполита  Фовиля.  Ведь  они  выясняли

мотив, по которому мы пошли на преступление: мы любили друг друга.

     -  И что вы думаете об этих письмах?

     -  Для меня все в них непонятно. Мы и не подозревали о ревности Фовиля.  Он

скрывал ее. А почему он боялся нас? Откуда эта мысль, что мы готовы убить его? О

каких наших письмах говорит он?

     -  Ну, а отпечатки зубов, бесспорно, мадам Фовиль?

     -  Не знаю. Все это непонятно.

     -  И вы не знаете, где она могла быть  после  оперы,  между  двенадцатью  и

двумя часами?

     -  Нет, она, очевидно, была вовлечена в ловушку. Но каким образом?  Как?  И

почему она скрывает это? Тайна.

     -  Вас видели в тот день на вокзале Отейль. Что вы делали там?

     -  Направлялся на бульвар Сюше, чтобы пройтись под окнами  Мари-Анны.  Ведь

это была среда. Я и в следующие среды приходил.

     -  Еще один вопрос. Вы слышали о завещании Морнингтона?

     -  Ни я, ни Флоранс не слышали. И супруги Фовиль, вероятно, тоже.

     -  Вы в первый раз попали в тот сарай, в деревне Форминьи?

     -  В первый, и так же, как и вы, были испуганы видом двух висящих скелетов.

Это все, что я хотел сказать. Не упустили ли вы чего-нибудь? Возможно, что мы не

увидимся больше.

     -  Я спасу всех троих,   - сказал Перенна.     -  Завтра  должно  появиться

четвертое таинственное письмо, я буду на месте и пользуясь теми данными, которые

получил от вас, постараюсь найти доказательства вашей невиновности.

     -  Прежде всего, имейте в виду  Мари-Анну.  Если  понадобится,  пожертвуйте

мной, пожертвуйте Флоранс. Я смело заявляю это от ее имени.

     -  Я спасу всех троих,   - повторил дон Луис. Он приоткрыл дверь.     -  Не

шевелитесь и ни под каким видом не открывайте никому. Я скоро буду.

     Он снаружи запер дверь на ключ, спустился на этаж ниже. Он уже не испытывал

того подъема духа, какой вызывало в нем всегда приближение боя. На этот  раз  на

карту была поставлена судьба Флоранс, и поражение было хуже смерти. Из  окон  на

лестнице он посмотрел во двор и увидел шестерых полицейских, а у  окна  кабинета

стоял Вебер.

     "Остался на своем посту",   - подумал дон  Луис.     -  "Не  доверяет  мне.

Вперед!"  - Он вошел в кабинет. Вебер обернулся к нему. Два врага стояли лицом к

лицу.

     Несколько секунд длилось молчание. На  лице  помощника  начальника  полиции

написана  была  радость  с  некоторой  долей  тревоги.  Наконец,  ему  разрешили

побороться с этим проклятым доном Луисом, притом, козыри все у него на руках,  а

дон Луис скомпрометировал себя тем, что защищая Флоранс Девассер, подретушировал

ее портрет.

     Но все же Вебер никогда не забывал, что дон Луис тот же Арсен Люпен, и  это

соображение смущало его. "Малейший промах и мне крышка",   - думал он.

     Он открыл военные действия шуткой.

     -  Насколько могу судить, вы не были в павильоне мадемуазель Девассер,  как

утверждал ваш дворецкий.

     -  Он выполнил мое распоряжение. Я был у себя  в  спальне  этажом  выше.  И

хотел раньше покончить с одним делом.

     -  И дело сделано?

     -  Да, Флоранс Девассер и Гастон Саверан, связанные, у  меня  наверху,  мне

остается только передать их вам.

     -  Гастон Саверан!   - воскликнул Вебер.   - Значит это, действительно,  он

вошел?

     -  Да, он просто жил у Флоранс Девассер, его любовницы.

     -  Вот как!   - насмешливо протянул Вебер.   - Она его любовница?!

     -  Да, и когда Мазеру увел Флоранс к ней в комнату, чтобы с глазу  на  глаз

допросить ее, Гастон Саверан имел дерзость явиться туда. Он хотел  отнять  ее  у

нас.

     -  И вы скрутили его?

     -  Да.

     Было ясно, что Вебер не верит  ни  единому  слову.  Он  знал  от  господина

Демальона и от Мазеру, что он, Луис, любит Флоранс, а дон Луис был  не  из  тех,

кто  из  ревности  предает  любимую   женщину.   Помощник   начальника   полиции

насторожился.

     -  Чисто сделано,   - сказал он.   - Проведите меня к вам  в  комнату.  Бой

был жестокий?

     -  Не особенно. Мне быстро удалось  обезоружить  бандита.  Впрочем,  Мазеру

слегка ранен в руку кинжалом. Он пошел в  соседнюю  аптеку,  чтобы  ему  сделали

перевязку.

     Вебер остановился на месте, удивленный.

     -  Как? Мазеру нет при арестованных? Между тем, ваш слуга...

     -  Мой слуга ошибся. Мазеру вышел за несколько минут до вашего прихода.

     -  Странно,   - сказал Вебер, всматриваясь в лицо дона Луиса,   - почему же

никто из моих людей не видел, как он выходил?

     -  Да, неужели?   - дон Луис притворился встревоженным.   - В таком случае,

где же он может быть? Он определенно сказал мне, что идет на перевязку.

     Веберу начинало казаться все это более и  более  подозрительным.  Очевидно,

Перенна хочет отделаться от него, направив на поиски бригадира.

     -  Пошлю одного из своих людей,   - сказал он,   - аптека недалеко?

     -  Сейчас же за углом. Впрочем, можно позвонить...

     -  А-а,  можно  позвонить,     -  прошептал  помощник  начальника  полиции,

окончательно ничего не понимая. Он медленно направился к телефону, лавируя  так,

чтобы отрезать дону Луису путь к выходу.

     Перенна попятился к телефону, одной рукой снял трубку:

     -  Алло! Сакс 24  - 09,   - а другой в то же  время  маленькими  щипчиками,

предусмотрительно взятыми со стола, перерезал провод.

     -  Алло! 24  - 09... Аптека... Алло! Бригадир Мазеру у вас? Что?  Как?  Что

вы говорите? Это ужасно! Вы уверены? Неужели был отравлен?

     Вебер необдуманно кинулся к телефону, оттолкнул дона Луиса  к  самому  краю

ниши, под железную штору и, схватил трубку.

     -  Алло! Алло!   - кричал он, не спуская вместе с тем глаз  с  дона  Луиса,

которому жестом предложил остаться на месте.   - Алло! Что это  значит?  Говорит

Вебер, помощник начальника полиции! Алло! Да отвечайте же, черт возьми!

     Он вдруг бросил трубку,  осмотрев  провод,  заметил,  что  он  перерезан  и

повернулся к дону Луису. На лице его было ясно написано:

     "Так, меня провели!"

     Перенна стоял в трех шагах от него, небрежно  облокотившись  на  деревянную

раму ниши и заложив левую руку за спину.  Он  улыбался,  улыбался  добродушно  и

приветливо.

     -  Не двигайтесь!   - сказал он вдруг  и  сделал  предупреждающее  движение

рукой.

     Не столько угроза, сколько улыбка испугала Вебера. Он не шелохнулся.

     -  Не двигайтесь!   - повторил дон Луис.   - И  не  пугайтесь,  пожалуйста,

вам никто не причинит вреда. Непослушный мальчик посидит в карцере  пять  минут.

Все в порядке!

     Раз, два, три  - трах!

     Он чуть отодвинулся и нажал кнопку. Тяжелая штора упала. Вебер был в плену.

     -  Двести миллионов полетели,   - рассмеялся дон Луис.   - Проделано ловко,

но  обошлось  дороговато.  Прощай,  наследство  Морнингтона,  прощай,  дон  Луис

Перенна! А ты, славный мой Люпен, не  теряй  времени,  торопись  улизнуть,  пока

Вебер не потребует реванша.

     Он быстро запер на ключ дверь из  передней  в  гостиную  и  из  гостиной  в

кабинет. Вебер уже колотил по шторе.

     -  Громче, громче, месье, мне это мало,    -  крикнул  дон  Луис  и,  вынув

револьвер, выстрелил несколько раз,  причем,  одной  пулей  разбил  окно.  Потом

боковой дверью, которую тоже  за  собой  запер,  выбежал  в  коридор,  оттуда  в

переднюю.

     Полицейские уже бежали со двора  на  шум.  Так  как  дверь  из  передней  в

гостиную была заперта, им ничего не оставалось, как броситься в  открытую  дверь

коридора, с той  стороны  слышались  крики,  голос  Вебера.  Как  только  шестой

полицейский свернул по коридору за угол, дон Луис, который все это время  стоял,

притаившись за одной из половинок двери, бесшумно закрыл и  запер  ее  на  ключ:

шестеро помощников Вебера убыли, как и он, под замок.

     -  Пробка прихлопнута,   - шепнул дон Луис.    -  Пройдет  не  меньше  пяти

минут, пока они сообразят в чем дело. Будут бросаться от одной двери к другой  и

выломают, наконец, одну из них, а через пять минут мы будем далеко. На  лестнице

он встретил бежавших на шум шофера и дворецкого. Он бросил им две тысячи франков

и сказал шоферу:

     -  Заводите машину, чтобы никого не было на пути. По две тысячи сверх  того

каждому, если мне удастся свободно выехать. Да, да, не  таращьте  глаза,  можете

заработать по две тысячи!

     Он не спеша поднялся на  верхний  этаж  и  на  верхней  ступеньке  не  смог

сдержать своей радости и крикнул:

     -  Победа! Путь свободен!

     Он остановился перед маленькой дверью, повторяя:

     -  Победа! Но нельзя терять ни секунды! За мной.

     Он вошел. Бранное слово застряло у него в горле. В комнате никого не было.

     -  Что такое?   - прошептал он. Что все это значит? Они ушли? Флоранс...

     Он предполагал, что у Саверана могли быть  поддельные  ключи,  хотя  это  и

казалось маловероятным, но удрать из оцепленного дома...

     Однако, окинув взглядом комнату, он увидел в нише окна, что  верхняя  часть

высокой стены была откинута к стеклам, как крышка сундука, и,  заглянув  внутрь,

дон Луис увидел, что оттуда начинается узкая лестница. Дон Луис сразу вспомнил о

прабабушке прежнего владельца, прятавшейся во время революции в особом  тайнике.

Этот  ход  в  толще  стены  должен,  конечно,  иметь  где-то  выход.   Им-то   и

воспользовались, очевидно, Флоранс и Саверан.

     "Почему они ничего не сказали мне?"  - подумал он.

     Но в  это  время  заметил  на  столе  записку,  набросанную  рукой  Гастона

Саверана:

     "Мы попытаемся бежать, боясь скомпрометировать вас. Попадемся, тем хуже. Но

важнее, чтобы вы были свободны. Вся надежда на вас".

     Внизу рукой Флоранс:

     "Спасите Мари-Анну!"

     -  Ах,   - прошептал он, смущенный  такой  развязкой.     -  Зачем  они  не

послушали меня! Теперь мы разделены.

     Внизу полицейские громили дверь коридора. Быть может, есть еще время, чтобы

добежать до автомобиля. Но он  предпочел  уйти  тем  же  путем,  что  Флоранс  и

Саверан. Так у него оставалась надежда догнать их  и  оказать  помощь  в  минуту

опасности.

     Он стал спускаться по лестнице, начинающейся  от  подоконника.  Спустившись

ступеней на двадцать, очутился приблизительно на высоте первого этажа. При свете

своего электрического фонаря увидел, что  отсюда  начинается  сводчатый,  низкий

туннель, проделанный, как он и предполагал, в самой стене и настолько узкий, что

продвигаться можно было только боком. Метров через тридцать, туннель  сворачивал

под прямым углом во второй, одинаковой с первым длины и заканчивающийся у  люка,

крышка которого была откинута и от которого тоже начиналась  лестница.  Беглецы,

несомненно, проделали тот же путь. Внизу лестницы виднелся свет. Спустившись, он

вошел в нечто, вроде  шкафа,  обычно  закрывавшегося  вместо  двери  занавесями,

которые сейчас были откинуты.  Пониже  шкафа  стояла  кровать,  занимавшая  весь

альков. Обогнув кровать и войдя в комнату, от которой альков отделялся тоненькой

перегородкой, он с удивлением узнал гостиную Флоранс и понял, тут близко  выход,

которым пользовались Гастон  Саверан  и  Флоранс,  не  потайной,  но  достаточно

надежный. Миновав переднюю, он спустился на несколько ступенек, и  не  дойдя  до

людской, свернул на лестницу, ведущую в погреб. В погребе  он  в  темноте  нашел

дверь, выходящую на улицу,  благодаря  маленькому  окошку  с  решеткой,  нащупал

засов, подвинул его, открыл дверь и, заругавшись, отскочил назад,  вцепившись  в

засов, который снова удалось задвинуть. Два полицейских охраняли  этот  выход  и

едва не схватили его, когда он открыл дверь.

     "Каким образом они очутились здесь?"  - подумал дон Луис.

     -  Помешали ли они побегу Саверана и Флоранс. Но в таком случае я  встретил

бы обоих беглецов, так как шел тем же путем.  Нет,  должно  быть  выход  еще  не

охранялся, когда они бежали. Но теперь моя очередь, и я не вижу способа.  Неужто

я дам себя сцапать в норе, как кролика. Он решил ускорить события,  выбежать  во

двор, вскочить в автомобиль, пробиваться силой, но из окна коридора, ведущего  в

кухню, он увидел во дворе четырех полицейских, из тех,  которых  он  запер,  они

кричали и размахивали руками. Сильный шум доносился со стороны  ворот  павильона

привратников. Он рискнул выглянуть из дверей и  был  поражен  тем,  что  увидел.

Окруженный полицейскими и агентами охранного отделения,  стоял  у  стены  Гастон

Саверан. Его толкали, осыпали бранью, надевали наручники.

     Гастон Саверан схвачен!  Какая  драма  произошла  тут?  Сердце  сжалось  от

страха, он высунулся  дальше,  но  Флоранс  не  увидел.  Девушка,  должно  быть,

спаслась. И тотчас получил подтверждение: на крыльцо вышел Вебер, взбешенный  до

умопомрачения.

     -  А!   - воскликнул он, увидев арестованного.     -  Один  все-таки  есть!

Гастон Саверан  - дичь первый сорт! Где это вы его выловили, друзья?

     -  На площади,   - пояснил один из агентов.   - Мы видели, как  он  вылезал

из погреба.

     -  А сообщница его, девка Девассер?

     -  Упустили, начальник. Она вышла, очевидно, первая.

     -  А дон Луис? Этого, по крайней мере, не  выпускали  из  отеля?  Я  строго

приказал.

     -  Он пытался выйти через ту же дверь минут через  пять  и,  увидев  наших,

повернул обратно.

     -   Он,  значит,  у  нас  в  руках!  И  в  какую  скверную  попал  историю!

Сопротивление полиции! Наконец-то, я разоблачу его. Пусть двое  останутся  возле

Саверана, четверо  - на площадь с  револьверами  наготове,  двое   -  на  крышу,

остальные  - за мной. Мы начнем с комнаты этой девки. На облаву, ребята!

     Узнав таким образом их намерения, дон Луис не стал терять времени и,  никем

не замеченный, кратчайшим путем добрался до  комнаты  Флоранс.  Успел  проверить

механизм люка и убедиться, что шкаф с потайной  дверью  в  глубине  алькова,  за

занавесями кровати, был совершенно незаметен. Проделав обратно  весь  пройденный

путь, он в будуаре осмотрел первый люк. Никому в голову не могло придти, что тут

имеется потайной ход, так хорошо была пригнана крышка. Он опустил ее у себя  над

головой. Спустя несколько минут, он услышал наверху топот ног. Там шел обыск.

     Итак, вот каково положение 24 мая в пять  часов  вечера:  Флоранс  Девассер

угрожает  арест,  Гастон  Саверан  отправлен  в  тюрьму,  Мари-Анна   в   тюрьме

отказывается принимать пищу, а дон Луис,  убежденный  в  том,  что  все  они  не

виновны, дон Луис, который один мог спасти их, был блокирован  у  себя  в  отеле

несколькими десятками полицейских чинов.

     Вопрос о наследстве Морнингтона отпадал, так как последний  из  наследников

оказался врагом общества.

     -  Прекрасно,   - посмеивался дон Луис.   - Вот это  жизнь  в  моем  вкусе.

Вопрос можно формулировать различно. Каким образом может проходимец, у  которого

гроша ломаного нет в кармане, разбогатеть в 24 часа, не выходя из своей берлоги?

     Каким образом может генерал, у которого нет больше ни солдат, ни  снарядов,

выиграть битву, уже проигранную? Каким образом смогу  я,  Арсен  Люпен,  попасть

завтра вечером в отель Фовиль  и  там  найти  способ  спасти  Мари-Анну  Фовиль,

Флоранс Девассер и Гастона Саверана, а сверх того, моего любезного  друга,  дона

Луиса Перенна?

     Со всех сторон слышался стук, искали даже на крыше. Выстукивали стены.

     Дон Луис растянулся навзничь на земле, положил голову на скрещенные руки и,

закрыв глаза, прошептал:

     -  Подумаем.

 

 

     Часть II

     ТАЙНА ФЛОРАНС

 

     Глава 1

     НА ПОМОЩЬ

 

     Когда впоследствии Арсен Люпен вспоминал об  этом  эпизоде  драмы,  он  сам

удивлялся, почему сразу принял на веру слова Гастона Саверана?

     "Никаких новых обстоятельств не обнаружилось. Все  улики  по-прежнему  были

против обвиняемых,   - говорил он,   - и почему же я вдруг изменил точку зрения?

Почему пошел против очевидности? Допустил недопустимое? Очевидно, истина говорит

голосом, которому нельзя не верить! И я поверил. А поверив, стал действовать".

     Лежа в подземном  тайнике,  дон  Луис  Перенна  попытался  припомнить  весь

рассказ Гастона Саверана. Затем он сопоставил его с той версией, которую сам  же

создал раньше.

     "Вот что рассказал Саверан, и вот что я предполагал,   - думал он,   -  то,

что было, и то, что оказалось.  Почему  виновник  хотел,  чтобы  возникло  такое

предположение? Только ли для того, чтобы отвести  подозрение  от  себя?  Или  он

хотел, чтобы оно пало именно на этих людей?"

     Как школьник, делающий логический и грамматический разбор  предложений,  он

анализировал  каждое  предположение,  каждую  фразу  только   что   выслушанного

рассказа. Часы проходили за часами. Вдруг он вздрогнул и вскочил на ноги.  Вынул

из кармана часы и осветил циферблат электрическим  фонариком.  Было  одиннадцать

часов сорок три минуты.

     -  Итак, истина открылась мне в одиннадцать  часов  сорок  три  минуты,   -

сказал он вслух. Он старался справиться со своим волнением, но  нервы  настолько

расходились, что он с трудом сдерживал слезы.

     Истощенный физическим напряжением и голодом, он настолько ослаб, что больше

ни о чем думать не мог и, как в целительную ванну, погрузился  в  глубокий  сон.

Проснулся он на рассвете свежий, бодрый, несмотря на неудобное ложе, на  котором

провел ночь.

     Он содрогнулся, вспомнив гипотезу, на которой остановился. Но  тотчас  одно

за  другим  начали  всплывать  обстоятельства,  факты,  свидетельствующие  о  ее

достоверности. Да, это так. Как он и предполагал, рассказ Саверана дал ему ключ.

Отчасти, впрочем, помог и таинственный способ появления писем,  -об этом он  уже

говорил Мазеру. Теперь он знает правду. И какую страшную  правду!  Он  испытывал

такой же ужас, какой испытывал  агент  Веро,  бормотавший  перед  смертью:  "Ах,

страшно... страшно... скомбинированно так дьявольски".

     Дон Луис был озадачен. Трудно поверить, чтобы в уме человека мог  сложиться

такой план.

     Еще часа два он обдумывал положение со всех сторон. Только бы  ему  удалось

выбраться отсюда и попасть на бульвар Сюше, где он продемонстрирует...

     Но, когда он поднялся по лестнице к верхнему люку, выходившему в  маленький

будуар, то услышал голоса сидящих в комнате людей. Итак, этот путь отрезан. Надо

попытать другой. Добравшись до комнаты Флоранс, он  без  труда  отодвинул  стену

шкафа и уже собрался обогнуть за занавесями альков, как вдруг услышал шум шагов.

Кто-то входил в комнату.

     -  Итак, Мазеру, вы  провели  здесь  ночь?     -  услышал  дон  Луис  голос

префекта.   - Ничего нового?

     -  Ничего, господин префект,   - послышался голос Мазеру.

     -  Странно! Ведь этот проклятый человек  должен  быть  где-то  здесь.  Если

только он не ушел по крышам.

     -  Это невозможно, господин префект,     -  произнес  третий  голос,  голос

Вебера.   - Мы убедились, разве что только на крыльях...

     -  Итак, ваше мнение?

     -  Мое мнение, что он здесь. Отель очень стар, здесь есть, наверное, какой-

нибудь тайник.

     -  Очевидно, очевидно,   - произнес господин Демальон,  расхаживая  взад  и

вперед.   - Мы его и захватим здесь. Только... нужно ли нам это?

     -  Господин префект?

     -  Ну да: я и председатель Совета полагаем, что воскрешение  Арсена  Люпена

промах, за который нам же  придется  расплачиваться.  В  конце  концов  он  стал

честным человеком и полезен нам, ничего дурного не делает.

     -  Вы находите, господин префект?   - обиженно отозвался Вебер.

     -  Ах! Вы насчет этой шутки с телефоном,     -  расхохотался  Демальон,   ->

ловок, подлец! Всегда  найдется.  Вы  распорядились,  чтобы  телефон  привели  в

порядок, Мазеру? Нам необходимо поддерживать связь с префектурой. А обыск в этих

комнатах? Он тоже ничего не дал? Подозрительная особа  - эта  Флоранс  Девассер.

Несомненно, соучастница. Вы ничего не нашли в ее бумагах?

     -  Ничего, господин префект. Счета и письма поставщиков.

     -  А я нашел нечто интересное,   - отозвался Вебер.   - Вот,  Шекспир,  том

восьмой, как видите. Это просто коробка и в ней конверты и чистые листы  бумаги.

Кроме трех; на одном перечислены даты появления таинственных писем.

     -  О, это чрезвычайно важно! Подавляющая улика. Вот откуда дон Луис  черпал

сведения.

     Дон Луис слушал удивленный. Эту подробность он упустил из  вида,  и  Гастон

Саверан не упомянул о ней. Откуда у Флоранс список?

     -  А два других листка?   - спросил Демальон.

     Дон Луис внимательно прислушивался, два других он не заметил.

     -  Вот один из них.

     "Не  забывать,  что  взрыв  произойдет  независимо  от  появления  писем  и

произойдет ровно в три часа утра".

     -  О!   - пожал плечами префект.   - Знаменитый  взрыв,  который  дон  Луис

приурочил ко дню появления пятого письма. Ба! Время терпит. Сегодня мы ждем  еще

только  четвертое  письмо.  Да  и  взорвать  на  воздух  отель  Фовиль   -  дело

нешуточное. Все?

     -  Вот еще листок,   - заявил Вебер,   -  тут  карандашом  набросал  план -

прямоугольники, квадраты, очевидно,    -  и  вот,  взгляните:  первым  пунктиром

нанесена зигзагообразная линия, которая ведет  из  этого  помещения  к  главному

зданию. Начало лишь отмечено крестиком, как будто в этой комнате, в алькове, а у

конца  - такой же крестик. Где именно? До этого мы доберемся. На всякий случай я

уже поставил несколько человек в маленькой  комнате  первого  этажа,  в  которой

вчера происходило совещание  знаменитого  дона  Луиса  с  Гастоном  Савераном  и

Флоранс Девассер. Теперь совершенно ясно, где скрывается дон Луис.

     Наступило молчание, после которого помощник  начальника  полиции  заговорил

торжествующим тоном:

     -  Господин префект, этот человек оскорбил меня вчера. Об этом  осведомлены

мои подчиненные, прислуга, будет осведомлена публика. Он дал возможность  бежать

Флоранс Девассер, помогал бежать Гастону Саверану. Прошу распоряжения  захватить

его в берлоге, иначе... иначе... я вынужден буду подать в отставку.

     -  Не можете переварить случай с железной шторой?   - усмехнулся префект.  

- Ну для дона Луиса тем хуже. Сам виноват... Мазеру, держите меня в курсе  дела,

как только телефон будет исправлен, а вечером мы все встретимся в отеле  Фовиль.

Четвертое письмо.

     -  Четвертого письма не будет, господин префект,   - объявил Вебер.

     -  Это почему?

     -  Потому что дон Луис попал в мышеловку.

     -  А по-вашему это он фабриковал их?

     Дон Луис не стал больше слушать. Осторожно отодвинулся и, выйдя  из  шкафа,

бесшумно закрыл за собой потайную дверь.

     "Итак, его убежище открыто! В хорошее он попал положение, нечего сказать!"

     Он бросился бежать ко второму выходу, но вспомнил, что и тот охраняется.  А

позади уже слышались удары  - Вебер, очевидно, не  счел  нужным  церемониться  и

взламывал потайную дверь, на которую наткнулся, выстукивая стены.

     -  Ах, черт возьми, как глупо,    -  ворчал  дон  Луис.     -  Что  делать?

Пробиваться силой? Не в таком я состоянии...

     Он сильно ослабел от голода. Ноги подкашивались и мозг не работал с обычной

точностью. Убегая в противоположную от алькова сторону, он все-таки добрался  до

лесенки, ведущей наверх, и стал при помощи своего  фонарика  осматривать  нижнюю

сторону люка и каменную стену.

     "Вот оно,   - думал он,   - ручные кандалы, тюремное дело, камера... Судьба

всемогущая, что за нелепость!.. И Мари-Анна погибнет ни за что, ни про что...  И

Флоранс... Флоранс..."

     В последний раз обвел вокруг фонариком и вдруг заметил, что  на  расстоянии

двух метров от лестницы,  примерно  на  высоте  полутора  метров  от  земли,  во

внутренней стене  недостает  большой  каменной  глыбы,  образовалось  отверстие,

достаточно вместительное, чтобы в нем можно было  спрятаться.  Убежище  не  ахти

какое! Но его могут и проглядеть. Впрочем, у дона Луиса выбора не было.  Погасив

фонарик, он добрался до укромного места и запрятался  в  углубление,  согнувшись

чуть не пополам.

     Вебер, Мазеру и два полицейских уже приближались. Дон Луис отодвинулся  как

можно дальше и вжался в стену. И  тут  произошло  нечто  непонятное:  камень,  о

который он опирался, качнулся, словно  повернулся  на  своей  оси,  и  дон  Луис

полетел головой вперед во второе углубление, расположенное  позади  первого.  Он

инстинктивным  движением  подобрал  под  себя  ноги,  и  камень  принял  прежнее

положение, только груда малых камешков засыпала дону Луису ноги.

     -  Однако, однако,   - усмехнулся он,   - уж не хочет ли провидение  встать

на защиту добродетели и правого дела?

     Он услышал голос Мазеру.

     -  Никого! А вот и конец хода. Должно быть, он бежал через этот вот люк...

     Но Вебер возразил:

     -  Мы сейчас на высоте второго этажа. Второй крестик указывает  на  будуар,

примыкающий к спальне дона Луиса... Я это предвидел и поместил там своих  людей.

Он пойман, если пытался бежать этим путем.

     -  В этом нетрудно убедиться. Простучим, а если ваши люди не  найдут  люка,

мы вышибем его.

     Снова  удары.  Четверть  часа  спустя  люк   поддался,   и   новые   голоса

присоединились к голосам Вебера и Мазеру.

     Между тем дон Луис осматривал свое новое жилище. Оно оказалось  чрезвычайно

тесным, с грехом пополам можно было поместиться в нем сидя. Это было нечто вроде

трубы длиной метра в полтора. К концу оно суживалось  и  там  были  нагромождены

кирпичи. Стены тоже были кирпичные. Некоторых кирпичей не хватало, а известка  и

цемент, которые скрепляли их, осыпались при малейшем движении дона Луиса.

     "Однако тут надо поосторожнее. Не то заживо засыплет,   - подумал дон Луис.

  - Приятная перспектива, нечего сказать".

     Впрочем, он  старался  не  двигаться,  потому  что  находился  между  двумя

комнатами, занятыми полицией  - кабинетом и  будуаром,  который  (он  это  знал)

приходился как раз над кабинетом, над той его  частью,  где  ниша  с  телефоном.

Когда он вспомнил об этом, ему пришла в голову мысль. Еще  раньше  он  задавался

вопросом, каким образом устраивалась бабушка графа Малонеско в своем тайнике  за

маленькой шторой. Как доставляли ей пищу? Откуда был приток воздуха?  Теперь  он

понял, что был ход между теперешней телефонной кабиной и потайным коридором.  Из

предосторожности со стороны потайного хода отверстие было прикрыто камнем. А  на

другом конце его скрывала обшивка стен, восстановленная графом,  когда  миновала

надобность во всем этом сооружении. Итак, он закупорен в толще стены: пока важно

увильнуть от рук полиции.

     Прошло еще несколько часов. Измученный голодом,  он  заснул  тяжелым  сном,

полным таких страшных кошмаров, что был бы рад проснуться раньше,  но  проснулся

только к восьми часам усталым. И сразу с величайшей отчетливостью  осознал  весь

ужас своего положения и тотчас же решил выбраться из своего убежища и отдаться в

руки полиции. Только бы избавиться от мучений и не  подвергать  себя  опасности.

Но, повернувшись вокруг собственной оси и пощупав камень,  закрывший  выход,  он

убедился, что камень неподвижен, и сколько  он  ни  искал  механизм,  приводящий

камень в движение, ничего найти не мог.  При  любом  его  движении  еще  сильнее

осыпалась известка и куски цемента. Он с трудом справился со своим  волнением  и

заставил себя пошутить.

     -  Превосходно! Мне придется звать на помощь! Мне, Арсену Люпену. Звать  на

помощь полицию. Не то шансы быть засыпанным увеличиваются с каждой минутой.

     Он сжал кулаки, пытался думать, но истощенный мозг работал  плохо:  обрывки

мыслей, неясные, разрозненные... Образы Флоранс, Мари-Анны.

     -  Сегодня, сегодня ночью я должен спасти их,   - говорил он себе,     -  и

спасу, потому что они невинны. И потому что я знаю,  кто  преступник.  Но  каким

образом я спасу их?

     Он вспомнил о префекте полиции, о том,  что  он  сейчас  вместе  с  другими

находится в отеле Фовиль. И вдруг в памяти  всплыла  одна  фраза  из  найденного

Вебером в восьмом томе Шекспира листка:

     "Не надо забывать, что взрыв произойдет независимо  от  появления  писем  и

произойдет в три часа утра".

     -  Через десять дней,   - вслед за Демальоном повторил дон Луис,     -  при

пятом письме... сегодня ожидаете четвертое... через десять дней...

     И  вдруг  он  вздрогнул,  охваченный  ужасом.  Страшная  картина   внезапно

представилась ему. Да, разумеется, взрыв должен произойти сегодня ночью!

     Имеются, правда, три письма, но должно было быть четвертое, так как одно из

них явилось с опозданием на десять дней,   - почему?

     Дону Луису сейчас это ясно.

     Да и к чему разбираться в этой путанице цифр, чисел, писем?

     Важно только одно.

     "Не надо забывать, что взрыв произойдет независимо от появления писем".

     А назначен он был в ночь с 25-го на 26-е мая, в эту ночь, в три часа утра.

     -  На помощь! На помощь!   - крикнул дон  Луис.  Он  больше  не  колебался.

Лучше подвергнуться каким угодно опасностям,  чем  бросить  на  произвол  судьбы

префекта, Вебера, Мазеру и их спутников.

     -  На помощь! На помощь!

     Через три-четыре часа отель Фовиль взлетит на воздух. Это  несомненно.  Это

произойдет с такой же неумолимой точностью, с какой появлялись письма.

     Такова воля дьявола во плоти, которому принадлежит коварный замысел. В  три

часа утра от отеля Фовиль останутся только одни развалины.

     -  На помощь! На помощь!

     На его голос ни звука в ответ, полное молчание.  Холодный  пот  выступил  у

него на лбу. Что, если полицейские ушли на ночь в нижний этаж! Он схватил кирпич

и начал колотить по камням, загораживающим ему выход. Но целая лавина обрушилась

на него, засыпала.

     -  На помощь! На помощь! На помощь!

     Голос ослабел, вместо слов из заболевшего горла вырывались  только  хриплые

стоны. Он замолчал. С тоской вслушиваясь  в  великую  тишину,  словно  свинцовой

пеленой одевшую каменные стены.

     По-прежнему все тихо. Ни звука. Никто не придет. Никто не  может  придти  к

нему на помощь.

     Образ Флоранс возник перед ним.

     Вспомнил он и Мари-Анну  Фовиль,  которую  обещал  спасти.  И  она  умирает

голодной смертью. Она и Гастон Саверан, и он сам, Арсен Люпен.  Все  они  жертвы

одного и того же чудовищного преступления.

     Тоска еще больше усилилась, когда погас фонарик, который он не выключал все

время. Было одиннадцать часов  вечера.  Кружилась  голова.  Дышалось  с  трудом.

Воздуха  не  хватало.  Вместе  с  физическими  страданиями  мучали  ведения    -

проплывала  прекрасная   Флоранс   или   смертельно-бледная   Мари-Анна.   И   в

галлюцинациях он слышал взрыв отеля Фовиля, видел  префекта  полиции  и  Мазеру,

убитых, изуродованных.

     Он впал в полуобморочное состояние и только бормотал невнятно:

     -  Флоранс... Мари-Анна, Мари-Анна...

 

 

     Глава 2

     ВЗРЫВ НА БУЛЬВАРЕ СЮШЕ

 

     С вечера толпился народ на бульваре Сюше. Любопытные тянулись и  из  центра

города и с окраин. Были  даже  и  приезжие  из  провинции.  Волновали  последние

события:  арест  Гастона  Саверана,  бегство  его  сообщницы  Флоранс  Девассер,

непонятное исчезновение дона Луиса Перенны.

     Полиция оцепила отель и ближе, чем на 100 метров ни с одной стороны  никого

не подпускала, взобравшихся на насыпь, против отеля, заставила спуститься в ров.

     Ночь была темная. Тяжелые грузовые тучи  носились  по  небу,  лишь  изредка

выглядывала из них бледная луна. Сверкали молнии, глухо грохотал гром. Но  толпа

не  унывала.  Затягивали  песни.  Мальчишки  подражали  крикам  птиц,  животных.

Разместившись группами на скамьях и просто на тротуарах, люди пили,  закусывали,

спорили.

     Часть ночи прошла спокойно. В отеле Фовиля, в кабинете инженера, в  котором

он был убит, с десяти часов дежурили: префект полиции и его секретарь, начальник

полиции,  его  помощник  Вебер,  бригадир  Мазеру  и  два   агента,   пятнадцать

полицейских были расставлены в остальных комнатах отеля, а двенадцать других  на

крыше, в саду и перед главным входом.

     Предварительно был снова  произведен  самый  тщательный  обыск,  не  давший

никаких результатов.

     Решено было, что все должны бодрствовать. Если четвертое  письмо  доставят,

виновный будет пойман с поличным.

     Для полиции не существует чудес.

     Несмотря на протесты Мазеру, префект распорядился, чтобы во  всех  комнатах

горело электричество и все двери были открыты настежь. Он будто боялся появления

дона Луиса и хотел ему помешать.

     Часы проходили, и нетерпение начало овладевать собравшимися. Приготовившись

к борьбе, они испытывали потребность разрядить  энергию.  Около  часа  произошла

ложная тревога. Два полицейских, делая обход во втором  этаже,  не  узнали  друг

друга и один из них выстрелил вверх.

     На бульваре толпа поредела, но наиболее рьяные расположились ближе к  дому,

пользуясь тем, что полиция перестала усиленно охранять подступы к  дому.  Увидев

это, Мазеру подумал вслух:

     -  Хорошо, что сегодня не приходится опасаться  взрыва,  а  то  эти  зеваки

пострадали бы вместе с нами.

     -  Взрыва не будет и через десять дней,   - пожал плечами Демальон.

     Было два часа десять минут.

     В два часа двадцать минут префект закурил сигару. Начальник пошутил:

     -  В следующий раз вам придется отказаться от этого удовольствия,  господин

префект.

     -  В следующий раз я не стану сторожить здесь,   -  возразил  Демальон,   -

видимо, историю с письмами надо считать оконченной.

     -  Как знать?   - вставил Мазеру.

     Прошло еще несколько минут. Демальон опустился в кресло. Всеобщее молчание.

Вдруг все вскочили, изумленные. Раздался звонок. Кто мог звонить?

     -  Телефон!   - сообразил Демальон.

     Он направился к аппарату.

     Новый звонок.

     Префект снял трубку.

     -  Алло! В чем дело?

     Послышался издалека слабый голос, невнятное бормотание.

     -  Что такое? Говорите громче. Кто у телефона? Алло! Не понимаю. Повторите.

Как? Дон Луис Перенна?

     Он проворчал в сторону присутствующих:

     -  Мистификация... шутник какой-то развлекается  -  сделал  было  движение,

чтобы повесить трубку, но невольно прислушался.

     -  Да объясните же, наконец! Вы дон Луис Перенна?

     -  Да.

     -  Что вам надо?

     -  Который час?

     -  Который час!   - префект гневно пожал плечами. Вопрос  был  нелепый,  но

голос дона Луиса он на этот раз прекрасно узнал.

     -  Это еще что за выдумки? Где же вы?

     -  У себя в отеле под потолком кабинета.

     -  Под потолком?

     -  Да, и порядочно-таки задыхаюсь...

     -  Вас сейчас выручат,   - улыбнулся Демальон.

     -  Это успеется, господин префект. Сначала ответьте мне.  Скорее.  Я  теряю

силы... который час?

     -  Но...

     -  Прошу вас...

     -  Без двадцати три.

     Страх, прозвучавший в тоне дона Луиса, казалось, вернул ему силы, голос его

окреп, и он заговорил, умоляя, настаивая, требуя.

     -  Уходите, господин префект... уходите все. Очистите отель... В  три  часа

отель взлетит на воздух... клянусь  вам...  Сегодня  назначенный  день...  Через

десять дней после четвертого письма. Но  четвертое  письмо  опоздало  на  десять

дней. Вспомните, что сказано в листке, найденном сегодня утром  Вебером:  "Взрыв

произойдет независимо от появления писем, в три часа утра". Умоляю  вас!  Верьте

мне, я знаю правду об этом  деле.  Угроза  будет  приведена  в  исполнение,  это

неотвратимо. Уходите... О, это ужасно! Я чувствую, что вы не верите мне, а  силы

изменяют... Уходите все... уходите.

     Он говорил еще что-то, но так невнятно, что префект не мог разобрать.

     Префект повесил трубку.

     -  Господа,   - сказал он, улыбаясь,   - теперь без семнадцати  минут  три.

Через семнадцать минут мы взлетим на воздух. Так утверждает,  по  крайней  мере,

наш друг дон Луис.

     Раздались шутки, но в них чувствовалось всеобщее смущение.

     -  Вы уверены, что говорили с доном Луисом, господин префект?

     -  Несомненно. Он забрался в какую-то нору под своим кабинетом и от  голода

и усталости слегка помешался, должно быть. Мазеру, ступайте-ка, захватите его...

если только в этом нет новой ловушки... Мандат при вас?

     Мазеру подошел к префекту. На нем лица не было.

     -  Господин префект, это он сказал вам, что мы взлетим на воздух?

     -  Ну да, он ссылается  на  записку,  которую  Вебер  нашел  утром  в  томе

Шекспира. Взрыв якобы должен произойти сегодня в три часа ночи.

     -  И вы не уходите, господин префект?

     -  Неужели вы думаете, что я стану выполнять капризы этого субъекта?

     Мазеру заколебался, но несмотря на всю свою почтительность, не сдержался:

     -  Господин префект, это не каприз. Я знаю дона  Луиса.  У  него,  конечно,

есть основания.

     -  Скверные основания.

     -  Да нет же, господин префект,   - взволновался Мазеру.   -  клянусь  вам,

надо послушаться его. Он сказал: отель взлетит на воздух в  три  часа.  Остается

несколько минут. Уйдемте, господин префект...

     -  Довольно,   - сухо прервал его Демальон.   -  Если  вы  боитесь,  можете

воспользоваться данным вам приказанием и поспешить к дому Луиса.

     Мазеру щелкнул каблуками и козырнул, как старый солдат.

     -  Я остаюсь, господин префект.

     И вернулся на свое место в углу комнаты.

     Наступило молчание. Демальон шагал по комнате взад  и  вперед.  Остановился

перед начальником полиции.

     -  Вы согласны со мной, надеюсь?

     -  Конечно, господин префект.

     -  Еще бы, что за вздор! Бомбы сами с потолка  не  сыпятся.  Откуда?  Каким

способом?

     -  Тем же, каким подбрасывались письма,     -  рискнул  вставить  секретарь

префекта.

     -  Как? Вы, значит, допускаете?..

     Демальон не  договорил.  Как  и  другие,  он  начал  поддаваться  какому-то

гнетущему чувству, которое с каждой минутой  становилось  все  мучительнее,  все

невыносимее.

     Три часа! Эти два слова не давали покоя. Он  несколько  раз  вынимал  часы.

Оставалось еще несколько минут... десять... Неужто в самом деле?

     -  Идиотизм! Идиотизм!     -  сердито  воскликнул  он,  топнув  ногой.  Но,

взглянув  на  своих  товарищей,  он  увидел,  что  лица  у  всех  напряженные  и

почувствовал, что у него как-то необычайно сжалось сердце. Он  не  боялся,  нет,

как не боялись и они. Но все невольно вспомнили о  проницательности  и  интуиции

дона Луиса, проявленных им в этом деле.

     Сознательно или бессознательно, но они привыкли смотреть на  него,  как  на

исключительное, одаренное сверхчеловеческой прозорливостью существо.

     И он-то настаивал, чтобы они обратились в бегство.  Он  выдал  себя,  чтобы

предупредить их об опасности. Значит, время не терпит. Еще семь минут, шесть   -

и отель взлетит на воздух. Демальон продолжал ходить по комнате, но тревога  его

росла, в ушах звучал умоляющий голос Перенна. Он видел дона Луиса в деле. Он  не

имеет права при данных обстоятельствах  игнорировать  предупреждение,  сделанное

таким человеком.

     -  Уйдемте,   - сказал он.

     Слова эти были произнесены совершенно спокойно. Они вышли, не торопясь и не

толкаясь,  как  люди,  которые  не  бегут,  а  добровольно  подчиняются  во  имя

предосторожности.

     Префект вышел из комнаты последним, не выключив электричества. В  вестибюле

он предложил начальнику полиции свистком созвать людей. Когда все собрались,  он

дал им выйти и запер дверь за собой.

     Затем приказал полицейским, снаружи охранявшим дом:

     -  Отодвиньте народ как можно дальше и как можно скорее.

     -  А вы, господин префект!   - подошел к нему Мазеру.     -  Уже  без  двух

минут три...

     -  Наш друг Перенна говорил о трех часах, а не о трех часах без двух минут.

     Префект перешел улицу и вместе с  остальными  выбрался  на  противоположный

откос.

     -  Следовало бы пригнуться,   - сказал Мазеру.

     -  Пригнемся. Но, если взрыва не будет, я пущу себе пулю в  лоб,  настолько

буду чувствовать себя смешным.

     -  Взрыв будет, господин префект,   - уверенно сказал Мазеру.

     -  Однако, как вы доверяете нашему другу Перенна.

     -  Вы тоже, господин префект.

     Они мучительно ждали, отсчитывая секунды. Где-то вдали пробило три часа.

     -  Вот видите!   - изменившимся голосом  сказал  префект,     -  ничего  не

будет... Идиотство, что за фантазия!   - проворчал он.

     Пробили другие часы, еще дальше. Наконец, вблизи, на башне соседней  церкви

отчеканили три удара.

     Не успел отзвучать третий удар, как раздался треск, потом  страшный  взрыв.

Поднялся огромный столб пламени и дыма, куски стен  - это напоминало исполинский

фейерверк. Продолжалось все это несколько секунд,  а  когда  извержение  вулкана

кончилось, все затихло.

     -  Вперед!   - крикнул префект.   - К телефону. Вызвать пожарную команду.

     Он схватил за руку Мазеру.

     -  Берите мой автомобиль,  спешите  к  дону  Луису,  разыщите,  освободите,

привезите сюда.

     -  Арестовать его, господин префект?

     -  Арестовать? Вы с ума сошли!

     -  Но, если Вебер...

     -  Вебер успокоится. Я поговорю с ним. Спешите.

     Мазеру с радостью бросился исполнять поручение.

     Когда выяснилось наверняка, что дон Луис бежал,  в  отеле  по  распоряжению

префекта оставлены были только полицейские, которые сидели  в  одной  из  комнат

нижнего этажа. На вопрос Мазеру они ответили, что никакого шума не  слышали.  Он

один поднялся в кабинет.

     -  Патрон! Патрон!   - окликнул он.

     Никакого ответа.

     -  Но ведь он говорил по телефону,   - подумал встревоженный Мазеру.

     Он издали заметил, что трубка снята, вошел в  телефонную  кабину,  пол  был

усеян обломками штукатурки, кирпичей...

     Повернул выключатель и увидел... свесившуюся с потолка руку, вокруг  нее  в

потолке была дыра, но не настолько большая, чтобы вслед за рукой могло пройти  и

плечо. Головы видно не было. Мазеру вскочил на стол, схватил руку.

     -  Это ты, Мазеру,   - раздался голос, словно издалека.

     -  Да, я. Вы не ранены? Ничего серьезного?

     -  Нет, ослабел только... дурно... Слушай, открой левый ящик  моего  стола,

там ты найдешь...

     -  Что же, патрон?

     -  Плитку шоколада...

     -  Но...

     -  Ступай... я голодал достаточно.

     Подкрепившись, дон Луис бодрее продолжал:

     -  Теперь достань мне воды и хлеба, а потом помоги  мне  отсюда  выбраться.

Только иди кругом: через  комнату  мадемуазель  Девассер  и  потайным  ходом  до

лесенки к люку.

     Следуя указаниям  дона  Луиса,  Мазеру  добрался  до  углубления  в  стене,

расчистил его от обломков и за ноги вытянул дона Луиса из норы.

     -  Однако, патрон,   - воскликнул он,   - как это вы проделали такую штуку,

да еще на голодный желудок. Ведь вы больше метра прорыли, лежа на животе!  Каких

это усилий вам, наверное, стоило!

     Удобно расположившись у себя в комнате и закусив, дон Луис рассказал:

     -  Да, задача была нелегкая! Голова кружилась и мысли мешались. Воздуха  не

хватало. А я рыл, рыл, почти не сознавая, что делаю, как в кошмаре. Посмотри, на

что похожи мои пальцы. Но я все время думал  об  этом  проклятом  взрыве,  хотел

предостеречь и углублял свой туннель. И вдруг рука моя провалилась... Где я? Над

телефоном, разумеется. Я в самом деле нащупал на стене провод. Еще полчаса  ушло

на то, чтобы добраться до аппарата. Рука не доставала. Я зацепил трубку бечевкой

и держал ее сантиметрах в тридцати от рта. И как я кричал! Я просто вопил. Вдруг

бечевка порвалась, и я выбился из сил. Но вы... вы...  уже  были  предупреждены.

Взрыв произошел, не правда ли?

     -  Да, патрон.

     -  Ровно в три часа?

     -  Да. И Демальон лишь в последнюю минуту распорядился очистить отель.

     -  В последнюю минуту?

     Дон Луис засмеялся.

     -  Я так и думал, что он будет сомневаться.  Ты  провел  скверные  полчаса,

потому что ты-то, друг Мазеру, конечно, сразу поверил мне?

     Приняв ванну и побрившись, дон Луис вышел к Мазеру.

     -  Теперь в путь.

     -  Зачем спешить, патрон? Вы бы соснули. Префект подождет.

     -  Ты с ума сошел! Мари-Анна Фовиль? Ты что  думаешь,  что  я  брошу  ее  и

Саверана на произвол судьбы? Нельзя терять ни минуты.

     И Перенна, снова радостный, свежий, как  только  что  вставший  с  постели,

вместе с недоумевающим Мазеру направился к автомобилю.

     На бульваре Сюше было столько народу, что им пришлось выйти из  автомобиля,

не доезжая до отеля.

     Пока Мазеру ходил предупреждать  префекта,  дон  Луис  поднялся  на  откос,

напротив отеля Фовиль. При слабом свете, лившемся с бледного утреннего неба,  на

котором  носились  клочки  туч,  дон   Луис   рассматривал   причиненные   отелю

повреждения, менее значительные, чем  можно  было  ожидать.  Хотя  в  нескольких

комнатах и провалились потолки, но в  общем  стены  выдержали,  а  пристройка  с

кабинетом инженера совсем мало пострадала, даже электрический свет не  погас.  В

саду и на мостовой валялись груды мебели и вещей, которые охранялись солдатами и

полицейскими.

     -  За мной, патрон,   - позвал дона Луиса Мазеру.

     Они вошли в кабинет. Часть пола была сорвана, в  одной  стене  образовалась

брешь. Но в целом взрыв не оказал того действия, на которое рассчитывал тот, кто

подготовил его.

     Появление  Дона  Луиса  вызвало  волнение.  Префект  тотчас  пошел  к  нему

навстречу и сказал:

     -  Примите нашу благодарность, месье. Ваша проницательность выше похвал. Вы

спасли нам жизнь, мне уже вторично.

     -  И лучший способ  вознаградить  меня,  господин  префект,  это  дать  мне

возможность до конца довести мою задачу.

     -  Вашу задачу?

     -   Да,  господин  префект.  Я  только  начал.   Заверением   должно   быть

освобождение мадам Фовиль и Саверана.

     Демальон улыбнулся.

     -  Ого! У вас есть неопровержимые доказательства их невиновности?

     -  Да.

     -  Вам, может быть, интересно будет  знать,  что  мы  обнаружили  там,  где

помещалась адская машина? При входе в эту переднюю, прямо под паркетом.

     -  Это не существенно, господин префект. Важно, чтобы вы узнали всю правду,

убедились воочию.

     Префект подошел ближе. Чины полиции и магистратуры окружили их.  За  каждым

словом и жестом дона Луиса  следили  с  лихорадочным  вниманием.  Неужто  истина

открыта, наконец?

     После предупреждения о взрыве малейшее  заявление  дона  Луиса  приобретало

значение факта. Люди, которым он только что спас жизнь, готовы принять все самые

неправдоподобные утверждения его.

     Дон Луис заговорил:

     -  Господин префект, вы тщетно ждали  сегодня  ночью  появления  четвертого

письма. Случаю угодно, чтобы мы все присутствовали при его появлении  сейчас.  И

тогда-то обнаружится, что все преступления  -  дело  одной  и  той  же  руки,  и

обнаружится, чья это рука.

     Бригадир Мазеру, соблаговолите запереть  дверь  и  задернуть  занавески  на

окнах. Электричество...

     -  Мы его выключим...

     -  Одну минуту... Нет ли у кого-нибудь карманного фонарика? Впрочем,  можно

воспользоваться свечкой.

     Он вынул из канделябра свечу, зажег ее и выключил свет. Потом со  свечой  в

руках направился к столу.

     -  Думаю, что надо ждать. А там факты будут сами говорить за себя.

     Несколько секунд полного молчания были из тех, что не забываются.

     Дон Луис сидел на краю стола, рассеянным взглядом обводя  комнату  и  грызя

плитку шоколада, закусывая ее корочкой хлеба. Видно было,  что  он  голоден,  но

вполне спокоен.

     Другие сидели в самых напряженных позах,  подавленные  ожиданием  взрыва  и

того, что должно было произойти. На стенах плясали тени.

     Прошло больше времени, чем рассчитывал, видимо,  дон  Луис.  Тридцать-сорок

минут, тянувшихся бесконечно. Но вот Перенна немного поднял свечу и шепнул:    -

Наконец.

     И все увидели: с потолка спускалось письмо.  Оно  медленно  кружилось,  как

лист, падающий с дерева в тихую погоду. Слегка задев дона Луиса,  оно  легло  на

паркет против средней части стола.

     Дон Луис поднял его и подал Демальону, говоря:

     -  Вот, господин префект, то четвертое письмо, которое вы ждали.

 

 

     Глава 3

     НЕНАВИСТЬ

 

     Префект смотрел то на письмо, то на потолок, ничего не понимая.

     -  Тут нет никакой фантасмагории,   - заговорил дон Луис.    -  В  сущности

все очень просто и в то же время трагично до ужаса. Бригадир  Мазеру,  отдерните

занавеси  - побольше света.

     И, взяв стремянку, оставленную  рабочими  в  углу,  дон  Луис  поставил  ее

посреди комнаты и взобрался на нее, очутившись, таким образом, на уровне люстры.

     Это  был,  собственно,  плафон,  состоящий  из  большого  медного  круга  с

хрустальными подвесками  и  трех  лампочек,  расположенных  в  углах  медной  же

треугольной рамы, маскировавшей провода.

     Перерезав провода,  дон  Луис  стал  развинчивать  плафон.  Затем  пришлось

молотком отбивать часть штукатурки. Наконец, с помощью подоспевшего  Мазеру  дон

Луис спустил тяжелую люстру вниз и положил ее на стол.

     Сейчас же обнаружилось, что к плафону приделана металлическая, формы  зуба,

коробка, которая  и  входила  в  потолок  между  железными  крючками,  почему  и

понадобилось повредить потолок.

     -  Что это значит?   - воскликнул Демальон.

     -  Загляните сами, вот крышка,   - ответил дон Луис.

     Префект  приподнял  крышку:  внутри  колеса,  пружинки,   целый   механизм,

напоминающий часовой.

     -  Разрешите, господин префект?   - спросил дон Луис. И приподняв механизм,

обнаружил позади другой,  соединяющийся  с  первым  лишь  зубчатыми  колесами  и

представляющий  собой  почти  точную  копию  автоматических  приспособлений  для

разматывания ленты с напечатанными объявлениями. В глубине коробки, в том месте,

где она соприкасалась с краем потолка, была щель и у этой щели письмо...

     -  Пятое и последнее разоблачающее письмо,   - сказал дон  Луис.     -  Тут

находились и предыдущие, приготовленные заранее, и в определенное время  искусно

сделанный  механизм  выбрасывал  их  в  щель,  скрытую  от  глаз  лампочками   и

хрустальными подвесками.

     -  Допустим,   - сказал префект,   - но  каким  образом  преступники  могли

устроить такую штуку в отеле, в комнате, охраняющейся день и ночь?

     -  Очень просто, господин префект, устроено это было тогда, когда отель еще

не охранялся.

     -  То есть, до убийства?

     -  До убийства, господин префект.

     -  В чем же дело? Объясните: почему вы оттягиваете свои разоблачения?

     -  Раз тайна писем раскрыта, мы близки к истине. Вы  сами  назвали  бы  уже

преступника, если преступление не было бы настолько отвратительно, что это  само

по себе отводит подозрения.

     Демальон внимательно смотрел на дона Луиса.

     -  Так вы полагаете, что письма эти  были  помещены  сюда  исключительно  с

целью погубить  Саверана  и  мадам  Фовиль?  И  помещены  еще  до  убийства,  а,

следовательно, коварный замысел предшествовал убийству?

     -  Совершенно верно, господин префект. Стоит только допустить,  что  Гастон

Саверан и мадам Фовиль невинны, и придется признать, что все  улики  против  них

подстроены искусственно, их слишком много. Выезд в тот вечер мадам Фовиль и  тот

факт, что она не может объяснить, где провела время с  двенадцати  до  двух,  ее

необъяснимая прогулка и появление  ее  кузена  близ  отеля,  все  это  результат

махинаций. Следы зубов на яблоке  - тоже! Да еще  какая  дьявольская  махинация!

Все это  было  заранее  подготовлено,  устроено,  предусмотрено.  И  все  шло  с

точностью вот этого самого часового механизма.

     Демальон задумался.

     -   Но  ведь  в  этих  письмах  господин   Фовиль   обвиняет   свою   жену?

Следовательно, одно из двух: или он имел основания или письма подложные.

     -  Эксперты признали, что они написаны Фовилем.

     -  Но в таком случае...

     -  В таком случае...

     Демальон вздрогнул. Он начал догадываться.

     -  Не понимаю.

     -  Нет, вы понимаете, господин префект.  Понимаете,  что  раз  письма  были

одним из орудий против Гастона Саверана и  мадам  Фовиль,  то  и  содержание  их

специально к этой цели приноравливалось.

     Наступило молчание. Все были взволнованы.

     Наконец, префект заговорил, не спуская глаз с  дона  Луиса,  и  подчеркивая

каждое слово.

     -  Кто бы ни был виновник, трудно представить  себе,  что-либо  страшнее  и

отвратительнее.

     -  О, вы еще не  знаете,  господин  префект,  какова  была  сила  ненависти

человека, замыслившего все это. Я понял это,  только  выслушав  рассказ  Гастона

Саверана и  тогда  в  своих  рассуждениях  пошел  от  этой  ненависти.  Кто  мог

ненавидеть таким образом? Кто избрал своими жертвами Гастона  Саверана  и  Мари-

Анну Фовиль? Какой злой гений так искусно оплел их сетью? Я  раньше  не  обратил

внимания (и  говорил  об  этом  бригадиру  Мазеру)  на  математическую  точность

доставки писем. Если бы в этом был замешан человек,  случились  бы,  несомненно,

нарушения, сроки не соблюдались бы так, и я понял: тут действует механизм. Раз и

навсегда установленный,  функционирующий  с  непреложностью  закона  природы.  Я

сопоставил эти два положения: о ненависти, преследующей двух невинных людей, и о

механизме, использованном ненавидящим, и тогда...  и  тогда...  тогда  вспыхнула

искра, я вспомнил, что Ипполит Фовиль был инженером.

     Присутствующие слушали дона Луиса с глубоким вниманием. По мере  того,  как

проливался свет на драму, тревога у всех росла и тоска сжимала сердце.

     Однако Демальон нашел возражение.

     -  Заметьте, что письма появлялись в определенные дни, но в разные часы.

     -  Вернее, время их появления колебалось в зависимости от того, дежурили мы

при свете или в темноте. Именно  эта  подробность  и  послужила  мне  путеводной

нитью. Письма  появлялись  в  темноте.  А  когда  электричество  горело,  что-то

удерживало  их.  Несомненно,  что  эксперты  придут  в  восторг   от   искусства

изобретателя и подтвердят мои догадки. Но, как бы то ни  было,  раз  механизм  с

письмами Фовиля обнаружен в потолке этой комнаты, разве я  не  прав,  утверждая,

что устроен он был Фовилем, инженером-электриком?

     Истина  проявлялась  все  определеннее.  И   трепет   ужаса   пробежал   по

собравшимся, хотя этим людям  приходилось  не  раз  уже  сталкиваться  с  самыми

чудовищными и противоестественными преступлениями. Они еще не принимали  правду,

еще боролись с ней, как с  противником,  который  схватит  за  горло  и  вот-вот

осилит.

     Префект резюмировал общее настроение, проговорив глухим голосом:

     -  Так по-вашему Фовиль писал эти письма, чтобы погубить жену  и  любившего

ее человека?

     -  Да.

     -  И зная, что ему угрожает опасность, хотел, чтобы в случае,  если  угроза

будет осуществлена, обвинены были они?

     -  Да.

     -  Но в таком случае он как бы становится соучастником  убийцы?  Он  боялся

смерти... Он боролся... И в то же время рассчитывал на то, что  в  связи  с  его

смертью будут наказаны те, кого он ненавидел? Так?

     -  Почти так, господин префект. Вы проделываете тот же путь, что проделал я

и так же останавливаетесь перед последним выводом, который  придает  всей  драме

такой зловещий нечеловеческий характер.

     Префект, вдруг возмутившись, ударил кулаком по столу.

     -  Нелепость!   - воскликнул он.   - Дурацкая гипотеза!  Человек,  которому

угрожает смерть, с максимальной  настойчивостью  готовит  гибель  жене!  Что  вы

говорите? Вспомните, как он вбежал ко мне в кабинет. Он весь был охвачен страхом

смерти, и в  такие  минуты  мог  заниматься  установкой  механизма,  расставлять

ловушки! "На случай, если меня убьют  - я спокоен  -  обвинят  Мари-Анну".  Так,

что ли?  Кто  станет  принимать  такие  зловещие  меры,  разве  только  человек,

уверенный, что будет убит? Но в таком случае, значит, он принимает свою  судьбу:

он соглашается подставить горло под нож убийцы, он, значит...

     Демальон остановился, как бы  озадаченный  ходом  собственных  рассуждений.

Смущены были и другие. Дон Луис не спускал глаз с  префекта  и  ожидал  решающих

слов.

     Демальон прошептал:

     -  Не станете же вы утверждать?..

     -  Я ничего не утверждаю, господин префект.  Логический  ход  ваших  мыслей

приводит вас к тому.

     -  Знаю, знаю. Я и стараюсь доказать нелепость вашей гипотезы, допуская ее,

приходится допускать и то, что Фовиль  был  соучастником  преступления,  жертвой

которого стал сам.

     Он рассмеялся, но смех прозвучал неискренне.

     -  Вот к чему мы пришли,   - признаете ли вы это?

     -  Признаю.

     -  Итак?

     -  Итак, Фовиль (вы это сказали)  был  соучастником  преступления,  жертвой

которого стал.

     Сказано это было самым спокойным образом и с такой  уверенностью,  что  все

промолчали. Логический ход размышления завел их в тупик, из которого им было  не

выбраться.

     Фовиль был соучастником  - ясно. Но какую именно роль он играл?  По  доброй

воле или по принуждению? Кто же был его соучастником или его  палачом?  Все  эти

вопросы требовали ответа.  Дон  Луис  мог  быть  уже  заранее  уверен,  что  его

объяснения будут приняты. И  он  начал  свой  рассказ,  стараясь  быть  возможно

кратким.

     -  За три месяца до убийства Фовиль  написал  ряд  писем  одному  из  своих

друзей, Ланджерио, умершему несколько лет тому назад, что ему не могло  не  быть

известно. Письма эти отправлялись по  почте,  затем  возвращались  способом,  на

котором нам  пока  незачем  останавливаться.  Вытравив  штемпели  и  адреса,  он

поместил их в  специальный  аппарат  с  тем,  чтобы  они  появлялись  в  заранее

зафиксированные дни: первое через две  недели  после  его  смерти,  остальные  с

промежутками в десять дней. Несомненно,  все  было  детально  предусмотрено  им.

Ревнуя жену к Саверану, он, очевидно, знал, что  тот  проходит  по  средам  мимо

отеля и что Мари-Анна садится у окна. Заметьте: преступление  было  совершено  в

среду, и мадам Фовиль вышла из дому в тот вечер исключительно по настоянию мужа,

  - дон Луис на минуту приостановился, потом продолжал:   - Итак,  в  эту  среду

все было готово: часовой  механизм  заряжен,  позднейшие  улики  приготовлены  в

дополнение к улицам ближайшим, о которых скажу потом.

     Мало того, господин префект, вы были предупреждены  письмом  об  опасности,

угрожавшей ему на следующий день, то есть на день,  следующий  за  его  смертью.

Словом, имелись все основания думать, что все так, как того хотел ненавидящий. И

вдруг одно обстоятельство чуть не погубило все: на сцене  появился  агент  Веро,

которому было поручено собрать сведения, касающиеся наследников Морнингтона. Что

произошло между этими двумя людьми никто никогда не узнает. Но нам известно,  по

крайней мере, что агент Веро был здесь, что он захватил здесь  плитку  шоколада,

на которой мы впервые увидели отпечаток "зубов тигра", и что он  неведомо  каким

путем раскрыл планы Фовиля. Веро сам  - и с какой тревогой говорил об этом. Веро

предупреждал, что убийство совершится в  ближайшую  ночь.  Веро  изложил  это  в

письме, которое было похищено. Фовиль  знал  об  этом,  и  чтобы  отделаться  от

противника, отравил его, но заметим, что яд действует медленно. Он имел смелость

последовать, загримировавшись и одевшись под Гастона Саверана, чтобы навести  на

того подозрение, за Веро вплоть до кафе, подменить там письмо, спросить затем  у

прохожего дорогу в метро на Нейи, где жил Саверан! Вот на что был способен  этот

человек, господин префект.

     Дон Луис говорил горячо, с силой глубокой убедительности, и правда вставала

из-за его слов. Он повторил:

     -  Вот на что был способен  этот  человек!  Обеспокоенный  возможностью  со

стороны Веро выдать его, он отправился затем в префектуру, чтобы убедиться,  что

жертва погибла, не успев никого предупредить. Вы  помните  эту  сцену,  господин

префект, мольбы о помощи и "на следующий день".

     Вот почему наше с Мазеру появление у него в  тот  вечер  в  отеле,  видимо,

смутило его. Но он вскоре успокоился, он принял все меры. То,  что  должно  было

произойти, произойдет и при нас, без нашего ведома.

     И комедия, вернее, трагедия, была разыграна, как по нотам: подробности  вам

известны  - визит к мужу перед отъездом мадам Фовиль, ваза с фруктами,  припадок

отчаяния, демонстрирование нам тетради в сейфе. Когда дверь за  мной  и  Мазеру,

расположившимися  в  передней,  закрылась,  поле  действия  было   свободно.   В

одиннадцать часов  мадам  Фовиль  (вызванная,  очевидно,  подложным  письмом  от

Гастона Саверана) уедет из Оперы и будет недалеко от отеля; в  это  же  время  в

отель, как всегда в среду, направится Саверан. Объяснить свое присутствие  возле

отеля они не пожелают, не ясно ли, что они должны быть обвинены?

     А на всякий случай была заготовлена еще одна  неопровержимая  улика -яблоко

со следами зубов Мари-Анны. Затем должны были начать появляться письма. С  какой

изобретательностью предусмотрены все детали. Вы помните бирюзу из моего  кольца,

очутившуюся в сейфе? Лишь один из четырех человек мог увидеть и поднять ее. И вы

сразу исключили Фовиля, а это именно он воспользовался случаем и положил  бирюзу

в  сейф,  чтобы  скомпрометировать  человека,  которого   считал   опасным   для

осуществления своих замыслов.

     Это был последний ход. Лишь один жест и ненавистные  жертвы  пойманы.  Жест

этот сделан. Ипполит Фовиль умер.

     Дон Луис умолк. Было  ясно,  что  слушатели  приняли  за  истину  все,  что

услышали. Никто не оспаривал, как ни малоправдоподобна была вся история.

     Демальон задал последний вопрос.

     -  В  роковую  ночь  вы  и  Мазеру  сидели  в  передней.  Снаружи  дежурили

полицейские. Кто мог убить инженера Фовиля и его сына.  В  этих  четырех  стенах

никого не было.

     -  Здесь был Ипполит Фовиль.

     Раздалась целая буря протестующих возгласов, завеса  сразу  разорвалась,  и

то, что скрывалось за ней, вызвало и ужас и возмущение против дона Луиса, как бы

злоупотреблявшего их вниманием.

     Префект передал общее отношение, воскликнув:

     -  Довольно слов! Довольно гипотез! Они приводят к абсурдным выводам!

     -  Абсурдным лишь на первый взгляд, господин префект.  Никто,  конечно,  не

умирает удовольствия ради, но, почем знать,  не  болел  ли  Фовиль  какой-нибудь

смертельной болезнью? Не считал ли он себя приговоренным?

     -  Довольно слов! Доказательства?

     -  Вот они!

     -  Что это такое?

     -  Когда я отделял люстру от  потолка,  отбивая  штукатурку,  я  нашел  под

металлическим ящиком вот этот  запечатанный  конверт.  Над  местом,  где  висела

люстра, находится комната, где помещался сын  Фовиля,     -  и  было,  очевидно,

нетрудно, приподняв одну половицу, достать до верхней части  скрытого  аппарата,

он и спрятал таким образом этот конверт, на котором значится:  "тридцать  первое

марта, одиннадцать часов ночи" и подпись "Ипполит Фовиль".

     Демальон с лихорадочной торопливостью разорвал конверт и бросил  взгляд  на

исписанные листки.

     -  Ах, негодяй, негодяй!   - воскликнул  он.     -  Как  только  существуют

подобные чудовища! Какой ужас!

     И прерывающимся временами глухим голосом он прочитал:

     -  "Даль близка, час пробил. Усыпленный мной, Эдмонд умер, умер не  приходя

в сознание. Начинается моя агония. Я страдаю  - страдаю  и  в  то  же  время   -

счастлив бесконечно! Начало моему счастью положил один день, четыре месяца  тому

назад,  когда  я  был  с  Эдмондом  в  Лондоне.  Я  до  тех  пор  влачил  жалкое

существование, скрывая свою ненависть к той, которая меня  не  выносит  и  любит

другого, страдая физически, видя,  что  сын  мой  чахнет,  болеет.  В  тот  день

знаменитый врач сказал мне, что сомнений быть не может: у меня рак.  А  мой  сын

Эдмонд также обречен  - туберкулез.

     В тот же вечер у меня возник великолепный план мести. И какой мести, самого

страшного обвинения против мужчины и женщины, любящих друг друга.

     Тюрьма! Суд! Каторга! Эшафот! Никакой надежды, никакой возможности защитить

себя!

     Улики, и улики столь подавляющие, что невинный  сам  начнет  сомневаться  в

своей невинности и умолкнет, уничтоженный. Какая месть и какая кара!

     С какой радостью я все подготовил! Я счастлив! Моя смерть, на которую я иду

добровольно, будет началом их мучений.  Стоило  ли  ждать  естественной  смерти,

которая послужила бы началом их счастья? И  не  лучше  ли  Эдмонда  избавить  от

медленного умирания, усилив вместе с тем...

     Конец! Спокойнее. Все тихо кругом.

     В отеле и снаружи будет полиция. Мари-Анна, вызванная  письмом,  спешит  на

соседнюю улицу на свидание, на которое ее возлюбленный не придет, он бродит  под

окнами, в которых она не показывается.

     Вы, марионетки, которых я дергаю за веревочки. Пляшите, скачите! Забавно...

С петлей на шее, месье и мадам! Не вы ли, месье, отравили сегодня  утром  агента

Веро, за которым последовали в кафе с вашей красивой  палкой  черного  дерева  в

руках? Вы, разумеется! А доказательства? А  яблоко,  которое  вы  надкусили,  на

котором будут следы ваших зубов! Комедия! Пляшите!

     А письма? Письма к покойному Ланджерио: это самая тонкая моя шутка. Сколько

радости доставил изготовленный мною механизм. Каково скомбинировано?  Как  точно

работает! В назначенный день  - бац! Первое письмо. Через десять  дней   -  бац!

Второе и так далее. Скачите! Пляшите!

     И любопытнее всего, что никто никогда не  узнает  правды.  Через  несколько

недель, когда участь обвиняемых будет решена, в ночь на 25 мая, в три часа взрыв

уничтожит дело моих рук. Бомба взорвется в  назначенный  момент.  Я  только  что

зарыл рядом с ней серую тетрадь, якобы мой  дневник,  пузырьки  с  ядом,  шприц,

палку черного дерева, два письма Веро,  словом,  все,  что  могло  бы  послужить

оправданию обвиняемых...

     Разве  чудо...  чудо...  если  стены  и  потолок  уцелеют  или...   человек

гениальной интуиции распутает запутанные мной  нити,  угадает  правду  и  сумеет

найти это письмо. Я для него пишу сейчас. Хотя  знаю,  что  такого  человека  не

может быть. Впрочем, не все ли мне равно! К тому  времени  бездна  уже  поглотит

Мари-Анну и Саверана. И я ничем  не  рискую,  оставляя  это  свидетельство  моей

ненависти.

     Кончено.  Остается  подписать.  Руки  дрожат  все  сильнее.  Холодный   пот

выступает на лбу. Я страдаю адски, и я счастлив безмерно. А-а, друзья! Вы  ждали

моей смерти! Мари-Анна, неосторожная! Твои глаза выдавали радость по поводу моей

болезни! Вы были так уверены в будущем, что имели  силы  быть  доброжелательными

сейчас. Вот я умираю, и на  могиле  моей  вы  соединитесь,  скованные  железными

кандалами. Благославляю вас,  Мари-Анна  и  друг  Саверан.  Следователь  оформит

контракт. Я страдаю... Какое наслаждение. Благословенна  ненависть,  от  которой

смерть так сладка! Я умираю счастливый: Мари-Анна в темнице... Саверан рыдает  в

своей камере. Эшафот! Теперь твоя очередь, Мари-Анна. А ведь  ты  не  переживешь

его. Веревка или яд. Да, умирайте... умирайте... в огне,  как  я...  ненавидящий

тебя... ненавидящий".

     Последние слова префект разобрал с трудом. Он кончил. Общее молчание.

     -  Подпись "Ипполит Фовиль",   - почти шепотом прибавил Демальон.    -  Кто

бы подумал...

     Он взглянул на дона Луиса.

     -  Нужна была исключительная проницательность, данные, которым надо  отдать

должное и которым я отдаю должное. Вы угадали решительно  все,  о  чем  пишет  в

своем объяснении этот сумасшедший.

     -  Сумасшедший! Вы правы... И из самых опасных. Мы все попали в ловушку,  и

мадам Фовиль может поплатиться жизнью.

     Префект встрепенулся.

     -  В самом деле, нельзя терять  ни  минуты.  Надо  немедленно  предупредить

мадам Фовиль. Я вызову следователя и договорюсь с ним о прекращении дела. Поедем

со мной,   - обратился он к дону Луису,   - пусть мадам Фовиль сама поблагодарит

вас. И вы с нами, Мазеру.

     Демальон не скрывал своего восхищения, и Перенна, которого несколько  часов

тому назад полиция травила, как зайца, очутился в  автомобиле  вместе  с  главой

полиции. Старое, очевидно, было забыто, и даже Вебер ничего не мог поделать.

     -  Остаются еще, однако, некоторые неясные пункты,   - говорил Демальон,  -

отпечатки зубов мадам Фовиль на яблоке, обнаруженные листки с числами  появления

писем и с указанием насчет взрыва в комнате мадемуазель Девассер,  ее  роль,  во

всяком случае, подозрительна.

     -  Я убежден,  что  все  разъяснится,  господин  префект.  Вам  стоит  лишь

допросить мадемуазель и Гастона Саверана.

     Сен-Лазар, отвратительная, грязная тюрьма, которую давно следовало бы срыть

до основания.

     Префект выскочил из автомобиля. Ворота тотчас распахнулись.

     -  Начальника,   - бросил он,   - вызовите его скорее. Дело срочное.   - Он

быстро направился к лазарету и на площадке у лестницы столкнулся  с  начальником

тюрьмы. У начальника тюрьмы вид был самый растерянный.

     -  Что с вами? Что случилось?

     -  Как, вы не знаете, господин префект? Ведь я позвонил  в  префектуру,   -

бормотал старый служака.

     -  Да говорите же, в чем дело?

     -  Мадам Фовиль умерла сегодня утром, господин префект, она отравилась.

     Демальон в сопровождении Перенна и Мазеру бросился в лазарет.  В  одной  из

палат лежало на кровати тело молодой женщины. На бледном  лице  были  коричневые

пятна, такие же, как на теле агента Веро, Ипполита Фовиля и его сына Эдмонда.

     Взволнованный префект спросил:

     -  Яд... откуда же?

     -  У нее под подушкой нашли пузырек и шприц. Вот они.

     -  Но как она получила их? Кто передал?

     -  Не знаем пока, господин префект.

     Демальон взглянул на дона Луиса.

     -  Итак, серия преступлений еще не закончена.  Неужели  месть  делает  свое

дело и после смерти Фовиля неуклонно и автоматически, или тут  действует  чья-то

таинственная рука, продолжающая дьявольскую работу инженера Фовиля?

     На следующий день новая сенсация.

     Гастона Саверана нашли умирающим в его камере. Он  повесился  на  простыне.

Вернуть его к жизни не удалось. Подле него на столе нашли с  полдюжины  газетных

вырезок, подсунутых неизвестной рукой.  В  них  сообщалось  о  смерти  Мари-Анны

Фовиль.

 

 

     Глава 4

     НАСЛЕДНИК ДВУХСОТ МИЛЛИОНОВ

 

     Дня через три после этих трагических  событий,  вечером,  кучер  фиакра,  в

широком пальто с капюшоном, позвонил у  дверей  отеля  Перенна  с  письмом  дону

Луису. Его немедленно провели в кабинет хозяина. Там он  скинул  плащ  и  быстро

кинулся к дону Луису.

     -  На этот раз, патрон, дело плохо. Собирайте вещи и удирайте скорее.

     Дон Луис курил, развалившись в мягком кресле.

     -  Ты что предпочитаешь, Мазеру, сигару или папиросу?

     Мазеру возмутился.

     -  Да вы газет, наверное, не читали?

     -  Увы!

     -  Тогда для вас, как  и  для  меня,  положение  должно  быть  ясно.  После

двойного самоубийства или вернее убийства Гастона Саверана  и  Мари-Анны  Фовиль

газеты на все лады повторяют: "А теперь после смерти Фовиля, его сына, его  жены

и его кузена Гастона Саверана никто не стоит между наследством Космо Морнингтона

и доном Луисом Перенна". Вы понимаете, что это означает,  патрон?  О  взрыве  на

бульваре Сюше и о посмертных разоблачениях инженера, конечно, говорят  и  хвалят

вашу ловкость, но больше занимает другое: раз все три  ветви  семейства  Гуссель

угасли, кто же наследует? Дон Луис Перенна!

     Отсюда  вывод,  что  одна  воля  руководила,  начиная  с   убийства   Космо

Морнингтона.  И  это   воля    -   человека   необыкновенного,   прославленного,

оклеветанного, подозрительного, таинственного и вездесущего, человека, который с

самого начала направляет события, комбинирует, обвиняет,  прощает,  захватывает,

освобождает,   - словом, распоряжается в этом деле, и которое кончится, по  всей

вероятности, тем, что он получит двести миллионов. При том, человек этот  -  дон

Луис Перенна, иначе  - сомнительный Арсен Люпен! В самом деле, кто выигрывает от

исчезновения всех наследников Гуссель? Дон Луис Перенна.

     -  Ах он разбойник!

     -  Разбойник и сообщник Флоранс Девассер. Никто и  не  решается  возражать.

Конечно, префект не забыл, что вы дважды спасли ему жизнь и  оказала  правосудию

неоценимые услуги. Конечно, председатель Совета Балланглэ  протежирует  вам,  но

они одни. А пресса, суд,  следователь,  общественное  мнение,  которое  требует,

чтобы виновник был обнаружен. А виновник или Флоранс Девассер, или, вернее, вы и

Флоранс Девассер.

     Дон Луис и бровью не повел.

     -  Патрон!   - снова заговорил в отчаянии Мазеру,   -  вы  вынуждаете  меня

нарушать профессиональный долг. Так знайте  - завтра вас пригласят  к  судебному

следователю и, чем бы ни кончился допрос, вас  отправят  прямо  в  депо.  Приказ

подписан.

     Ах, черт возьми!

     -  Кроме того, Вебер получил разрешение взять под надзор ваш дом. Через час

он будет здесь со своими людьми.

     Не меняя небрежной позы, дон Луис кивнул Мазеру.

     -  Взгляни на диван, друг.

     Мазеру машинально повиновался. Под диваном стоял большой чемодан.

     -  Бригадир, через десять минут, когда я  отошлю  слуг,  ты  отнесешь  этот

чемодан на улицу Ровиля, № 143,  где  я  под  именем  месье  Лекока  нанял  себе

маленькую квартирку.

     -  Значит, вы...

     -  Вот уже три дня жду твоего визита, никому другому  я  не  могу  поручить

чемодан. Да я и не считаю нужным торопиться: ведь я для того и  устроил  тебя  в

полицию, чтобы ты мог предупредить меня в случае опасности.

     В самом деле, прекрасно сознавая, как изменилось его положение  со  смертью

мадам Фовиль и Саверана, дон Луис решил скрыться и выжидал  только  потому,  что

рассчитывал получить по почте или по телефону известие о  Флоранс  Девассер,  но

теперь времени терять было нельзя.

     На следующий день Мазеру пришел на квартиру на улице Ровиля рассказать, как

бесится Вебер и как терзаются следственные власти, не зная,  что  предпринять  и

где искать Флоранс Девассер. Дни шли за днями. Мазеру частенько  заглядывал  или

сообщал новости по телефону.

     Расследование в тюрьмах  - Сен-Лазар и  в  Санте  ни  к  чему  не  привело,

оставалось совершенно невыясненным, кто передал яд со  шприцем  мадам  Фовиль  и

газетные вырезки Гастону Саверану. Тайной был окружен вопрос и о следах зубов на

яблоке. Посмертные разоблачения инженера Фовиля обелили его жену. Но ведь  следы

на яблоке, несомненно, были оставлены зубами  Мари-Анны.  Так  называемые  "зубы

тигра",   - это были ее зубы!

     Между тем префект, согласно требованию завещания,  решил  вторично  собрать

наследников Морнингтона  на  ближайшей  неделе.  Он  рассчитывал  таким  образом

покончить с досадным делом, в котором полиция и следственные  власти  так  слабо

зарекомендовали себя.  На  этом  собрании  будут  приняты  решения  относительно

наследства, после чего следствие будет прекращено и мало-помалу  над  гекатомбой

наследников Морнингтона опустится занавес забвения. "Зубы тигра" забудутся.  Как

это ни странно, но дни, предшествовавшие решительной битве,  какой  должно  было

быть собрание, дон Луис провел в кресле у себя на балконе,  покуривая  папиросы,

пуская мыльные пузыри, которые ветер относил к саду Тюильри.

     Мазеру в себя не мог прийти от  изумления,  когда  заставал  его  за  таким

занятием. В день собрания Мазеру примчался встревоженный с письмом в руках.

     -  Для вас, патрон. Адресовано было на мое имя, но внутри второй конверт...

Что бы это значило?

     -  Очевидно, враг осведомлен о наших с тобой  дружеских  отношениях  и,  не

зная моего адреса...

     -  Какой враг?

     -  Я назову тебе его сегодня вечером.

     Дон Луис разорвал конверт и прочел следующие  строки,  написанные  красными

чернилами:

     "Дон Луис, тебе.

     Люпен, еще не поздно, очисти поле. Иначе, не избежать смерти и тебе.  Когда

ты будешь считать  себя  у  цели,  когда  поднимешь  руку  на  меня,   -пропасть

разверзнется у ног твоих. Место гибели уже выбрано.  Западня  готова.  Берегись,

Люпен!"

     Дон Луис улыбнулся.

     -  Слава богу! Определяется. Кто доставил тебе это письмо?

     -  На этот раз нам повезло. Полицейский, принявший его  в  префектуре,  сам

живет по соседству от принесшего и знает его,   - он служит в одной  клинике  на

авеню Тери.

     -  Идем. Нельзя терять времени.

     -  Наконец, узнаем все, патрон.

     -  Ну, еще бы. Я отдыхал в ожидании сегодняшнего вечера, предвидя  жестокий

бой, но раз враг делает промах, раз есть след  - откладывать незачем.  Попробуем

опередить его. Вперед! На тигра, Мазеру!

     Было около часа, когда Мазеру и дон Луис явились в клинику Тери.

     Их впустил слуга, при виде которого Мазеру подтолкнул  дона  Луиса  локтем.

Он-то и доставил письмо и на расспросы Мазеру вовсе не  пытался  запираться.  Он

действительно ходил утром в префектуру.

     -  По чьему распоряжению?

     -  Настоятельницы.

     -  Настоятельницы?

     -  Да. При клинике есть дом для душевнобольных, которым заведуют монахини.

     -  Можно ли видеть настоятельницу?

     -  Разумеется, но придется немного подождать. Она вышла.

     Слуга  привел  их  в  приемную,  где  они  просидели  около  часа,   сильно

заинтригованные вмешательством в дело какой-то монахини.

     Через приемную проходили люди, посещавшие больных. Проходили молча и сестры

или сиделки в длинных белых халатах, подпоясанных в талии.

     -  Мы только время теряем,   - проворчал Мазеру.

     -  Торопишься к своей красотке? Мне  все  равно,  что  делать.  Собрание  у

префекта в пять часов.

     -  Да неужто вы намерены? Вы шутите! А приказ?

     -  Приказ? Клочок бумаги.

     -  Ваше присутствие сочтут вызовом.

     -  А мое отсутствие  - признанием. Человек, наследующий миллионы, не станет

прятаться в тот день, когда решается вопрос о них. И я буду там.

     -  Патрон...

     Его  перебил  легкий  крик,  и  проходившая  через  комнату  сиделка  вдруг

бросилась бежать, откинула какой-то занавес и скрылась.

     Дон Луис вскочил, недоумевая, несколько секунд колебался, потом бросился за

занавес, пробежал коридор и остановился перед только что захлопнувшейся  дверью,

обитой медью.

     Он потерял  несколько  секунд,  пока  открывал  ее  и  очутился  на  черной

лестнице. Вверх или вниз? Он спустился, попал на кухню, схватил кухарку за  руку

и в бешенстве закричал:

     -  Где сиделка, которая только что была здесь?

     -  Мадемуазель Жертрюд, новенькая?

     -  Да, да, скорее, ее требуют наверх!

     -  Кто?

     -  Да говорите, черт возьми, куда она делась?

     -  Вот... этой дверью.

     Дон Луис через маленький вестибюль выскочил на авеню Тери.

     -  Вот так скачка,   - крикнул догонявший его Мазеру.

     Дон Луис указал на автобус, отъезжающий от соседней площади Сен-Фернанд.

     -  Она там,   - на этот раз ей не уйти от меня,   -  он  подозвал  такси  и

приказал следовать за автобусом на расстоянии тридцати метров.

     -  Это Флоранс Девассер?   - спросил Мазеру.

     -  Да.

     -  Хороша штучка!   - проворчал он и вдруг разразился:   - Неужто же вы так

слепы, патрон. Ведь присутствие в этой клинике Флоранс Девассер, как дважды  два

четыре, доказывает, что она послала письмо, что она всем делом руководит.  Вы  и

сами понимаете это, сознайтесь! Хоть вы и старались все эти  дни  убедить  себя,

что она невиновна...

     На этот раз дон Луис не возражал. С застывшим лицом и мрачными  глазами  он

следил за автобусом: тот остановился на углу бульвара Осман.

     -  Стойте!   - крикнул он шоферу.

     Из автобуса вышла девушка, в которой, несмотря на костюм сиделки,  нетрудно

было узнать Флоранс Девассер. Она оглянулась по сторонам и,  словно  убедившись,

что за ней не следят, подозвала фиакр и приказала ехать на вокзал Сен-Лазар.

     Дон  Луис  издали  видел,   как   она   остановилась   у   кассы.   Мазеру,

воспользовавшись своим агентским удостоверением,  узнал  от  кассирши,  что  она

купила билет в Руан. Наведя справки, они узнали, что  сейчас  уходит  курьерский

поезд на Руан, и по настоянию дона Луиса Мазеру купил себе билет туда же.  Когда

они вышли на перрон, Флоранс входила в один из средних вагонов.

     Поезд трогался.

     -  Садись,   - сказал дон Луис,   -  и  смотри  не  упусти  ее.  Она  очень

ловкая.

     -  Но почему вы сами не едете, патрон?

     -  Я не успел бы обернуться к собранию.

     Поезд отошел и скоро скрылся в туннеле. Дон Луис уселся на диванчик в одном

из залов ожидания и просидел так два часа, делая вид, будто читает газету, но на

самом деле с тоской задавал себе все тот же вновь встававший перед  ним  вопрос:

"Виновна ли Флоранс?"

     Было ровно пять часов, когда в  кабинет  Демальона  вошли:  полковник  граф

д'Астриньяк, секретарь посольства Соединенных Штатов. И одновременно в  приемную

вошел человек, вручивший курьеру свою карточку. Тот бросил взгляд  на  карточку,

быстро обернулся к кучке людей,  стоявших  в  стороне,  и  затем  спросил  вновь

прибывшего:

     -  Вы по приглашению?

     -  Доложите: дон Луис Перенна.

     Как электрический ток прошел  по  кучке  людей.  Один  из  них  отделился -

помощник начальника полиции Вебер.

     Одно мгновение два врага смотрели друг другу прямо в глаза.

     Дон  Луис  любезно  улыбался.  Вебер  был  бледен,  как  полотно,  и   едва

сдерживался.

     Дон Луис увидел четырех репортеров, четырех агентов.

     "Они  все  здесь  ради  меня,     -  думал  дон  Луис,     -  но,  судя  по

растерянности, не рассчитывали, что я дерзну явиться".

     Курьер вернулся за доном Луисом.

     Тот с самым приветливым поклоном прошел мимо Вебера, кивнул агентам и вошел

в кабинет. Полковник д'Астриньяк тотчас  с  протянутой  рукой  поспешил  к  нему

навстречу, желая, видимо, подчеркнуть что сплетни  не  умалили  его  уважения  к

легионеру Перенна.

     Но поведение префекта было нарочитым. Он  даже  не  обернулся  и  продолжал

перелистывать  дело  и  перебрасываться  словами  с  нотариусом   и   секретарем

посольства.

     Потом, собрав бумаги и взглянув еще раз в дело, префект громко заговорил:

     -  Мы  собрались  сегодня,  как  и  два  месяца  назад,  и  должны  принять

окончательное решение по вопросу о  наследстве  Космо  Морнингтона.  Отсутствует

лишь месье Кассерос, атташе перуанской миссии, внезапно заболевший,  как  гласит

полученная мною телеграмма. Налицо все, кроме тех, увы, чьи права мы должны были

бы утвердить,   - кроме наследников Космо Морнингтона.

     -  И кроме...

     Демальон поднял голову: говорил дон Луис.

     -  ... убийцы наследников Морнингтона.

     На этот раз дон Луис держал себя как  человек,  который  хочет,  чтобы  его

выслушали, как бы ни казалось малоправдоподобным то, что он говорил:

     -  Разрешите мне, господин префект, обрисовать создавшееся  положение.  Это

будет продолжением и прямым заключением нашей беседы после  взрыва  на  бульваре

Сюше.

     Молчание префекта было знаком согласия.

     -   Я  буду  краток,  господин  префект.  Во-первых,  мы  уже   располагаем

показаниями инженера Фовиля, во-вторых,  дело,  в  сущности,  очень  просто.  Вы

задавались вопросом: почему Ипполит Фовиль ни  разу  не  упомянул  о  наследстве

Морнингтона?  Почему  не  упоминал  о  нем  Гастон  Саверан,  излагая  мне  свою

трагическую историю? Да потому, что никто из них,    -  ни  Ипполит  Фовиль,  ни

Гастон Саверан, ни Мари-Анна  Фовиль,  ни  Флоранс  Девассер  ничего  о  нем  не

слышали. Факт неопровержимый: одна  месть  руководила  Ипполитом  Фовилем,  ведь

миллионы Морнингтона достались бы ему по праву.

     Итак, никакие соображения,  связанные  с  наследством,  поведения  Ипполита

Фовиля не определяли. Между тем они погибли один за другим именно в том порядке,

в каком переходило бы  состояние  Морнингтона:  сам  Морнингтон,  потом  Ипполит

Фовиль, затем Эдмонд, далее Мари-Анна Фовиль и, наконец, Гастон Саверан.

     -  Не странно ли это? Как  не  предположить  наличия  какой-то  руководящей

роли. Не очевидно разве, что помимо сумасшедшего  Фовиля,  с  его  ненавистью  и

ревностью,  есть  еще  какой-то  субъект,  одаренный   еще   большей   энергией,

преследующий свою цель и, что он-то и обрек на гибель этих людей,  марионеток  в

этой драме, все нити которой он завязывает и развязывает?

     Господин префект, масса стала инстинктивно с  самого  начала  искать  этого

руководителя. Разделяет мою точку зрения и полиция с Вебером во главе.  Они  уже

нашли злодея. Это я. Почему бы и нет? Мотив  преступления  налицо.  Я  наследник

Космо Морнингтона.

     Не стану  защищаться.  Возможно,  что  постороннее  влияние  заставит  вас,

господин префект, принять в отношении меня  несправедливые  меры,  но  я  ни  на

секунду не оскорблю вас предположением, что сами  вы  не  можете  приписать  это

злодейство человеку, которого видите в деле уже два месяца.

     -  Но масса права в том отношении, что  виновник  должен  быть  и  виновник

этот  - наследник Космо Морнингтона.

     -  Если это не я, значит, есть другой? И его-то я и обвиняю. Я и с  мертвым

боролся. Я не раз чувствовал на себе дыхание этого живого.  Не  раз  чувствовал,

что "зубы тигра" вот-вот готовы впиться в меня. Мертвый  сделал  многое,  но  не

все. А тот, о ком я говорю, выполнял ли слепо его волю?  Или  был  соучастником?

Но, несомненно, он продолжил дело, вдохновителем которого сам,  быть  может,  не

был, продолжил не ради личной выгоды. И сделал он это потому, что был осведомлен

о завещании Космо Морнингтона.

     Его-то я и обвиняю.

     Обвиняю, по крайней мере, в той части преступления, которая не  может  быть

приписана Ипполиту Фовилю.

     Обвиняю в том, что он взломал ящик, куда метр  Лемертюм  положил  завещание

Космо Морнингтона.

     Обвиняю в том, что, проникнув в спальню Космо Морнингтона, он подменил одну

из ампул с лекарством, ампулой с ядом.

     Я  обвиняю  его  в  том,  что  он  изобразил  доктора  и  выдал   подложное

свидетельство о смерти Космо Морнингтона.

     Обвиняю в том, что он доставил Ипполиту Фовилю яд, которым были убиты агент

Веро, Эдмонд Фовиль и Ипполит Фовиль.

     Обвиняю в том, что он направил против меня руку  Гастона  Саверана,  трижды

покушавшегося на мою жизнь.

     Обвиняю в том, что он передал в лазарет для Мари-Анны Фовиль пузырек с ядом

и шприц, которые помогли несчастной покончить с собой.

     Обвиняю в том, что каким-то неведомым способом,  учитывая  последствия,  он

доставил Гастону Саверану вырезки из газет со сведениями о смерти Мари-Анны.

     Словом, обвиняю в том, что он, не говоря о его соучастии в убийстве  агента

Веро и моего шофера, убил Космо  Морнингтона,  отца  и  сына  Фовиль,  Мари-Анну

Фовиль и Гастона Саверана, то есть всех, стоящих между ним и миллионами.

     Вот моя мысль: раз человек убивает пять душ, чтобы заполучить миллионы,  то

ясно, что он уверен в том, что миллионы достанутся ему,  то  есть,  что  он  сам

является наследником. Через несколько минут этот человек будет здесь.

     -  Как?   - воскликнул префект.

     -  Это логический вывод из моего построения, не забывайте, что по завещанию

наследство может получить лишь лично явившийся сегодня наследник.

     -  А если он не придет?

     -  Он придет, господин префект. Иначе все было бы сплошной бессмыслицей. Он

придет и по праву потребует двести миллионов Космо Морнингтона.

     -  А, если он не придет?   - еще настойчивее повторил Демальон.

     -  Тогда, значит, преступник  - я, и вам придется меня арестовать.  Он  или

я. Такова дилемма.

     -  Нет, нет!   - почти гневно  воскликнул  префект.     -  Это  невозможно!

Человек, совершивший серию убийств, не будет так  глуп,  чтобы  отдаться  нам  в

руки.

     -  Не забывайте, господин префект, что он не убивал, а побуждал убивать.  В

этом и заключается необъяснимая сила этого человека, что он сам не действует.

     Припомните все обстоятельства.

     Прибавлю, что за всю свою  жизнь,  богатую  впечатлениями,  я  не  встречал

существа, действующего с такой  дьявольской  виртуозностью  и  одаренного  такой

поразительной способностью психолога.   - Слова Перенна взволновали собравшихся.

Неведомое существо облекалось в плоть и кровь. Все  ждали.  Дон  Луис  раза  два

поворачивался к двери, прислушиваясь. Префект встал с  места  и  зашагал  вокруг

стола. Полковник д'Астриньяк с восхищением вглядывался в дона Луиса, любуясь его

хладнокровием. Нотариус и секретарь посольства сильно волновались.

     -  Тише,   - сказал вдруг префект и прислушался.

     Кто-то проходил через переднюю. Раздался стук в дверь.

     -  Войдите.

     Курьер подал префекту письмо и листок, на котором посетители  заносят  свое

имя и мотив посещения.

     Демальон схватил листок. Он был очень бледен. Потом посмотрел на дона Луиса

и, взяв письмо, спросил курьера:

     -  Это лицо здесь?

     -  В передней, господин префект.

     -  Введите его, когда я позвоню.

     Курьер вышел.

     Демальон стоял у стола, не двигаясь. Дон Луис еще раз поймал на себе взгляд

и ощутил тревогу. Что происходит?

     Резким движением префект разорвал конверт и, вынув письмо, стал читать его.

Все, не отрываясь, смотрели на него.

     Осуществится ли предсказание дона Луиса?

     Предъявит ли свои права пятый наследник?

     После первых же строк префект поднял глаза и прошептал,  обращаясь  к  дону

Луису:

     -  Вы были правы, месье. Пятый наследник предъявляет свои права.

     -  Кто он?   - невольно вырвалось у дона Луиса.

     Демальон не отвечал.  Он  медленно  еще  два  раза  перечел  письмо.  Потом

прочитал вслух.

     "Господин префект!

     Случайно из попавших мне в руки писем я узнал о  том,  что  есть  еще  один

наследник семьи Гуссель. Я  лишь  сегодня  получил  документы,  необходимые  для

установления его личности и лишь сегодня, в силу необходимых  препятствий,  могу

направить эти документы вам с тем самым лицом, которого они касаются. Относясь с

уважением к тайне, мне не принадлежащей, и желая оставаться в стороне от дела, в

которое лишь случай впутал меня, я позволю себе не подписывать настоящее имя,  в

чем и приношу свои извинения".

     Итак, Перенна и на этот раз не ошибся. События  подтвердили  его  гипотезу.

Оставалось  разрешить  кардинальный  вопрос:  кто  же  этот  неизвестный,   этот

вероятный наследник и вместе с тем убийца, на душе которого пять-шесть  убийств?

Он в соседней комнате. Отделен только  одной  стеной.  Они  сейчас  увидят  его.

Сейчас узнают, кто он такой! Префект решительным движением нажал кнопку звонка.

     Несколько секунд напряженной тревоги.

     Странно! Демальон глаз не спускал  с  Перенна.  Тот  сидел,  вполне  владея

собой. Но в глубине души ощущал какое-то беспокойство.

     Дверь распахнулась.

     Курьер впустил кого-то.

     Это была Флоранс Давассер.

 

 

     Глава 5

     ВЕБЕР ОТЫГРЫВАЕТСЯ

 

     В первую минуту дон Луис был поражен.

     Флоранс  - здесь! Флоранс на его глазах села в поезд, отходящий  в  Руан  и

раньше 8 часов в Париж вернуться не могла.

     Впрочем, он тотчас сообразил; зная, что ее преследуют, Флоранс  увлекла  их

на вокзал и, войдя в вагон с одной стороны, вышла с другой. Мазеру же уехал,  не

подозревая, что ему следить не за кем.

     И вдруг ему ясно представился весь ужас. Она пришла заявить свое  право  на

наследство, она  - новый  наследник,  который  не  замедлил  явиться,  косвенный

виновник в кошмарном ряде убийств. Повинуясь  неудержимому  импульсу,  дон  Луис

схватил ее за руку и крикнул почти со злобой:

     -  Зачем вы пришли сюда? И что вам здесь нужно?

     И, не помня себя, повернулся к префекту.

     -  Неужели вы не видите, господин префект, что произошла  ошибка?  Лицо,  о

котором я вам говорил, все еще скрывается: не может быть, что Флоранс Девассер..

.

     -  У меня нет предубеждения против мадемуазель,    -  категорическим  тоном

заявил префект,   - но я обязан спросить ее  о  том,  что  ее  сюда  привело.  И

обязанность выполню.

     Он предложил Флоранс сесть и сам подсел к столу. Было ясно,  что  появление

девушки произвело на него впечатление, как иллюстрация к аргументам дона  Луиса.

Несомненно, появление нового  лица,  имеющего  права  на  наследство,     -  это

появление преступника, который сам уличил себя. Дон Луис угадал мысли префекта и

с той минуты не спускал с него глаз.

     Это было загадкой. Красивые черные глаза  как  всегда  были  спокойны.  Она

переменила костюм сиделки на простое платье, подчеркивающее изящную линию талии.

Она была, по обыкновению, строга.

     -  Объясните, мадемуазель,   - сказал ей префект.

     -  Я к вам по поручению, которое выполняют, не вполне уясняя его смысл.

     -  Что это значит?

     -  Лицо, которому я вполне доверяю и которое глубоко уважаю,  поручило  мне

передать вам некоторые  документы,  имеющие,  по-видимому,  отношение  к  вашему

сегодняшнему собранию.

     -  К вопросу о наследстве Космо Морнингтона?

     -  Да, господин префект.

     -  И вам известно, почему вам вручили эти документы? Какое они имеют к  вам

отношение?

     -  Они никакого отношения ко мне не имеют.

     Демальон улыбнулся и отчеканил, не спуская глаз с Флоранс.

     -  Судя по письму, к ним приобщенному, они имеют к  вам  прямое  отношение:

они устанавливают ваше родство с семейством Гуссель,  а,  следовательно  и  ваши

права на наследство.

     -  Мои права?

     Крик удивления и протеста. Затем она заговорила:

     -  Мои права... на это наследство. Да я никогда и  не  встречала  господина

Морнингтона. Тут недоразумение.

     Она говорила оживленно  и  с  глубокой  искренностью,  которая  на  всякого

другого произвела бы впечатление. Но  префект  не  мог  забыть  аргументов  дона

Луиса.

     -  Позвольте документы.

     Она вынула из мешочка незапечатанный голубой конверт, из  которого  префект

достал несколько пожелтевший, вытертый  по  сгибам  листок  бумаги.  При  полном

молчании, посмотрев документы самым внимательным образом, он заявил:

     -  Документы, очевидно, подлинные, печати казенные.

     -  Итак, господин префект?   - спросила Флоранс дрожащим голосом.

     -  Итак, трудно допустить, мадемуазель, чтобы вы не были осведомлены.

     Он повернулся к нотариусу:

     -  Я изложу вкратце содержание документов.  Как  вам  известно,  у  Гастона

Саверана, наследника Космо Морнингтона по  четвертой  линии,  был  старший  брат

Рауль, живший в Аргентине. Последний перед своей смертью отправил  в  Европу  со

старушкой няней девочку  пяти  лет,  свою  дочь,  но  удочеренную  француженкой-

гувернанткой,  мадемуазель  Девассер.  Вот  акт  рождения.   Вот   документ   об

удочерении. Показания трех друзей, видных коммерсантов Буэнос-Айреса и, наконец,

свидетельство о смерти отца и матери. Все документы вполне  законны  и  снабжены

печатью французского консула. Нет оснований сомневаться в их подлинности, и я не

могу не рассматривать Флоранс Девассер  как  дочь  Рауля  и  племянницу  Гастона

Саверана.

     -  Племянница Гастона Саверана... его племянница...   - прошептала девушка,

и слезы полились у нее из глаз при мысли о человеке, к которому она  была  нежно

привязана, даже не подозревая, что их связывает тесное родство.

     Искренние ли это были слезы? И действительно ли содержание документов стало

ей известно лишь сейчас?

     Эти вопросы задавал себе дон Луис Перенна, не спуская в то же время глаз  с

лица Демальона. И вдруг он прочел на нем, что арест Флоранс дело решенное.

     Он подошел к девушке.

     -  Флоранс,   - тихо сказал он.

     Она подняла на него полные слез глаза и не протестовала.

     Он медленно проговорил:

     -  Флоранс, вы должны защитить себя. Сами того не  ведая,  вы  очутились  в

таком положении, когда надо защищаться. Вы должны хорошенько отдавать себе отчет

в том, куда завели вас обстоятельства. Флоранс, логика событий привела господина

префекта к убеждению, что человек, который придет сюда и  предъявит  неоспоримые

права на наследство Морнингтона  - будет человеком, который убил всех  остальных

наследников. Вошли вы. И вы, безусловно, наследница Космо Морнингтона.

     Флоранс задрожала всем телом, и смертельная бледность покрыла ее  лицо,  но

ни одного слова не вырвалось у нее.

     Он продолжал:

     -  Вы не протестуете против обвинения?

     Она долгое время молчала, потом проговорила устало:

     -  Что мне сказать? Я ничего не понимаю, все так темно...

     Дон Луис в свою очередь содрогнулся.

     -  И только? Вы соглашаетесь?   - шепнул он.

     -  Вы хотите сказать, что, не защищаясь, я тем самым признаю себя виновной?

  - вполголоса спросила она.

     -  Да.

     -  А это поведет?..

     -  К аресту...

     -  Тюрьма!

     Страдание исказило ее лицо. Тюрьма для нее  - это муки, выстраданные  Мари-

Анной, Савераном. Это отчаяние, позор, смерть, все то, чего  не  избежали  Мари-

Анна и Саверан, и что выпадет и ей на долю.

     Совсем подавленная, она простонала:

     -  О, я так устала! Для меня ясно, что спасения нет! Мрак окружает меня! О,

если бы я поняла, увидела...

     Наступило долгое молчание. Нагнувшись к ней,  Демальон  внимательно  изучал

ее, но так, как она продолжала молчать, он положил руку на кнопку звонка и нажал

три раза.

     Дон Луис не шевелился, устремив на Флоранс полный отчаяния и любви  взгляд.

В нем шла борьба между  любовью  и  ненавистью,  побуждением  верить  девушке  и

рассудком, склонным отнестись скептически. Невинна? Виновна? Он не мог сказать.

     Все против нее. А между тем он не может не любить ее.

     Вошел Вебер со своими людьми.

     Демальон сказал ему несколько слов, указывая на Флоранс.

     Вебер направился к ней.

     -  Флоранс,   - окликнул ее дон Луис.

     Она взглянула на него, посмотрела на Вебера и его спутников и, вдруг поняв,

что должно сейчас произойти, пошатнулась и, почти теряя сознание, упала на  руки

дона Луиса.

     -  О, спасите меня, спасите, умоляю вас.

     И в этом движении было столько доверия,  в  этом  порыве  отчаяния -столько

неподдельной искренности, что глаза дона Луиса  открылись.  Все  его  колебания,

опасения, сомнения смыло волной горячей веры. Он воскликнул:

     -  Нет, нет! Этого не будет... господин префект, бывают вещи недопустимые..

.

     Он нагнулся к Флоранс, он держал ее в своих объятиях,  прижимал  к  себе  с

такой силой, что никто не смог бы отнять ее. Глаза их встретились.  Он  прижался

лицом к ее лицу, бесконечная нежность к ней, к такой слабой, такой  беспомощной,

так доверчиво прильнувшей к нему, захлестнула ему душу, и он страстно  заговорил

едва слышно для нее одной:

     -  Я люблю вас... люблю вас... о, Флоранс, если бы вы знали, что происходит

у меня в душе... как я страдаю... и как я счастлив, Флоранс. О, Флоранс, я люблю

вас.

     По знаку, данному префектом, Вебер удалился.

     Дон Луис, выпустив Флоранс из своих объятий, усадил ее в кресло и,  положив

ей руки на плечи, сказал, глядя в глаза:

     -  Вы еще не понимаете, Флоранс, но я уже начинаю разбираться в этом мраке,

что пугает вас. Флоранс, выслушайте меня... Ведь вы не сами действуете,  не  так

ли? За вами, над вами есть кто-то другой... Он руководит вами.  Не  так  ли?  Вы

даже не знаете, куда он толкает вас.

     -  Никто мною не руководит... что такое? Объясните.

     -  Вы часто поступаете  так  или  иначе,  потому  что  вам  предлагают  так

поступать и вы сами считаете  это  правильным,  не  подозревая  о  последствиях.

Отвечайте... Вы совершенно свободны? Никто не влияет на вас?

     Молодая девушка, видимо, взяла себя в руки. Обычное  спокойствие  понемногу

возвращалось к ней. Но вопросы дона Луиса все-таки волновали ее.

     -  Да нет же,   - возражала она,   - никто не влияет.

     Он настаивал все с большей горячностью.

     -  Не говорите... подумайте... вот вы наследница Морнингтона... я  знаю,  я

уверен, что вас эти деньги не прельщают, кто же  может  распоряжаться  ими?  Кто

может быть заинтересован в том, чтобы вы разбогатели? С чьей жизнью связана ваша

жизнь? Вы ему друг, невеста?

     Она негодующе запротестовала.

     -  О, никогда! Тот, о ком вы говорите, не способен...

     -  Ага!   - воскликнул дон Луис в порыве ревности,   - вы признаете...  так

он-таки существует... я клянусь, что несчастный...

     Он повернулся к Демальону.

     -  Мы приближаемся к цели, господин префект.  Я  знаю  путь,  хищник  будет

затравлен сегодня же, самое позднее завтра.

     Господин  префект,  письмо,  при  котором  присланы  документы,   подписано

настоятельницей, заведующей клиникой Тери, необходимо немедленно  допросить  ее.

Устроить очную ставку с мадемуазель  - и мы добьемся, но терять нельзя ни  одной

минуты... Иначе хищник скроется. Я прошу вас только об отсрочке. Пусть начальник

полиции и ваши агенты сопровождают нас, не спуская глаз с мадемуазель Девассер.

     Демальон не сразу ответил. Отведя Вебера  в  сторону,  он  несколько  минут

говорил с ним. Донеслись слова Вебера.

     -  Не бойтесь, господин префект, мы ничем не рискуем.

     Демальон согласился.

     Спустя несколько  минут  дон  Луис  и  Флоранс  вместе  с  Вебером  сели  в

автомобиль, за  которым  следовал  другой.  Больница  была  буквально  наводнена

полицейскими, и Вебер повел дело так, словно готовил форменную осаду.

     Приехал  и  префект,  которого  провели  в  приемную,  куда  к  нему  вышла

настоятельница, женщина энергичная и решительная.

     На заданный вопрос она ответила, ничуть не  смущаясь,  что  письмо  писала,

действительно она, но не хотела и не находила нужным называть себя. Флоранс  она

знает уже несколько лет: та работала полгода в больнице в качестве сиделки и так

зарекомендовала себя, что ее охотно приняли снова восемь дней назад. Она  только

просила переменить ей имя, из-за газетных толков.

     -  Но раз вы читали газеты, то  вы  знали,  что  над  ней  тяготеет  тяжкое

обвинение?

     -  Для тех, кто знает Флоранс, это не могло играть роли, господин  префект.

Это девушка редкого благородства, с чистой совестью.

     -  А документы? Откуда вы получили их?

     -  Я нашла вчера у себя в комнате записку, в которой  предлагалось  вручить

мне документы, интересные для мадемуазель Девассер. Было  сказано,  что  я  могу

получить их по почте в Версале на мое имя до востребования. Меня просили  о  них

никому не говорить, а передать их в три часа Флоранс Девассер с тем,  чтобы  она

отнесла их префекту полиции.  Вместе  с  тем  меня  просили  переправить  письмо

бригадиру Мазеру.

     -  Вот это странно.

     -  Из любви к Флоранс я все это выполнила.

     -  Откуда был послан пакет с документами?

     -  Из Парижа. Штемпель почтового отделения на авеню Ньель.

     -  А вас не удивило, что к вам в комнату могла попасть записка?

     -  До известной степени. Но в этом деле так много странного.

     -  Почему же вам не пришло в голову, что особа, обитающая в этом доме...

     -  Что Флоранс без  моего  ведома  проникла  в  мою  комнату.  О,  господин

префект, она на это не способна.

     Префект повернулся к Веберу.

     -  Обыщите комнату мадемуазель.

     Он прервал протест настоятельницы. Флоранс сама вызвалась проводить Вебера.

В передней он прихватил с собой двух полицейских. Флоранс шла впереди. Поднялись

на следующий этаж и, пройдя длинный коридор, они свернули в другой, очень  узкий

и упирающийся в дверь. Это была комната. Дверь открывалась наружу, что  вынудило

Флоранс, а вслед за  ней  и  Вебера,  отступить  назад.  Воспользовавшись  этим,

Флоранс одним прыжком бросилась в комнату и заперла за собой дверь. Вебер гневно

топнул ногой.

     -  Ах, негодяйка! Она сожжет компрометирующие бумаги. В комнате нет другого

выхода?   - спросил он подошедшую сестру.

     -  Нет, месье.

     Вебер подозвал одного из своих людей, настоящего колосса, который  кулаками

вышиб филенку. Просунув руку в дверь, Вебер повернул ключ. Они вошли в комнату.

     Флоранс там не было. Одно из окон было распахнуто настежь, и ясно  говорило

о том, какой она выбрала путь.

     -   Ах,  черт  возьми,  дала  тягу!     -  крикнул  он  громовым   голосом,

распорядился, чтобы все выходы были заперты.

     Появился Демальон.

     Бросив на ходу несколько вопросов Веберу, он вбежал в комнату.

     Окно выходило на небольшой внутренний дворик, нечто вроде колодца.  Флоранс

спустилась, вероятно, по водосточной трубе. Сколько на это понадобилось  энергии

и несокрушимой воли!

     Полицейские уже спешили со  всех  сторон,  чтобы  отрезать  путь  беглянке.

Вскоре выяснилось, что из дворика Флоранс  проникла  в  комнату  настоятельницы,

расположенную   как   раз   под   ее   комнатой   и,   переодевшись   монахиней,

беспрепятственно миновала своих преследователей.  Бросились  на  улицу,  но  уже

стемнело. Трудно было  рассчитывать  на  успех  в  таком  многолюдном  квартале.

Префект не скрывал своего неудовольствия.

     Он снова допросил настоятельницу  и  узнал  от  нее,  что  перед  тем,  как

поступить в клинику, Флоранс провела двое суток в небольшом меблированном  отеле

на острове Сен-Луи.

     Придавая  большое  значение  поимке  Флоранс,   префект   приказал   Веберу

отправиться по этому адресу.

     Выяснилось, что, действительно,  Флоранс  побывала  в  отеле,  где  снимала

комнату под вымышленным именем. Но не успела она на этот раз придти, как за  ней

прибежал мальчуган, который увел ее с собой.

     При обыске у нее нашли платье монахини.

     К  вечеру  того  же  дня  Вебер  установил,  что  мальчуган   -  сын  одной

привратницы, живущей в том же квартале. Но, когда его допросили, ребенок сказал,

что ни за что не выдаст барыню, которая его поцеловала. Мать упрашивала, а  отец

надавал тумаков, он выдержал стойко и то и другое.

     Во всяком случае, все говорило за то,  что  Флоранс  где-то  поблизости,  и

Вебер в небольшом кабачке устроил свой генеральный штаб, куда  доставлялись  все

сведения и откуда исходили распоряжения.  Часов  около  десяти  префект  прислал

подкрепление в виде нового отряда  полицейских  с  Мазеру,  который  только  что

прибыл из Руана и метал громы и  молнии  против  Флоранс.  К  одиннадцати  часам

поиски не дали никаких результатов, и тревога дона Луиса стала увеличиваться. Но

вскоре после полуночи пронзительный свисток созвал всех к восточной  оконечности

озера  на  набережной  Анжу.  Два  агента  принесли  известие,  что  дальше,  на

набережной Генриха Четвертого, перед одним  домом  недавно  остановился  наемный

автомобиль, и из дверей нижнего  этажа,  открывавшихся  прямо  на  улицу,  вышли

мужчина и женщина. Мужчина крикнул шоферу, садясь в  автомобиль:  "Бульвар  Сен-

Жермен, набережные и на Версальскую дорогу".

     Привратница дома дала  кое-какие  сведения.  Жилец  нижней  квартиры  давно

возбуждал ее любопытство. Она видела его всего один лишь  раз,  как-то  вечером.

Платил он чеками за подписью Шарт.  Появлялся  в  квартире  лишь  через  большие

промежутки времени.  Поэтому  она  прислушалась,  когда  из  соседней  квартиры,

примыкавшей к ее, послышался шум голосов.

     Спорили мужчина и женщина. Он повышал голос, привратница ясно расслышала:

     "Едем  со  мной,  Флоранс,  я  этого  хочу.  Я  завтра  же  представлю  вам

доказательства в том, что я невиновен. Если вы все же откажетесь выйти за  меня,

я отплыву. Все уже готово.   - Немного погодя, он рассмеялся и еще сказал:     -

Бойтесь, Флоранс! Пожалуй, бойтесь, чтобы я не убил вас!

     Нет, нет, можете быть спокойны".

     Больше привратница ничего не слышала. Но разве этого было недостаточно?

     Дон Луис схватил Вебера за руку.

     -  Вперед! Я был в этом уверен! Этот человек способен на все! Это тигр!  Он

убьет ее!

     Он увлек Вебера  к  автомобилям.  Мазеру  пытался  протестовать,  предлагал

провести раньше обыск.

     -  Успеем!   - воскликнул дон Луис.   - Ведь он выигрывает время. Он увозит

Флоранс. Он убьет ее! Это ловушка, я знаю...

     Когда они подошли к автомобилям, дон Луис хотел сесть на место  шофера,  но

Вебер толкнул его внутрь автомобиля.

     -  Шофер опытный, знает свое дело.

     Вместе с Вебером и доном Луисом в автомобиль сели два полицейских агента, а

рядом с шофером поместился Мазеру.

     -  На Версальскую дорогу!   - крикнул дон Луис и продолжал:   - Теперь он в

наших руках... Случай исключительный... Идет он, наверное, хорошим ходом, но  не

форсируя, ведь он не знает, что за ним погоня... Ах, разбойник!  Скорее,  шофер!

Но к чему такая нагрузка? Вас двоих было  бы  довольно...  Пересядьте  в  другой

автомобиль, Мазеру... право, это нелепо!

     Он вдруг приостановился и выглянул из окна.

     -  Какой же это он дорогой едет,  однако?  Позвольте,  позвольте,  что  это

значит?

     Ответом был раскатистый хохот Вебера. Он захлебывался от радости. Дон  Луис

с подавленным возмущением обернулся к дверям, но шесть рук схватили  его.  Вебер

вцепился ему в горло. Полицейские  держали  его  за  руки.  На  виске  своем  он

почувствовал холодное дуло револьвера.

     -  Без глупостей, не то разможжу тебе лоб, приятель,   - проговорил  Вебер.

  - Что? Не ожидал? Вот он, реванш Вебера!

     И так как дон Луис продолжал вырываться, он заявил:

     -  Тем хуже для тебя: я считаю  - раз, два...

     -  Да что это такое, в чем дело?   - завопил дон Луис.

     -  Приказ префекта... только что полученный.

     -  Какой приказ?

     -  Сдать тебя в тюрьму, если Флоранс снова ускользнет от нас.

     -  У тебя есть ордер?

     -  Есть.

     -  И что же дальше?

     -  Дальше ничего... тюрьма... следствие.

     -  А "тигр" удирает тем временем. Что за жалкие люди. Ах, тысяча чертей!

     Он был вне себя. Когда он заметил, что автомобиль заворачивает в  депо,  он

вырвал револьвер из рук Вебера, оглушил ударом кулака одного из полицейских.

     Но уже десять человек спешили к дверцам.  Сопротивляться  было  бесполезно.

Дон Луис это понял и пришел в бешенство.

     -  Идиоты проклятые! Можно ли так портить дело... Вот-вот  могли  захватить

разбойника, а вцепились в честного человека... А тот удирает... и он убьет ее...

Флоранс... Флоранс...

     Его тащили. Он выпрямился, с  неимоверной  силой  стряхнул  с  себя  людей,

вцепившихся в него, как вцепляется свора собак в затравленного зверя,  оттолкнул

Вебера и, окликнув Мазеру, почти спокойно, авторитетно приказал:

     -  Спеши к префекту... пусть позвонит Баланглэ... да,  Председателю  Совета

Министров... я хочу его видеть. Пусть передадут ему мое имя! Он его знает.

     Он приостановился, но потом докончил спокойнее:

     -  Арсен Люпен! Пусть ему позвонят и скажут так: Арсен Люпен хочет  сделать

Председателю Совета Министров важное сообщение. Ступай, Мазеру, а затем спеши по

следам бандита.

     Начальник раскрыл реестр.

     -  Запишите мое имя, господин начальник,   - сказал дон Луис.    -  Пишите:

Арсен Люпен.

     Начальник улыбнулся.

     Трудно было бы записать другое. В ордере так и сказано: "Арсен Люпен, он же

и дон Луис Перенна".

     Дон Луис слегка вздрогнул. Раз он задержан как Арсен Люпен,  положение  его

много серьезнее.

     -  Ах, значит, решились-таки?

     -  Да,    -  торжествовал  Вебер.     -  Решились  взять  быка  за  рога  и

столкнулись с Люпеном лицом к лицу. Смело, а? И не то еще увидишь.

     Дон Луис и бровью не повел, он бросил в сторону Мазеру:

     -  Не забудь мои распоряжения, Мазеру!

     Но тут на него обрушился новый удар, не получая  ответа  от  бригадира,  он

обернулся и увидел, что тот окружен и молча плачет.

     Вебер развеселился еще больше.

     -  Ты уж извини его, Люпен. Бригадир Мазеру  - товарищ  твой,  если  не  по

камере, то по пребыванию в депо. Приказ префекта.

     -  Это за что?

     -  За сообщничество с Арсеном Люпеном.

     -  Он мой сообщник? Вздор какой-то! Он честнейший человек.

     -  Ну, разумеется... А только писали тебе  через  него,  и  он  носил  тебе

письма, значит знал,  где  ты  скрываешься.  Да  это  ли  одно  узнаешь,  Люпен!

Поразвлечешься...

     Дон Луис прошептал:

     -  Мой бедный Мазеру!

     И добавил вслух:

     -  Не огорчайся, старина, одна  ночь,  куда  ни  шло.  Наша  возьмет  через

несколько часов, не плачь. У меня есть для тебя занятие  получше  и  повыгоднее.

Неужели ты думаешь, что я не предусмотрел этой возможности?

     Потом он обратился к Веберу тоном начальника, дающего предписание,  которое

должно быть исполнено без всяких оговорок.

     -  Прошу вас, месье, выполните миссию, которую я возлагал  на  Мазеру:  во-

первых, предупредите господина префекта о том, что мне необходимо переговорить с

Председателем Совета Министров, во-вторых, сегодня же ночью выследить по пути  в

Версаль "тигра". Мне известны ваши качества, месье,  и  я  рассчитываю  на  ваше

усердие и энергию. Увидимся с вами завтра в полдень.

     И, как начальник, отдавший все приказания, он направился в камеру.

     Было без десяти час. Вот уже пятьдесят минут, как враг  мчится  с  Флоранс,

своей жертвой, которую дон Луис как будто может вырвать  у  него.  Дверь  камеры

захлопнулась, щелкнул замок.

     Дон Луис думал:

     "Допустим,  что  префект  согласится  позвонить  Баланглэ,  и  все-таки  он

проделает это только утром. До  моего  освобождения,  следовательно,  не  меньше

восьми часов, которые выгадает у меня бандит... восемь часов... проклятье!"

     Он подумал еще немного, потом пожал плечами,  с  видом  человека,  которому

остается только ждать, и растянулся на койке, шепча:

     -  Бай-бай, Люпен!

 

 

     Глава 6

     "СЕЗАМ, ОТВОРИСЬ!"

 

     Дон Луис проспал всего три часа. Слишком мучила  его  тревога.  Удастся  ли

провести задуманный план? Вебер,  конечно,  передаст  его  слова  Демальону,  но

согласится ли тот позвонить Баланглэ. Наконец, как отнесется Председатель Совета

к просьбе и заявлению Арсена Люпена?

     Но, даже если свидание состоится, даже, если ему удастся убедить  Баланглэ,

возможна неудача. Напал ли Вебер на след беглецов? Не будет ли  слишком  поздно?

Хищник может перегрызть горло своей жертве, видя, что  его  настигают.  Что  ему

стоит прибавить еще одно преступление к  серии  уже  совершенных  им.  И  это-то

повергало дона Луиса в ужас.

     Флоранс  - мертвая! Флоранс...

     -  О, какая мука!   - прошептал он.   - Я, я один мог бы справиться с  ним,

и я бессилен...

     Он даже не пытался разобраться в мотивах, побудивших  Демальона  воскресить

Арсена Люпена. Он думал только о Флоранс и о том,  что  каждая  истекшая  минута

приближает ее к страшной бездне.

     -  Флоранс! Флоранс!   - с отчаянием повторял он. Он не сомневался больше в

том, что она невинна. И был уверен, что тот, другой, тоже любит  ее  и  увез  не

ради того, чтобы завладеть ее состоянием...

     Флоранс! Флоранс!

     Он переживал тяжелый кризис... Необычный упадок духа. Он,  наконец,  понял,

как сильно любит Флоранс. Понял, что она занимает в его жизни место, которого не

занимала ни одна женщина из тех,  что  раньше  внушали  ему  страсть.  Любовь  к

роскоши, властолюбие, радость борьбы  - все это для него ничто, по  сравнению  с

чувством к ней. Он два месяца борется только ради того, чтобы завоевать  ее.  Он

старался раскрыть истину, наказать виновного  только  ради  того,  чтобы  спасти

Флоранс от угрожающей ей опасности. Если Флоранс погибнет, он готов  остаться  в

тюрьме. Это достойное завершение жизни неудачника, который  не  сумел  заставить

полюбить себя женщину, единственную, которую он когда-либо любил.

     Кризис был непродолжительным. Упадок духа вскоре сменился бодрым, уверенным

настроением. Взошло солнце, залило светом  камеру,  и  дон  Луис  вспомнил,  что

Баланглэ приезжает в министерство в восемь часов утра.

     Он сразу успокоился. События представлялись  ему  в  другом  свете.  Борьба

казалась уже не столь страшной. И не было  ни  малейшего  сомнения  в  том,  что

Баланглэ вскоре вытребует его к себе. Он трижды шутливо раскланялся перед дверью

и прошептал:

     -  Сезам, отворись!

     После третьего раза дверь открылась, и в камеру вошел сторож, за ним  видны

были четверо полицейских:

     -  Моя свита,   - пошутил он.   -  Идемте.  Доложите:  Арсен  Люпен,  гранд

Испании, кузен его величества, наихристианнейшего...

     В вестибюле поджидал начальник тюрьмы.

     -  Любезный начальник,   - обратился к  нему  дон  Луис,     -  я  выспался

превосходно. Номера ваши  можно  смело  рекомендовать.  Хотите  я  расплачусь  и

распишусь в книге почетных посетителей? Нет?  Не  рассчитываете  ли  вы,  что  я

вернусь? Тщетная надежда. Важные дела...

     На дворе поджидал автомобиль.

     -  Улица Винез,   - сказал шоферу один из полицейских.

     -  Как! Домашний адрес его сиятельства? Его светлость  предпочитает,  чтобы

свидание проходило тайно? Хороший признак!

     Кабинет Баланглэ выходил на террасу, откуда лестница спускалась в сад, весь

заставленный клетками с птицами и шкафами с книгами.

     Полицейские вышли вместе со старушкой служанкой, которая впустила их, и дон

Луис остался один.

     Он был по-прежнему спокоен, и желание  действовать  как  можно  скорее  все

сильнее говорило в нем. Он не  отводил  глаз  от  часов,  показывавших  половину

восьмого.

     Наконец, в комнату вошли префект и Баланглэ.

     -  Дело в шляпе,   - подумал дон  Луис,  прочтя  на  худом  костлявом  лице

старого  Председателя  легкий  намек  на  сочувствие  и  определенно  выраженное

любопытство.

     -  Вы не изменились,   - заговорил министр, вглядываясь в  дона  Луиса.   -

Цвет лица стал смуглее да виски посеребрились  - только и всего.

     И прибавил, как человек, всегда идущий прямо к цели:

     -  Итак, что вам угодно?

     -  Прежде всего, господин Председатель, я хотел бы знать, напал ли Вебер на

след автомобиля, увезшего Флоранс Девассер?

     -  Да, автомобиль останавливался в Версале. Сидевшие в нем перешли в другой

автомобиль и направились в Нант. Еще что нужно?

     -  Свободу, господин Председатель.

     -  Немедленно, разумеется,   - рассмеялся Председатель.

     -  Через сорок-пятьдесят минут, не позднее.

     -  В половине девятого, другими словами?

     -  Краткий срок, господин Председатель?

     -  И это зачем?

     -  Чтобы найти  убийцу  Космо  Морнингтона,  агента  Веро  и  членов  семьи

Гуссель.

     -  Будто никому, кроме вас, с ним не справиться? Полиция поднята  на  ноги.

Телеграф работает. Убийце не уйти от нас.

     -  Вы не найдете его. Или он в последнюю минуту убьет Флоранс Девассер. Это

будет седьмая жертва  - по вашей вине.

     -  Можно подумать, что вы считаете Флоранс Девассер невиновной?

     -  Абсолютно невиновной.

     -  Вы любите Флоранс Девассер?

     -  Да, люблю!

     Баланглэ вздрогнул от удивления. Люпен влюблен? Люпен сознается в этом! Как

интересно. Он заговорил:

     -  Я следил за  делом  Морнингтона.  Вы  творили  чудеса.  Без  вас  многое

осталось бы невыясненным. Но вы делали и ошибки, которые удивляли  меня,  теперь

же я их понимаю, раз главным стимулом в ваших поступках была любовь. Но, вопреки

вашему утверждению, у нас нет никаких сомнений относительно  роли  в  этом  деле

Флоранс Девассер.

     Дон Луис указал на часы.

     -  Господин Председатель, время идет.

     Баланглэ расхохотался.

     -  Оригинал!

     Затем он уселся поудобнее и сказал серьезно:

     -  Дон Луис Перенна! Префект полиции знал, с кем мы имеем дело, как  только

вы появились на сцене, другими словами  - в момент двойного убийства на бульваре

Сюше. Но вам, несомненно, понятны соображения, по каким причинам мы не  захотели

воскрешать мертвого и даже как бы покровительствовали вам. Вы посвятили все свои

силы выяснению истины, мы дорожили вашим сотрудничеством и не  тревожили  Арсена

Люпена. К несчастью...

     Баланглэ приостановился, потом закончил:

     -  Господин префект получил вчера детальный, с  целым  рядом  доказательств

донос, изобличающий вас, Арсена Люпена.

     -  Это невозможно,   -  воскликнул  дон  Луис,     -  физически  невозможно

доказать такую вещь. Арсен Люпен умер!

     -  Допустим, но из этого еще не следует, что дон Луис Перенна существует.

     -  И самым легальным образом, господин Председатель.

     -  Вот это и оспаривается.

     -  Но кем же? Только один человек мог бы... Уж не Кассерос ли,  атташе  при

Перуанской миссии?

     -  Он самый.

     -  Да ведь он в отъезде?

     -  Он даже  бежал,  опустошив  кассу  миссии.  Но  перед  отъездом  оставил

письменное за своей подписью показание, каковое мы и получили  вчера.  Вот  ваша

переписка с ним и документы, не оставляющие сомнений в том, что вы не  дон  Луис

Перенна, а Арсен Люпен.

     Дон Луис гневно топнул ногой.

     -  Негодяй Кассерос  - только орудие, за ним  скрывается  тот...  другой...

узнаю его руку... В решительную минуту ему надо было отделаться от меня.

     -  Верю охотно, но так  как  у  нас  в  руках,  лишь  копии  документов,  а

подлинники, как сказано было, переданы в газеты, не арестуй мы вас...  выбора  у

нас не было.

     -  Теперь опасность миновала. Кассерос за границей, а негодяй бежал.

     -  Могли остаться его сообщники.

     -  У него нет сообщников.

     -  Вы откуда знаете?  Освободить  сейчас  Арсена  Люпена  значит,  и  почти

наверняка, дать пищу толкам и пересудам. Что можете вы предложить  такое,  из-за

чего стоило бы пойти на риск.

     -  Но, если я захвачу настоящего виновника?

     -  Это сделают без вас.

     -  А если я дам слово, что выполнив свою задачу, сам, добровольно,  отдамся

в руки.

     Баланглэ пожал плечами.

     -  Не разрешите ли  вы  мне,  господин  Председатель,  предъявить  счет  за

некоторые услуги, оказанные мной Родине?

     -  Объяснитесь.

     Дон Луис пересек комнату и остановился перед Баланглэ.

     -  Господин Председатель Совета! В мае 1915 года  под  вечер  три  человека

стояли на берегу Сены, в конце набережной  Пасси,  подле  кучки  песка.  Полиция

целый месяц искала триста миллионов  золотом,  торопливо  собранных  во  Франции

врагом, который рассчитывал вскоре вывезти их. Из трех мужчин один был Баланглэ,

другой Демальон, третий, пригласивший туда первых двух, просил министра Баланглэ

воткнуть свою палку в кучу песка. Золото оказалось там. Несколько  дней  спустя,

Италия,  решившая  выступить  на  стороне  Франции,  получила  аванс   четыреста

миллионов золотом.

     Баланглэ был очень удивлен.

     -  Все это держалось в тайне. Кто рассказал вам эту историю?

     -  Третье лицо.

     -  И его звали?

     -  Дон Луис Перенна.

     -  Вы! Вы!   - воскликнул Баланглэ.   - Вы открыли их тайник? Вы были там с

нами?

     -  Вот именно, господин Председатель! И вы спросили меня тогда, чем  бы  вы

могли меня вознаградить. Я требую награды сейчас.

     Я прошу в виде награды свободу на 24 часа, я вернусь либо вместе с  Флоранс

и обеляющими меня доказательствами, либо без нее   -  с  тем,  чтобы  оставаться

вашим узником навсегда.

     На этот раз Баланглэ засомневался.

     -  В конце концов,   - обратился он к префекту,   -  нам  важно  как  можно

скорее ликвидировать это скверное дело Морнингтона. И этот  путь,  может,  самый

правильный...

     -  Я покончу с ним сегодня же,   - отозвался дон Луис.

     -  Возможно! Ведь наши люди идут по пятам.

     -  Да, но им надо в каждом городе, в каждой деревне, у  каждого  встречного

справляться, не свернул ли автомобиль в сторону, и они теряют время. Я же  пойду

прямо к цели.

     -  Но каким образом?

     -  Это моя тайна, господин Председатель. Я прошу  вас  только  уполномочить

господина префекта снять все запреты и отменить все распоряжения, которые  могли

бы помешать мне провести мой план.

     -  Согласен. Помимо этого вам нужно...

     -  Вот эту карту Франции и два браунинга.

     -  Господин префект снабдит вас ими, а деньги...

     Дон Луис поднял левую ногу и повернул свой каблук.  Из-за  толстой  двойной

подошвы выдвинулся маленький ящичек,  в  котором  лежали  две  пачки  банковских

билетов, а также несколько крошечных предметов;  буравчик,  пружина  для  часов,

пилюли.

     -  Все что нужно, чтобы  бежать,  чтобы  жить  и  чтобы  умереть.  Господин

Председатель, разрешите откланяться.

     В вестибюле Демальон приказал полицейским отпустить арестованного.

     -  Господин префект,   - обратился к нему дон Луис,     -  сообщил  ли  вам

Вебер какие-нибудь сведения об автомобиле бандита?

     -  Автомобиль "Комета" желто-оранжевого цвета.  Шофер  сидит  слева.  Он  в

серой холщевой с кожаным козырьком фуражке.

     Итак, то, что казалось невозможным, осуществилось: он, Луис, был свободен.

     Он сел вместе с префектом в его автомобиль.

     -  Исси-Ле-Мулино,   - крикнул он шоферу.   - Десятой скоростью!

     Автомобиль пролетел Пасси, мост через Сену и остановился  у  аэродрома.  Ни

один самолет не вылетел, так как было довольно ветрено.

     Дон Луис бросился к ангарам. Над воротами каждого из них было написано  имя

пилота.

     -  Даван!   - прошептал он.   - Вот, кто мне нужен!

     Ангар был  открыт.  Маленький  полный  человек  с  большим  красным  лицом,

попыхивая  папироской,  стоял,  а  несколько  механиков  работали  у  одного  из

монопланов. Человек этот был знаменитый авиатор Даван.

     Дон Луис отвел его в сторону и, зная, с кем имеет  дело,  повел  речь  так,

чтобы сразу заинтересовать.

     -  Месье,   - начал он, развертывая карту Франции,    -  мне  надо  нагнать

человека, увезшего в автомобиле женщину, которую я люблю,  и  направляющегося  в

Нант. Он выехал из Парижа в полночь. Сейчас девять часов утра.  Если  допустить,

что автомобиль, простое такси, делает в среднем, считая остановки,  по  тридцать

километров в час...  он  к  полудню  должен  пройти  около  трехсот  шестидесяти

километров, то есть находится между Анжером и Нантом  - в этом месте...

     -  У Пон-де-Дрие,   - подтвердил внимательно слушавший Даван.

     -  Прекрасно. Теперь предположим, что из Исси-Ле-Мулино в девять часов утра

отправляется аэроплан, делающий по сто двадцать километров в час,   -  он  через

три часа будет у Пон-де-Дрие,  как  раз  к  полудню,  когда  там  должен  пройти

автомобиль... Не так ли?

     -  Совершенно согласен с вами.

     -  Значит, все в порядке, ваш аппарат может взять пассажира?

     -  Если понадобится.

     -  В таком случае  - в путь.

     -  Невозможно. У меня нет разрешения.

     -  Господин префект полиции возьмет на себя, на свою ответственность.  Ваши

условия?

     -  Это зависит от того, кто вы такой?

     -  Арсен Люпен.

     -  Ах, черт возьми,   - воскликнул, озадаченный Даван.

     -  Арсен Люпен. Вы  знаете  из  газет...  Так  вот  Флоранс  Девассер  была

похищена сегодня ночью... Я хочу спасти ее. Сколько возьмете?

     -  Ничего.

     -  Это слишком много.

     -  Возможно. Но это забавная история. Она послужит мне рекламой.

     -  Хорошо, но мне нужно,  чтобы  вы  молчали  до  завтра.  Я  покупаю  ваше

молчание. Вот двадцать тысяч франков.

     Спустя двадцать минут, дон Луис в специальном костюме  - в шлеме авиатора и

больших очках уселся позади Давана. Аэроплан поднялся на 800  с  лишним  метров,

чтобы избежать воздушных течений, пролетел  над  Сеной  и  направился  прямо  на

запад.

     Версаль... Матон... Шартр...

     Дон Луис еще ни разу не летал. Франция завоевала воздух, пока он сражался в

пустынях Африки. Но он не  испытывал  наслаждения  от  того,  что  поднялся  над

землей. Он был слишком поглощен мыслью об автомобиле, который преследовал. Нервы

у него были натянуты и возбуждены. Под шум  мотора  он  среди  мелькавших  внизу

предметов искал только одно.

     Грубое, но захватывающее ощущение вроде  того,  какое  испытывает  охотник,

настигая добычу, захватило его.  Он  был  хищной  птицей,  от  которой  не  уйти

обезумевшему зверьку.

     Спутники не обменялись ни словом.

     Перенна видел перед собой широкую спину и  коренастую  фигуру  Давана,  но,

нагнувшись немного, он видел бесконечное пространство полей, а интересовала  его

лишь белая лента дороги, бегущая от города  к  городу,  от  деревни  к  деревне,

иногда совсем прямо, иногда извиваясь.  На  этой  ленте  где-то  ближе  и  ближе

Флоранс и ее похититель.

     Он в этом уверен. Желто-оранжевый автомобиль торопливо и упорно продвигался

вперед километр за километром, долины сменяются равнинами, полями... Вот  Анжер,

там будет Пон-де-Дрие. А на самом конце ленты цель недостижимая.  Нант   -  Сен-

Назер, готовое к отплытию судно, торжество бандита. Дон Луис  рассмеялся.  Будто

может победить другой, кроме него, хищного сокола, спускающегося на свою добычу.

Ему ни на минуту не приходило в голову, что враг может свернуть  в  сторону.  Он

так твердо был уверен в правильности своего расчета,  что,  казалось,  противник

должен повиноваться.

     Нагромождение домов, замков, башен, шпили церквей. Анжер. Дон Луис  спросил

у Давана, который час. Было без десяти двенадцать. Анжер утонул позади.

     Снова  пошли  поля,  разбитые  на   пестрые   четырехугольники,   и   поля,

пересекающиеся дорогами.

     А на дороге желтый автомобиль.

     Желтый автомобиль! Автомобиль бандита! Автомобиль, увезший Флоранс!

     Дон Луис обрадован, но не удивлен. Он слишком был уверен в том, что  так  и

должно быть.

     Даван, полуобернувшись, крикнул:

     -  Поймали, да?

     -  Держите прямо на него.

     Он быстро снизился и настиг автомобиль. Даван замедлил  ход  и  полетел  на

высоте двухсот метров над дорогой,  чуть  позади  автомобиля.  Теперь  его  было

прекрасно видно. Шофер сидел с левой стороны, на нем была серая холщевая фуражка

с кожаным козырьком. Автомобиль был фирмы  "Комета".  Это  то,  что  нужно.  Там

внутри Флоранс и ее похититель.

     "Наконец, они в моих руках!"  - думал дон Луис. Они летели довольно  долго,

держась на том же расстоянии. Даван ждал знака со стороны дона Луиса. Но тот  не

спешил, наслаждаясь горделивым сознанием своей власти. Он  в  самом  деле  орел,

парящий над своей трепещущей  жертвой.  Вырвавшись  из  клетки,  в  которую  его

заперли, освободившись от уз, которыми  его  связали,  он  в  несколько  взмахов

крыльев прилетел сюда, и вот он уже над беспомощной добычей.

     Он приподнялся и дал Давану необходимые указания.

     -  Главное, не  приближайтесь  к  ним  чересчур.  Один  выстрел  может  все

погубить.

     Прошло около минуты.

     Они вдруг увидели, что дальше, на расстоянии километра, примерно, от первой

дороги, отделяются две другие и на перекрестке трех  дорог  образуется  довольно

большая площадка.

     -  Не здесь ли?   - спросил Даван, оборачиваясь.

     Кругом никого не было видно.

     -  Спускайтесь,   - крикнул дон Луис.

     Аэроплан  устремился  вперед,   словно   какой-то   снаряд,   брошенный   в

определенную мишень, пролетел на высоте ста метров над автомобилем, потом  вдруг

подобрался, выбрал место и спокойно, молча, как ночная птица, избегая деревьев и

телеграфных столбов, опустился на придорожную траву.

     Дон  Луис  выскочил  и  бросился  навстречу  автомобилю,   который   быстро

приближался.

     -  Стой! Или буду стрелять.

     Перепуганный шофер затормозил. Автомобиль остановился.

     Дон Луис подскочил к дверце.

     -  Громы небесные!   - завопил он и, неизвестно  почему,  нажал  на  курок,

окно разлетелось вдребезги.

     В автомобиле пассажиров не было.

 

 

     Глава 7

     "ЗАПАДНЯ ГОТОВА. БЕРЕГИСЬ, ЛЮПЕН!"

 

     Дон Луис был охвачен таким порывом энергии, что разочарование  не  охладило

его. Гнев, обида, тревога  -  все  вместе  вылилось  в  стремление  действовать,

выяснить, преследовать неутомимо.

     Шофер, оцепенев от ужаса, с надеждой смотрел на бежавших  по  полю  на  шум

аэроплана крестьян с соседних ферм.

     Дон Луис схватил его за горло и приставил дуло револьвера ему к виску.

     -  Выкладывай все, что знаешь. Не  то...  на  помощь  не  рассчитывай.  Они

подбегут слишком поздно. Итак, сегодня ночью  в  Версале  приехавший  из  Парижа

господин нанял твой автомобиль, не так ли?

     -  Да.

     -  С ним была дама?

     -  Да.

     -  Он сговорился, что ты отвезешь их в Нант?

     -  Да.

     -  Но дорогой передумал и вышел.

     -  Да.

     -  Где?

     -  Перед Маном, на проселочной дороге, уходящей вправо.  Там  стоит  не  то

сарай, не то овин.

     -  А ты поехал дальше?

     -  Он мне заплатил за это.

     -  Сколько?

     -  Две тысячи франков. И в Нанте меня  якобы  ждал  другой  путешественник,

которого надо было отвезти в Париж за три тысячи.

     -  Ты этому веришь?

     -  Нет. Я думаю, что он хотел кого-то сбить  с  толку,  заставить  идти  по

моему следу до самого Нанта. Но в конце концов он ведь заплатил мне.

     -  А когда они  вышли,  ты  не  полюбопытствовал,  что  они  будут  делать?

Берегись! Маленький нажим пальца и...

     -  Ну да. Я пешком вернулся, скрываясь за кустами. Мужчина  отпер  сарай  и

выкатил оттуда лимузин. Женщина не хотела садиться. Они спорили довольно  долго.

Он то грозил, то упрашивал. Я слов не слышал,  она,  как  будто,  очень  устала.

Потом он принес ей стакан воды, который налил из  водопроводного  крана,  и  она

решилась и села в лимузин. Он сел у руля.

     -  Стакан воды!   - воскликнул дон Луис.   - Ты уверен, что  он  ничего  не

подмешал туда?

     -  В самом деле... он как будто вынимал  что-то  из  кармана...  А  она  не

видела. Нет, она не могла видеть...

     Дон Луис не поддался страху, маловероятно, что  бандит  отравил  Флоранс  в

таком месте и в такой момент, когда ничто не заставляло его  спешить.  Наркотик,

скорее всего...

     -  Ты не знаешь, в каком направлении они поехали?

     -  Нет.

     -  Когда ты вез их, было ли заметно, что они боятся преследования?

     -  О, да! Он каждую минуту выглядывал из окна.

     -  А дама не кричала?

     -  Нет.

     -  Ты мог бы узнать его?

     -  О, нет. В Версале было совсем темно, а сегодня поутру я смотрел издалека

и затем... странное дело... в первый раз мне показалось, что он высокого  роста,

а второй  - напротив, что он совсем маленький, словно пополам переломился.

     -  Ничего не понимаю.

     Дон Луис подумал. Он как  будто  узнал  все,  что  можно  было  узнать.  Он

протянул шоферу тысячефранковый билет.

     -  Смотри, не болтай, приятель. Ни слова обо мне, не то я доберусь до тебя.

Послушай доброго совета.

     Он вернулся к Давану, аэроплан которого мешал движению на дороге.

     -  Мы можем двинуться дальше?

     -  К вашим услугам. Куда мы полетим?

     Не обращая внимания на  приближающихся  со  всех  сторон  людей,  дон  Луис

развернул карту Франции на траве.  Тревожно  сжалось  сердце,  когда  он  увидел

густой переплет дорог,  по  одной  из  которых  бандит  везет  Флоранс.  Сколько

найдется укромных уголков,  где  он  может  спрятать  ее!  Но  прочь  колебания,

раздумья. Он должен узнать сразу, без всяких данных, в силу  лишь  той  чудесной

интуиции, которая никогда не изменяла ему в трудные часы жизни. Не  отводя  глаз

от карты, он отыскал Париж. Потом Ман и, даже не задавая  себе  вопроса,  почему

негодяй выбрал путь Париж  - Ман  - Анжер, он вдруг понял... Взгляд его упал  на

название одного городка и молнией вспыхнула мысль! Алансон! Мрак осветился... Он

вспомнил...

     -  Мы полетим назад.

     -  В каком направлении?

     -  На Алансон.

     -  Решено, пусть  кто-нибудь  поможет  мне.  С  того  лужка  сняться  будет

нетрудно.

     Дон Луис и несколько крестьян откатили аппарат на  указанное  место.  Даван

проверил мотор, все было в порядке.

     В это время с дороги на  Анжер  свернул  огромный  автомобиль   -  торпеда.

Сирена его ревела, как взбешенный зверь. Он стал. Из автомобиля  выскочило  трое

мужчин, которые бросились к шоферу желтой машины. Дон Луис узнал в них Вебера  и

двоих из тех людей, что ночью отвозили его в депо. Они перебросились несколькими

словами с шофером желтого автомобиля и, видимо, озадаченные,  стали  совещаться,

заглядывая в карту и посматривая на часы. Дон Луис подошел. В очках и  шлеме  он

был неузнаваем, изменил голос.

     -  А пташки улетели, месье Вебер?

     Тот посмотрел на него, опешив.

     Дон Луис рассмеялся.

     -  Да, улетели. Тот, с острова Сен-Луи, малый ловкий,  не  так  ли?  Третий

автомобиль меняет. Ночью пересел в Версале в желтый, в Мане снова.

     Вебер таращил глаза: кто мог получить сведения, сообщенные им  в  два  часа

ночи в префектуру по телефону.

     -  А вы кто такой, месье?   - спросил он.

     -  Как, вы меня не узнаете? Вот и назначай после этого людям  свидание,  из

кожи вон лез, чтобы не опоздать, а  тебя  спрашивают,  кто  ты  такой.  Неужели,

Вебер, мне нужно показываться при полном дневном освещении. Ну-ка, смотри.

     Он поднял очки.

     -  Арсен Люпен!   - пробормотал помощник начальника полиции.

     -  К твоим услугам, молодой человек. Пешком, лошадьми и по воздуху. Прощай!

     Вебер не мог прийти в себя от изумления.

     Как! Арсен Люпен здесь! На свободе! В  четырехстах  километрах  от  Парижа!

Арсен Люпен, которого он сам отвез в депо двенадцать часов тому назад.

     "Вот так удар!   - думал дон Луис,     -  четырьмя  фразами  выбил  его  из

строя".

     Пройдет по меньшей мере трижды десять секунд,  пока  он  сможет  выговорить

слово.

     Дон Луис взобрался в кабину. Аэроплан отделился от земли.

     -  С севера, северо-востока,    -  сказал  дон  Луис.     -  Сто  пятьдесят

километров в час. Десять тысяч.

     -  Ветер противный.

     -  Пять тысяч еще на ветер,   - бросил дон Луис.

     Он спешил в Форминьи. Теперь он понял все и удивлялся, что  ему  раньше  не

пришло в голову сопоставить серию убийств, связанных с наследством  Морнингтона,

и двойное убийство, раскрытое им в сарае в Форминьи. Мало того, каким образом не

извлек он всех данных, касающихся вероятного убийства Ланджерио, друга  инженера

Фовиля. Вот где узел всей зловещей истории...

     Кто получал для инженера Фовиля письма,  которые  тот  якобы  писал  своему

старинному другу Ланджерио. Очевидно, человек, живущий или живший в деревне.

     Тогда все ясно. Негодяй дебютировал на пути преступлений,  убив  Ланджерио,

потом супругов Дедесаламюр.  Тактика  была  одинакова:  не  прямое  убийство,  а

анонимное. Ланджерио был устранен исподтишка так же, как американец  Морнингтон,

как инженер Фовиль, как  Мари-Анна  и  Гастон  Саверан,  а  супруги  Дедесаламюр

доведены до самоубийства, способ и место предсказаны им.

     Из Форминьи "тигр" явился в Париж, где он встретился с  инженером  Фовилем,

узнал о Космо  Морнингтоне  и  скомбинировал  всю  трагедию.  И  в  Форминьи  он

возвращается.

     Все говорило за  это.  Во-первых,  то,  что  он  усыпил  Флоранс,  которая,

конечно, узнала бы окрестности Алансона, Форминьи и старую  усадьбу,  в  которой

была с Гастоном Савераном. Во-вторых, если отправиться из  Парижа,  чтобы  сбить

полицию, на Ман  - Анжер  - Нант и свернуть у Мана, то окольный путь на  Алансон

потребует  каких-нибудь  полутора-двух  часов.  Заброшенный  сарай  при  дороге,

приготовленный лимузин показывают, что негодяй всегда  пользовался  этим  путем,

чтобы отправляться в свое логово  - в покинутую  усадьбу  Ланджерио.  Он  прибыл

туда сегодня в девять часов утра. И привез усыпленную Флоранс Девассер.

     Возникает вопрос, страшный,  гнетущий:  что  он  хочет  сделать  с  Флоранс

Девассер?

     -  Быстрей! Быстрей!   - кричал дон Луис.

     Теперь, когда он знает, где убежище бандита, он ясно отдает  себе  отчет  в

его планах. Его преследуют, травят, гибель близка, а во Флоранс,  теперь,  когда

она прозрела, он возбуждает лишь ужас и ненависть, что ему остается делать,  как

не пойти уже привычным путем  - на новое убийство.

     -  Быстрей!   - кричал дон Луис.   - Мы топчемся на месте. Быстрей! Флоранс

убита! Быть может, еще не поздно... Он не успел... На все нужно время...  слова,

торг, угрозы, мольбы, целая мизансцена. Но к тому идет. Флоранс умрет. Умрет  от

руки негодяя, который любит ее.

     Земля бежала под ними. Города и дома мелькали, как тени. Алансон.

     Было около половины второго, когда они  спустились  на  луг,  расположенный

рядом с Форминьи. Дон Луис справился. Несколько автомобилей прошло с утра, между

прочим,  маленький  лимузин,  который  свернул  на  проселочную  дорогу.  А  эта

проселочная дорога проходила у леса, примыкающего к  старой  усадьбе  Ланджерио.

Дон Луис простился с Даваном, который ему больше не был нужен.

     Начиналась дуэль не на жизнь, а на смерть. Между двумя людьми.

     Он пошел по проселочной дороге, не спуская глаз со следов шин. Они  привели

его к широким воротам, обитым железом и запертым на  замок.  Лимузин,  очевидно,

здесь.

     -  Я тоже должен пройти во что бы то ни стало,   - сказал себе дон Луис.  И

не теряя времени на поиски бреши или удобного дерева, дон Луис перебрался  через

стену. Она была метра четыре высотой. Впоследствии он сам не мог объяснить,  как

ему удалось взять такое препятствие: цеплялся за  небольшие  углубления,  втыкая

нож, который дал ему Даван. По ту сторону стены он тотчас снова увидел следы шин

лимузина, они шли влево, в часть  парка,  незнакомую  ему,  с  крутым  подъемом,

холмами, развалинами зданий, одетыми густыми мантиями плюща.

     Если весь парк был запущен, то в этой его части было что-то особенное, хотя

среди крапивы и репейника, среди пышно  разросшихся  полевых  цветов  попадались

изгороди из лавра и бука. И вдруг дон  Луис  увидел  лимузин,  спрятанный  между

кустов, беспорядок внутри, разбитое окно, перевернутые подушки  сиденья   -  все

это указывало на то, что между Флоранс и бандитом происходила борьба.

     Гипотеза эта подтвердилась, когда дон Луис стал  всматриваться  в  поросшую

травой тропинку, вившуюся по склону холма, трава была примята на всем протяжении

без перерыва.

     "Негодяй! Он не нес ее, а тащил по земле... свою жертву".

     Если бы он слушался своего инстинкта, он ринулся  бы  опрометью  на  помощь

Флоранс. Но от такой неосторожности удерживало  его  сознание,  что  при  первой

тревоге "тигр" покончит со своей жертвой. Нужно во что бы то ни стало  захватить

его врасплох и сразу лишить возможности защищаться.

     Он взял себя в руки и стал осторожно подниматься. Тропинка шла между кучами

камней и разрушенных зданий,  между  кустами  и  мелкой  порослью  деревьев,  на

которой поднимались дубы и буки. На этом месте когда-то стоял, вероятно,  старый

феодальный замок, и в его  развалинах  бандит  устроил  себе  убежище.  След  не

прерывался. Вдруг дон Луис увидел в траве какой-то блестящий предмет  -  кольцо,

колечко  крошечное,  совсем  простое,     -  золотой  ободок  с  двумя   мелкими

жемчужинами. Он часто видел его на руке Флоранс. Удивило его и то,  что  колечко

было обмотано травинкой, очевидно, нарочно...

     -  Сигнал понятен,   - сказал себе Перенна.   -  Бандит,  очевидно,  сделал

здесь остановку,  и  Флоранс  хотела  оставить  след  своего  пребывания  здесь,

очевидно, она еще не теряет надежды, ждет помощи, призывает его в  этот  роковой

час,   - волновался дон Луис.

     Шагов через пятьдесят бандит, очевидно, сильно утомился  - новая  остановка

и новое указание. Полевая ромашка, сорванная бедняжкой,  дальше -отпечаток  пяти

пальцев на песке, еще дальше  - камешком нацарапанный на песке крест...

     Приближался конечный этап. Тропинка круче пошла в гору. Осыпающиеся  сверху

камешки сильно затрудняли движение. Справа на фоне голубого неба  вырисовывались

две готические арки, останки старинной  часовни.  Слева  торчал  кусок  стены  с

камнями. Еще шагов двадцать и Луис остановился. Ему послышался шум. Прислушался.

Да, он не ошибся. Шум возобновился. Это был хохот, но какой страшный, дьявольски

пронзительный хохот! Хохот безумного.

     Потом наступило молчание, которое вскоре прервал другой звук,  словно  били

каким-то орудием по земле.

     Доносилось  все  это  с  расстояния  каких-нибудь  ста   метров.   Тропинка

заканчивалась у трех ступенек,  высеченных  в  скале.  Под  ними  была  обширная

площадка, тоже заваленная обломками. С задней стороны и  посередине  возвышались

стеной огромные лавровые деревья.

     Человек поднял что-то с земли. Это был костыль, который он взял  под  левую

руку, продолжая ходить все так же, согнувшись. Потом вдруг  без  всякой  видимой

причины выпрямился и стал опираться на костыль, как на простую палку.  Дон  Луис

понял теперь, почему шофер такси недоумевал:  высокого  или  низкого  роста  его

пассажир.

     Но бессильные расслабленные ноги подгибались,  длительное  напряжение  было

ему не по силам. Он вернулся к прежнему положению.

     Это был калека, рахитик, худой до крайности. Дон Луис  успел  заметить  его

бескровное лицо. Выдающиеся скулы, провалившиеся виски цвета пергамента  - облик

чахоточного.

     Он снова подошел к Флоранс и сказал:

     -  Хоть ты умница, малютка, и не пыталась звать на помощь, не  мешает  быть

осторожным и завязать тебе рот поудобнее. А?..

     Он нагнулся к молодой девушке, завязал ей рот шелковым платком и  заговорил

тихо, почти на ухо, лишь временами прерывая  шепот  взрывами  хохота.  Дон  Луис

увидел, в каком  опасном  положении  Флоранс.  Страшась,  что  негодяй  внезапно

сделает какой-нибудь роковой  жест,  вроде  ядовитого  укола,  дон  Луис  поднял

револьвер.

     Что такое происходит? О чем торгуется бандит? Какую новую сделку предлагает

Флоранс?

     Калека внезапно отодвинулся и в бешенстве закричал:

     -  Да неужто же ты не понимаешь, что погибла? На что  ты  можешь  надеяться

сейчас, когда мне нечего больше бояться, когда  ты  была  настолько  глупа,  что

поехала со мной? Разжалобить меня рассчитываешь? Думаешь, что страсть моя... Ой-

ой! Как ты ошибаешься, крошка. Мертвая, ты перестанешь  существовать  для  меня.

Или, может быть, ты воображаешь, что у калеки не хватит  сил  убить  тебя...  Но

разве я убиваю? Ничего подобного... Я трус, я дрожал бы, я боялся  бы...  нет...

нет, я не дотронусь до тебя, Флоранс, а между тем погоди, сейчас объясню тебе...

скомбинировано так, как я умею это делать...

     -  Не пугайся, прошу тебя. Это только маленькая репетиция.    -  Он  отошел