Морис Леблан

 

     Хрустальная пробка

 

     Роман

 

 

     - -

     Maurice Leblanc. Le bouchon de cristal (The Crystal Stopper). 1913.

     Леблан Морис. Сочинения: В 3 т. Т. 2: Хрустальная пробка;

     Золотой треугольник; Виктор из светской бригады; Зубы тигра: Романы.

     Пер. с фр.; Сост. Т. Прокопов.   - М.: ТЕРРА, 1996.   - 736 с.

     (Большая библиотека приключений и научной фантастики).

     ISBN 5-300-00262-3 (т. 2). ISBN 5-300-00216-Х. Художник А. Астрецов.

     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru, http://zmiy.da.ru), 03.01.2005

     - -

 

     Во  второй  том  трехтомника  сочинений  французского  мастера  детективно-

приключенческого жанра Мориса Леблана включены его романы о  похождениях  Арсена

Люпена  - грабителя-джентльмена: "Хрустальная  пробка",  "Золотой  треугольник",

"Виктор из светской бригады" и "Зубы тигра".

 

 

     АРЕСТ

 

     Две лодки, привязанные к молу, в конце сада качались в тени. Здесь  и  там,

вдоль берега сквозь густой туман виднелись освещенные окна.  На  противоположной

стороне, несмотря на  позднюю  осень,  казино  светилось  бесчисленными  огнями.

Несколько звезд выглянуло из-за туч. Легкий ветерок волновал поверхность  озера.

Арсен Люпен вышел из беседки и, склонившись к молу, крикнул:

     -  Гроньяр? Балу?.. Где вы?

     Из каждой лодки высунулось по человеку, и один из них ответил:

     -  Здесь, патрон.

     -  Приготовьтесь, я слышу шум автомобиля, на котором едут Жильбер и Вошери.

     Он обошел сад  и  строящийся  дом  в  лесах  и  осторожно  открыл  калитку,

выходящую на аллею Сейнтюр. Он не ошибся. Яркий свет блеснул на повороте,  и  из

большого открытого автомобиля выскочили  два  человека  в  пальто,  с  поднятыми

воротниками и в фуражках.

     Это были Жильбер и Вошери. Жильбер  - молодой  человек,  лет  двадцати  или

двадцати двух, с симпатичным лицом, гибкой и сильной походкой. Вошери -пониже, с

седеющими волосами, с бледным и болезненным лицом.

     -  Ну,   - спросил Люпен,   - вы видели депутата?

     -  Да, патрон,    -  ответил  Жильбер,     -  мы  заметили,  что  он  уехал

семичасовым поездом в Париж.

     -  Итак, мы можем действовать?

     -  Да, вилла Мария Терезия в нашем распоряжении.

     Обратившись к шоферу, Люпен сказал:

     -  Не оставайся здесь. Это может  привлечь  внимание.  Вернись  в  половине

десятого,  мы  будем  нагружать  машину...  если  только  наша   экспедиция   не

провалится.

     -  Почему вы думаете, что она провалится?

     Автомобиль уехал, и Люпен вместе с товарищами возвратился на берег озера.

     -  Почему я думаю? Потому что не я подготовил все дело, а в таком случае  я

доверяю только наполовину.

     -  Ба! Патрон, я уже три года работаю с вами...  Я  уже  начинаю  осваивать

свое дело!

     -  Да, мой мальчик, начинаешь,   - сказал Люпен,   - вот почему я  и  боюсь

провала... Ну, садись в  лодку...  А  ты,  Вошери,  возьми  другую...  Хорошо...

Теперь  - гребите как можно тише, ребята!

     Гроньяр и Балу, оба гребца,  направили  лодки  к  противоположному  берегу,

немного левее казино.

     Им попалась навстречу лодка, в которой сидели обнявшись мужчина с женщиной.

Лодка неслась по воле течения. В другой пели во все горло.

     Люпен наклонился к товарищу и сказал шепотом:

     -  Скажи, Жильбер, это все пришло в голову тебе или Вошери?

     -  Право, не знаю... Мы уже несколько недель говорим об этом.

     -  Видишь ли, я не доверяю Вошери.  У  него  скверный  характер.  Не  знаю,

почему я от него не отделаюсь.

     -  О, патрон!

     -  Ну, да! Это опасный парень. Уже не говоря о том,  что  на  его  совести,

наверное, несколько жизней.

     Он помолчал несколько мгновений, потом сказал:

     -  Ты уверен, что видел депутата Добрека?

     -  Своими собственными глазами видел.

     -  И ты знаешь, что у него есть дело в Париже?

     -  Он поехал в театр.

     -  Хорошо. Его прислуга осталась в вилле?

     -  Кухарка отпущена; что  касается  лакея  Леонарда,  доверенного  депутата

Добрека, то он ждет своего господина в Париже, откуда  они  не  могут  вернуться

раньше, чем в час ночи. Но...

     -  Но?..

     -   Нужно  иметь  в  виду  случайный  каприз  депутата  Добрека,   перемену

настроения, неожиданное возвращение, и поэтому мы должны  все  закончить  в  час

времени.

     -  Когда ты собрал все эти сведения?

     -  Утром. Мы с Вошери сразу решили, что наступил  благоприятный  момент.  Я

выбрал местом отъезда этот строящийся дом, который мы только что видели,  потому

что он  не  охраняется  по  ночам.  Я  предупредил  двух  товарищей,  чтобы  они

приготовили лодки, и позвонил вам. Вот и все.

     -  У тебя ключи?

     -  От подъезда, да.

     -  Это вот та самая вилла, окруженная парком?

     -  Да, вилла Мария Терезия. Так как обе соседние виллы  необитаемы,  то  мы

успеем вывезти все, что нам понравится, и клянусь  вам,  патрон,  что  это  дело

стоит труда.

     Люпен пробормотал:

     -  Слишком спокойное приключение. Никакого удовольствия.

     Они причалили  к  небольшой  косе,  откуда  подымалось  несколько  каменных

ступенек. Люпен сообразил, что нагрузить мебель будет нетрудно. Вдруг он сказал:

     -  В вилле есть люди. Посмотрите, там свет.

     -  Это газовый рожок, патрон. Свет не мигает.

     Гроньяр остался на страже возле лодки, в то время как Балу, второй  гребец,

направился к забору, выходящему на аллею Сейнтюр, а Люпен со  своими  товарищами

исчезли в темноте, направившись к подъезду.

     Первым поднялся по ступеням Жильбер. Он нащупал замочную скважину и вставил

в нее ключ. Дверь поддалась легко, и доступ в дом был свободен.

     В вестибюле горел газовый рожок.

     -  Видите, патрон,   - сказал Жильбер.

     -  Да, да,   - ответил Люпен шепотом,   - но мне  кажется,  что  тот  свет,

который я заметил, шел не отсюда.

     -  Откуда же?

     -  Право, не знаю... Гостиная здесь?

     -  Нет,   - ответил Жильбер, который не боялся говорить громко.   -  Он  из

предосторожности все собрал в первом этаже, в своей комнате и смежных с нею.

     -  А лестница?

     -  Направо, за портьерой.

     Люпен направился к портьере и уже стал ее раздвигать, как вдруг  в  четырех

шагах слева открылась дверь и показалась голова со смертельно  бледным  лицом  и

глазами, полными ужаса.

     -  Спасите! Убивают!   - заорал появившийся человек и  поспешно  скрылся  в

своей комнате.

     -  Это Леонард, лакей!   - прошептал Жильбер.

     -  Если он будет сопротивляться, я его убью,   - сказал Вошери.

     -  Ты не посмеешь!   - приказал Люпен и бросился вслед за лакеем.

     Он пробежал через столовую, где вокруг лампы еще стояли тарелки и  бутылка,

и нашел Леонарда в глубине буфетной, где он тщетно старался открыть окно.

     -  Ни с места! Ах, животное!

     Заметив, что Леонард подымает  руку,  он  бросился  на  землю.  В  полутьме

буфетной комнаты раздались три выстрела. Потом он опрокинул лакея, вырвал у него

оружие и начал душить.

     -  Вот тебе, животное! Еще минута, и он меня уничтожил бы... Вошери, свяжи-

ка этого джентльмена.

     Он осветил лицо лакея своим карманным фонарем и с насмешкой бросил:

     -  Не очень хорош  собой...  Совесть,  верно,  не  совсем  чиста,  Леонард;

впрочем, доверенный депутата Добрека... Ты закончил, Вошери? Мне не хотелось  бы

здесь задерживаться.

     -  Никакой опасности, патрон,   - сказал Жильбер.

     -  Да? Ты думаешь?.. А выстрел, по-твоему, не слышен?

     -  Совершенно невозможно допустить.

     -  Все равно! Нужно все сделать скорее. Вошери, бери лампу и пойдем.

     Он схватил за руку Жильбера и увлек его в первый этаж:

     -  Дурак! Так-то ты наводишь справки? Разве я не прав был, что не доверял?

     -  Позвольте, патрон, я не мог знать,  что  он  передумает  и  после  обеда

вернется домой.

     -  Нужно все знать, когда имеешь честь нападать на людей.

     Вид мебели в первом этаже успокоил Люпена, и он начал перебирать  инвентарь

с чувством любителя.

     -  Вещиц немного, но зато хорошие. У этого  народного  трибуна  есть  вкус.

Четыре кресла  Обюсон,  столик,  бьюсь  об  заклад,  Персье-Фонтэн...  Настоящий

Фрагонар и поддельный Натье, которого американский миллиардер  схватил  бы  даже

недоделанным... Одним словом, целое состояние. Есть  же  такие  брюзги,  которые

говорят, что не найдешь ничего настоящего. Черт возьми! Пусть поступают, как  я!

Пусть поищут!

     Жильбер и Вошери, по указаниям Люпена, принялись сейчас же  выносить  вещи,

начиная с самых громоздких. Через полчаса первая лодка была нагружена, и  решено

было, что Гроньяр и Балу поедут вперед и начнут нагрузку автомобиля.

     Люпен наблюдал за отъездом. Когда он вернулся  в  виллу  и  проходил  через

вестибюль, ему послышался какой-то голос, исходящий  из  буфетной.  Он  бросился

туда. Леонард был один и лежал плашмя на животе со связанными на спине руками.

     -  Это ты ворчишь,  доверенный?  Не  волнуйся,  все  кончено.  Но  если  ты

закричишь, мы примем более крутые меры. Хочешь закуски? Мы тебе  сейчас  заткнем

ею рот.

     Как только он вышел,  он  опять  услышал  те  же  звуки  и,  прислушавшись,

разобрал  слова,  произнесенные  хриплым  и  придушенным  голосом,  уже   вполне

достоверно идущим из буфетной:

     -  Спасите! Убивают! Спасите! Меня убьют!.. Предупредите полицию!

     -  Он совсем спятил, этот джентльмен,    -  пробормотал  Люпен.     -  Черт

возьми, беспокоить полицию в девять часов вечера... Как неделикатно!

     Он принялся за работу. Это продолжалось дольше, чем он полагал, потому  что

нашел шкафы, полные ценных безделушек, которыми было  бы  глупо  пренебречь;  со

своей стороны, Жильбер и Вошери вносили в свои розыски такую  тщательность,  что

рассердили его.

     Наконец, он не вытерпел.

     -  Довольно,   - приказал  он.     -  Из-за  этих  нескольких  безделиц  мы

провалим все дело. Я отчаливаю.

     Они были уже на берегу, и Люпен спускался по ступеням. Жильбер удержал его.

     -  Послушайте, патрон. Нам надо еще раз сходить туда.  На  пять  минут,  не

больше.

     -  Но зачем это, черт возьми!

     -  Нам говорили, что там есть одна старинная реликвия. Нечто поразительное.

..

     -  Ну, и что же?

     -  Жалко ее прозевать. И я думаю, что она в буфетной, там есть стенной шкаф

с большим замком... Вы же понимаете, что мы не можем...

     Он уже направлялся к подъезду. Вошери бросился за ним.

     -  Десять минут, ни минуты больше!   - крикнул  Люпен.     -  Через  десять

минут я уезжаю.

     Прошло десять минут, а он все еще ждал.

     Люпен посмотрел на часы.

     -  Четверть десятого... Безумие!

     Ему стало казаться странным, что во время всего этого нападения  Жильбер  и

Вошери вели себя как-то особенно, не расставались и как будто  следили  друг  за

другом. Что бы это такое значило?

     Незаметно   Люпен,   толкаемый   каким-то    необъяснимым    беспокойством,

прислушиваясь к странному шуму, доносившемуся  со  стороны  Энжиена,  подошел  к

дому. Шум как будто приближался.

     Должно быть, гуляющие.

     Люпен свистнул. Выждав минуту, он подошел к забору, чтобы осмотреть  аллею.

Вдруг раздался выстрел,  сопровождаемый  ужасным  стоном.  Он  побежал  назад  к

подъезду и бросился в столовую.

     -  Черт возьми! Что вы тут делаете?

     Жильбер и Вошери, сцепившись друг с другом, катались по паркету. Их  платья

были запачканы кровью, Люпен бросился на  них.  Но  Жильбер  уже  уложил  своего

противника и выхватил у него из рук предмет, которого Люпен не успел разглядеть.

Вошери истекал кровью: он был ранен в плечо и потерял сознание.

     -  Кто его ранил? Ты, Жильбер?   - спросил Люпен.

     -  Нет, Леонард.

     -  Леонард! Он был связан...

     -  Ему удалось развязаться и взять револьвер.

     -  Где он, каналья?

     Люпен схватил лампу и прошел в буфетную.

     Лакей лежал на спине с бескровным лицом. Изо рта вытекала красная струйка.

     -  Ого,   - пробормотал Люпен, осмотрев его,   - он мертв.

     -  Вы думаете?.. вы думаете?..   - спросил Жильбер. Голос его дрожал.

     -  Говорю тебе, мертв.

     -  Это Вошери ударил его...

     Люпен схватил его, побледнев от гнева.

     -  Вошери... А ты тоже, негодяй! Ты был тут же  и  позволил  ему.  Кровь...

Кровь! Вы хорошо знаете, что я не  хочу  крови.  Это  мое  правило.  У  меня  не

убивают, а скорее позволяют убить себя. Тем хуже для  вас,  ребята.  Вы  за  это

заплатите, если понадобится. А стоить это будет дорого. Берегитесь!

     Этот труп смутил его. Яростно встряхивая Жильбера, он допытывался:

     -  Зачем, зачем его понадобилось убивать?!

     -  Он хотел его обыскать и взять ключ от стенного шкафа. Когда он  над  ним

наклонился, он заметил, что тот развязан... Он испугался и ударил его...

     -  А выстрел?

     -  Это Леонард. У него револьвер был в руках. Он перед смертью  был  еще  в

силах его направить.

     -  Ну, а ключ?

     -  Вошери взял его.

     -  Он открыл?

     -  Да.

     -  И нашел?

     -  Да.

     -  А ты хотел у него отнять этот предмет. Какой предмет? Реликвию? Нет, это

было что-то маленькое... Что же это, отвечай!

     По решительному выражению лица и по молчанию Жильбера Люпен понял,  что  не

получит ответа. Он проговорил с угрозой:

     -  Ты заговоришь у меня, дорогой мой.  Я  тебя  заставлю  исповедаться.  Но

сейчас нужно убираться отсюда. Ну, помоги, надо унести Вошери.

     Они вернулись в столовую, и Жильбер наклонился над раненым.

     Вдруг Люпен остановил его.

     -  Послушай!

     Они обменялись беспокойным взглядом. В буфетной разговаривали...  Странный,

тихий, отдаленный голос... Но они только что убедились, что там никого не  было,

никого, кроме мертвеца  - труп его виднелся в темноте.

     Голос  послышался  снова,  то  пронзительный,  то  приглушенный,  дрожащий,

неровный,  крикливый  и  страшный.  Доносились  неразборчивые  слова,   какие-то

нечленораздельные звуки.

     Люпен  чувствовал,  что  у  него  выступает  холодный  пот.  Что   это   за

таинственный, замогильный голос?..

     Они устремились в буфетную, и Люпен  склонился  над  лакеем.  Голос  умолк,

затем зазвучал снова.

     -  Посвети,   - сказал Люпен Жильберу.

     Он слегка дрожал от страха, который не в силах был побороть. Ужас  ситуации

заключался в том, что Жильбер снял с лампы абажур, и  стало  очевидно   -  голос

исходил от мертвеца, а между тем тело было неподвижно, губы не вздрагивали.

     -  Патрон, мне страшно,   - проговорил Жильбер.

     Опять тот же шум, тот же носовой голос.

     Вдруг Люпен, разразившись смехом, схватил труп и переложил  его  на  другое

место.

     -  Превосходно!   - проговорил он, заметив блестящий металлический предмет.

..   - Превосходно. Нашел! Правда, я на это ухлопал время!

     На том месте, где лежал мертвец, валялась телефонная трубка. Шнурок от  нее

шел к стене, туда, где был прикреплен аппарат.

     Люпен приложил трубку к уху.  Почти  сейчас  же  шум  повторился;  это  был

многоголосый  разговор,  смесь  всяких  восклицаний,  междометий,   перекрестных

вопросов, так, как будто перекликалось несколько человек:

     -  Где вы?.. Он не отвечает... Это  ужасно...  Его  убили...  Где  вы?  Что

случилось?.. Мужайтесь... Помощь послана... агенты... жандармы...

     -  Черт возьми!   - вскричал Люпен, бросив трубку.

     Действительность предстала перед ним во всем своем ужасном  виде.  В  самом

начале еще, в то время когда они переносили вещи, Леонард, будучи плохо  связан,

дотянулся до аппарата и снял трубку, должно быть, зубами; она упала на пол и  он

позвал полицию из Энжиенского Бюро.

     Вот почему Люпену послышались слова: спасите! убивают! меня убьют!

     И вот теперь по телефону отвечали... Так вот откуда шел тот отдаленный шум,

который Люпен слышал в саду несколько минут назад!

     -  Полиция... Спасайся, кто  может!     -  произнес  он  и  бросился  через

столовую.

     Жильбер заметил:

     -  А Вошери?

     -  Тем хуже для него!

     Но Вошери пришел в себя и умолял его:

     -  Патрон, не оставляйте меня!

     Люпен, несмотря на опасность, все же остановился и с помощью  Жильбера  уже

поднял раненого, как вдруг снаружи послышался шум.

     -  Слишком поздно,   - сказал он.

     В этот момент  в  дверь  заднего  хода  посыпались  удары.  Он  бросился  к

переднему подъезду. Люди уже окружили дом. Может быть, и удалось  бы  достигнуть

лодки, но как отчаливать под выстрелами врага?

     Он запер дверь на замок.

     -  Мы окружены, пропали,   - пробормотал Жильбер.

     -  Замолчи,   - приказал Люпен.

     -  Они видали нас, патрон. Послушайте, они стучат.

     -  Замолчи,   - повторил Люпен.   - Ни слова! Ни движения!

     Он сам оставался совершенно бесстрастным, со спокойным лицом, с  задумчивым

видом человека, имеющего достаточно  времени,  чтобы  со  всех  сторон  обдумать

тонкое дело. Он пребывал в одном из таких состояний,  которые  называл  "лучшими

минутами жизни", теми минутами, которые придают цену и  смысл  существованию.  В

таких случаях, какова бы ни была опасность,  он  начинал  медленно  считать  про

себя: "Раз, два... три... четыре... пять... шесть",   - до тех пор, пока  биение

его сердца становилось совершенно нормальным. Тогда он начинал рассуждать  - и с

какой  проницательностью!  С  какой  удивительной  силой!   С   каким   глубоким

предвидением всех возможных обстоятельств! Он взвешивал  все,  все  допускал.  И

принимал решение, полное логики и спокойствия.

     Через тридцать или сорок секунд, в то время как снаружи  взламывали  дверь,

он сказал своему товарищу:

     -  Следуй за мной.

     Он вошел в гостиную и тихонько поднял занавес окна, выходившего  на  берег.

Вокруг были люди. Казалось, побег был невозможен. Тогда  он  закричал  изо  всех

сил:

     -  Сюда... На помощь!.. Я держу его... Сюда!..

     Он выстрелил два раза в сад, подошел к Вошери, склонился над ним и выпачкал

свое лицо и руки его кровью. Потом, повернувшись к Жильберу, яростно схватив его

за плечи, опрокинул.

     -  Что с вами, патрон, что вы хотите делать?

     -  Повинуйся,   - проговорил властно Люпен,   - я отвечу за все... Я отвечу

за вас обоих... Повинуйся... Я вас освобожу из тюрьмы...  Но  для  этого  нужно,

чтобы я был свободен.

     На дворе заволновались и подбежали к открытому окну.

     -  Сюда!   - кричал он снова.   - Я их поймал! На помощь!

     И шепотом спокойно обратился к Жильберу:

     -  Подумай хорошенько. Не  нужно  ли  мне  что-нибудь  передать,  поручить?

Сделать какое-нибудь сообщение, которое может нам оказаться полезным?

     Жильбер яростно отбивался, слишком он был взволнован,  чтобы  понять  планы

Люпена. Более сообразительный Вошери, рана которого к тому же делала невозможной

мысль о побеге, проскрежетал:

     -  Повинуйся, идиот... Главное, чтобы патрон отсюда выскочил...  Разве  это

не самое важное?

     Вдруг Люпен вспомнил о вещи, которую Жильбер сунул в карман после того, как

отнял ее у Вошери. Теперь он, в свою очередь, решил завладеть ею.

     -  Ну нет, никогда!   - вскричал Жильбер,  которому  удалось  освободиться.

Люпен уложил его снова. Но тут внезапно два агента показались в  окне.  Жильбер,

повинуясь, быстро передал какой-то предмет Люпену, который, так и  не  разглядев

его, сунул в карман. Жильбер успел пробормотать:

     -  Держите, патрон, вот она. Я вам объясню... Вы можете быть уверены, что..

.

     Он не успел закончить. Агенты и вслед за ними несколько жандармов  со  всех

сторон сбежались на помощь Люпену.

     Жильбера сейчас же схватили и связали накрепко. Люпен поднялся:

     -  Здорово поколотил меня этот негодяй. Я ранил второго, а этот...

     Комиссар второпях спросил его:

     -  Вы видали лакея? Они убили его?

     -  Не знаю,   - ответил он.

     -  Вы не знаете?

     -  Ну да, я вместе с вами пришел из Энжиена, когда услышал об убийстве.  Вы

обошли дом слева, а я справа. Тут было открыто окно. Я влез в тот самый  момент,

когда бандиты хотели улизнуть. Я выстрелил,   - он указал на Вошери,  -и  уложил

его товарища ударом кулака.

     Как могли его заподозрить? Он был испачкан кровью, он предавал убийц лакея.

Человек десять присутствовало при развязке героической борьбы.

     Впрочем, тревога была слишком сильна для того, чтобы  рассуждать  и  терять

время в сомнениях. Воспользовавшись общей растерянностью, посторонние  наводнили

всю виллу. Все обезумели, бегали взад и вперед,  вверх  и  вниз,  перекликались,

кричали, никто и не подумал проверять вполне правдоподобные утверждения Люпена.

     Однако,  обнаружив  в  буфетной  труп  лакея,  комиссар  вспомнил  о  своей

ответственности. Он сейчас же  распорядился  освободить  дом  от  посторонних  и

разместить агентов у забора, чтобы никто не мог ни войти, ни  выйти.  Потом  без

промедления осмотрел место и  начал  опрос.  Вошери  назвал  свое  имя,  Жильбер

отказался под предлогом, что будет говорить только в  присутствии  адвоката.  Но

как только речь зашла об убийце, он закричал на Вошери. Тот  защищался,  нападал

на Жильбера; оба говорили сразу, желая, очевидно,  отвлечь  внимание  комиссара.

Когда тот хватился Люпена, чтобы призвать его в  свидетели,  то  обнаружил,  что

неизвестный пропал.

     Ничего не подозревая, он обратился к одному из агентов:

     -  Найди этого господина, я хочу ему задать несколько вопросов.

     Бросились искать.  Кто-то  видел,  как  он  у  подъезда  зажигал  папиросу.

Заметили, что он предлагал папиросы жандармам и что он удалился по направлению к

озеру, сказав, чтобы в случае нужды позвали его.

     Его звали, но никто не откликался.

     Прибежал жандарм. Он видел, как этот человек отчалил от берега  и  принялся

усиленно грести.

     Комиссар посмотрел на Жильбера и понял, что его провели.

     -  Задержите его!   - закричал он.   - Стреляйте вслед! Это соучастник...

     Он сам бросился вперед, вслед за двумя агентами в то время,  как  несколько

других остались стеречь пленников.

     С берега, метрах в ста от себя, комиссар заметил беглеца, который помахивал

своей шляпой.

     Один из агентов выстрелил несколько раз, но напрасно.

     Ветерок принес им обрывки слов. Человек пел, налегая на весла:

 

     Плыви, мой челн,

     По воле волн...

 

     Комиссар заметил какую-то лодку у соседней виллы. Пришлось перелезть  через

забор, разделявший оба сада, чтобы отвязать ее; приказав солдатам осмотреть весь

берег озера и задержать беглеца, когда он начнет причаливать, комиссар  с  двумя

помощниками бросились вслед за Люпеном.

     Это было нетрудно, потому что при свете луны можно было проследить за всеми

его действиями, за тем, как он держит вправо, направляясь к деревне Сен-Гратьен.

     Впрочем, комиссар скоро заметил, что, благодаря своим  агентам  или,  может

быть, легкости лодки, он в сравнении с противником выигрывал в  скорости.  Через

десять минут расстояние между ними уменьшилось вдвое.

     -  Он в наших руках,   - сказал комиссар.   - Нам даже не нужно  жандармов,

чтобы не дать ему вылезть на берег. Мне очень хочется узнать этого негодяя.  Это

ловкий парень.

     Но странно было то,  что  расстояние  уменьшалось  в  какой-то  удивительно

ненормальной пропорции, как если бы беглец,  придя  в  отчаяние,  считал  всякую

борьбу  бесполезной.  Агенты  удваивали  усилия.  Лодка  летела  с   невероятной

скоростью. Еще сотня метров, и они нагонят свою жертву.

     -  Стой!   - скомандовал комиссар.

     Противник, склонившийся  силуэт  которого  они  различили  в  полутьме,  не

двигался с места. Весла болтались вдоль лодки. В этой неподвижности было  что-то

вызывающее беспокойство. Такого рода  бандит  был  способен  подпустить  к  себе

врага, чтобы дорого продать свою жизнь или огнем выстрелов подавить нападение.

     -  Сдавайся!   - крикнул комиссар.

     В эту минуту стало совсем темно. Все трое забились в глубину лодки, так как

им показалось, что беглец сделал угрожающий жест. Лодка по инерции  приближалась

к лодке бандита.

     Комиссар пробормотал:

     -  Не давайте себя убивать.

     Он снова закричал:

     -  Сдавайся!.. или...

     Никакого ответа.

     Противник не двигался.

     -  Сдавайся! Отдай оружие... Не хочешь! Тем хуже... Я считаю... Раз... Два.

..

     Агенты, не дождавшись команды, выстрелили  и  сейчас  же,  склонившись  над

веслами, так сильно толкнули лодку вперед, что сразу достигли цели.

     Комиссар с револьвером наготове внимательно следил за всеми движениями.

     Он протянул руку:

     -  Ни одного движения, или я пробью тебе голову.

     Но враг не двигался, и комиссар, в тот  момент,  когда  лодки  сцепились  и

агенты, бросив весла, приготовились к опасному прыжку, понял причину  всей  этой

пассивности.

     В лодке никого не было. Беглец бросился вплавь,  оставив  победителям  кое-

какие вещи, на которые водрузил свой пиджак  и  шляпу  таким  образом,  чтобы  в

полутьме все это можно было принять за человека.

     Они принялись рассматривать при свете спичек брошенное  неприятелем  добро.

Никакого инициала не могли найти ни на подкладке шляпы, ни на платье. В карманах

нигде ни бумаг, ни бумажника. Но вдруг было обнаружено нечто,  что  должно  было

придать делу особенное значение и страшно повлиять на судьбу Жильбера и  Вошери:

в одном из карманов оказалась забытая беглецом визитная карточка с именем Арсена

Люпена.

     Почти в то самое мгновение Арсен Люпен пристал к  тому  месту,  которое  он

покинул два часа назад.

     Здесь его встретили два товарища   -  Гроньяр  и  Балу.  Бросив  им  наспех

несколько слов в объяснение того, что случилось,  он  вскочил  в  автомобиль  и,

поместившись посреди мебели депутата Добрека, закутался в мех  и  приказал  себя

везти по пустынным улицам к мебельному складу в Нейли, где он оставил шофера.  В

Париж он доехал в таксомоторе и вышел возле Сен-Филиппа-ди-Руль.

     Недалеко отсюда, на улице Матиньон, находился принадлежавший ему особняк  -

не известный никому из его банды, за исключением Жильбера.

     Он с большим удовольствием умылся и переоделся,  потому  что,  несмотря  на

свой сильный темперамент, окоченел от холода. По привычке он перед сном осмотрел

свои карманы и только  тогда  разглядел  предмет,  переданный  ему  Жильбером  в

последнюю минуту.

     Он был очень удивлен. Это была пробка  от  графина,  маленькая  хрустальная

пробка, какие вставляют в бутылки с  ликером.  В  этой  пробке  не  было  ничего

особенного. Только плоскости каждой из  многочисленных  граней  были  позолочены

вплоть до горлышка. Но все-таки он не находил в этой пробке ничего  такого,  что

было бы достойно внимания.

     -  За этим-то кусочком стекла так упорно гнались Жильбер и Вошери? Вот  из-

за чего они убили лакея, из-за чего теряли время,  рисковали!  Тюрьма...  Суд...

Эшафот... Черт возьми, это все-таки странно!..

     Слишком утомленный, чтобы дольше на этом задерживаться, он  положил  пробку

на камин и лег в постель.

     Он видел дурные сны. Стоя на коленях, на полу своих камер, Жильбер и Вошери

протягивали к нему руки, испуская крики ужаса.

     -  На помощь! Спасите!   - кричали они.

     Но он, несмотря на  все  усилия,  не  мог  двинуться.  Он  сам  был  связан

невидимыми  оковами.  И  весь  дрожа,  охваченный  чудовищными   видениями,   он

присутствовал при том, как приготовляли к смертной казни его друзей.

     -  Черт возьми,   - сказал он, проснувшись после целого ряда  кошмаров.   -

Какие скверные предзнаменования! К счастью, мы не грешим слабостью духа! Нет!

     И прибавил:

     -  Впрочем, у нас есть талисман, который,  судя  по  поведению  Жильбера  и

Вошери, с помощью Люпена позволит заклясть дурную судьбу и приведет к  торжеству

дела. Посмотрим эту хрустальную пробку.

     Он поднялся, чтобы взять эту вещь с камина и внимательно ее изучить.  Вдруг

он вскрикнул. Хрустальная пробка исчезла.

 

 

     ДЕВЯТЬ МИНУС ВОСЕМЬ  - ОДИН

 

     Еще одна вещь, которая, несмотря на мои дружеские  с  Люпеном  отношения  и

лестные проявления его ко мне доверия, оставалась для меня непроницаемой. Это  -

организация его шайки.

     Существование  этой  шайки  не  оставляет  никакого   сомнения.   Некоторые

приключения  Люпена  можно   объяснить   исключительно   только   существованием

бесчисленного  количества  преданных  людей,  сильных   сообщников,   наделенных

непреодолимой энергией, повинующихся одной непоколебимой воле.

     Но как  именно  проводится  эта  воля?  Через  каких  посредников  и  каких

исполнителей? Этого я не знаю. Это тайна  Люпена,  а  если  он  хочет  сохранить

тайну  - она непроницаема.

     Единственное предположение, которое я позволю себе  сделать,  это  то,  что

шайка эта очень солидарна и, по моему мнению, тем более опасна, что  состоит  из

самостоятельных единиц, из временных отделений, вербуемых во всех частях  света,

во всех странах,  из  агентов,  служащих  исполнителями  воли,  часто  им  самим

неизвестной.  Между  ними  и  руководителем  действуют  посвященные,   преданные

товарищи, те, что играют первые роли под непосредственным управлением Люпена.

     Из числа последних, очевидно, были Жильбер и Вошери. Вот почему  правосудие

было по отношению к ним так неумолимо. В первый раз у него в руках были истинные

неоспоримые помощники Люпена, и эти сообщники совершили убийство.  Стоит  только

доказать, что убийство преднамерено, найти неопровержимые улики,  и  они   -  на

эшафоте. Но одно  из  доказательств  было  несомненно:  это  крики  Леонарда  по

телефону: "Спасите! Убивают!.. Меня убьют!"

     Этот отчаянный  призыв  слышали  двое:  служащий  бюро  и  его  товарищ,  и

категорически это утверждали. Этот крик и послужил причиной того, что сейчас  же

вызванный полицейский комиссар  поспешил  в  сопровождении  группы  жандармов  и

агентов к вилле Мария-Терезия.

     С первых же дней Люпен точно учел  всю  грозящую  ему  опасность.  Жестокая

борьба, поднятая им против общества, входила в новую и страшную  фазу.  На  этот

раз дело шло об убийстве, явлении, против которого он сам восставал, а вовсе  не

об одном из тех забавных нападений, когда, почистив какого-нибудь спекулянта или

темного дельца, он умел  насмешкой  привлечь  на  свою  сторону  и  умиротворить

общественное мнение. Сейчас дело шло о том, чтобы защитить себя и спасти  головы

своих товарищей.

     Вот небольшая заметка, списанная мной из его записной книжки, в которую  он

часто заносит замечания о наиболее затруднительных из тех положений, в какие  он

попадал:

     "Прежде всего я уверен, что  Жильбер  и  Вошери  провели  меня.  Энжиэнское

нападение, имеющее будто бы целью ограбление виллы Мария-Терезия, имело  скрытую

цель. Все время они преследовали эту цель и под мебелью, и в глубине шкафов  они

искали только одно  - хрустальную пробку. Ясно,  что  по  каким-то  таинственным

причинам этот кусочек стекла имеет в их глазах неизмеримую цену... И,  очевидно,

не в одних только их глазах, потому что этой ночью кто-то дерзко и ловко  проник

в мою комнату и украл этот самый предмет".

     Эта кража, жертвой которой он сделался сам, страшно интриговала Люпена.

     Две задачи, одинаково неразрешимые, стояли перед ним.  Во-первых,  кто  был

этот таинственный посетитель? Одному только Жильберу,  который  пользовался  его

полным доверием и  был  его  личным  секретарем,  известно  существование  этого

убежища на улице Матиньон. Но Жильбер в тюрьме. Можно ли допустить, что он выдал

его и напустил на него полицию? В таком случае почему она,  вместо  того,  чтобы

арестовать его, Люпена, удовольствовалась лишь кражей пробки?

     Тут было нечто еще более странное: можно  было  допустить,  что  двери  его

квартиры были взломаны, хотя никакого доказательства  не  было  налицо.  Но  как

могли проникнуть к нему  в  комнату,  если  по  всегдашней  и  неизменной  своей

привычке он перед сном повернул ключ в дверях и повесил, кроме того, замок? Все-

таки факт неоспорим  -  хрустальная  пробка  исчезла,  а  между  тем  оба  замка

нетронуты. И несмотря на то что Люпен обладал необыкновенно тонким  слухом  даже

во сне, никакой шум не разбудил его ночью.

     Он недолго ломал над этим  голову.  Он  слишком  хорошо  знал  такого  рода

загадки, чтобы надеяться, что и эта  раскроется   -  и  не  из-за  каких-то  его

усилий, а совсем иначе. Но очень расстроенный  и  встревоженный,  он  сейчас  же

запер свой особняк на улице Матиньон,  поклявшись  никогда,  никогда  больше  не

возвращаться сюда.

     Тотчас же он занялся перепиской с Жильбером и Вошери.

     Увы, его  ждала  новая  неудача.  Следствие  хотя  и  не  могло  установить

серьезных доказательств соучастия Люпена в этом деле,  решило  суд  перенести  в

Париж и связало его с делом, касающимся Люпена вообще.

     Таким образом, Жильбер и Вошери были заключены в тюрьму  Санте.  Там  очень

хорошо понимали, что  надо  помешать  какому  бы  то  ни  было  сообщению  между

заключенными и Люпеном, и целый ряд тщательных предосторожностей  был  предписан

полиции префектом и выполнялся его помощниками. Днем и ночью  испытанные  агенты

бессменно охраняли Жильбера и Вошери и не спускали с них глаз.

     Люпен после двухнедельных бесплодных попыток принужден был отступить.

     Он сделал это с затаенным бешенством и с возрастающим беспокойством.

     -  Самое трудное во всяком  деле,     -  часто  говорил  он,     -  это  не

закончить, а начать его.

     Но в данном случае с чего начать? Каким путем идти к цели?

     Он сосредоточил свои мысли на депутате Добреке, первом  обладателе  пробки,

которому, должно быть, было  ясно  ее  значение.  Каким  образом  Жильберу  были

известны все дела и поступки Добрека? Каким образом он производил за ним слежку?

Кто сообщил ему, в каком месте депутат проведет вечер? Сколько загадок!

     Сейчас же после нападения на виллу Мария-Терезия Добрек переехал в Париж на

зиму в свой особняк, налево от садика Ламартинь, в конце бульвара Виктора Гюго.

     Загримированный Люпен в образе старого фланирующего  рантье,  с  тростью  в

руке, стал целые дни проводить на скамьях сквера и бульвара.

     С первого же раза он сделал поразительное открытие. Два человека  в  одежде

мастеровых, поведение которых изобличало их настоящую роль, наблюдали  за  домом

депутата. Когда Добрек выходил, они пускались по его следам и шли  позади  него.

Вечером они уходили, только когда в доме становилось темно.

     В свою очередь Люпен следил за ними. Это были агенты сыскной полиции.

     "Вот неожиданно,   - подумал он.   - Значит, Добрек на подозрении?"

     На четвертый день, с наступлением ночи,  к  этим  двум  присоединились  еще

шестеро, которые встречались с первыми двумя в  самом  темном  закоулке  сквера.

Среди них Люпен с удивлением узнал по росту  и  манерам  знаменитого  Прасвилля,

бывшего адвоката,  спортсмена,  исследователя,  в  настоящее  время  елисейского

фаворита, по таинственным причинам назначенного главным секретарем префектуры.

     Вдруг Люпен вспомнил: два года назад между Прасвиллем и Добреком  произошла

громкая ссора на площади Пале-Бурбон. Причина ее осталась неизвестной. В тот  же

день Прасвилль послал своих секундантов, но Добрек отказался драться.

     Некоторое время спустя Прасвилль был назначен секретарем.

     -  Странно... странно...   - проговорил Люпен задумавшись,  но  все  же  не

теряя из виду поведения Прасвилля.

     В семь часов группа Прасвилля направилась к бульвару Генри Мартен.  Калитка

садика, находящегося с  правой  стороны  особняка,  пропустила  Добрека,  и  два

оставшихся агента пошли за ним и так же, как он, сели в трамвай на улице Тетбу.

     Прасвилль тотчас же прошел через  сквер  и  позвонил.  Привратница  открыла

дверь. Произошло короткое совещание, вслед за  которым  Прасвилль  с  товарищами

проникли в дом.

     -  Тайный и незаконный обыск,   - сказал Люпен.   - Элементарная вежливость

требует, чтобы меня приобщили к нему. Мое присутствие необходимо.

     Не колеблясь ни минуты, он  вошел  в  особняк,  дверь  которого  оставалась

открытой, и, проходя мимо привратницы,  которая  наблюдала  снаружи,  он  сказал

тоном человека, которого ждут:

     -  Эти господа там?

     -  Да, в кабинете.

     Его план был очень прост: если его заметят, он представится поставщиком. Но

это было не нужно. Пройдя через пустынный вестибюль, он очутился в столовой, где

никого не было, а через стеклянную дверь он мог наблюдать Прасвилля с его  пятью

товарищами.

     Прасвилль с помощью подобранных ключей отмыкал все ящики. Потом  перелистал

все бумаги. Его компаньоны  просматривали  библиотеку,  не  пропуская  ни  одной

книги, нащупывая корешки и перевертывая все страницы.

     "Очевидно, они ищут какую-то бумагу,   - подумал Люпен,     -  может  быть,

банковые билеты...".

     Прасвилль воскликнул:

     -  Что за черт, мы ничего не найдем!   - Вдруг он схватил четыре флакона из

старинного погребца, вынул все четыре пробки и осмотрел их.

     "Вот так штука!   - подумал Люпен.   - И  он  тоже  охотится  за  пробками.

Значит, дело не в бумаге? Право, я ничего не понимаю".

     Затем Прасвилль просмотрел еще несколько вещей и сказал:

     -  Сколько раз вы приходили сюда?

     -  Шесть раз за зиму,   - ответили ему.

     -  И вы хорошо обыскивали?

     -  Каждую комнату в продолжение целых дней, в то время как он отправился  в

свое турне.

     -  И все-таки, все-таки.

     Он спросил опять:

     -  У него сейчас нет слуги?

     -  Нет, он ищет лакея. Он ест в ресторане, а привратница смотрит за  домом.

Эта женщина нам вполне предана.

     Целых полтора часа Прасвилль настойчиво  искал,  ощупывая  все  безделушки,

тщательно ставя их на те же места, с которых снимал.

     В десять часов вошли те два агента, которые следовали за Добреком.

     -  Он возвращается!

     -  Пешком?

     -  Пешком.

     -  У нас есть время?

     -  О да!

     Не торопясь, Прасвилль вместе с  сыщиками  вышел,  предварительно  осмотрев

комнату и убедившись, что все на своем месте.

     Положение Люпена становилось критическим. Он рисковал уходя  столкнуться  с

Добреком, оставаясь здесь  - быть лишенным возможности выйти.

     Но убедившись, что окна столовой позволяли ему попасть прямо  в  сквер,  он

решил остаться. Впрочем, представившийся  ему  случай  поближе  познакомиться  с

Добреком был слишком выгоден, чтобы им не  воспользоваться,  а  так  как  Добрек

только что обедал, то было мало вероятно, чтобы он зашел в столовую.

     Он стал ждать, готовый во всякое время скрыться за  портьерой.  Он  услышал

хлопанье дверей. Кто-то вошел в кабинет и зажег электричество. Он узнал Добрека.

     Это был толстый человек, коренастый,  с  короткой  шеей,  с  широкой  седой

бородой, почти лысый, с парой темных очков поверх других, как видно, у него было

очень слабое зрение.

     Люпен  рассматривал  его  энергичное  лицо,  четырехугольный  подбородок  и

сильную фигуру. Кулаки его были очень массивны и покрыты волосами, ноги  кривые:

он ходил, согнув спину, тяжело переваливаясь с  одной  ноги  на  другую,  и  это

придавало ему сходство с четвероногим. В лице  его  особенно  выделялся  большой

лоб, изборожденный морщинами и выступами.

     В общем, в нем было что-то животное, отвратительное, дикое. Люпен вспомнил,

что в Палате Депутатов Добрека прозвали лесным человеком не только  потому,  что

он всех сторонился, но за его внешность, манеры, походку и мощную мускулатуру.

     Он уселся перед  своим  столом,  вынул  из  кармана  трубку,  выбрал  среди

нескольких пакетов табаку пачку мэрилэнда, набил трубку и  закурил.  Потом  стал

писать письма.

     Спустя минуту,  он  бросил  свою  работу  и  задумался,  сосредоточив  свое

внимание на одной точке стола. Вдруг он быстро схватил  коробочку  для  марок  и

стал ее рассматривать. Потом изменил  положение  нескольких  предметов,  которые

Прасвилль  трогал  и  переставлял,  исследовал  их  взглядом,  ощупывая  руками,

склонялся над ними, как если бы  какие-то  ему  одному  известные  знаки  что-то

говорили.

     Наконец он нажал кнопку электрического звонка.

     Через минуту явилась привратница.

     Он спросил:

     -  Они были здесь, не правда ли?

     Так как женщина колебалась, он настаивал.

     -  Послушайте, Клементина, разве вы открывали коробочку для марок?

     -  Нет, сударь.

     -  Ну так я ее заклеил полоской бумаги и она разорвана.

     -  Я могу вас уверить...   - начала женщина.

     -  Зачем лгать,   - сказал он,   - ведь я  сам  вас  предупреждал  об  этих

посещениях.

     -  Но...

     -  Но вы гоняетесь за двумя зайцами... Пусть так!

     Он протянул ей билет в пятьдесят франков и повторил:

     -  Они были здесь?

     -  Да, сударь.

     -  Те же, что весной?

     -  Да, все пятеро... и еще один... Главный.

     -  Высокий?.. Темноволосый?..

     -  Да.

     Люпен заметил, как сократилась челюсть Добрека. Он продолжал:

     -  Это все?

     -  Потом пришел еще один. Он присоединился к ним,  а  потом  те  двое,  что

всегда ходят вокруг дома.

     -  Они были здесь, в кабинете?

     -  Да, сударь.

     -  И ушли в том же порядке, как и пришли, несколько минут тому назад?

     -  Да, сударь.

     -  Хорошо.

     Женщина вышла. Добрек принялся за брошенное письмо, потом,  протянув  руку,

он написал какие-то знаки на  бумаге,  находящейся  на  краю  стола,  и  которую

разгладил, как будто не желая ее терять из виду. Это были какие-то цифры, Люпену

удалось разобрать формулу вычитания:

 

     9  - 8  - 1

 

     И Добрек сквозь зубы с сосредоточенным видом пробормотал:

     -  Никакого сомнения.

     Потом он написал коротенькое письмецо и адрес на  конверте,  который  Люпен

прочел, когда письмо было положено на тетрадь.

     "Г. Прасвиллю, главному секретарю префектуры".

     Потом позвонил снова.

     -  Клементина,   - сказал он.   - Вы когда-нибудь учились в школе?

     -  Да, сударь.

     -  Вас научили считать?

     -  Но... сударь...

     -  Вы не слишком сильны в вычитании.

     -  Как это?

     -  Вы не знаете, что девять минус восемь будет  один,  а  это,  видите  ли,

очень важная вещь. Без этой первоначальной истины нельзя жить.

     Говоря так, он поднялся и прошел  по  комнате,  с  руками,  заложенными  за

спиной, и переваливаясь. Потом прошелся  еще  раз.  Потом,  остановившись  перед

дверью в столовую, открыл ее.

     -  Впрочем, задачу можно разрешить иначе,   - сказал он.   - Если от девяти

отнимается восемь, остается один. И тот, кто остался  - здесь, не правда ли?

     Он ощупывал бархатную портьеру, в складки которой поспешно укрылся Люпен.

     -  В самом деле, вы там задохнетесь. Я мог  бы  нечаянно,  для  развлечения

проткнуть эту портьеру кинжалом. Вспомните безумие Гамлета и  смерть  Полония...

"Говорю вам, это крыса, огромная крыса..." Ну, господин Полоний,  выйдите-ка  из

вашей норы.

     Это было одно  из  необычайных  для  Люпена  положений,  которые  были  ему

ненавистны. Ловить в западню других и заставлять их платить  своей  головой -это

он допускал, но самому попасться и позволить над собой издеваться  - нет! Но как

отражать удары в данном случае?

     -  Несколько бледны,  господин  Полоний...  Ба,  это  тот  самый  господин,

который целыми днями дежурит в сквере! Вы тоже  полицейский,  господин  Полоний?

Ну, успокойтесь, я вам не желаю зла... Вы убедились, Клементина,  что  я  хорошо

считаю? По-вашему, сюда вошли девять шпионов. А я, возвращаясь, сосчитал  издали

на бульваре  всего  восемь.  Девять  минус  восемь   -  один,  вот  этот  самый,

оставшийся здесь для наблюдения  - таков человек!

     -  Ну и что же?   - сказал Люпен, охваченный безумным желанием броситься на

этого человека и заставить его замолчать.

     -  Что? Ничего, молодой человек. Чего вы еще хотите?  Комедия  окончена.  Я

вас только попрошу  передать  Прасвиллю  это  послание,  которое  я  только  что

начертал. Клементина, соблаговолите  проводить  господина  Полония.  И  если  он

когда-нибудь опять появится  - откройте ему широко все двери. Вы  здесь  у  себя

дома, господин Полоний. К вашим услугам!

     Люпену хотелось бросить ему прощальную фразу, заключительную, как в  театре

бросают со сцены, чтобы устроить себе блестящий выход, и доблестно исчезнуть. Но

его положение было так жалко, что он не нашел ничего  лучшего,  как  нахлобучить

шляпу ударом кулака и последовать за Клементиной, громко топоча  ногами.  Мщение

было довольно жалкое.

     -  Чертова кукла!   -  воскликнул  он,  как  только  очутился  на  улице  и

повернулся к окнам Добрека.   - Несчастный, каналья!  Депутат!  Ты  мне  за  это

заплатишь! Клянусь, что когда-нибудь!..   - Он задыхался  от  бешенства,  потому

что в глубине души он сознавал силу этого нового врага и  не  мог  отрицать  его

превосходства в данном случае.

     Спокойствие Добрека,  уверенность,  с  которой  он  обращался  с  сыщиками,

презрение, с которым он позволял себя обыскивать, его замечательное хладнокровие

и поведение по отношению к  новому  лицу,  которое  за  ним  шпионило,  все  это

обнаруживало  большой,  мощный,  уравновешенный  характер,  проницательность   и

смелость человека, уверенного в себе и в своей игре.

     Но что это была за игра? С кем, с какими партнерами? Люпен ничего  не  знал

об этом. И он вмешался в эту борьбу, ничего не  понимая,  не  зная,  как  далеко

зашли противники, не зная ни их позиций, ни их  оружия,  ни  тайных  их  планов.

Потому что не мог  допустить,  чтобы  целью  стольких  усилий  была  хрустальная

пробка! Одна вещь утешала его: Добрек не  узнал  его,  Добрек  полагал,  что  он

работает  в  полиции.  Следовательно,  ни  Добрек,  ни  полиция  не  подозревали

вмешательства третьего лица. Это был единственный козырь, дававший  ему  свободу

действий и имевший для него крайне важное значение.

     Немедля ни минуты,  он  распечатал  письмо  Добрека  к  главному  секретарю

префектуры. Оно содержало следующее:

 

     "У самого твоего носа под рукой, бедный Прасвилль, ты  даже  дотронулся  до

нее. Еще немного, и она была бы твоей... Но ты слишком глуп.  Подумать,  что  не

нашли никого, кроме тебя, чтобы  извести  меня!  Бедная  Франция!  До  свидания,

Прасвилль. Но если я тебя поймаю, тем хуже для тебя,   - буду стрелять".

     Подписано: "Добрек".

 

     -  "У самого носа, под рукой",   - повторял Люпен.   - Может быть, он пишет

правду. Чем проще запрячешь, тем лучше. Все-таки, все-таки увидим... Нужно будет

узнать, почему Добрек находится под  таким  тщательным  наблюдением,  и  получше

осведомиться о нем самом.

     Вот какие сведения собрал Люпен в специальном агентстве:

     "Алексис Добрек, два года депутат с устья Роны, числится среди независимых.

Убеждения неопределенные, но  среди  избирателей  положение  солидное  благодаря

огромным суммам, которые он расходует на свое избрание. Без  всякого  состояния.

Особняк в Париже, виллы в Энжиэне и в  Ницце.  Много  проигрывает,  и  никто  не

знает, откуда деньги. Очень  влиятельный,  добивается,  чего  захочет,  хотя  не

бывает в министерствах и не имеет ни друзей, ни знакомых в политических кругах".

     -  Характеристика,   - сказал себе Люпен, прочтя эту заметку.    -  Мне  бы

нужна другая, интимная, полицейская, которая приоткрыла бы  его  частную  жизнь,

которая позволила бы мне свободнее маневрировать  в  этих  потемках.  Вот  бы  и

показала  - я не напрасно топчусь вокруг этого Добрека. Черт возьми, ведь время-

то идет!

     Одна из квартир Люпена, в которых он жил в настоящее время,  находилась  на

улице Шатобриан, возле Триумфальной  арки.  Его  там  знали  под  именем  Мишеля

Бомона. Это  было  довольно  комфортабельное  помещение.  Ему  служил  преданный

человек Ахил, работа которого  заключалась  в  собирании  сообщений,  подаваемых

Люпену по телефону его помощниками.

     Придя к себе, Люпен с большим удивлением узнал, что  его  почти  целый  час

ждала какая-то работница.

     -  Как! Ведь сюда ко мне никто не приходит. Она молода?

     -  Нет... не думаю.

     -  Ты не думаешь?

     -  У нее на голове вместо шляпы наколка, и потому не видно лица... Это  как

бы приказчица или служащая... простая.

     -  Что ей нужно было?

     -  Господина Мишеля Бомона,   - ответил слуга.

     -  Странно. По какому делу?

     -  Она мне только сказала, что это касается  энжиэнского  дела...  Тогда  я

подумал...

     -  Гм! Энжиэнское дело! Значит, она знает, что я причастен к нему!  Значит,

знает, если пришла сюда.

     -  Я ничего не мог от нее добиться, но я думаю, что ее нужно было принять.

     -  Ты хорошо сделал. Где она?

     -  В гостиной. Я зажег свет.

     Люпен быстро прошел через переднюю и открыл дверь гостиной.

     -  Что ты такое наговорил? Ведь никого нет.

     -  Никого?   - спросил Ахил, бросившись в гостиную.

     Действительно, в комнате никого не было.

     -  Ого! Какая ловкая!   - воскликнул он.   - Меньше чем двадцать минут тому

назад я из предосторожности заглянул сюда. Она была здесь. Мне не померещилось.

     -  Где же ты был в то время, как эта женщина  сидела  здесь?     -  спросил

Люпен с раздражением.

     -  В вестибюле, патрон. Я ни на минуту не уходил из вестибюля. Я бы увидел,

если бы она вышла, черт возьми.

     -  Однако ее нет...

     -  Очевидно... очевидно...   -  бормотал  ошеломленный  слуга...     -  Она

потеряла терпение и ушла. Но каким образом, черт возьми.

     -  Каким образом?   - сказал Люпен.   - Не надо быть  колдуном,  чтобы  это

знать.

     -  Как же?

     -  Через окно! Видишь, оно еще полуоткрыто. Ведь мы на первом этаже,  улица

почти пустынна вечером... Нет никакого сомнения.

     Он осмотрелся вокруг и убедился, что ничего не было взято или переставлено.

Впрочем, в комнате не было ничего драгоценного, никакой важной  бумаги,  которая

могла бы оправдать посещение и внезапное исчезновение этой женщины.  И  все-таки

зачем это необъяснимое бегство.

     -  Сегодня никто не звонил по телефону?   - спросил Люпен.

     -  Нет.

     -  И писем не было?

     -  Письмо есть.

     -  Дай сюда.

     -  Я, как всегда, положил его на камин.

     Комната Люпена сообщалась с гостиной. Но он заставил дверь в эту комнату, и

туда можно было попасть только через вестибюль.

     Люпен зажег электричество и через секунду заметил:

     -  Я не вижу письма.

     -  Но я положил его на камин.

     -  Ничего тут нет.

     -  Вы плохо ищете.

     Ахил стал искать сам, перемещать предметы, шарить  на  полу   -  письма  не

было.

     -  Ах, черт возьми!   - бормотал он.   -  Это  она,  она  украла  его...  А

потом, схватив письмо, удрала...

     Люпен возразил:

     -  Ты с ума сошел! Ведь между комнатами нет никакого сообщения!

     -  Так что же тогда, патрон?

     Они оба замолчали, Люпен старался совладать со своим гневом и  собраться  с

мыслями.

     Он спросил:

     -  Ты осмотрел это письмо?

     -  Да.

     -  В нем не было ничего особенного?

     -  Ничего. Обыкновенный конверт и адрес, написанный карандашом.

     -  Ага!.. Карандашом?

     -  Да. Как будто наспех написано, скорее нацарапано.

     -  Какой был адрес? Ты запомнил?   - спросил тревожно Люпен.

     -  Да, запомнил.

     -  Говори! Говори скорее!

     -  "Господину де Бомону Мишелю".

     Люпен яростно схватил своего слугу.

     -  Там было написано "де Бомон"? Ты уверен? и "Мишель" после "Бомон"?

     -  Совершенно уверен.

     -  Ах!   - пробормотал Люпен  сдавленным  голосом...     -  Это  письмо  от

Жильбера!

     Он замер. Лицо его стало бледным. Никакого сомнения,  письмо  от  Жильбера.

Это была та формула, по которой Жильбер уже несколько лет с  ним  переписывался.

Наконец-то он нашел возможность  - ценою каких хитростей и скольких ожиданий   -

нашел  возможность  послать  из  глубины  тюремной  одиночки   письмо.   И   его

перехватили! Что в нем такое было? Какие инструкции давал несчастный пленник?  О

какой помощи умолял? Какой проект действий предлагал?

     Люпен осмотрел комнату, в которой он хранил важные бумаги. Но так как замки

были не тронуты, пришлось допустить, что другой цели, как достать это письмо,  у

незнакомки не было.

     Стараясь сохранить спокойствие, он начал:

     -  Письмо пришло в то время, как эта женщина была здесь?

     -  В то самое время. Консьерж в эту самую минуту позвонил.

     -  Она могла видеть конверт?

     -  Да.

     Вывод напрашивался сам собой. Оставалось разрешить вопрос, как этой женщине

удалось совершить кражу. Что ж она, снаружи перелезла из одного окна  в  другое?

Невозможно! Люпен нашел окна своей комнаты закрытыми. Она  открыла  дверь?  Тоже

невозможно. Дверь была замкнута двумя висячими замками.

     Но ведь нельзя было проникнуть  через  стену?  Чтобы  куда-нибудь  войти  и

выйти, надо иметь какую-нибудь лазейку, и так как дело было сделано в  несколько

минут,  надо  было,  чтобы  в  данном  случае   лазейка   была   наружная,   уже

приготовленная заранее в  стене  и  известна  этой  женщине.  Это  предположение

упрощало розыски, сосредоточивая их на двери, так как стена,  вдоль  которой  не

было ни камина, ни шкафа, не могла скрывать никакого прохода.

     Люпен вернулся  в  гостиную  и  начал  медленно  изучать  дверь.  Вдруг  он

вздрогнул. При первом же взгляде на нее он установил, что одна из шести дощечек,

вставленных между поперечными полосками, находилась не на своем  месте,  и  свет

падал на нее косвенно. Нагнувшись, он  увидел  два  маленьких  кусочка  железной

проволоки,  которые  торчали  с  обеих  сторон,  позади  рамы  для  портрета,  и

поддерживали дощечку. Нужно было их только вынуть, и дощечка отлетела.

     Ахил испустил крик изумления. Но Люпен заметил:

     -  Ну, и что  толку?  Чего  мы  добились?  Через  такой  четырехугольник  в

пятнадцать или восемнадцать сантиметров в длину и сорок в вышину ведь  не  могла

пролезть женщина, как бы тоща она ни была.  Ведь  этого  не  мог  бы  сделать  и

десятилетний ребенок!

     -  Но она могла просунуть руку и снять замок.

     -  Нижний замок, да,   - сказал  Люпен,     -  но  не  верхний,  расстояние

слишком велико. Попробуй сам, ты увидишь.

     Ахил убедился, что это невозможно.

     -  Ну, так как же?   - спросил он.

     Люпен не ответил. Он долго думал. Потом вдруг приказал:

     -  Шляпу... пальто...

     Он торопился, находясь под властью  какой-то  мысли.  Выйдя  на  улицу,  он

вскочил в таксомотор.

     -  Улица Матиньон, скорее...

     Как только он подошел к квартире, где была похищена хрустальная пробка,  он

открыл дверь, поднялся наверх и присел перед дверью, ведущей в его комнату.

     Он угадал. Точно так же и здесь выпадала одна дощечка.

     Но и здесь отверстие по величине было достаточно  только  для  того,  чтобы

просунуть руку с плечом, но не позволяло снять верхнего замка.

     -  Гром и молния!   - воскликнул он, будучи не в силах сдержать  бешенства,

которое кипело в нем все это время.   -  Черт  возьми!  Этой  истории  не  будет

конца!

     Действительно, его преследовали невероятные  неудачи,  и  он  вынужден  был

бродить в потемках, не имея возможности использовать даже те немногие  проблески

удачи, которые судьба давала ему в руки. Жильбер  доверил  ему  пробку.  Жильбер

послал ему письмо. Но все это исчезло, не успев появиться.

     И это был ряд  не  случайных,  как  он  раньше  думал,  явлений.  Это  было

проявление  воли  противника,  преследующего  определенную  цель  с   чудовищной

ловкостью и невероятной дерзостью нападающего на него, Люпена, даже в самых  его

верных убежищах и выводившего его из себя  своими  жестокими  и  непредвиденными

ударами, так что  он  не  знал,  против  кого  защищаться.  Никогда  еще  он  не

наталкивался на подобные препятствия.

     И в глубине его души нарастал неотвязный страх  перед  будущим.  Перед  его

глазами вставало число, страшное число, которое правосудие наметило  для  своего

мщения, в которое бледным апрельским утром два человека подымутся на эшафот, два

товарища подвергнутся ужасной казни.

 

 

     ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ АЛЕКСИСА ДОБРЕКА

 

     Войдя к  себе  назавтра  после  полицейского  обыска,  депутат  Добрек  был

остановлен Клементиной. Ей удалось приискать кухарку, внушающую доверие.

     Эта кухарка представила первоклассные  аттестации,  подписанные  лицами,  у

которых очень легко  было  навести  о  ней  справки.  Уже  немолодая,  но  очень

деятельная, она согласилась все хозяйство взять на одну себя. Это было  условие,

поставленное ей Добреком, который старался сократить шансы шпионажа.

     Так как последнее место ее было у члена парламента,  графа  Сулева,  Добрек

позвонил по телефону своему коллеге. Управляющий графа дал самые лучшие  отзывы.

Кухарка была нанята.

     Как только она принесла свои  вещи,  она  взялась  за  чистку  и  уборку  и

приготовила обед.

     После обеда Добрек ушел.

     Когда  в  одиннадцать  часов  Клементина  легла  спать,  кухарка  осторожно

приоткрыла калитку сада. Подошел какой-то человек.

     -  Это ты?   - спросила она.

     -  Да, я, Люпен.

     Она провела его в  свою  комнату  на  третьем  этаже  и  сейчас  же  начала

жаловаться:

     -  Опять новые штуки! Когда уж ты оставишь меня в покое и не будешь на меня

наваливать столько работы!

     -  Что мне делать,  милая  Виктория?  Если  мне  нужна  почтенная  особа  с

безупречной нравственностью  - я сейчас же думаю о тебе. Ты должна быть польщена

этим.

     -  Так-то ты мне сочувствуешь! Снова бросаешь меня  волку  в  пасть  и  еще

издеваешься надо мной!

     -  Чем ты рискуешь?

     -  Как чем рискую! Ведь все мои аттестаты фальшивые!

     -  Аттестаты всегда фальшивы.

     -  А если Добрек заметит! Если он справится?

     -  Он уже справлялся.

     -  Что ты говоришь?!

     -  Он позвонил к управляющему графа Сулева, у которого ты будто бы служила.

     -  Видишь, я уже попалась!

     -  Управляющий рассыпался в похвалах тебе.

     -  Он ведь меня не знает!

     -  Но зато я его знаю. Я его устроил к графу Сулева, понимаешь?

     Виктория как будто несколько успокоилась.

     -  Ну, пусть на то будет Божья воля, или,  вернее,  твоя.  А  что  я  здесь

должна делать?

     -  Прежде всего  дать  мне  возможность  здесь  переночевать.  Ты  когда-то

кормила меня своим молоком. Теперь можешь мне предложить половину твоей комнаты.

Я переночую в кресле.

     -  Ну, а потом?

     -  Потом? Доставишь мне необходимую пищу.

     -  А потом?

     -  Потом сообща со мной  и  под  моим  управлением  предпримешь  целый  ряд

розысков, имеющих целью...

     -  Имеющих целью?

     -  Добыть драгоценный предмет, о котором я тебе говорил.

     -  Что это такое?

     -  Хрустальная пробка.

     -  Хрустальная пробка! Иисус-Мария! Нечего сказать, работа! А  если  мы  не

найдем твоей проклятой пробки?

     Люпен тихонько ее взял за руку и серьезным тоном сказал:

     -  Если мы ее не найдем, Жильбер,  милый  Жильбер,  которого  ты  знаешь  и

любишь, может поплатиться головой, так же, как и Вошери.

     -  Вошери... этого мне не жалко. Такая каналья!.. Но Жильбер...

     -  Ты сегодня читала газеты. Дело  принимает  все  более  скверный  оборот.

Вошери сваливает на Жильбера обвинение в убийстве лакея, и  случилось  так,  что

нож, которым произведено убийство, принадлежит Жильберу.  Из-за  этого  Жильбер,

который, хотя и умен, но не смел, пустился на всякие выдумки и ложь, которые его

окончательно погубят. Вот как обстоят дела. Хочешь мне помочь?

 

 

     Депутат вернулся в полночь.

     С этих пор в продолжение нескольких дней и  подряд  Люпен  приноровил  свою

жизнь к образу жизни Добрека. Как  только  последний  покидал  свой  дом,  Люпен

начинал свои поиски.

     Он делал это методически, разделяя каждую комнату на  секторы,  которые  он

оставлял только после тщательнейшего рассмотрения всех уголков и испробовав, так

сказать, все возможные комбинации.

     Виктория тоже искала. Они ничего  не  пропускали.  Ножки  столов,  стульев,

пластинки паркета, рамы у зеркал и картин, часы,  пьедесталы  статуэток,  кольца

портьер, телефонные и электрические аппараты,   - просматривали все, что  только

изощренное воображение могло избрать хранилищем этой пробки.

     Малейшее движение депутата было под  надзором,  самые  его  бессознательные

жесты и взгляд, книги, которые он читал, письма, которые посылал.

     Это было очень легко сделать, потому что он жил совершенно открыто. Никогда

он  не  затворял  дверей,  не  принимал  посетителей.  Его  жизнь  протекала   с

механической правильностью. После полудня он отправлялся в парламент, вечером  -

в клуб.

     -  И все-таки тут есть что-то темное,   - говорил Люпен.

     -  Ровно ничего,   - стонала Виктория,   - ты только теряешь время,  и  нас<

поймают.

     Присутствие сыщиков, которые постоянно шныряли под  окнами,  сводило  ее  с

ума. Она не могла допустить, что они здесь не для того, чтобы поймать в  ловушку

ее, Викторию. И каждый раз она  очень  удивлялась,  что  кто-нибудь  из  них  не

останавливал ее.

     Однажды она вернулась очень взволнованная. Корзинка дрожала в ее руках.

     -  Что с тобой, милая Виктория?   - спросил Люпен.   - Ты вся позеленела.

     -  Позеленеешь! Есть от чего.

     Ей пришлось сесть,  и  только  после  большого  усилия  она  способна  была

проговорить:

     -  Какой-то человек... остановил меня в бакалейной.

     -  Черт возьми! Он хотел тебя задержать?

     -  Нет, он мне сунул письмо.

     -  И ты еще жалуешься! Должно быть, признание в любви?

     -  Нет... "Это для вашего патрона",   - сказал он.     -  "Для  патрона?" -

спросила я.   - "Да, для того господина, который живет в вашей комнате".

     -  Гм!

     На этот раз Люпен вздрогнул.

     -  Давай письмо,   - сказал он, схватив конверт.

     На конверте не было никакого адреса.

     Но внутри был еще конверт, на котором он прочел:

     "Господину Арсену Люпену, находящемуся на попечении Виктории".

     -  Черт возьми!   - пробормотал Люпен.   - Вот так здорово!

     Он разорвал второй конверт. В нем был листок бумаги,  на  котором  крупными

буквами было написано:

     "Все, что вы делаете, бесполезно и опасно... Бросьте вашу игру".

     Виктория испустила стон и упала без чувств. Люпен покраснел  до  ушей,  как

если б его самым грубым образом оскорбили. Он испытывал унижение человека, самые

секретные намерения которого раскрыты насмешливым противником.

     Впрочем, он не проронил ни слова. Виктория принялась за работу, а  он  весь

день не выходил из комнаты и думал.

     Ночью он не мог заснуть.

     -  К чему думать?   - беспрестанно повторял он.   - Я наткнулся на одну  из

таких задач, которые не разрешить разумом. Достоверно только то, что я  не  один

замешан в это дело и что между Добреком и полицией есть не  только  третий  вор,

которым состою я, но еще и четвертый, который знает меня  и  ясно  понимает  мою

игру. Кто же этот четвертый вор? Притом не ошибаюсь ли я? И потом...  Ну  ладно,

заснем.

     Но он почти всю ночь не мог уснуть.

     Около четырех часов утра ему послышался какой-то  шум  в  доме.  Он  быстро

вскочил и увидел сверху, что Добрек спускался с первого  этажа  и  направился  в

сад.

     Минуту спустя депутат, открыв калитку, впустил человека, лицо которого было

закрыто воротником шубы, и провел его в свой кабинет.

     Предвидя такого рода явления, Люпен принял свои меры. Окна кабинета так же,

как и его комнаты, выходили в сад.  Он  привязал  к  своему  балкону  веревочную

лестницу, которую тихонько развернул, и спустился по ней до верхнего уровня окон

кабинета. Эти  окна  были  закрыты  круглыми  ставнями,  оставляющими  маленький

полукруглый промежуток. Люпен, хотя и не мог ничего расслышать,  но  зато  видел

все, что там происходило. Он сейчас же разглядел,  что  особа,  принятая  им  за

мужчину, была женщиной  - еще довольно молодой,  хотя  в  ее  волосах  уже  была

седина, красивой, высокой женщиной, прекрасное лицо которой носило на себе следы

страдания.

     "Где я ее видел?"  - думал Люпен. Эти черты, взгляд, лицо были ему знакомы.

     Она стояла возле стола и бесстрастно слушала Добрека, который,  тоже  стоя,

ей что-то с большим оживлением рассказывал. Он стоял спиной к Люпену,  которому,

благодаря зеркалу на противоположной стене, было видно его лицо.  Он  испугался,

когда заметил, какими странными глазами, с каким зверским и  диким  желанием  он

смотрел на свою посетительницу.

     Она сама, видимо, была этим очень  смущена,  потому  что  села  и  опустила

глаза. Добрек наклонился  над  ней  и,  казалось,  вот-вот  обхватит  ее  своими

длинными руками. И вдруг Люпен разглядел крупные слезы на грустном лице женщины.

От вида этих слез Добрек, очевидно, совсем потерял голову.

     Внезапно он обнял женщину и  привлек  ее  к  себе.  Она  оттолкнула  его  с

ненавистью. И  после  короткой  борьбы,  во  время  которой  лицо  Добрека  было

перекошено яростью, оба стояли друг против друга, как два смертельных врага.

     Потом они замолчали. Добрек сел со злой, жестокой иронией в лице.  И  снова

заговорил отрывисто, стуча по столу, точно ставил какие-то условия.

     Она слушала его спокойно, рассеянно, с отуманенным взором. Люпен не спускал

с нее глаз, плененный этим энергичным и страдальческим лицом, и тщетно  старался

вспомнить, с чем связан в его памяти этот  образ.  Вдруг  он  заметил,  что  она

повернула голову и незаметно скользила рукой по краю  стола,  в  конце  которого

стоял графин с водой, заткнутой золоченой пробкой. Рука достала графин, нащупала

его, слегка  поднялась  и  схватила  пробку.  Быстрый  поворот  головы,  взгляд,

брошенный на пробку, и она опять на своем месте. Очевидно, это было не  то,  что

она желала.

     "Черт возьми!   - подумал Люпен.   - И  эта  тоже  находится  в  погоне  за

пробкой. Дело с каждым днем все больше осложняется".

     Но продолжая свои наблюдения, он был поражен, заметив неожиданное выражение

ее лица, выражение неумолимое, страшное, дикое. Он видел,  как  рука  продолжала

двигаться вокруг  стола,  непрерывно  скользя  по  краю,  расталкивая  книги,  и

медленно, уверенно приближалась к кинжалу, лезвие которого поблескивало  посреди

листков бумаги, рассыпанных по столу.

     Она нервно ухватилась за рукоятку.

     Добрек продолжал говорить. Над его спиной медленно подымалась рука, и Люпен

видел блуждающие  и  злые  глаза  женщины,  которые  устремились  в  затылок,  в

намеченную для удара точку.

     -  Вы собираетесь сделать глупость, прекрасная незнакомка,     -  прошептал

Люпен.

     Он уже обдумывал план бегства его и Виктории.

     Вытянув руку, она поколебалась одно  короткое  мгновение.  Но  вдруг  сжала

зубы, все лицо сократилось ненавистью и она сделала страшное движение.

     В то же мгновение Добрек наклонился,  прыгнул  со  стула  и,  повернувшись,

схватил на лету нежную кисть женщины.

     Странное дело: не бросил ей ни одного упрека,  как  если  бы  все  это  его

нисколько не удивило, как если бы  это  было  естественно  и  просто.  Он  пожал

плечами с видом человека, привыкшего к такого рода опасностям, и молча  прошелся

по комнате.

     Она бросила оружие и плакала, закрыв лицо руками, сотрясаясь от рыданий.

     Потом он снова подошел к ней, снова что-то  сказал,  стуча  по  столу.  Она

сделала отрицательный жест, и так как он настаивал, она, в свою очередь, топнула

ногой и закричала так, что слышно было Люпену.

     -  Никогда!.. Никогда!..

     Тогда, не говоря ни слова, он достал ее меховое пальто, накинул его  ей  на

плечи. Незнакомка закутала лицо шалью.

     Он проводил ее.

     Через две минуты калитка сада закрылась.

     -  Жаль, что я не могу последить за этой странной особой и поболтать с  ней

о Добреке. Мне кажется, что сообща мы поработали бы удачнее.

     Во всяком случае оставался вопрос, который  надо  было  прояснить.  Добрек,

жизнь которого казалась такой правильной  и  примерной,  не  принимал  бы  своих

посетителей исключительно по ночам, когда дом был свободен от надзора полиции?

     Он поручил Виктории переговорить с двумя  членами  своей  шайки  для  того,

чтобы они производили слежку по ночам возле дома в течение  нескольких  дней.  В

следующую ночь он не ложился и опять в четыре часа ночи  услышал  шаги.  Депутат

провел кого-то в дом, как накануне.

     Люпен быстро спустился по своей лестнице и снова  занял  свою  позицию.  Он

увидел, что какой-то человек валяется у  ног  Добрека,  обнимает  его  колени  в

исступленном отчаянии и слезах.

     Несколько раз Добрек его отталкивал, но человек  хватался  за  него  снова.

Можно было подумать, что он сошел с ума. Должно быть, в действительном  припадке

безумия, он, приподнявшись, схватил депутата за горло и опрокинул его в  кресло.

Добрек, бессильный, с надутыми на шее венами, отбивался от него и вдруг,  сделав

необыкновенное усилие, взял верх над противником.

     Схватив его одной рукой, он другой нанес ему изо всей силы две пощечины.

     Человек медленно поднялся. Он был бледен и шатался. Он подождал  мгновенье,

как бы для того, чтобы собрать все свое хладнокровие, с  ужасающим  спокойствием

вынул из кармана револьвер и направил его на Добрека.

     Добрек не тронулся с места. Он смотрел на это с  улыбкой  и  без  малейшего

волнения, как если бы перед ним был детский пистолет.

     Это положение продолжалось пятнадцать  - двадцать секунд. Потом  с  той  же

медлительностью  и  самообладанием,  которое   было   тем   поразительнее,   что

последовало за таким крайним возбуждением, человек спрятал оружие и  из  другого

кармана вынул бумажник.

     Добрек приблизился к нему. Бумажник раскрылся, и показалась пачка  банковых

билетов.

     Добрек быстро схватил ее и стал считать.

     Там было тридцать тысячных билетов.

     Человек наблюдал. Он не проявил ни возмущения, ни протеста. Как  видно,  он

понимал бессмысленность разговоров.  Добрек  был  один  из  тех  людей,  которые

непоколебимы. Зачем терять время и умолять или мстить напрасными оскорблениями и

угрозами? Разве можно победить этого неуязвимого врага? Даже смерть  Добрека  не

избавит от Добрека.

     Он взял свою шляпу и вышел.

     В одиннадцать часов утра Виктория,  вернувшись  с  рынка,  принесла  Люпену

письмо от его товарищей.

     Он прочел:

     "Человек,  который  был  в  эту  ночь  у  Добрека,     -  депутат  Ланжери,

председатель левых независимых. Бедняк с многочисленной семьей".

     -  Ну,   - сказал себе Люпен,   - Добрек, как видно, имеет большое влияние,

но средства, которые он пускает в ход, несколько жестоки!

     События придали новую силу предположениям Люпена. Три дня спустя к  Добреку

пришел еще один человек и передал ему значительную сумму. Назавтра пришли  опять

и оставили ему жемчужное ожерелье.

     Первый назывался Дешамон, сенатор  и  бывший  министр.  Второй  был  маркиз

Альбюфекс,  бонапартистский  депутат,  бывший  руководитель  политического  бюро

принца Наполеона.

     Между  ними  и  Добреком  происходили  приблизительно  такие  же  грубые  и

трагические столкновения, как  с  Ланжери,  заканчивавшиеся  неизменной  победой

Добрека.

     "И так далее, и так далее,   - думал Люпен, сделав эти наблюдения.     -  Я

присутствовал  при  четырех  посещениях.  Если  бы  их  было  десять,  двадцать,

тридцать  - я не нашел бы в них ничего большего. Мне достаточно знать через моих

друзей их имена. Посетить их?.. Зачем? У них нет никакого повода довериться мне.

С другой стороны, надо ли мне задерживаться здесь на поисках, которые ни к  чему

не приводят и которые Виктория может продолжать одна?" Он  находился  в  сильном

затруднении. Следствие, направленное против Жильбера и Вошери, обогащалось более

тяжелыми уликами, время шло и не проходило ни одного дня, чтобы он не задал себе

вопроса,   - и с какой тоской!   - не приведут ли  все  его  усилия,  если  даже

допустить, что они увенчаются успехом, к жалким и совершенно  не  относящимся  к

его главной цели  результатам.  Раскрыв  в  конце  концов  таинственные  маневры

Добрека, добьется ли он возможности помочь Жильберу и Вошери?

     В этот день одно событие положило  конец  его  колебаниям.  После  завтрака

Виктория слышала отрывки разговора Добрека по телефону.

     Из того, что рассказала Виктория,  Люпен  сделал  заключение,  что  депутат

назначил свидание в половине девятого какой-то даме и должен был  ее  отвести  в

театр.

     -  Я возьму ложу бенуар, как шесть недель тому назад,   - сказал Добрек.

     И добавил смеясь:

     -  Надеюсь, что за это время меня не ограбят.

     Для Люпена этот  разговор  не  заключал  в  себе  ничего  неясного.  Добрек

собирался в театр, как шесть недель тому назад, когда сделали нападение  на  его

энжиенскую виллу. Узнать особу, с которой встретился Добрек,  узнать,  как  это,

может быть, в свое время сделали Жильбер и Вошери, что Добрек будет находиться в

отсутствии с восьми вечера до часу ночи, было очень важно для Люпена.

     После полудня при помощи Виктории Люпен вышел из особняка, зная, что Добрек

придет обедать раньше обыкновенного.

     Он пошел к себе на улицу Шатобриан и, вызвав по телефону трех своих друзей,

одел фрак, причесался, по его выражению, под русского князя и налепил белокурые,

коротко остриженные бакены.

     Товарищи приехали в автомобиле.

     В этот момент слуга его Ахил принес телеграмму, адресованную Мишелю Бомону,

улица Шатобриан. Эта телеграмма гласила следующее:

     "Не ходите сегодня в театр. Своим появлением вы рискуете потерять все".

     На камине возле него стояла ваза с  цветами.  Люпен  схватил  ее  и  разбил

вдребезги.

     -  Ясно, совершенно ясно,   - проскрежетал он.   - Со мной играют так,  как

обыкновенно я играю с другими... Те же манеры... Только разница в том...

     В чем разница  - он не знал.

     Верно было то,  что  он  выбит  из  колеи,  расстроен  до  глубины  души  и

продолжает действовать только из упрямства, так сказать,  по  долгу  службы,  не

внося в свою работу обычного прекрасного расположения духа и оживления.

     -  Пойдемте,   - сказал он товарищам.

     По его приказанию шофер остановился  недалеко  от  сквера  Ламартин.  Люпен

предполагал, что Добрек, желая избежать сыщиков, охраняющих его дом,  вскочит  в

какой-нибудь таксомотор, и собирался ехать вслед за ним.

     Однако он просчитался.

     В половине восьмого ворота сада раскрылись, мелькнул  яркий  свет  и  через

тротуар быстро помчался мотоциклет, обогнув сад, повернулся вокруг автомобиля  и

с такой быстротой направился к лесу, что было бы нелепо погнаться за ним.

     -  Счастливого пути,   -  бросил  Люпен  вслед,  пробуя  шутить,  чтобы  не

обнаружить своего бешенства.

     Он посмотрел на своих товарищей  в  надежде  увидеть  на  чьем-нибудь  лице

насмешливую улыбку. Как он был бы счастлив, если бы мог на ком-нибудь  выместить

свой гнев!

     -  Вернемся,   - сказал он через минуту.

     Он предложил им пообедать, выкурил сигару, и они снова сели  в  автомобиль,

объехали все театры, начиная с "Водевиля", которому, как он думал, Добрек должен

был отдать предпочтение. Он брал кресло, осматривал ложи бенуар и уходил.

     Наконец, около десяти часов вечера он заметил  в  театре  "Водевиль"  ложу,

почти совершенно закрытую ширмами, и при помощи денег узнал  от  билетерши,  что

там был мужчина средних лет и дама под густой вуалью.

     Соседняя ложа была пуста. Он взял ее, вернулся к своим друзьям, чтобы  дать

им необходимые приказания, и уселся возле парочки.

     Во время антракта при ярком свете Люпен мог различить профиль Добрека. Дама

оставалась в глубине и была невидима.

     Оба заговорили шепотом, продолжая свой разговор при поднятии  занавеса,  но

так, что Люпен не мог разобрать ни одного слова.

     Прошло десять минут. В их дверь постучали. Это был администратор театра.

     -  Здесь депутат Добрек?   - спросил он.

     -  Да,   - ответил изумленный Добрек.   - Откуда вы знаете мое имя?

     -  От господина,  который  вас  просит  к  телефону.  Он  сказал,  чтобы  я

обратился в ложу 22.

     -  Кто же это?

     -  Маркиз Албюфекс.

     -  Вот как?

     -  Что мне ответить?

     -  Сейчас иду... иду...

     Добрек поспешно поднялся и пошел за администратором.

     Не успел он выйти, как Люпен открыл соседнюю дверь и сел возле дамы.

     Она подавила крик удивления.

     -  Молчите,   - приказал он...   - Мне надо с вами поговорить... Это  очень

важно.

     -  Ах!   - произнесла она сквозь зубы.   - Арсен Люпен!

     Он был ошеломлен. Целое мгновение он, не шевелясь, сидел с  открытым  ртом.

Эта женщина знала его!  Не  только  знала,  но  даже  узнала,  несмотря  на  его

переодевания и грим! Как он ни привык к разным необыкновенным  происшествиям   -

это его выбивало из колеи.

     Он и не думал протестовать и пролепетал:

     -  Значит, вы знаете, знаете?..

     Вдруг, не давая ей времени сопротивляться, он приподнял ее вуаль.

     -  Как! Возможно ли?   - пробормотал он со все возрастающим изумлением.

     Это была та самая дама, которую он видел ночью  у  Добрека  несколько  дней

тому назад, женщина, которая занесла нож над  Добреком  и  хотела  его  убить  в

припадке ненависти.

     И она, в свою очередь, изумилась.

     -  Как, вы меня когда-нибудь видели!

     -  Да, в ту ночь, в особняке... я заметил ваше движение...

     Она шарахнулась в сторону, как бы желая бежать.  Он  удержал  ее  и  быстро

шепнул:

     -  Мне надо знать, кто вы... Для того я велел вызвать по телефону Добрека.

     Она испугалась.

     -  Значит, это не маркиз Албюфекс?

     -  Нет, это один из моих сообщников.

     -  Но Добрек сейчас вернется.

     -  Да, но у нас есть еще время... Послушайте... Нам необходимо увидеться...

Он ваш враг. Я вас спасу от него.

     -  Зачем? Для какой цели?

     -  Доверьтесь мне... Я уверен, что у нас  общие  интересы...  Где  мне  вас

найти? Завтра, не правда ли? В котором часу?.. Где?..

     -  Ну, и что же...

     Она смотрела на  него  с  явной  нерешительностью,  не  зная,  что  делать,

собираясь уже сказать, но сдерживалась, полная сомнений и тревоги.

     Он поторопил ее.

     -  Умоляю вас!.. Отвечайте!.. Одно только слово, и сейчас же... Будет очень

обидно, если он найдет меня здесь... Умоляю вас...

     Она отчетливо произнесла:

     -  Имя мое... не нужно... Мы сначала встретимся, вы мне объясните... Да, мы

увидимся завтра, в три часа, на бульваре...

     В это самое мгновенье дверь в ложу открылась и появился Добрек.

     -  Черт!   - пробормотал Люпен.

     Он был взбешен от того, что попался раньше, чем достиг цели.

     -  Вот это хорошо... Я так и думал. Этот трюк  с  телефоном  уже  вышел  из

моды, сударь. Я вернулся с полдороги.

     Он толкнул Люпена к передней части ложи и, усевшись возле дамы, продолжал:

     -  Итак, князь, кто вы? Слуга префектуры, очевидно?..

     Он рассматривал Люпена и подыскивал ему имя, не узнавая в  нем  того,  кого

прозвал Полонием.

     Люпен, не спуская с него глаз, думал. Ни  за  что  на  свете  он  не  хотел

бросить игру в тот момент, когда он  достиг  соглашения  со  смертельным  врагом

Добрека.

     Она, сидя неподвижно в своем углу, наблюдала их обоих.

     Люпен произнес:

     -  Выйдем, сударь. Будет удобнее разговаривать.

     -  Нет, здесь, князь, здесь,  сейчас,  во  время  антракта.  Мы  никому  не

помешаем.

     -  Но...

     -  Не трудись, мой друг, ты не тронешься с места.

     И он схватил Люпена за шиворот с очевидным намерением не отпускать  его  до

антракта.

     Неосторожный  жест!  Как  Люпен  мог  перенести   подобное   положение,   в

особенности  перед  женщиной,  которой  предложил  свое   сообщничество,   перед

женщиной, которая была  красива  и  ему  нравилась.  Вся  его  мужская  гордость

возмутилась.

     Но он смолчал. Он терпел  на  своем  плече  тяжелую  руку  Добрека  и  даже

согнулся вдвое, как бы побежденный, бессильный, почти испуганный.

     -  Ага,   - издевался депутат,   - кажется, мы не станем упрямиться?

     На сцене актеры шумно спорили.

     Добрек чуть-чуть освободил руку, и Люпен счел момент благоприятным.

     Он сильно, как топором, ударил его по сгибу руки.

     Добрек растерялся от боли. Люпен освободился  и  бросился  на  него,  желая

схватить его за горло. Но Добрек вовремя отступил, и они сцепились руками.

     Нечеловеческая сила сосредоточилась в руках противников. Руки Добрека  были

прямо чудовищны. Люпену, схваченному как бы железными тисками, казалось, что  он

борется с гигантской гориллой.

     Они держались возле двери, согнувшись как борцы,  высматривающие,  в  какое

место нанести  друг  другу  удар.  Кости  трещали.  При  первой  же  возможности

побежденный был бы задушен. Все это происходило в полной тишине. На сцене в  это

время все слушали одного актера, говорившего шепотом.

     Женщина, прижавшись к стенке, смотрела на них с ужасом... Если б она  одним

жестом выразила свое сочувствие одной  стороне   -  победа  была  бы  сейчас  же

решена.

     Но кого она поддержит? Кем был Люпен в ее глазах? Другом или недругом?

     Она быстро перегнулась через ложу и, отодвинув ширму, сделала  знак.  Потом

постаралась проскользнуть к двери.

     Люпен, как бы желая ей помочь, сказал:

     -  Уберите стул!

     Он говорил о тяжелом стуле, который упал на пол и отделял его от Добрека.

     Женщина нагнулась и отодвинула стул. Этого только нужно было Люпену.

     Освободившись от препятствия, он  ударил  Добрека  по  ноге  концом  своего

башмака. Результат был такой же,  как  от  удара  по  руке.  Боль  вызвала  одно

мгновенье растерянности и испуга, которым он воспользовался, чтобы  освободиться

от рук Добрека и схватить его за горло.

     Добрек сопротивлялся, старался отнять пальцы, которые душили его.

     Но он задыхался и слабел.

     -  Ага, старая обезьяна,   - ворчал Люпен, опрокидывая его.   -  Почему  не

зовешь на помощь? Неужели ты боишься скандала?

     При шуме от падения кто-то постучал в перегородку ложи.

     -  Ну вас,   - сказал Люпен вполголоса.   - Смотрите на сцену. А здесь  мое

дело, и пока я не покончу с этой гориллой...

     Это было почти уже сделано. Депутат задыхался. Люпен оглушил его ударом  по

подбородку; оставалось только убежать вместе с женщиной  раньше,  чем  подымется

тревога.

     Обернувшись, он заметил, что женщина ушла.

     Но она еще не успела далеко  отойти.  Выскочив  из  ложи,  он  побежал,  не

обращая внимания на билетерш и контролеров.

     Действительно, достигнув выхода, он заметил ее через открытую дверь.  Когда

он подходил к ней, она вскочила в автомобиль и задернула занавес.

     Он схватился за ручку и  хотел  потянуть.  Но  изнутри  высунулся  человек,

который ударил его кулаком по лицу, не так ловко, но так же сильно, как  он  сам

ударил Добрека.

     Как он ни был оглушен ударом, он все-таки успел узнать  этого  человека,  а

также того, который изображал шофера.

     Это были Гроньяр и Балу, друзья  Жильбера  и  Вошери,  короче  говоря,  его

собственные, Люпена, сообщники.

     Вернувшись к себе на улицу Шатобриан и умыв свое окровавленное лицо,  Люпен

больше часу просидел в кресле как бы в забытьи. В первый  раз  он  встретился  с

предательством. В первый раз его товарищи по борьбе повернулись спиной к  своему

предводителю.

     Желая чем-нибудь развлечься, он взял вечернюю газету.  В  отделе  последних

известий он прочел:

     "Дело виллы Мария Терезия. Наконец-то  личность  Вошери,  одного  из  убийц

лакея Леонарда, раскрыта. Это бандит чистой воды, рецидивист, уже два  раза  под

другими именами приговоренный заочно к казни за убийство.

     Нет никакого сомнения, что так же будет раскрыто  настоящее  имя  Жильбера,

другого участника этого дела. Во всяком случае они очень скоро предстанут  перед

судом".

     В пачке газет Люпен  нашел  письмо.  Заметив  его,  он  вскочил:  оно  было

адресовано де Бомону Мишелю.

     -  Ага,   - воскликнул он.   - Письмо от Жильбера!

     Оно содержало следующие слова:

     "Спасите, патрон! Я боюсь... я боюсь...".

     Эта ночь для Люпена была опять бессонной и полной кошмаров. И  в  эту  ночь

его мучили отвратительные страшные видения.

 

 

     ПРЕДВОДИТЕЛЬ ВРАГОВ

 

     "Бедняга!   - думал Люпен, перечитывая утром письмо Жильбера.    -  Как  он

страдает!"

     С  первой  же  встречи  он  привязался   к   этому   рослому,   беспечному,

жизнерадостному парню. Жильбер был ему предан настолько, что мог бы  по  первому

требованию отдать за него жизнь. А Люпен любил его за прямоту, наивность, за его

всегда прекрасное расположение духа и дышащее счастьем лицо.

     -  Жильбер,   - часто говорил Люпен,   - ты честный  человек.  Я  на  твоем

месте бросил бы это ремесло и сделался бы настоящим честным человеком.

     -  После того, как вы это сделаете, я готов,   - говорил смеясь Жильбер.

     -  Ты не хочешь?

     -  Нет, патрон.  Честный  работает,  вертится,  как  белка  в  колесе.  Мне

хотелось этого, пожалуй, когда я был мальчиком, но меня заставили это  выбросить

из головы.

     -  Кто заставил?

     Жильбер умолкал. Он умолкал всегда, как только касались его детства, и все-

таки Люпен знал, что он очень рано остался сиротой и  что  он  бросался  во  все

стороны, меняя свое имя и профессии. Тут была тайна,  в  которую  никто  не  мог

проникнуть. Не удавалось ее раскрыть даже суду.

     Но на решение суда непроницаемость этой тайны повлиять не могла. Не все  ли

равно, под чьим именем казнить участника преступления.

     -  Бедняга,   - повторял Люпен.     -  Ведь  из-за  меня  его  так  жестоко

преследуют. Они боятся побега и торопятся  закончить  сначала  следствие,  потом

суд, а потом поторопятся с казнью... Парнишке двадцать лет! А ведь он не убил  и

даже не участвовал в преступлении.

     Увы! Люпену  было  известно,  что  это  невозможно  доказать  и  что  нужно

направить все свои усилия к другой цели. Но к какой же? Отказаться от погони  за

хрустальной пробкой?

     Он не мог на это решиться. Единственным его развлечением  было  съездить  в

Энжиен, где жили Гроньяр и Балу, и убедиться, что они исчезли  с  тех  пор,  как

произошло убийство на вилле Мария Терезия. За исключением этого, он не занимался

ничем другим, кроме как Добреком.

     Он даже отказался от разгадывания тех загадок, которые возникли в  связи  с

изменой Гроньяра и Балу, их связью с  седой  дамой  и  тем  шпионажем,  которому

подвергался он сам.

     -  Спокойствие, Люпен,   - говорил он  сам  себе.     -  Нельзя  рассуждать

второпях. Итак, молчи. Никаких выводов! Нет  ничего  глупее,  как  считать  одни

факты следствиями других, не имея твердой исходной точки. Так-то  и  попадаются.

Подчиняйся своему инстинкту. Действуй по  интуиции,  вопреки  рассудку,  вопреки

логике; ты убежден, что дело вертится вокруг этой проклятой пробки...

     Арсен приступил к делу прямо, не тратя времени на размышления. Не успел  он

еще закончить своей мысли, как уже сидел в образе мелкого  рантье  в  стареньком

пальто, с кашне на шее  - на скамейке бульвара Виктора Гюго, на довольно большом

расстоянии от сквера Ламартин. Это было  через  три  дня  после  происшествия  в

"Водевиле". Соответственно инструкциям Люпена, Виктория каждое утро в один и тот

же час должна была проходить мимо его скамейки.

     -  Да,   - повторил он,   - хрустальная пробка... Все дело в  ней...  Когда

она будет в моих руках...

     Виктория приближалась к нему с корзинкой для провизии в руках. Он сейчас же

заметил, что она бледна и необыкновенно взволнованна.

     -  Что случилось?   - спросил Люпен, идя рядом со своей кормилицей.

     Она вошла в большой бакалейный магазин, где  было  много  народу,  и  тогда

только сказала голосом, пресекающимся от волнения: смотри, вот то, что ты ищешь.

     И, вынув из корзины какой-то предмет, сунула его Люпену. Он  вздрогнул.  Он

держал своими собственными руками хрустальную пробку.

     -  Возможно ли? Возможно ли?   - бормотал он,  как  если  бы  неожиданность

этой развязки выбила его из колеи.

     Но факт, ощутимый и видимый факт, был налицо. По  форме,  по  размерам,  по

стертому  золоту  граней  он  безошибочно  узнавал  уже  виденную  им   когда-то

хрустальную пробку. Все было так вплоть до маленькой царапины на шейке,  которую

он ясно тогда запомнил.

     В общем, этот предмет имел  те  же  самые  свойства  и  ни  одного  такого,

которого не было бы в том. Это была хрустальная пробка   -  вот  и  все.  Ничего

такого, что ее отличало бы от других пробок. Ни знака, ни шифра,  вырезанная  из

одного куска, совершенно однородная, не содержащая никакого другого вещества.

     Ну и что же?

     И Люпен внезапно понял все свое заблуждение. На  что  ему  нужна  была  эта

хрустальная пробка, если он не понимал ее назначения? Этот кусочек стекла не был

важен сам по себе, он был ценен только  благодаря  тому  значению,  которое  ему

придавалось. И кто мог его уверить в том, что он не делает глупости, отбирая  ее

у Добрека?

     Этот неразрешимый вопрос стоял  перед  ним  во  всей  своей  необыкновенной

остроте.

     -  Не промахнись!   - сказал он себе, положив в карман пробку.   -  В  этом

дьявольском деле промахи непоправимы.

     Он не спускал глаз с Виктории.  В  сопровождении  приказчика  она  в  толпе

покупателей переходила от одной стойки к другой. Наконец она вновь  прошла  мимо

Люпена.

     Он приказал тихим голосом:

     -  Свидание позади лицея Жансон.

     Она нагнала его в пустынной улочке.

     -  А если за мной следят?   - спросила она.

     -  Нет,   - сказал он уверенно.   - Я  хорошо  посмотрел.  Слушай.  Где  ты

нашла пробку?

     -  В ночном столике.

     -  Но ведь мы там искали?

     -  Да. И я смотрела еще вчера утром. Это, конечно,  положено  туда  сегодня

ночью.

     -  И, конечно, он снова оттуда захочет ее взять,   - заметил Люпен.

     -  Очень может быть!

     -  И если ее не найдет?

     Виктория перепугалась.

     -  Отвечай,   - сказал Люпен,   - если он не найдет ее, тебя ли обвинит  он

в воровстве?

     -  Очевидно, меня.

     -  Ну так поди положи назад, и поскорее.

     -  Боже мой! Боже мой!   -  простонала  она.     -  Хоть  бы  он  не  успел

заметить. Дай мне ее скорей!

     -  Вот она,   - сказал Люпен.

     Он поискал в карманах своего пальто.

     -  Ну, где же она?   - спросила Виктория, протягивая руку.

     -  Так,   - сказал он через мгновение,   - ее нет... У меня ее выкрали.

     Он разразился смехом на этот раз без всякой горечи.

     Виктория возмутилась.

     -  И ты еще смеешься! При подобных обстоятельствах!

     -  Чего  ты  хочешь?  Признайся,  что  это  действительно  смешно.  Мы  уже

разыгрываем не драму, а феерию. Как только  у  меня  будет  время  отдохнуть,  я

напишу повесть: "Магическая пробка" или "Злоключения бедного Арсена".

     -  Но все-таки... кто же ее взял?

     -  Что ты там ноешь? Взял?  Она  сама  улетела.  Она  испарилась  из  моего

кармана.

     Потом более серьезным тоном сказал:

     -  Пойди, Виктория, домой и не беспокойся. Очевидно, кто-нибудь видел,  как

ты мне давала пробку, и, воспользовавшись давкой, вытащил ее у меня из  кармана.

Все это доказывает, что за нами следят лучше, чем я полагал, и наши соперники  -

люди высокого порядка. Но еще раз повторяю: будь спокойна. Честные  люди  всегда

говорят последнее слово. Тебе нечего больше сказать мне?

     -  Да, вчера вечером, когда Добрек вышел, кто-то приходил. Я видела это  по

свету, который падал на деревья сада.

     -  А привратница?

     -  Она еще не ложилась.

     -  Ну, тогда это сыщики, они все еще ищут. До скорого,  Виктория.  Ты  меня

впустишь к себе сегодня?

     -  Как, ты хочешь опять?

     -   Чем  я  рискую?  Твоя  комната  на  третьем  этаже.  Добрек  ничего  не

подозревает.

     -  А те?

     -  Те? Если б они хотели что-нибудь со мной сыграть, они бы уж  попытались.

Я их стесняю, только и всего. Они не боятся меня.  До  свидания,  Виктория,  как

только пробьет пять часов.

     Люпена ждал еще один сюрприз. Вечером его старая нянька доложила ему,  что,

когда она из любопытства открыла ящик ночного столика, она нашла там хрустальную

пробку.

     Люпена больше уже не поражали этого рода чудеса. Он только сказал себе:

     -  Значит, ее положили на место. И та особа, которая  необъяснимым  образом

проникла в дом, эта особа, подобно мне,  считает,  что  пробка  не  должна  была

исчезнуть. А пока что Добрек, который знает,  что  за  ним  следят  даже  в  его

комнате, снова оставил эту пробку в ящике, как если бы не придавал  ей  никакого

значения!

     Хотя Люпен еще не составил себе определенного мнения, он не мог  удержаться

от некоторых рассуждений, от обобщения  некоторых  мыслей,  которые  давали  ему

смутное ощущение света, такое, какое  предчувствуют,  приближаясь  к  выходу  из

тоннеля.

     -  По существу, неизбежно  - говорил он себе,   - должна состояться встреча

между мной и теми. Только тогда я буду хозяином положения.

     Прошло пять дней, не давших Люпену ничего нового. На шестой  день  утром  к

Добреку приходил депутат Лайбах, который, как и его товарищи, тщетно  валялся  в

ногах депутата и в конце концов дал ему двадцать тысяч франков.

     Прошло еще два дня,  и  ночью  около  двух  часов  Люпен,  притаившийся  на

площадке второго этажа, уловил скрип двери,  ведущий  из  вестибюля  в  сад.  Он

скорее угадал, чем рассмотрел в темноте  две  фигуры,  которые  остановились  на

первом этаже перед комнатой Добрека.

     Что они там делали? Войти в эту комнату  нельзя  было,  потому  что  каждый

вечер Добрек закрывался на все замки. В таком случае, на что они надеялись?

     Очевидно, там производилась какая-то работа, так как Люпен различал  глухой

шум. Потом до него долетели произнесенные шепотом слова:

     -  Подвигается?

     -  Да, чудесно, но лучше отложить до завтра, потому что...

     Люпен не расслышал конца фразы. Они уже ощупью спускались вниз. Затем дверь

легонько закрылась и скрипнула калитка.

     "Это все-таки любопытно,   - думал Люпен.   - В этом доме, где  Добрек  так

тщательно  скрывает  свои  гнусности  и  не   без   основания   оберегается   от

выслеживаний, в этот дом все желающие проникают точно на  мельницу.  Пусть  меня

впускает Виктория, а сыщиков проводит привратница. Кто же помогает  им!  Неужели

они действуют самостоятельно? Но какая смелость! Какое знание места!"

     После полудня, во время отсутствия Добрека, он осмотрел  дверь  комнаты  на

первом этаже. С первого же взгляда он понял все: одна из нижних  дощечек,  ловко

вырезанная, держалась только в двух незаметных местах. Значит, одни и те же люди

действовали и здесь, и на улице Матиньон, и на улице Шатобриан.

     Он установил также, что эта работа была проделана гораздо раньше и так  же,

как  у  него,  отверстие  было  приготовлено  на  всякий  случай  в  предвидении

благоприятных обстоятельств или непосредственной необходимости.

     Ночь для Люпена промелькнула быстро. Он все узнает. Он  узнает  не  только,

как его противники используют эти отверстия, на вид бесполезные, потому что  при

их помощи нельзя было достать верхнего замка, но узнает также,  кто  именно  его

деятельные,  изощренные  соперники,  лицом  к  лицу  с  которыми  он   неизбежно

столкнется.

     Один инцидент помешал ему. Вечером Добрек, который уже за обедом  жаловался

на недомогание, вернулся в десять часов и, против обыкновения, повесил на дверях

вестибюля замок, снятый с садовой калитки.

     В таком случае, смогут ли те осуществить свои  планы  и  пройти  в  комнату

Добрека?

     Когда Добрек потушил свет, Люпен подождал еще час, потом на  всякий  случай

укрепил веревочную лестницу и занял свой пост на площадке второго этажа.

     Он не ошибся. Те пришли на час раньше, чем накануне,  и  пробовали  открыть

дверь вестибюля. Попытка не удалась, и несколько  минут  протекло  в  абсолютной

тишине. Люпен уже решил, что те отказались от своих намерений, и вдруг вздрогнул

от неожиданности. Кто-то прошел, не нарушая тишины ни малейшим шорохом. Он бы не

заметил этого, до того шаги этого существа были бесшумны, если бы  не  задрожали

перила лестницы, за которые он держался. Кто-то подымался.

     И по мере того, как он  подымался,  Люпена  охватывало  страшно  неприятное

чувство: он ничего не слышал. По легкому сотрясению перил  он  был  уверен,  что

существо приближалось, и мог по  каждому  толчку  сосчитать  все  пройденные  им

ступени; но не было никакого  другого  подтверждения  этому  странному  ощущению

чьего-то присутствия, когда различаешь жесты, которых не видишь,  и  улавливаешь

шум, которого не слышишь. Все же из тьмы выступила несколько более темная тень и

что-то, очевидно, нарушило тишину.

     И все-таки можно было допустить, что вовсе никого не было.

     Возможно, он оказался жертвой галлюцинации.

     Это продолжалось много времени. Он колебался,  не  зная,  что  делать,  что

предположить. Вдруг странная подробность поразила его. Стенные часы пробили два.

По звону он узнал часы в комнате Добрека. Звонок раздался так ясно, как если  бы

между часами и Люпеном не было стены.

     Люпен быстро спустился и приблизился к двери. Она была закрыта,  но  слева,

внизу, было пустое место, образовавшееся от исчезновения маленькой дощечки.

     Он прислушался. Добрек повернулся в этот момент в своей постели и продолжал

дышать  ровно  и  несколько  хрипло.  Люпен  очень  отчетливо  расслышал   шорох

ощупываемой одежды. Не было никакого сомнения, что существо прошло туда и шарило

в пальто, повешенном возле постели.

     -  На этот раз, я думаю, дело проясняется. Но, черт возьми, как  эта  дрянь

туда прошла? Неужели ей удалось снять замок и открыть дверь?..  Но  тогда  зачем

она имела неосторожность ее закрыть?

     Ни на один миг  - необычная подробность для  такого  человека,  как  Люпен,

объяснимая  разве  только  тем  чувством  стесненности,  которое  ему  причиняли

подобного рода явления  - ни на один миг ему  не  пришла  в  голову  та  простая

истина, которая перед ним внезапно раскрылась. Продолжая спускаться,  он  уселся

на одной из ступеней так, что находится между дверью Добрека и выходом из  дома,

на пути, неизбежном для врага Добрека, когда он захочет присоединиться  к  своим

товарищам.

     С какой тоской он вопрошал тьму! Этот враг  Добрека,  в  то  же  время  его

соперник, будет сейчас разоблачен, Люпен  становился  на  его  пути,  и  добыча,

украденная у Добрека, сделается, в свою очередь, его добычей, в то самое  время,

когда товарищи, приложив уши к двери или калитке сада, напрасно ждут возвращения

своего предводителя.

     По новому дрожанию перил Люпен узнал, что человек  возвращается.  И  снова,

напрягая слух и зрение, он старался разглядеть таинственное существо, подходящее

к нему. И вдруг он заметил его на расстоянии нескольких метров -он сам забился в

совершенно темный угол и не мог быть замечен  - то, что смутно ощущал в темноте,

передвигалось с  бесконечными  предосторожностями  со  ступеньки  на  ступеньку,

держась за перила лестницы.

     -  С кем, черт возьми, я имею дело!   -  с  бьющимся  сердцем  сказал  себе

Люпен.

     Развязка приближалась. Неосторожный его жест был замечен неизвестным, и  он

резко остановился. Люпен испугался, что тот убежит,  отступит.  Он  бросился  на

противника и поймал пустое пространство, натолкнувшись на перила. Но  он  сейчас

же бросился вперед, пробежал половину вестибюля и поймал противника в тот  самый

момент, когда тот подходил к калитке сада.

     Настигнутый испустил крик ужаса,  на  который  отозвались  другие  возгласы

позади калитки.

     -  Ах, черт возьми, что это такое,     -  пробормотал  Люпен,  мощные  руки

которого обхватили нечто маленькое, стонущее и дрожащее.

     Вдруг поняв, что это, он испугался и остановился на мгновение, не зная, что

делать со своей добычей. Но те волновались  за  калиткой  и  совещались.  Тогда,

опасаясь, что проснется Добрек, он спрятал свою добычу на  груди  под  пиджаком,

причем заглушил его крики шариком, скатанным  из  носового  платка,  и  поспешно

поднялся на третий этаж.

     -  Возьми,   - сказал он Виктории, которая вскочила с постели.   - Я привел

непобедимого предводителя наших врагов, Геркулеса этой шайки. Есть у тебя соска?

     Он посадил в кресло шести или  семилетнего  ребенка,  одетого  в  серенькое

трико, с такой же шапочкой на голове, прелестное и  бледное  личико  которого  и

испуганные глаза были залиты слезами.

     -  Где ты его взял?   - спросила изумленная Виктория.

     -  На лестнице, он выходил из комнаты Добрека,   -  ответил  Люпен,  тщетно

ощупывая его трико в надежде, что ребенок унес из комнаты какую-нибудь добычу.

     Виктория растрогалась:

     -  Бедный ангелочек! Посмотри... он старается  не  кричать...  Иисус-Мария,

его ручки как лед. Не бойся, малютка, тебе не  сделают  ничего  плохого...  этот

господин не злой.

     -  Нет,   - сказал Люпен,   - ни капельки не  злой;  но  есть  другой  злой

господин, который проснется, если там будут продолжать этот шум у вестибюля.  Ты

слышишь, Виктория?

     -  Ну?   - прошептала Виктория, сразу испугавшись.

     -  А так как я не хочу попасться в западню,  я  бегу  без  оглядки.  Идешь,

Геркулес?

     Он завернул ребенка в шерстяное  одеяло  так,  что  виднелась  одна  только

голова, заткнул ему хорошенько рот и  просил  Викторию  привязать  его  к  своей

спине.

     -  Ты видишь, Геркулес, я смеюсь над ними. Ты увидишь людей, которые в  три

часа  ночи  выкидывают  ловкие  штуки.  Ну-с,  полетим.   У   тебя   не   бывает

головокружений?

     Он перебросил ногу через окно  и  встал  на  перекладину  своей  веревочной

лестницы. В одну секунду он спустился в сад.

     Он все время слышал удары в дверь вестибюля.  Удивительно,  что  Добрек  не

просыпался от такого сильного шума.

     "Если я не наведу порядка, они все испортят",   - подумал Люпен.

     Остановившись на углу, он  измерил  расстояние,  которое  его  отделяло  от

калитки. Она была открыта. Справа он видел подъезд, на котором  двигались  люди;

слева  - домик привратницы.

     Эта женщина вышла из своего помещения и, стоя возле подъезда, умоляла:

     -  Замолчите, замолчите же! Он придет.

     -  Ага, прекрасно. Эта милая женщина служит также и им. Как ловко  она  это

совмещает.

     Он бросился к ней и, схватив за шиворот, сказал:

     -  Объясни им, что ребенок у меня... Пусть придут за ним ко мне,  на  улицу

Шатобриан.

     Недалеко на бульваре Люпен нашел  таксомотор,  который,  должно  быть,  был

нанят шайкой. Спокойно, так как если бы он был  членом  этой  шайки,  он  сел  в

автомобиль и велел ехать к себе.

     -  Ну, тебя не очень трясло?   - спросил он  ребенка.     -  Не  хочешь  ли

переночевать у нового дяди?

     Ахил спал. Он сам приласкал мальчика и уложил его спать.

     Ребенок как будто забылся. Его маленькое личико  было  проникнуто  каким-то

выражением суровости, в котором были одновременно и страх,  и  желание  подавить

его, желание кричать и жалостное усилие держаться от крика.

     -  Плачь, крошка,   - сказал Люпен,   - тебе легче станет.

     Ребенок не плакал, но голос Люпена был так мягок и так доброжелателен,  что

он успокоился немножко, и в его глазах и  устах  Люпен  уловил  нечто  знакомое,

какое-то неуловимое сходство.

     Это подтвердило некоторые его наблюдения. Факты связывались сами собой.  На

самом деле он не ошибся.  Положение  резко  изменилось,  и  он  был  недалек  от

истинного направления. Тогда...

     Резкий звонок, потом еще два.

     -  Вот твоя мать пришла за тобой,   - сказал Люпен.   - Не шевелись.

     Он побежал к двери и открыл ее.

     Женщина ворвалась, точно безумная.

     -  Мой мальчик,   - воскликнула она,   - где мой мальчик?

     -  У меня в комнате,   - сказал Люпен.

     Ничего не спрашивая,  она,  как  будто  весь  путь  ей  был  давно  знаком,

направилась в комнату.

     -  Молодая дама с седыми волосами,   - пробормотал Люпен,   - друг и недруг

Добрека; это как раз то, что я думал.

     Он подошел к окну и поднял занавес. Два человека ходили по противоположному

тротуару: то были Гроньяр и Балу.

     -  Они не скрываются,   - прибавил он.   - Хороший  признак.  Они  считают,<

что не  обойдутся  без  меня  и  что  надо  подчиниться  патрону.  Остается  еще

прекрасная седая дама. Это дело потруднее.

     Он нашел сына в объятиях матери, которая с беспокойными и мокрыми  от  слез

глазами говорила:

     -  У тебя ничего не болит? Ты уверен? Как ты боялся, должно быть, бедняжка!

     -  Бойкий молодой человек,   - заявил Люпен.

     Она, ничего не ответив, ощупывала его  трико  так,  как  это  делал  раньше

Люпен, должно быть, для того, чтобы убедиться, удалась ли ему его ночная миссия,

и спросила его о чем-то шепотом.

     -  Нет, мама... Уверяю тебя, что нет,   - сказал ребенок.

     Она приласкала  и  поцеловала  его,  и  ребенок,  измученный  усталостью  и

волнением, скоро заснул. Она  долго  сидела,  наклонившись  над  ним.  Она  сама

казалась очень усталой и нуждалась в отдыхе.

     Люпен не переставал наблюдать  за  ней.  Он  тревожно  смотрел  на  нее  со

вниманием, которого она не могла не заметить, и он  уловил  красноту  ее  век  и

легкие морщины. И все-таки он находил ее  красивее,  чем  предполагал;  лицо  ее

дышало той трогательной красотой, которую придает очень  чутким  людям  привычка

страдать.

     Она была так грустна, что в порыве искренней симпатии Люпен  приблизился  к

ней и сказал:

     -  Я не знаю ваших планов. Но каковы бы они не были, вам нужна помощь. Одна

вы не будете иметь успеха.

     -  Я не одна.

     -  Вот эти двое, там?  Я  их  знаю.  Они   -  не  в  счет.  Я  вас  умоляю,

воспользуйтесь мной. Помните тот вечер в театре,  вы  готовы  были  мне  сказать

"да". Решитесь наконец сегодня!

     Она обратила на него глаза, долго рассматривала его и, как бы  не  в  силах

подавить в себе чужой воли, промолвила:

     -  Что вы знаете в общем? Что вы знаете обо мне?

     -  О, очень многого не знаю. Не знаю вашего имени, не знаю...

     Она прервала его движением и с внезапной решимостью воскликнула:

     -  Все то, что вы знаете,   - бесполезно и не имеет никакого  значения.  Но

какие у вас планы? Вы предлагаете мне свою помощь... Для какой цели? Для  какого

дела? Если вы с головой ринулись в это дело, если я ничего не могла  предпринять

без того, чтобы вы не встали на моей дороге,   - то это верно делалось для того,

чтобы добиться какой-то цели?.. Какой же?

     -  Какой? Бог мой, мне кажется, что мое поведение...

     -  Нет,   - сказала она решительно,   - ни слова! Между  нами  должна  быть

уверенность, и, чтобы ее достигнуть, надо  быть  абсолютно  откровенной.  Я  вам

подам пример. Добрек обладает предметом неслыханной ценности,  но  этот  предмет

ценен не сам по себе, а по тому, для чего предназначен.  Вы  знаете,  какой  это

предмет. Два раза он был у вас в руках, и два раза я его у вас отбирала. Так что

я вправе думать, что если вы хотели его приобрести, то только  для  того,  чтобы

использовать то его значение, которое вы ему приписываете, и использовать это  в

свою пользу...

     -  Как это?

     -  Ну  да,  соответственно  вашим  намерениям,  вашим  личным  интересам  и

привычкам...

     -  Вора и мошенника,   - закончил Люпен.

     Она не возражала. Он старался прочесть в ее глазах  затаенную  мысль.  Чего

она от него хотела? Чего боялась? Если  она  не  доверяла,  не  надо  ли  и  ему

остерегаться этой женщины, которая уже два  раза  похищала  у  него  хрустальную

пробку для того, чтобы ее вернуть Добреку? Будучи  его  смертельным  врагом,  до

каких пор она будет подчиняться его воле? Доверяясь ей, не попадет ли он  сам  в

лапы к Добреку?.. Однако он никогда не видал более серьезных глаз.

     Перестав колебаться, он воскликнул:

     -  Моя цель проста: освобождение Жильбера и Вошери.

     -  Правда ли? Правда ли это?   - вскричала она вся дрожа и  пронизывая  его

тревожным взглядом.

     -  Если б вы меня знали...

     -  Я вас знаю... Я знаю, кто вы. Вот уж несколько месяцев, как я вмешиваюсь

в вашу жизнь... и все-таки по некоторым основаниям я еще сомневаюсь.

     Он произнес более уверенно:

     -  Вы меня не знаете. Если бы вы меня знали, вы были бы убеждены, что я  не

отступлю раньше, чем два моих товарища... или, по крайней мере, Жильбер,  потому

что Вошери каналья. Раньше чем Жильбер избавится от той ужасной судьбы,  которая

его ждет.

     Она бросилась к нему и схватила его за плечи, совершенно обезумев:

     -  Как? Что вы сказали? Ужасная судьба?.. Значит, вы думаете... Вы думаете.

..

     -   Я  действительно  думаю,     -  сказал  Люпен,  почувствовав,  как   ее

взволновала эта угроза,   - я действительно думаю, что, если не приду вовремя на

помощь, Жильбер погибнет.

     -  Замолчите, замолчите...   -  вскричала  она.     -  Замолчите...  Я  вам

запрещаю это говорить... Нет никаких оснований... Это только ваше предположение.

     -  Это не только мое, но и Жильбера также.

     -  Как? Жильбера? Откуда вы знаете?

     -  От него самого.

     -  От него самого?

     -  Да, он надеется  только  на  меня,  он  знает  на  свете  только  одного

человека, который спасет его, и несколько дней тому назад в отчаянии  взывал  ко

мне из тюрьмы. Вот письмо.

     Она жадно схватила бумажку и, заикаясь, прочла:

     -  Спасите, патрон... Я погиб... Я боюсь... помогите.

     Она выпустила письмо из рук. По ее блуждающим глазам можно  было  подумать,

что перед ней то мрачное видение, которое уже столько  раз  пугало  Люпена.  Она

испустила крик ужаса и упала без чувств.

 

 

     ДВАДЦАТЬ СЕМЬ

 

     Ребенок спокойно заснул. Мать недвижно лежала на кушетке,  где  ее  устроил

Люпен,  но  ее  затихающее  дыхание  и  порозовевшее  лицо  говорили  о   скором

пробуждении.

     Люпен заметил на ее  пальце  обручальное  кольцо  и  медальон  на  шее.  Он

наклонился и, повернув его, увидел миниатюрную фотографию, изображавшую  мужчину

лет 40 и юношу-гимназиста со свежим лицом, обрамленным кудрями.

     -  Да, так оно и есть,   - сказал он.   - Ах, бедная женщина!

     Он взял ее руку в свои. Она раскрыла глаза и снова закрыла, пробормотав:

     -  Жак...

     -  Не беспокойтесь, он спит... Все обстоит благополучно.

     Она очнулась. Но так как она продолжала молчать,  Люпен  стал  задавать  ей

вопросы, чтобы заставить ее понемногу  высказаться.  Указывая  на  медальон,  он

спросил:

     -  Этот гимназист  - Жильбер, не правда ли?

     -  Да,   - ответила она.

     -  Жильбер  - ваш сын?

     Она вздрогнула и прошептала.

     -  Да, Жильбер  - мой старший сын.

     Итак, она была матерью Жильбера,  заключенного  в  тюрьму  по  обвинению  в

убийстве и которого правосудие преследовало с такой жестокостью.

     Люпен продолжал:

     -  А другой портрет?

     -  Это мой муж.

     -  Ваш муж?

     -  Да, он умер три года назад.

     Она села. Она сразу вернулась к действительности со всеми  предстоящими  ей

пережить ужасами.

     -  Как звали вашего мужа?

     Она поколебалась минуту и сказала:

     -  Мержи.

     Он воскликнул:

     -  Викториен Мержи, депутат?

     -  Да.

     Наступило долгое молчание.  Люпен  не  забыл  еще  толков,  вызванных  этой

смертью. Три года назад в кулуарах  парламента  депутат  Мержи  прострелил  себе

череп, не оставив ни слова в объяснение своего поступка.

     -  Причины,   - спросил Люпен, продолжая вслух свою мысль,   - вы не знаете

причины его смерти?

     -  Она мне небезызвестна.

     -  Может быть, Жильбер?

     -  Нет, Жильбер исчез на несколько лет раньше, проклятый и выброшенный моим

мужем. Это горе было очень велико, но не это было причиной его смерти.

     -  Что же именно?

     Не было уже необходимости ставить ей вопросы. Госпожа Мержи не могла больше

молчать и медленно, с тоской стала рассказывать:

     -  Двадцать пять лет назад меня называли Клариссой  Дарсель.  Мои  родители

были тогда еще живы, и я встретила в светском  обществе  в  Ницце  трех  молодых

людей, имена которых разъяснят вам настоящую драму. Это  были:  Алексис  Добрек,

Викториен Мержи  и  Луи  Прасвилль.  Все  трое  были  между  собой  знакомы  еще

студентами. Прасвилль тогда любил одну актрису, которая пела в Опере в Ницце,  а

Добрек и Мержи любили меня. Но я постараюсь покороче рассказать обо  всем  этом.

Факты сами говорят за себя. С первого же мгновения я полюбила Викториена  Мержи.

Может быть, моя вина была в том, что я не заявила об этом  сразу.  Но  искренняя

любовь всегда робка, нерешительна, стыдлива, и я не проявляла еще открыто  своей

любви... К несчастью, этот период ожидания позволил Добреку на что-то надеяться.

Когда он узнал, что я выхожу за Мержи, он рассвирепел...

     Кларисса  Мержи  остановилась  на  мгновенье,  затем  изменившимся  голосом

продолжала:

     -  Я этого никогда не забуду... Мы все трое были в гостиной.  Я  еще  слышу

произнесенные  им  слова,  полные  ненависти  и   страшной   угрозы!   Викториен

растерялся. Он  никогда  не  видел  моего  друга  в  таком  состоянии,  с  таким

отталкивающим лицом и  зверским  выражением.  Да,  это  был  дикий  зверь...  Он

скрежетал зубами, топал ногами. Его глаза  -  он  тогда  еще  не  носил  очков -

налились кровью и он не переставал повторять: я отомщу, я отомщу. Вы  не  знаете

еще, на что я способен. Я буду ждать, если нужно, и десять, и двадцать лет... Но

это грянет, как гром. О, вы не знаете... что значит отомстить. Зло за зло. Какая

радость! Я рожден, чтобы наносить  зло...  И  вы  будете  оба  умолять  меня  на

коленях. С помощью моего отца, вошедшего в эту минуту, и слуги  Викториен  Мержи

выбросил это отвратительное существо. Через шесть недель я вышла за Викториена.

     -  А Добрек,   - прервал Люпен,   - он не пытался?

     -  Нет, в день свадьбы Луи Прасвилль,  бывший  у  нас  свидетелем,  вопреки

запрещению Добрека, войдя к себе, нашел  молодую  любимую  им  женщину  мертвой,

задушенной...

     -  Как?   - вскрикнул Люпен, вскочив.   - Неужели Добрек?

     -  Было известно только то, что Добрек уже  несколько  дней  ее  настойчиво

преследовал. Невозможно было установить, кто именно вошел и вышел  в  отсутствие

Прасвилля. И не нашли абсолютно никаких следов...

     -  Все-таки Прасвилль...

     -  Для Прасвилля и для нас не осталось  никаких  сомнений.  Добрек,  должно

быть, насильно хотел увезти молодую  женщину  и  во  время  борьбы,  в  припадке

безумия и ярости, потеряв  голову,  схватил  ее  за  горло  и,  вероятно,  почти

невольно убил. Но этому нет никаких доказательств. Добрека даже не побеспокоили.

     -  И что с ним было потом?

     -  Несколько лет мы о нем ничего  не  слыхали.  Мы  только  знали,  что  он

проиграл все свое состояние и что он объездил Америку. И я понемногу забыла  его

гнев и угрозы и стала думать, что он, перестав меня любить, отказался от  своего

мщения. Впрочем, я была слишком счастлива, чтобы заниматься тем,  что  было  вне

моего счастья, любви, политического положения моего мужа и здоровья  моего  сына

Антуана.

     -  Антуана?

     -  Это настоящее имя Жильбера. Несчастному  удалось  скрыть  хотя  бы  свое

происхождение.

     Люпен несколько нерешительно спросил:

     -  Когда... В какое время... Жильбер начал...

     -  Не могу вам сказать наверно, Жильбер  - я буду его так  называть,  чтобы

не произносить настоящего его имени,   - Жильбер был и ребенком  таким  же,  как

сейчас,  со   всеми   милый,   симпатичный,   очаровательный,   но   ленивый   и

недисциплинированный мальчик. Когда  ему  исполнилось  пятнадцать  лет,  мы  его

поместили в гимназию в окрестностях Парижа с целью удалить его немного от нашего

влияния. Через два года его выгнали.

     -  За что?

     -  За поведение! Узнали, что он убегал  по  ночам  и  целыми  неделями  под

предлогом, что находится у нас, пропадал неизвестно где.

     -  Что он делал?

     -  Он играл на скачках, таскался по кафе и по разным притонам.

     -  У него были деньги?

     -  Да.

     -  Кто ему их давал?

     -  Его злой гений, человек, который, скрываясь от нас, помогал ему  уходить

из училища, который свел его с пути, испортил его, оторвал от нас и научил  лжи,

буйству и воровству.

     -  Добрек?

     -  Добрек.

     Кларисса Мержи закрыла руками лицо, залившееся  краской.  Потом  продолжала

усталым голосом:

     -  Добрек отомстил.  В  то  самое  утро,  когда  мой  муж  выгнал  из  дома

несчастного мальчика, Добрек раскрыл нам в циничном письме свою гнусную  роль  в

этой истории. Он писал так:  "Сначала  суд,  потом  исправительная  тюрьма...  А

потом, будем надеяться, и эшафот...".

     Люпен воскликнул:

     -  Как? Это Добрек подстроил это последнее преступление?

     -  Нет, нет, тут только случай. Это гнусное предсказание было тогда  только

пожеланием. Но как это меня ужасало. С этого времени я заболела. У  меня  только

что родился мой младший сын, Жак. И каждый день приносил нам новое преступление,

совершенное  Жильбером;  подложные  подписи  мошенничества...  Мы  среди   своих

знакомых рассказывали, что он уехал за границу, и  потом,  что  он  умер.  Жизнь

стала тем более ужасной, что разразилась политическая буря, и мой муж должен был

погибнуть.

     -  Как это?

     -  Вам достаточно сказать два слова: имя моего мужа было в списке  двадцати

семи.

     -  Ах, вот что!

     Туман мигом рассеялся, и Люпен как бы при блеске молнии увидел целую  массу

вещей, которые до сих пор скрывались во тьме.

     Кларисса Мержи продолжала более твердым голосом:

     -  Да, его имя было написано там, но по ошибке, по  какому-то  невероятному

несчастью, жертвой  которого  он  был.  Викториен  Мержи  был  членом  комиссии,

назначенной для изучения французского канала. Он голосовал с теми,  кто  был  за

проект кампании. Он даже взял,   - я  говорю  отчетливо  и  точно,   -пятнадцать

тысяч  франков,  но  взял  это  для  другого,  для  своего  товарища,   которому

безгранично доверял и был его слепым и бессознательным орудием. Он хотел сделать

доброе дело и погубил самого себя. В тот день, когда президент кампании покончил

с собой и исчез кассир, все дело вскрылось со всеми  своими  мошенничествами;  в

этот день муж узнал, что некоторые из его товарищей были подкуплены, и он понял,

что и его имя так же, как имена других депутатов, влиятельных членов парламента,

было записано в таинственном списке, о котором  вдруг  заговорили.  Боже,  какие

потянулись ужасные дни! Будет ли опубликовано его имя? Какая мука! Помните ли вы

это волнение в  парламенте,  ту  атмосферу  доносов  и  всяких  ужасов?  У  кого

находился список, этого не знали. Но знали о его существовании. Вот и  все.  Два

имени были уже заклеймены общественной ненавистью.  Два  человека  были  снесены

этой бурей. И никто не знал, откуда эти доносы  и  в  чьих  руках  обвинительные

документы.

     -  Добрек,   - подсказал Люпен.

     -  Нет,   - воскликнула г-жа Мержи,   - Добрек в это время  еще  ничего  не

значил, он еще не появился на сцене. Нет... вспомните...  Правду  узнали  вдруг,

сразу и именно от того,  в  чьих  руках  она  и  была.  То  был  Жермино,  кузен

президента кампании. Больной, в чахотке, он в постели написал префекту  полиции,

завещая ему этот список, который после его смерти найдут в  железном  сундуке  в

его комнате. Дом был окружен агентами. Префект караулил возле  больного.  Когда,

наконец, Жермино умер, открыли ящик. Но он был пуст.

     -  На этот раз Добрек,   - заявил Люпен.

     -  Да, Добрек,   - повторила Кларисса Мержи, волнение которой с  минуты  на

минуту возрастало.   - Алексис Добрек, который уже шесть месяцев  переодетый  до

неузнаваемости работал у Жермино в качестве секретаря. Как он узнал, что Жермино

владелец этой ужасной бумаги? Неважно. Важно то, что он  открыл  сундук  в  ночь

перед самой смертью. Расследование доказало это и установило.

     -  И его не арестовали?

     -  Для  чего?  Предполагали,  что  он  спрятал  список  в  надежном  месте.

Арестовать его значило снова раздуть это гнусное дело, которое уже всем  надоело

и которое во что бы то ни стало хотели заглушить.

     -  Ну и что же?

     -  Торговались.

     Люпен рассмеялся.

     -  Торговаться с Добреком! Это смешно!

     -  Да, смешно,   - произнесла с горечью госпожа Мержи.   - Пока что  он  не

переставал действовать и прямо шел к цели. Через неделю после кражи он пришел  в

парламент, спросил моего мужа и грубо потребовал у него 30 тысяч франков,  давая

сроку не больше 24 часов. В случае отказа  - скандал и бесчестье. Мой муж  знал,

с кем имеет дело, знал, что он неумолим, мстителен и зол. Он  потерял  голову  и

покончил с собой.

     -  Как это нелепо!   - не мог  сдержаться  Люпен.     -  У  Добрека  имелся

список. Чтобы назвать хотя бы одно  из  27  имен,  он  должен  был  опубликовать

список, иначе обвинение не имело веса, то есть  отдать  этот  документ  или,  по

крайней мере, сфотографировать его, а делая это, он вызывает скандал и  лишается

возможности действовать, то есть шантажировать.

     -  И да, и нет,   - сказала она.

     -  Откуда вы знаете?

     -  От Добрека, который посетил меня и цинично мне признался в  том,  что  у

него было свидание и разговор с моим мужем.  И  вот  существует  список,  клочок

бумажки, на котором указаны имена 27 лиц и суммы,  ими  взятые,  и  на  котором,

вспомните, президент кампании расписался кровью. Есть еще  более  неопределенные

доказательства, о которых не подозревают заинтересованные лица: переписка  между

президентом кампании и его кассиром, между президентом и его  юрисконсультами  и

т. д. Но важен только тот клочок бумаги с именами -это единственное  неоспоримое

доказательство. Его стоит только списать или сфотографировать,  потому  что  его

подлинность может быть строго проверена. Но все-таки и другие улики опасны.  Они

уже погубили двух депутатов. Он  пугает  намеченную  жертву,  терроризирует  ее,

угрожает неизбежным скандалом, и требуемая сумма представляется или  же  человек

погибает, как мой муж. Вы понимаете теперь?

     -  Да,   - промолвил Люпен.

     И при наступившем молчании он представил себе всю тактику Добрека. Он видел

его владельцем этого списка, наслаждающимся своей властью над  жертвой.  Депутат

понемногу выступал из того глубокого тумана тайны, которым  он  был  окутан.  Он

понимал теперь, откуда деньги, которыми так широко пользуется Добрек,  и  какими

средствами он достигал званий главного советника, депутата, властвующего угрозой

и террором, безнаказанного и неуловимого, внушающего страх  даже  правительству,

которое предпочитает ему служить вместо того, чтобы объявить ему войну. Депутат,

страшный даже для судебной власти настолько, что  на  место  главного  секретаря

сыскного отделения призывают против всяких правил Прасвилля только  потому,  что

он смертельный враг Добрека.

     -  Вы виделись с ним?

     -  Да. Это было необходимо. Муж покончил с собой,  но  его  честь  осталась

незапятнанной, потому что  никто  не  подозревал  истины.  Чтобы  защитить  имя,

которое он мне оставил, я согласилась на первое свидание с Добреком.

     -  Первое, значит, были и другие?

     -  Да, еще несколько раз,   - произнесла она изменившимся голосом.     -  В

театре, потом в Энжиене... и еще в Париже ночью... потому что мне стыдно  с  ним

встречаться днем, и я не хочу, чтобы об этом знали... Но это было нужно...  Мною

руководило более сильное чувство, жажда мести за моего мужа...

     Она приблизилась к Люпену и горячо заговорила:

     -   Да,  месть!  Она  сделалась  смыслом  и  заботой  моего  существования!

Отомстить за меня, за мужа, за моего погибшего сына, за все то зло, что  он  мне

причинил... Это была моя единственная мечта, цель моей жизни. Я хотела  погибели

этого человека, хотела видеть его несчастным, видеть его слезы -как будто он еще

в состоянии плакать! Я желала его рыданий, его отчаяния!

     -  Его смерти,   - прервал Люпен, вспомнивший сцену между ней и Добреком.

     -  Нет, только не смерти. Я об этом часто думала. Я даже поднимала на  него

руку... Но для чего? Он, должно быть, предусмотрел  все.  Бумага  все  равно  бы

существовала.  И  потом,  убить  не  значит  отомстить...  Моя  месть  требовала

большего. Она хотела удовлетвориться его гибелью,  его  падением,  а  для  этого

единственное  средство  вырвать  у  него  его  когти.  Добрек,  лишенный   этого

документа,   -  не  существует.  Это  его  неминуемое  разорение,  и  при  каких

печальных обстоятельствах! Вот чего я добивалась.

     -  А Добрек не догадывался о ваших намерениях?

     -  Конечно, нет. Клянусь вам, у нас были очень странные свидания,  когда  я

подстерегала его, стараясь в его  словах  и  движениях  отгадать  скрываемую  им

тайну, а он... он...

     -  А он!   - продолжал Люпен мысль Клариссы Мержи...     -  Он  подстерегал

желанную добычу... женщину, которую не переставал любить... и  которую  любит  с

бешеным желанием.

     Она склонила голову и с простотой сказала:

     -  Да.

     Действительно, странный поединок между двумя существами, разделенными такой

непреодолимой преградой.  До  какой  степени  должна  была  разгореться  страсть

Добрека, если он подвергал себя риску постоянной смертельной угрозы  и  если  он

привел к себе женщину, которой разбил всю жизнь. Но в то же время,  в  какой  он

должен был себя чувствовать безопасности!

     -  И чем кончились ваши поиски?   - спросил Люпен.

     -  Мои поиски,   - сказала она,   - долго оставались  бесплодными.  Всю  ту

процедуру розысков, которые вы наблюдали  и  которые  полиция  с  своей  стороны

наблюдала тоже, я проделала несколько лет тому назад, и все напрасно.  Я  начала

уже отчаиваться, как вдруг однажды, зайдя  к  Добреку  на  Энжиенскую  виллу,  я

подобрала под его письменным столом  клочок  разорванного  письма,  брошенный  в

корзинку с разной другой  бумагой.  Там  было  несколько  строк,  написанных  на

скверном английском языке его рукой. Мне удалось прочитать:

     "Оставьте внутри хрусталя пустое место, но так, чтобы никто  этого  не  мог

подозревать".

     Может быть, я не  придала  бы  этой  бумажке  того  значения,  которое  она

заслуживала, если бы Добрек не прибежал  вдруг  из  сада  и  не  бросился  бы  к

корзинке с бумагой, с многозначительной поспешностью стараясь что-то разыскать.

     Он подозрительно смотрел на меня.

     -  Тут было... письмо.

     Я сделала вид,  что  не  поняла.  Он  не  настаивал.  Но  его  волнение  не

ускользнуло от меня, и я повела свои поиски по определенному направлению.  Таким

путем через месяц я в камине нашла  часть  английской  накладной.  Джон  Говард,

стекольщик в Стурбридже, доставляет депутату заказанный  им  хрустальный  графин

соответственной модели.  Слово  "хрустальный"  меня  поразило,  и  я  поехала  в

Стурбридж, подкупила стекольщика и узнала, что по  заказу  пробка  флакона  была

выдолблена внутри так, "чтобы никто этого не мог подозревать".

     Люпен поднял голову.

     -  Это сообщение не оставляет никакого сомнения. Все же мне показалось, что

даже под золоченой поверхностью... И потом такой тайник был бы слишком мал.

     -  Мал, но достаточен,   - сказала она.

     -  Откуда вы знаете?

     -  От Прасвилля.

     -  Вы, значит, с ним видитесь?

     -  С этого времени да. Раньше мы с мужем прервали с  ним  всякие  отношения

вследствие некоторых довольно двусмысленных  инцидентов.  Прасвилль   -  человек

более чем сомнительной нравственности, страшно тщеславный и  в  деле  Канала  он

сыграл гадкую роль. Брал ли он? Возможно. Но это было несущественно.  Мне  нужна

была помощь. Его только что назначили главным секретарем сыскной полиции.

     -  Знал ли он о поведении вашего сына Жильбера?   - спросил Люпен.

     -  Нет. Я из предосторожности, ввиду положения, которое он занимал,  и  ему

тоже сказала, что Жильбер  уехал  и  умер.  Во  всем  остальном  я  была  с  ним

откровенна, рассказала о причине самоубийства мужа и о целях моего мщения. Когда

я  ему  сообщила  результаты  моих  поисков,  он  вскочил  от   радости,   и   я

почувствовала, что его ненависть к Добреку была до сих пор безоружна.  Мы  долго

разговаривали, и я узнала, что список был написан на клочке пергаментной  бумаги

до того тонкой, что,  будучи  свернута  шариком,  она  поместилась  бы  в  самом

маленьком пространстве. Ни для него, ни для меня не осталось  никаких  сомнений.

Мы открыли тайник. Решено было действовать каждому  порознь  и  тайно  сноситься

друг с другом. Я его свела  с  Клементиной,  привратницей,  которая  мне  вполне

предана.

     -  Но Прасвиллю она не очень предана, потому  что  я  видел,  как  она  ему

изменяла.

     -  Теперь, может быть, но вначале она этого не делала, и посещения  полиции

были очень многочисленны. В это время, два месяца назад, появился Жильбер.  Мать

никогда не перестает любить свое дитя, что бы оно ни сделало. И  притом  Жильбер

так очарователен. Вы его знаете... Он плакал, обнимал своего брата... Жака...  Я

простила его.

     Она произнесла тихим голосом, опустив глаза в землю.

     -  Ах, лучше бы я его не простила! О, если бы это  мгновение  вернулось,  у

меня хватило бы мужества его прогнать! Бедное дитя... Это я его погубила...

     Она задумчиво продолжала:

     -  У меня хватило бы мужества, если бы он  был  таков,  каким  я  его  себе

представляла и каким он,  по  его  словам,  был  раньше...  буйный...  порочный,

грубый, развращенный... Но по наружности он  был  неузнаваем.  В  нем  произошла

какая-то перемена. Вы его поддержали, подняли, и хотя его образ  жизни  был  мне

противен... он все-таки сохранял некоторую выдержку... Что-то честное было в нем

и выступало наружу. Он был весел, беззаботен, счастлив и говорил о вас  с  такой

любовью!

     Она затруднялась,  подбирала  слова,  не  смея  перед  ним  слишком  строго

осуждать тот образ жизни, который избрал Жильбер.

     -  Ну, а потом?   - спросил Люпен.

     -  Потом я его часто видела. Он тайком приходил ко мне  или  я  разыскивала

его, и мы уезжали за город. Мало-помалу я ему рассказала всю  нашу  историю.  Он

сейчас же воспламенился. Он тоже хотел отомстить за отца  и,  украв  хрустальную

пробку, отомстить и за то зло, которое Добрек причинил ему лично.

     Его первой мыслью было сговориться с  вами   -  от  этого  он  ни  разу  не

отступал.

     -  Ну да, так и нужно было!   - воскликнул Люпен.

     -  Да, я знаю... я была того же мнения. К несчастью, бедный Жильбер... ведь

вы знаете, какой он слабохарактерный,   - подпал под влияние своих товарищей.

     -  Вошери?

     -  Да, Вошери. Этот льстивый и  завистливый,  темный  человек,  коварный  и

самолюбивый, имел на моего сына громадное влияние. Жильбер  имел  неосторожность

довериться ему и спросить у него совета. Отсюда все зло.  Вошери  убедил  его  и

меня тоже, что лучше действовать самостоятельно. Он изучил дело,  взял  на  себя

устройство этой экспедиции в Энжиен и под вашим руководством совершил ограбление

виллы Мария Терезия, которую Прасвиллю не удавалось хорошенько исследовать,  так

как лакей Леонард ее  тщательно  охранял.  Это  было  безумием.  Надо  было  или

положиться на вашу опытность, или не впутывать  вас  в  это  нападение.  Но  что

делать? Вошери совершенно подчинил нас своей воле. Я согласилась на  свидание  с

Добреком в театре. В это время все это и случилось. Когда я в полночь  вернулась

к себе, я узнала  об  убийстве  Леонарда  и  аресте  моего  сына.  Я  сейчас  же

почувствовала, чем это ему грозит. Сбывалось  страшное  предсказание  Добрека...

Вот уже впереди суд и приговор. И все это по моей вине, по вине матери,  которая

толкнула своего собственного сына в пропасть.

     Кларисса ломала руки, билась, как в лихорадке. Какое горе может  сравниться

с горем матери, дрожащей за  жизнь  своего  ребенка.  Проникнутый  состраданием,

Люпен сказал ей:

     -  Мы спасем его. Тут не должно быть никаких сомнений. Но необходимо, чтобы

я знал все. Продолжайте, прошу вас... Как вы в тот же вечер узнали  о  том,  что

произошло в Энжиене?

     Она поборола себя и голосом, полным тоски, ответила:

     -  От двух ваших товарищей, скорее  товарищей  Вошери,  которым  он  вполне

доверял и которым поручил лодки.

     -  Это тех вот, которые сейчас там, Гроньяр и Балу?

     -  Да. Когда вы, спасаясь от  погони,  вышли  на  берег  и,  направляясь  к

автомобилю, бросили им несколько  слов  о  том,  что  произошло  в  вилле,  они,

обезумевшие, прибежали ко мне и рассказали мне эту ужасную новость. О, какая это

была ночь! Что делать? Искать вас? Конечно, и умолять вас о помощи. Но  как  вас

найти?.. Ну, вот тогда-то Гроньяр и Балу, вынужденные обстоятельствами, решились

мне объяснить роль своего друга Вошери, его стремления и  намерения,  так  давно

назревшие.

     -  Избавиться от меня, не правда ли?   - захохотал Люпен.

     -  Да. Так как Жильбер был ваш поверенный,  то,  шпионя  за  Жильбером,  он

узнал о всех ваших убежищах.  Еще  немного,  и,  будучи  владельцем  хрустальной

пробки и списка двадцати семи, наследник всемогущества Добрека, он  предаст  вас

полиции, в  то  время  как  ваша  шайка,  отныне  принадлежащая  ему,  останется

неуловимой.

     -  Дурак!   - проворчал Люпен...   - Хорош помощник!..

     И прибавил:

     -  Таким образом, дощечки в дверях...

     -  Были вырезаны под его наблюдением в предвидении той борьбы,  которую  он

объявит вам и Добреку, у которого он проделал то же самое.  В  его  распоряжении

был акробат, карлик невероятной худобы, которому этих отверстий было  достаточно

для того, чтобы похищать таким образом ваши тайны и ваши письма. Вот что открыли

мне его друзья. У меня сейчас же мелькнула мысль: для  спасения  старшего  моего

сына воспользоваться младшим, Жаком, который, вы уже заметили, так худ, так умен

и так смел. Мы отправились ночью. По указанию моих товарищей, я нашла в квартире

Жильбера ключ от вашей квартиры на улице Матиньон, где вы, должно  быть,  спали.

По дороге Гроньяр и Балу утвердили меня в моем решении, и я больше думала о том,

чтобы отнять у вас пробку, чем о вашей помощи. Я рассчитывала, что  если  пробка

была найдена в Энжиене, то она у вас. И я не ошиблась. Мой маленький Жак в  одно

мгновение мне ее достал из вашей комнаты. Я ушла, дрожа от волнения  и  надежды.

Я, в свою очередь, овладела этим талисманом  и  без  помощи  Прасвилля  получила

власть над Добреком. Я уже видела, как я заставлю его действовать согласно  моей

воле, видела, как он хлопочет за Жильбера, как он  добивается  его  освобождения

или, по крайней мере, отмены смертного приговора: это было мое спасение!

     -  Ну, и...

     Кларисса поднялась и приблизилась к Люпену, произнеся глухим голосом:

     -  В этом кусочке хрусталя  ничего  не  было,  ничего,  понимаете,  никакой

бумажки, никакого  тайника.  Вся  эта  энжиенская  экспедиция  была  бесполезна.

Бесполезно убийство Леонарда, бесполезны арест моего сына и все мои усилия.

     -  Но почему, почему же?

     -  Почему? Потому что вы украли  у  Добрека  не  ту  пробку,  которая  была

заказана им,  но  ту,  которая  служила  моделью  стекольщику  Джону  Говарду  в

Стурбридже.

     Если бы Люпен не находился лицом к лицу  с  таким  глубоким  горем,  он  не

удержался бы от одной  из  тех  иронических  выходок,  которые  ему  обыкновенно

внушали коварные шутки судьбы.

     Он пробормотал сквозь зубы:

     -  Как это глупо! И тем глупее, что вы внушили подозрение Добреку.

     -  Нет,   - сказала она.   - Я в тот же день  вернулась  в  Энжиен.  Добрек

видел во всем этом обыкновенное нападение с целью грабежа.  Ваше  участие  ввело

его в заблуждение.

     -  Но все-таки исчезнувшая пробка...

     -  Прежде всего для него этот предмет  не  имеет  первостепенной  важности,

потому что это не больше, чем модель.

     -  Откуда вы знаете?

     -  На самом основании пробки есть царапина, и я об этом узнала в Англии.

     -  Пусть так, но почему же лакей  не  расставался  с  ключом  от  шкафа,  в

котором она хранилась? И почему, если она не имеет никакого значения, ее нашли в

Париже в его ночном столике?

     -   Очевидно,  Добрек  придает  этой  вещи  лишь  значение  модели  ценного

предмета. Вот почему я опять положила пробку в шкаф, чтобы не дать ему  заметить

ее исчезновения. И вот почему во второй раз я заставила Жака  вынуть  пробку  из

кармана вашего пальто и положила ее на место с помощью дворничихи.

     -  Так что, он ничего не подозревает?

     -  Ничего. Он знает, что ищут список, но не подозревает,  что  Прасвиллю  и

мне известно, куда он запрятал его.

     Люпен поднялся и зашагал по  комнате.  Потом  остановился  перед  Клариссой

Мержи.

     -  В общем, со времени энжиенского события вы не подвинулись ни на один шаг

вперед?

     -  Да,   - сказала она.   - Я действовала вместе с  Гроньяром  и  Балу  без

определенного плана.

     -  Или, по меньшей мере, имея один только план  вырвать  у  Добрека  список

двадцати семи.

     -  Да, но каким образом? Кроме всего прочего, ваши маневры  стесняли  меня.

Мы, конечно, сейчас уже узнали в новой  кухарке  Добрека  вашу  старую  служанку

Викторию и открыли, благодаря указаниям Клементины, что Виктория приютила вас  у

себя, и я боялась ваших замыслов.

     -  Это вы писали мне, чтобы я отказался от борьбы?

     -  Да.

     -  И это вы просили меня не ходить в театр "Водевиль"?

     -  Да, привратница заметила, что Виктория подслушала разговор  по  телефону

между мной и Добреком, а Балу, который наблюдал за домом, видел, как вы ушли. Я,

конечно, поняла, что вы в этот вечер будете следить за Добреком.

     -  А работница, которая пришла сюда однажды вечером?

     -  Это была я... Я хотела вас видеть, но не решилась.

     -  И вы взяли письмо Жильбера?

     -  Да. Я узнала его почерк на конверте.

     -  Но ведь Жака с вами не было?

     -  Он был на улице в автомобиле с Балу.  Я  его  заставила  влезть  в  окно

гостиной, и он проскользнул в комнату через отверстие в дверях.

     -  Что было в письме?

     -  К несчастью, упреки Жильбера. Он обвинял вас в том, что вы его  бросили,

заботитесь только о себе. Одним словом, это укрепило мое недоверие к  вам.  И  я

убежала.

     Люпен гневно пожал плечами.

     -  Сколько потерянного времени! И как фатально то, что мы раньше  не  могли

сговориться друг с другом! Чего мы играли в прятки? Ставили нелепые  западни.  А

время, драгоценное время, уходило безвозвратно.

     -  Видите, видите,   - сказала  она  вздрагивая...     -  Вы  тоже  боитесь

будущего!

     -  Нет, я не боюсь,   - воскликнул Люпен.   - Но я думаю о том, сколько  мы

уже могли сделать шагов, полезных нашему  делу,  если  бы  мы  согласовали  наши

действия. Я думаю о всех тех ошибках и неосторожностях, которых мы бы  избежали,

если бы работали сообща. Я думаю, что ваша попытка  сегодняшней  ночью  обыскать

одежду Добрека была столь же тщетной, как и все другие, и  что  в  этот  момент,

благодаря нашей глупой борьбе, благодаря шуму, который мы наделали  в  особняке,

Добрек предупрежден и будет еще осторожнее, чем раньше.

     Кларисса Мержи покачала головой.

     -  Нет-нет, не думаю. Этот шум не мог его разбудить, потому что мы отложили

эту попытку на день, чтобы Клементина  могла  прибавить  к  вину  очень  сильное

наркотическое средство.

     И медленно прибавила:

     -   И  видите,  ничего  не  случилось  такого,  чтобы  Добреку  нужно  было

насторожиться. Вся его жизнь  - это сплошная настороженность  перед  опасностью.

Для него ничего не представляет случайности. Наконец, разве не все козыри в  его

руках?

     Люпен приблизился к ней и спросил:

     -  Что вы этим хотите сказать? Что касается вас,  то  у  него  нет  никаких

надежд? Он никакими средствами не мог бы добиться цели?

     -  Но...   - пробормотала она,   - есть одно средство... единственное...

     Она закрыла свое побледневшее лицо  руками  и  снова  вздрогнула,  точно  в

лихорадке.

     Он догадался о причине ее  боязни  и,  приблизившись  к  ней,  тронутый  ее

страданием, сказал:

     -  Прошу вас, отвечайте прямо. Это из-за Жильбера, не правда ли? Ведь  суд,

к счастью, не раскрыл ни его имени, ни его прошлого? Но есть кто-то, кто об этом

знает? Значит, Добрек узнал вашего сына Антуана под маской Жильбера?

     -  Да, да...

     -  И он обещал вам спасти его, не так ли? Он предлагает  вам  его  свободу,

побег и все прочее? Это самое он вам обещал однажды ночью в своем кабинете, в ту

самую ночь, когда вы хотели его убить?

     -  Да, да... это...

     -  При единственном условии, единственном  гнусном  условии,  какое  только

этот негодяй может потребовать? Я понял, да?

     Кларисса не отвечала. Казалось, что силы ее ушли в этой длительной борьбе с

врагом, который день за днем захватывал все новые и новые территории.

     Люпен видел в ней покорную добычу неприятеля,  брошенную  на  произвол  его

каприза. Кларисса Мержи, любящая жена Мержи, убийцей которого был  Добрек,  мать

Жильбера, которого  Добрек  погубил.  Кларисса  Мержи,  спасая  своего  сына  от

эшафота, должна была, как это ни было гнусно, подчиниться желаниям Добрека.  Она

будет любовницей, женой,  послушной  рабой  Добрека,  этого  чудовища,  с  видом

хищника, этой ужасной личности, о которой Люпен не мог думать без отвращения.

     Он сел рядом с ней и, с сострадательной мягкостью заставив поднять  голову,

сказал, глядя ей прямо в глаза:

     -  Слушайте меня внимательно. Я клянусь вам, что спасу вашего сына... Я вам

клянусь... Ваш сын не умрет, слышите? Нет на свете такой силы, которая,  пока  я

жив, покусится на жизнь вашего мальчика.

     -  Я верю вам... Я верю.

     -  Да, да, верьте! Даю слово человека, не знающего отступления. Я  добьюсь!

Только умоляю вас принять одно непременное условие.

     -  Какое?

     -  Вы не увидите больше Добрека.

     -  Клянусь.

     -  Вы выбросите из головы всякую мысль о соглашении с Добреком, о каком  бы

то ни было торге с ним...

     -  Клянусь.

     Она смотрела на него с облегчением и абсолютным доверием,  и  он  под  этим

взглядом испытывал горячее  желание  сделать  счастливой  эту  женщину  или,  по

крайней мере, дать ей спокойствие и забвение от ее страданий.

     -  Ну,   - сказал он радостным тоном.   -  Все  прекрасно.  У  нас  два-три>

месяца впереди. Это больше, чем нужно... При условии,  что  я  буду  свободен  в

своих действиях. А для этого, видите ли, вы должны удалиться с поля битвы.

     -  Как?

     -  Да, исчезнуть на некоторое время, устроиться в  деревне.  Разве  вам  не

жалко вашего Жака? Ведь бедный мальчуган от  всех  этих  историй  расшатал  свои

нервы... Он вполне заслужил свой отдых... Не правда ли, Геркулес?

     На следующий  день  Кларисса  Мержи,  подавленная  всеми  этими  событиями,

поселилась со  своим  мальчиком  у  своей  приятельницы,  у  самой  опушки  Сен-

Жерменского леса. Она очень ослабела от преследующих ее кошмаров и всякого  рода

пережитых ею нервных потрясений. Малейшее волнение выводило ее из  себя,  и  она

уже несколько дней находилась в подавленном и почти  бессознательном  состоянии.

Она ни о чем не думала. Чтение газет было ей запрещено.

     Однажды, в то время как Люпен, изменив  свою  тактику,  изыскивал  средства

похищения депутата Добрека, а Гроньяр  и  Балу,  которым  в  случае  удачи  было

обещано прощение, наблюдали за приходом и уходом  врага,  в  то  время  как  все

газеты ежедневно возвещали о близком разбирательстве дела  его  двух  товарищей,

обвиняемых в убийстве, около четырех часов  дня  раздался  внезапный  звонок  по

телефону в его квартире на улице Шатобриан.

     Люпен снял трубку:

     -  Алло?

     Задыхающийся женский голос произнес:

     -  Господин Мишель Бомон?

     -  Это я. С кем имею честь?

     -   Скорее,  приезжайте  как  можно  скорее,  госпожа  Мержи   только   что

отравилась.

     Люпен, не расспрашивая, бросился из дому, сел в автомобиль и поехал в  Сен-

Жермен.

     Подруга Клариссы ждала его на пороге.

     -  Умерла?

     -  Нет. Доза была недостаточна. Доктор только что ушел. Он ручается за нее.

     -  Почему она отравилась?

     -  Ее мальчик Жак исчез.

     -  Похищен?

     -  Да. Он играл возле леса.  Какой-то  автомобиль  остановился.  Вышли  две

старые дамы. Потом раздались крики, Кларисса хотела бежать, но упала без  сил  и

простонала: "Это он... этот человек... все погибло". Она  обезумела.  Вдруг  она

схватила флакон, поднесла ко рту и выпила.

     -  И потом?

     -  Потом с помощью мужа я перенесла ее в комнату. Она страшно мучилась.

     -  Откуда вы узнали мой адрес и мое имя?

     -  От нее, в то время как доктор возился около нее. Я позвонила к вам.

     -  Никто этого не знает?

     -   Никто.  Я  знаю,  что  у  Клариссы  большие  неприятности  и  что   она

предпочитает во всем тайну.

     -  Можно ли мне ее видеть?

     -  Сейчас она спит. Доктор запретил волновать ее.

     -  Врач не беспокоился за ее здоровье?

     -  Он боится горячки, нервного возбуждения или  какого-нибудь  припадка,  в

котором больная повторит свою попытку. И на этот раз...

     -  Что надо, чтобы избежать этого?

     -  Одну или две недели абсолютного покоя, а это невозможно, пока Жак...

     Люпен прервал ее:

     -  Вы думаете, что если ей вернуть ее сына?..

     -  Ну да, конечно, тогда нечего бояться!

     -  Вы уверены?.. Вы уверены?.. Да, конечно,  очевидно.  Ну,  хорошо,  когда

госпожа Мержи проснется, вы скажете ей  от  моего  имени,  что  сегодня  вечером

раньше полуночи я приведу ей ее сына. Сегодня вечером, до полуночи. Мое обещание

совершенно точно.

     При этих словах Люпен быстро вышел из дому,  сел  в  автомобиль  и  крикнул

шоферу.

     -  В Париж, сквер Ламартин, к депутату Добреку.

 

 

     СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

 

     Автомобиль Люпена представлял собой не только кабинет, снабженный  книгами,

бумагой, чернилами и перьями, это было, кроме того, жилище актера с  ящиком  для

грима, чемоданом, наполненным разнообразной одеждой, и другим ящиком,  где  были

разные  аксессуары  трансформатора,  зонтики,  трости,  галстуки,  очки  и  тому

подобное, одним словом, все, что позволяло ему преображаться с головы до ног.

     Около шести часов вечера у дома Добрека позвонил несколько полный  господин

в черном пальто и цилиндре, в бакенах и очках на носу.

     Привратница  проводила  его  до  подъезда,  куда  вышла  вызванная  звонком

Виктория.

     Он спросил ее:

     -  Может ли господин Добрек принять доктора Верна?

     -  Господин у себя в комнате и в это время...

     -  Передайте ему мою карточку.

     Он написал на полях слова:

     "От г-жи Мержи", и повторил:

     -  Возьмите, я не сомневаюсь, что он примет меня.

     -  Но...   - проговорила Виктория.

     -  Ах, пойдешь ты, наконец, старуха!

     Она обмерла и пробормотала:

     -  Ты... Это ты!

     -  Нет, Людовик XIV.

     И, толкнув ее в угол передней, сказал:

     -  Слушай... Как только я окажусь с  ним  вдвоем,  зайди  в  свою  комнату,

забери вещи и моментально удирай.

     -  Что?

     -  Делай, что тебе говорят. Ты увидишь мой автомобиль недалеко на бульваре.

Ну скорей, доложи обо мне, я подожду в конторе.

     -  Но ведь ничего не видно.

     -  Освети.

     Она повернула выключатель и оставила Люпена одного.

     -  Здесь находится хрустальная пробка. Именно здесь... Если  только  Добрек

не носит ее с собой... Нет, если есть хороший тайник, то им пользуются.  А  этот

превосходен, потому что никто... до сих пор...

     Он с напряженным вниманием осматривал все предметы  в  комнате  и  вспомнил

послание к Прасвиллю:

     "Под самым носом у тебя... Ты касался его... Еще немного... и  ты  взял  бы

его..."

     Как будто ничего не изменилось с того дня. Те же вещи  валялись  на  столе,

книги, счета, бутылка чернил, коробка для марок, табак,  трубки,  вещи,  которые

уже столько раз ощупывали и осматривали.

     -  А, дьявол. Он хорошо сделал свое дело.

     В сущности, Люпен, так точно  рассчитавший,  что  он  будет  делать  и  как

поступать, не мог предвидеть всех тех неожиданностей  и  случайностей,  которыми

чревата была встреча с таким сильным  противником.  Возможно  было,  что  Добрек

останется хозяином положения,  победителем  на  поле  битвы  и  разговор  примет

совершенно не тот оборот, который ему пожелает придать Люпен.

     И эта перспектива несколько раздражала его.

     Он приготовился, услышав приближающиеся шаги.

     Это был Добрек.

     Он вошел молча, сделал знак Люпену, чтобы он уселся снова,  и  сам  сел  за

стол, рассматривая карточку.

     -  Доктор Верн?

     -  "Да, господин депутат, доктор Верн из Сен-Жермен.

     -  Я вижу, вы от госпожи Мержи. Это ваша пациентка, не правда ли?

     -  Да, моя случайная пациентка. Я ее не знал до того момента, когда меня  к

ней позвали при совершенно критических обстоятельствах.

     -  Она больна?

     -  Госпожа Мержи отравилась.

     -  Да?

     Добрек вскочил и продолжал, не скрывая своего волнения:

     -  Да? Что вы говорите? Отравилась?.. Она умерла?

     -  Нет, доза недостаточная. Я считаю, что госпожа Мержи  спасена,  если  не

будет никаких осложнений.

     Добрек замолчал и сидел неподвижно, повернувшись к Люпену.

     "Смотрит он на меня или у него закрыты глаза?"  - спрашивал себя Люпен. Его

ужасно стесняло то,  что  он  не  видит  глаз  противника,  защищенных  двойными

стеклами очков, снаружи темных. Как  проследить,  не  видя  выражения  глаз,  за

тайным ходом его мыслей. Это было почти то же, что  бороться  с  врагом,  оружие

которого скрыто.

     Спустя минуту, Добрек заговорил:

     -  Итак, госпожа Мержи спасена...  И  она  посылает  вас  ко  мне...  Я  не

понимаю... Я почти не знаю этой дамы.

     "Вот он, щекотливый момент,   - думал Люпен.   - Ну, смелей!"

     Добродушным тоном, сквозь который проглядывала застенчивость, он произнес:

     -  Боже мой, господин депутат, бывают случаи, когда обязанности врача очень

осложняются... и вы, может  быть,  подумаете,  что,  выполняя  это  поручение...

Короче говоря, вот... В то время как я за ней ухаживал, госпожа  Мержи  пыталась

еще раз отравиться. К несчастью, флакон находился возле нее.  Я  вырвал  его  из

рук.  Между  нами  произошла  борьба.  И  в  лихорадочном  бреду  она  отрывисто

произнесла: "Это он... это он... Добрек, депутат...  Пусть  отдаст  мне  сына...

Скажите ему... Или я умру. Сейчас же, сегодня. Я хочу  умереть".  Вот,  господин

депутат... Тогда я подумал, что  нужно  вас  об  этом  известить.  Нет  никакого

сомнения, что отчаяние этой дамы... Конечно, я не понимаю  точного  смысла  этих

слов...   Я   никого   не   расспрашивал...   Я   пришел   сюда,   подстрекаемый

непосредственным чувством.

     Добрек довольно долго думал, потом сказал:

     -  Одним словом, доктор, вы  пришли  спросить  меня,  не  знаю  ли  я,  где

ребенок... который исчез, не правда ли?

     -  Да.

     -  И, в таком случае, если я понимаю, вы отвезете его к матери!

     -  Да.

     Долгое молчание. Люпен подумал опять:

     "Неужели он поддастся на эту удочку? Достаточна ли для него угроза  смерти?

Нет, посмотрим, это невозможно... И все-таки... все-таки... он колеблется".

     -  Вы позволите?   - спросил Добрек, придвинув к себе телефонный аппарат...

  - Спешное сообщение.

     -  Пожалуйста, господин депутат.

     Добрек позвонил.

     -  Алло! Барышня, дайте 822-19.

     Он повторил номер и ждал.

     Люпен улыбнулся.

     -  Сыскная полиция? Не правда ли? Главный секретариат...

     -  Да, доктор... Вам известен номер?..

     -  Да, в качестве судебного врача мне иногда приходится звонить...

     И Люпен мысленно спрашивал себя:

     "Что все это значит, черт возьми? Главный секретарь  -  Прасвилль...  Ну  и

что же?"

     Добрек приложил трубку к уху и произнес:

     -  Номер 822-19? Я прошу секретаря, господина Прасвилля... Его нет? Да  нет

же, он всегда в это  время  в  кабинете.  Скажите,  что  от  Добрека...  Добрек,

депутат... Очень важное сообщение.

     -  Может быть, я мешаю?   - спросил Люпен.

     -  Нет, нет, нисколько, доктор,   - уверял  Добрек...     -  Это  сообщение

имеет отношение к вашему делу... И, прервав себя:   - Алло! Господин  Прасвилль?

Да, это ты, мой друг Прасвилль? Ты как будто удивлен? Да,  верно,  мы  давно  не

виделись. Но, в сущности, мысленно мы  не  расставались...  И  меня  даже  часто

посещали твои помощники. Правда, в мое отсутствие... Но, не правда ли... Алло!..

Что?.. Ты занят? А, извини... Я, в общем, тоже... Ну, прямо  к  цели...  Я  хочу

тебе оказать небольшую услугу. Да подожди же,  животное...  Ты  не  пожалеешь...

Дело идет о твоей славе. Алло! Ты слушаешь? Ну  так  возьми  с  собой  полдюжины

людей... преимущественно сыщиков, конечно, садитесь в два  автомобиля  и  в  два

счета   сюда...   Я    предлагаю    тебе    замечательную    дичь,    старина...

Высокопоставленного господина, самого Наполеона... Короче -Арсена Люпена.

     Люпен вскочил на ноги. Он ждал чего угодно, только не  такой  развязки.  Но

нечто более сильное, чем удивление,  заговорило  в  нем.  Какой-то  естественный

порыв заставил его, смеясь, воскликнуть:

     -  Браво! Браво!

     Добрек, в знак благодарности, склонил голову и пробормотал:

     -  Это еще не конец... Еще немного терпения, можно?

     И продолжал:

     -  Алло... Прасвилль... Что... Да нет же, старина, это не мистификация.  Ты

найдешь Люпена здесь, в моей  конторе,  рядом  со  мной,  Люпена,  который  меня

преследует, как и все другие... Одним больше, одним меньше,  мне  наплевать.  Но

этот уж слишком бесцеремонен. И я прибегаю к твоей дружбе. Освободи меня от этой

особы, прошу тебя... Полдюжины сыщиков и тех  двух,  что  перед  моим  домом   -

совершенно достаточно. Да! Когда будешь здесь, раньше чем войти ко мне, подымись

на третий этаж и захвати мою кухарку... Знаменитую  Викторию...  Знаешь?  Старая

кормилица господина Люпена. Потом подожди, еще одно указание...  Видишь,  как  я

люблю тебя. Пошли отряды на улицу  Шатобриан,  на  углу  улицы  Бальзака...  Это

жилище нашего национального героя Люпена, под  именем  Мишеля  Бомона...  Понял,

старина? Ну, за работу. Шевелись!

     Когда Добрек повернул голову, Люпен стоял на  ногах  со  сжатыми  в  кулаки

руками. Его порыв восхищения сразу прошел при следующих  словах  Добрека  и  его

сообщениях о Виктории и квартире  на  улице  Шатобриан.  Унижение  было  слишком

велико. Он думал только о том, чтобы сдержать приступ бешенства и  не  броситься

на Добрека, как разъяренный бык на препятствие.

     Добрек испустил какой-то хриплый звук, заменявший  ему  смех.  Он  подошел,

держа руки в карманах, и отчеканил:

     -  Не правда ли, все к лучшему? Твердая почва под ногами, ясное положение..

. По крайней мере, все как на ладони. Люпен против Добрека, и точка.  И  сколько

выиграно времени! Ведь судебному врачу Верну понадобилось  бы  два  часа,  чтобы

размотать свой клубок, в то время как  господин  Люпен  развернет  свое  дело  в

тридцать минут...  под  страхом  быть  схваченным  за  шиворот  и  выдать  своих

товарищей... Какая буря в лягушачьем болоте! Тридцать минут, ни  минуты  больше!

Через тридцать минут придется броситься в бегство.  Ха-ха-ха?  До  чего  смешно!

Скажи, Полоний, правда, тебе не везет с Добреком? Ведь это ты прятался тогда  за

портьерой, несчастный Полоний?

     Люпен не дрогнул. Единственное решение, которое удовлетворило бы  его -было

немедленное удушение противника, но это было бы слишком нелепо молча  переносить

насмешки и сарказмы, которыми его немилосердно хлестали. Во второй раз на том же

месте, в той же комнате он склонялся перед несчастным Добреком и  был  смешон...

Но он был глубоко убежден, что если только  откроет  рот,  то  для  того,  чтобы

бросить ему в лицо гневные и злые слова. Для чего? Самое важное было действовать

хладнокровно и делать то, что подсказывало ему его новое положение.

     -  Ну что, господин Люпен?   - продолжал  Добрек.     -  У  вас  совершенно

озадаченный вид. Ведь всегда надо допускать, что можешь встретить на своем  пути

человека, не похожего на современную размазню. Значит, только  от  того,  что  я

ношу две пары очков, вы вообразили, что я слепой. Я не утверждаю, что  я  сейчас

же в Полонии открыл Люпена и узнал Полония в господине, который явился  в  театр

"Водевиль". Нет. Но все-таки это меня беспокоило. Я понял,  что  между  госпожой

Мержи и полицией есть еще третий вор, который пытается  вмешаться.  Тогда  мало-

помалу, по словам, вырвавшимся у привратницы, я начал  понимать  кое-что.  А  та

ночь озарила все лучше света. Хотя я и спал, но слышал шум в доме.  Я  проследил

все дело вплоть до улицы Шатобриан сначала, потом и до Сен-Жермен... А  потом...

потом... Я связал все факты... Нападение на Энжиен,  арест  Жильбера...  союзный

договор между опечаленной матерью и  предводителем  шайки...  Старая  кормилица,

устроенная в качестве кухарки, все эти люди, проникающие ко мне через  окна  или

двери... Я уяснил себе все. Господин Люпен почуял запах  двадцати  семи,  и  это

привлекает его. Остается только ждать его посещения. Час  наступил.  Здравствуй,

господин Люпен.

     Добрек сделал паузу. Он произнес всю  эту  речь  с  видимым  удовольствием.

Люпен молчал. Он посмотрел на часы.

     -  Эге! Уже 23 минуты.  Как  бежит  время!  Если  так  будет  продолжаться,

некогда будет объясниться.

     И, приблизившись к Люпену, продолжал:

     -  Все-таки это мне неприятно. Я не  таким  представлял  себе  Люпена.  При

первом же серьезном противнике колосс смутился?  Бедный  молодой  человек...  Не

выпьете ли стакан воды, чтобы оправиться?

     Люпен не произнес ни звука и не выдал  своей  досады  ни  одним  движением.

Флегматично и размеренно он подошел к телефону, тихонько  отстранив  Добрека,  и

взял трубку.

     -  Пожалуйста, барышня, номер 565-34.

     Получив номер, он медленно, выделяя каждый звук, заговорил:

     -   Алло!  Улица  Шатобриан?  Ты,  Ахил?  Слушай,  Ахил!..  Нужно  оставить

квартиру. Алло?.. Да, сейчас же. Через несколько минут придет полиция. Нет, нет,

не пугайся... Есть еще время. Только сделай все, что я тебе скажу. Твой  чемодан

готов? Хорошо. Одно из отделений в нем  пустое,  да.  Хорошо.  Пойди  ко  мне  в

комнату и встань перед  камином.  Слева  найдешь  кнопку  в  виде  украшения  на

мраморной раме камина. Ты там найдешь нечто вроде ящика и в  нем  две  шкатулки.

Будь внимательней.  В  одной  наши  документы.  В  другой  процентные  бумаги  и

драгоценности. Ты положишь обе шкатулки в чемодан, возьмешь его в руки и пойдешь

пешком, но быстро, до угла бульвара Виктора Гюго и Монтенспань. Там автомобиль с

Викториен. Я приду туда же... Что? Мои платья, безделушки?.. Оставь  все  это  и

беги. До скорого!

     Люпен спокойно положил трубку, потом схватил Добрека за  обе  руки,  усадил

его на стул рядом с собой и сказал:

     -  Теперь слушай.

     -  Ого!   - захохотал депутат.   - Мы на "ты"?

     -  Да, я тебе разрешаю,   - объявил Люпен. И так как Добрек, руки  которого

он продолжал держать, отбивался с некоторым недоверием, он произнес:

     -  Нет, не бойся. Мы не будем драться. Мы ничего не  выиграем,  если  убьем

друг друга. Ударить ножом? Зачем? Нет. Слово, только слово. Но слово  серьезное.

Вот мое. Оно решительно. Отвечай, сейчас же. Это будет лучше. Где ребенок?

     -  У меня.

     -  Отдай его.

     -  Нет.

     -  Госпожа Мержи убьет себя.

     -  Нет.

     -  Говорю тебе, что да.

     -  А я утверждаю, что нет.

     -  Но она уже покушалась.

     -  Поэтому-то она больше не станет.

     -  Ну, и все-таки?

     -  Нет.

     Люпен, передохнув немного, сказал:

     -  Я этого ожидал. Я думал о том, что ты не попадешься  на  удочку  доктора

Верна и что мне придется пустить в ход другие средства.

     -  Средства Люпена.

     -  Да. Я решил снять с себя маску. Но ты сделал это раньше меня. Браво.  Но

это ничего не меняет в моих намерениях.

     -  Говори.

     Люпен вынул из своей записной книжечки листок гербовой бумаги и,  развернув

его, протянул Добреку, говоря:

     -  Вот точный и подробный список вещей,  которые  были  похищены  из  виллы

Марии Терезии. Тут, как  видишь,  сто  тринадцать  номеров.  Из  них  шестьдесят

восемь, отмеченных красным крестиком, проданы и отосланы  в  Америку.  Остальные

сорок пять остались у меня до новых распоряжений.  Это,  конечно,  самые  лучшие

вещи. Я их предлагаю тебе за немедленный возврат ребенка.

     Добрек не мог скрыть своего удивления.

     -  Ого!   - сказал он.   - Как тебе этого хочется!

     -  Бесконечно! Потому  что  я  убежден,  что  более  длительное  отсутствие

ребенка грозит смертью госпоже Мержи.

     -  И это тебя волнует, Дон Жуан?

     -  Что?

     Люпен встал перед ним и переспросил:

     -  Что такое? Что ты хотел сказать?

     -  Ничего-ничего. Просто, одна мысль. Кларисса Мержи еще молода и хороша.

     Люпен пожал плечами.

     -  Животное! Ты воображаешь, что все похожи на тебя и также  бессердечны  и

безжалостны. Тебя изводит, что бандит вроде меня теряет время и  донкихотствует.

И ты задаешь себе вопрос, какое грязное побуждение им двигает. Не ищи, это  выше

твоего понимания. Лучше отвечай... Согласен?

     -  Это серьезно?   -  спросил  Добрек,  которого,  как  видно,  не  трогало

презрение Люпена.

     -  Конечно. Эти сорок пять предметов находятся на складе, адрес которого  я

тебе дам, и они будут тебе выданы, если ты сегодня  вечером  явишься  туда  в  9

часов с ребенком.

     Ответ не оставлял сомнений. Похищение Жака было  не  больше  как  средством

воздействия на госпожу Мержи для того, чтобы заставить ее отказаться от  борьбы.

Но угроза самоубийства неминуемо должна была доказать Добреку, что избранный  им

путь ложен. В таком случае зачем отказываться от сделки, которую  ему  предлагал

Арсен Люпен?

     -  Согласен,   - сказал он.

     -  Вот адрес склада: 95, улица Шарль-Лафит, в Нейли. Достаточно позвонить.

     -  А если я вместо себя пошлю главного секретаря, Прасвилля?

     -  Если пошлешь Прасвилля,   - заявил Люпен,   - я увижу, как он  подходит,

и успею убежать, не без того чтобы поджечь связки соломы, которые скрывают  твое

имущество.

     -  Но ведь сгорит твой склад?

     -  Это меня не трогает. Полиция все равно наблюдает за ним. Я его во всяком

случае брошу.

     -  А кто уверит меня, что это не ловушка?

     -  Можешь сначала вывезти мебель, а потом отдашь ребенка. Я доверяю.

     -  Хорошо. Ты все предусмотрел... Да, ты получишь  мальчишку  и  прекрасная

Кларисса будет жить, и мы все будем счастливы. Теперь я могу  тебе  подать  один

только совет. Удирай, как можно скорее!

     -  Нет еще.

     -  Да?

     -  Я говорю, нет еще.

     -  Но ты с ума сошел? Ведь Прасвилль приближается.

     -  Он подождет. Я еще не закончил.

     -   Что  такое?  Что  тебе  еще  нужно?  Кларисса   получит   свое.   Этого

недостаточно?..

     -  Нет.

     -  Почему?

     -  Остается еще сын.

     -  Жильбер?

     -  Да.

     -  Ну, и что же?

     -  Я прошу тебя спасти Жильбера.

     -  Что ты такое говоришь? Я спасу Жильбера?

     -  Ты можешь. Тебе стоит только похлопотать немного...

     Добрек, который до сих пор сохранял спокойствие, вдруг вспыхнул и стал бить

кулаком по столу:

     -  Нет! Этого я не сделаю! Никогда в жизни! Не рассчитывай. О, это было  бы

слишком глупо!

     Он  начал  в  волнении  ходить  по   комнате   своей   страшной   походкой,

переваливаясь справа налево, неуклюже и тяжело,  как  медведь,  разъяряясь,  как

дикое животное.

     И с искаженным лицом воскликнул глухим голосом:

     -  Пусть придет сюда! Пусть придет и вымолит жизнь своему  сыну.  Но  пусть

придет безоружная и без преступных намерений, не  как  в  последний  раз!  Пусть

придет, как женщина! Умоляющая, укрощенная,  покорная,  и  поймет,  на  что  она

соглашается. Тогда увидим. Жильбер? Приговор над Жильбером  - эшафот. Но в  этом

вся моя сила! Я уже двадцать лет жду этой минуты, и когда она  наступила,  когда

случай приносит мне это  нежданное  счастье,  когда  я  предвкушаю  уже  радость

полного мщения, и какого мщения! И я теперь от всего этого откажусь, от того,  к

чему стремлюсь двадцать лет! Я спасу Жильбера даром, по чести? Я,  Добрек?  Нет,

ты меня не знаешь!

     Он засмеялся. Очевидно, он чувствовал добычу близко перед собой, добычу, за

которой так долго охотился. И Люпен представлял себе Клариссу такой, какой он ее

видел несколько дней назад, изнемогающей, уже побежденной, чувствующей, что  все

вражеские силы соединились против нее.

     Он, сдерживаясь, проговорил:

     -  Слушай.

     И так как  Добрек  нетерпеливо  отвернулся,  он  взял  его  за  плечи  и  с

нечеловеческой силой, которую Добрек уже несколько раз на себе  испытал,  прижал

его и произнес:

     -  Последнее слово.

     -  Ты даром расточаешь свое красноречие,   - промычал депутат.

     -  Последнее слово. Слушай, Добрек, забудь госпожу Мержи, откажись от  всех

глупостей и от всех неосторожностей,  на  которые  тебя  толкает  твоя  страсть,

оставь все это и думай только о своих делах...

     -  Мои дела!   - шутил Добрек.   - Они всегда соответствуют моему самолюбию

и тому, что ты называешь страстью.

     -  До сих пор, возможно. Но не теперь, когда я вмешался  в  это  дело.  Тут

есть одна вещь, которой  ты  пренебрегаешь.  А  это  напрасно.  Жильбер   -  мой

товарищ. Жильбер  - мой друг. Нужно,  чтобы  Жильбер  был  спасен.  Сделай  это.

Воспользуйся своим влиянием. Клянусь тебе, слышишь, клянусь, что мы оставим тебя

в покое. Спасение Жильбера  - больше ничего. И кончена борьба с госпожой  Мержи,

со мной. Нет больше слежки. Ты будешь полным хозяином своих  действий.  Спасение

Жильбера, Добрек, а в противном случае...

     -  В противном случае?

     -  В противном случае  - война, неумолимая война, до твоей гибели.

     -  Что это значит?

     -  Это значит, что я возьму у тебя список двадцати семи.

     -  Ага! Ты думаешь?

     -  Я клянусь.

     -  То, чего не мог сделать Прасвилль со всей своей кликой,  чего  не  могла

сделать Кларисса, сделаешь ты? Ты?

     -  Сделаю.

     -  Почему? В честь какого святого удастся тебе то, что не удавалось никому?

Есть какая-нибудь причина?

     -  Да.

     -  Какая?

     -  То, что я Арсен Люпен.

     От отпустил  Добрека,  но  несколько  времени  не  спускал  с  него  своего

властного взгляда. Наконец Добрек выпрямился, хлопнул его по плечу и  с  тем  же

спокойствием, с той же свирепой настойчивостью произнес:

     -  А я Добрек. Вся моя жизнь  - ожесточенная борьба, целый ряд катастроф  и

разорений, на которые я потратил столько энергии, что, наконец,  достиг  победы,

полной, решительной, неотъемлемой победы! Против  меня  полиция,  правительство,

вся Франция, весь мир. Что мне после всего этого еще один  лишний  враг,  какой-

нибудь Арсен Люпен? Я пойду дальше. Чем более ловки и многочисленны  мои  враги,

тем более скрыта моя игра. Вот почему,  дорогой  друг,  вместо  того  чтобы  вас

арестовать, а я это очень легко могу сделать,  -я  вам  оставляю  поле  битвы  и

милостиво вам напоминаю, что осталось три минуты,   - вам надо убираться!

     -  Значит, нет?

     -  Нет.

     -  Ты ничего не сделаешь для Жильбера?

     -  Буду продолжать делать то, что делаю со  времени  его  ареста,  то  есть

косвенным образом производить давление на министра юстиции,  чтобы  процесс  был

проведен в том смысле, какой мне желателен.

     -  Как!   - воскликнул вне себя Люпен.   - Это из-за тебя, для тебя...

     -  Да, для меня, Добрека, да. У меня козырь: голова  сына.  Я  ставлю  его.

Когда я получу тот смертный приговор и когда, спустя несколько дней, помилование

будет отклонено благодаря моему влиянию, ты можешь быть уверен, что маменька  не

найдет  ничего  против  того,  чтобы  назваться  женой  Алексиса  Добрека.  Этот

счастливый исход неизбежен, хочешь ли ты этого или нет. Все, что я могу  сделать

для тебя, это пригласить  тебя  свидетелем  на  бракосочетание  и  позвать  тебя

обедать. Нравится это тебе? Нет? Ты преследуешь свои темные цели.  Желаю  удачи.

Ставь западни, растягивай сети,  точи  оружие  и  перелистывай  руководство  для

воров. Тебе  это  понадобится.  Ну,  а  теперь  довольно.  Правила  шотландского

гостеприимства велят мне выбросить тебя за дверь.

     Люпен довольно долго стоял молча, устремив глаза  на  Добрека.  Он  как  бы

измерял противника, взвешивая его, оценивал его физическую силу и  прикидывал  в

итоге, с какой стороны на него напасть. Добрек  сжал  кулаки  и  приготовился  к

защите. Прошло полминуты. Люпен поднес руку к карману. Добрек  сделал  то  же  и

схватил рукоятку револьвера... Еще несколько секунд... Люпен хладнокровно  вынул

золотую бомбоньерку, открыл ее и протянул Добреку:

     -  Лепешку хочешь?

     -  Что такое?   - спросил изумленный Добрек.

     -  Лепешки Жероделя.

     -  Для чего?

     -  От насморка,  который  ты  схватишь.     -  И,  воспользовавшись  легким

замешательством, произведенным этой выходкой, он оставил Добрека, схватил  шляпу

и выскользнул.

     -  Бесспорно, я разбит наголову,   - говорил он себе,    -  переходя  через

улицу.   - Но все-таки в этой коммивояжерской шуточке было что-то  новое.  Ждать

чего-то особенного и получить вместо этого лепешку Жероделя! Эта старая обезьяна

осталась на бобах.

     Не успел он закрыть калитку, как перед домом остановился  автомобиль  и  из

него поспешно выскочило несколько человек. Люпен узнал среди них Прасвилля.

     -  Приветствую вас, господин секретарь,   - пробормотал он.   - У меня есть

предчувствие, что когда-нибудь судьба сведет нас друг с другом, и  огорчаюсь  за

вас, потому что  вы  не  внушаете  мне  особенного  уважения,  и,  я  думаю,  вы

переживете скверные четверть часа. Сегодня, если бы у меня было больше  времени,

я бы подождал вашего отъезда для того,  чтобы  выследить,  кому  Добрек  доверил

дитя. Но я тороплюсь. Итак, не будем терять времени и присоединимся к  Виктории,

Ахилу и нашему драгоценному чемодану.

     Спустя два часа Люпен, принявший уже все меры предосторожности, стоял возле

своего  склада.  Он  увидел  Добрека,  выходящего  из  соседней  улицы.  Депутат

недоверчиво приближался к Люпену.

     Люпен сам открыл ворота.

     -  Ваши вещи здесь, господин депутат,   - сказал  он.     -  Вы  можете  их

проверить. Рядом вы найдете подводы и людей  - можете их нанять. Где ребенок?

     Добрек сначала осмотрел вещи, потом проводил Люпена до бульвара Нейли,  где

две завернутые в вуали старые дамы и Жак ждали их.

     Люпен повел ребенка к автомобилю, в котором сидела Виктория.

     Все это было сделано быстро, без лишних слов, как будто все  движения  были

рассчитаны и заучены вперед, как выход актера в театре.

     В десять часов вечера Люпен,  согласно  обещанию,  привез  Жака  к  матери.

Пришлось поспешно призвать врача  - до такой степени  ребенок  был  возбужден  и

испуган всем происшедшим.

     Понадобились целых две недели,  пока  ребенок  оправился  настолько,  чтобы

перенести новый переезд, который Люпен находил необходимым. И сама госпожа Мержи

едва только начала приходить в себя к моменту отъезда, который устроили ночью со

всеми возможными предосторожностями под руководством Люпена. Он проводил мать  и

ребенка в Бретань на берег моря и поручил их заботам Виктории.

     -  Наконец-то,   - сказал он, устроив их,   - между мной и Добреком  никого

нет. Он больше ничего не может сделать ни госпоже Мержи, ни ребенку, а она  сама

теперь  не  рискнет  вмешаться  в  борьбу.  Довольно.  Мы  проделали  достаточно

глупостей.  Во-первых,  мне  пришлось  раскрыться  перед  Добреком,   во-вторых,

пришлось отказаться от мебели, взятой в Энжиене.  Конечно,  рано  или  поздно  я

получу ее назад, в этом нет ни тени сомнения.  Но  все-таки  мы  не  подвигаемся

вперед, а через неделю Вошери и Жильбер предстанут перед судом.

     Чувствительнее всего Люпена поразило то, что Добрек раскрыл его убежище  на

улице Шатобриан и донес об этом  полиции.  Полиция  обыскала  дом,  и  установив

тождественность Люпена с Мишелем Бомоном и завладев некоторыми  бумагами,  более

настойчиво, чем до сих пор, бросилась на поиски Люпена.

     Его ненависть  к  Добреку  возрастала  пропорционально  тем  неприятностям,

которые депутат ему причинял. У него было одно только желание: захватить Добрека

в свои руки, распоряжаться им и волей или  неволей  вырвать  у  него  тайну.  Он

мечтал о тех пытках, которые самому молчаливому человеку развязали бы язык.  Ему

казалось, что этот человек достоин самой жестокой казни и что  в  данном  случае

цель оправдывает все средства.

     Каждый день Гроньяр и Балу изучали путь, который проделывал Добрек от  дома

до парламента и от дома до клуба. Нужно было выбрать  самую  пустынную  улицу  и

самый удобный час для того,  чтобы  схватить  Добрека  и  посадить  его  в  свой

автомобиль.

     Люпен, со своей стороны, присмотрел и обустроил недалеко от Парижа, посреди

большого сада, старое строение, которое вполне  удовлетворяло  всем  необходимым

условиям безопасности и изолированности и которое он назвал "Клеткой обезьяны".

     К несчастью, Добрек остерегался. Он каждый раз изменял свой маршрут и ездил

то в метро, то в трамвае. Клетка оставалась пустой.

     Люпен сочинил другой план. Он выписал из Марселя одного из своих  союзников

Брендебуа,  почтенного  бакалейщика,  жившего  в  выборном  районе   Добрека   и

занимавшегося политикой.

     Брендебуа предупредил Добрека о своем  посещении  и  депутат  принял  очень

радушно своего почтенного избирателя. На следующей  неделе  был  назначен  обед.

Избиратель предложил пойти в маленький ресторанчик на  левом  берегу  реки,  где

можно было чудесно пообедать. Добрек согласился.

     Люпену только этого и нужно было. Хозяин этого ресторана был  в  числе  его

друзей. Похищение было намечено на четверг, и на этот раз не могло быть неудачи.

     Между тем с понедельника на  той  же  неделе  начался  процесс  Жильбера  и

Вошери.

     Все  еще  слишком  хорошо  помнят  то  непонятное  пристрастие,  с  которым

председатель суда отнесся к Жильберу. Люпен один понимал, что это  делается  под

гнусным влиянием Добрека.

     Поведение обоих обвиняемых было совершенно различно. Вошери  был  сумрачен,

молчалив, признавался во всем цинично в коротких  иронических  выражениях  почти

вызывающе  перечислял  все  свои   прошлые   преступления.   Но   по   какому-то

неизъяснимому противоречию он отрицал свое участие в убийстве лакея  Леонарда  и

обвинял во всем Жильбера. Он, очевидно, хотел,  связав  свою  судьбу  с  судьбой

Жильбера, заставить Люпена освободить их обоих.

     Что касается Жильбера, открытое лицо и мечтательные  меланхолические  глаза

которого завоевали всеобщие симпатии, он не умел ни  обходить  ловушки,  которые

ему то и дело ставил председатель суда, ни отбиваться от лжи Вошери.

     Он плакал, слишком много говорил или  молчал,  когда  надо  было  говорить.

Кроме того, его защитник, один из  лучших  адвокатов,  заболел  в  самый  нужный

момент (и в этом Люпен видел руку Добрека) и  был  заменен  секретарем,  который

защищал плохо, придал делу  дурной  оборот,  не  сумел  ни  расположить  к  себе

присяжных,  ни  изгладить  впечатления,  произведенного  обвинительным  актом  и

защитой Вошери.

     Люпен,  который  с  непонятной  смелостью  присутствовал  и  на   последнем

заседании суда, в четверг, не сомневался  в  том,  что  будет  вынесен  смертный

приговор.

     Это было несомненно, потому что все усилия  правосудия  были  направлены  к

тому, чтобы подкрепить тактику Вошери  и  связать  обоих  подсудимых.  Это  было

несомненно, в особенности потому, что дело шло  об  единомышленниках  Люпена.  С

самого начала следствия до произнесения приговора процесс был  направлен  против

Люпена, хотя за недостатком улик и из-за нежелания следствия разбрасываться  его

лично не впутывали в это дело. В лице его  друзей  хотели  казнить  его  самого,

знаменитого и симпатичного бандита,  престиж  которого  хотели  запятнать  перед

толпой. Казнь Жильбера и Вошери положит конец легенде. Ореол Люпена исчезнет.

     Люпен... Люпен... Арсен Люпен. В продолжение четырех дней раздавалось  одно

только  это  имя.  Прокурор,  председатель,  судьи,  защитники,   свидетели -все

произносили это имя, сопровождая его  проклятиями,  поруганиями,  оскорблениями,

делая его ответственным за все проступки. Можно было  подумать,  что  Жильбер  и

Вошери только статисты на суде, а процесс ведется против него, Люпена, грабителя

Люпена, предводителя шайки, фальшивомонетчика, поджигателя, рецидивиста, бывшего

каторжника. Люпен убийца, Люпен запятнан кровью жертвы, Люпен трусливо  скрылся,

толкнув своих друзей на эшафот!

     -  Ах, они хорошо знают, что делают,     -  пробормотал  он.     -  Жильбер

заплатит мой долг. По-настоящему виновник я.

     И страшная драма продолжала развертываться.

     В семь часов вечера, после длительного обсуждения,  присяжные  вернулись  в

зал суда и председатель прочитал ответы на  предложенные  им  вопросы.  По  всем

пунктам был утвердительный ответ. Они подтверждали виновность и отклоняли всякое

снисхождение.

     Привели подсудимых.

     Стоя, бледные, они выслушали смертный приговор, и  в  торжественной  тишине

раздался голос председателя:

     -  Вы ничего не имеете сказать, Вошери?

     -  Ничего, господин председатель. С той минуты, как мой товарищ  приговорен

вместе со мной  - я спокоен. Мы оба на одной доске. Нужно,  чтобы  патрон  нашел

средство спасти нас обоих.

     -  Патрон?

     -  Арсен Люпен.

     В толпе раздался смех.

     Председатель спросил снова:

     -  А вы, Жильбер?

     Слезы катились по щекам несчастного мальчика, и  он  пробормотал  несколько

неясных слов. Но так как председатель повторил свой вопрос, он овладел  собой  и

ответил дрожащим голосом:

     -  Я могу сказать, что я виновен во многом, правда. Я наделал много  зла  и

раскаиваюсь в этом от всего сердца... Но только не это... Я не убил... Я никогда

не убивал... И не хочу умереть... Это слишком ужасно...

     Он покачнулся и, поддерживаемый стражей, заплакал, как ребенок, зовущий  на

помощь:

     -  Патрон, спасите меня!.. Спасите меня! Я не хочу умирать!

     Тогда в толпе посреди всеобщего волнения и шума зазвучал голос:

     -  Не бойся, дитя, патрон здесь.

     Произошло смятение, потом давка. Полиция и  сыщики  окружили  зал  и  толпа

указала на  толстого  человека  с  красным  лицом,  будто  бы  произнесшего  это

восклицание. Он отбивался ударами кулаков и ног.

     Он сейчас же был допрошен и  назвался  Филиппом  Банель,  служащим  в  бюро

похоронных  процессий.  Он  заявил,  что  один  из  его  соседей  предложил  ему

стофранковый билет  за  то,  что  он  произнесет  в  назначенный  момент  фразу,

написанную на бумажке. Можно ли было от этого отказаться?

     В доказательство он предъявил сто франков и записку.

     Филиппа Банеля отпустили.

     В это время Люпен, который не мало содействовал задержанию этого  человека,

вышел из зала суда с тревогой в душе. Он нашел на набережной свой автомобиль. Он

сел в него в таком отчаянии, что ему стоило больших усилий удержаться  от  слез.

Призыв Жильбера, его голос, полный отчаяния, его изменившееся лицо  преследовали

Люпена, которому казалось, что никогда в жизни,  ни  на  одно  мгновение  он  не

забудет его. Он вошел в свою новую квартиру на площади  Клиши.  Там  нужно  было

подождать Гроньяра и Балу, с которыми он  должен  был  в  этот  вечер  совершить

похищение Добрека.

     Он открыл дверь и вскрикнул. Перед ним  была  Кларисса.  Она  вернулась  из

Бретани к моменту вынесения приговора.

     Сейчас же по ее поведению, по ее бледности он понял, что она знает  все.  И

сейчас же, совладав с  собой,  не  дав  ей  времени  что-нибудь  произнести,  он

воскликнул:

     -  Ну да, да... так... Но это не имеет никакого значения. Мы это предвидели

и не могли этому помешать. Теперь нужно отвратить зло. Сегодня  ночью,  слышите,

сегодня ночью, это будет сделано.

     В страшном горе она повторила:

     -  Сегодня ночью?

     -  Да. Я все приготовил. Через два часа Добрек будет в моей власти. Сегодня

ночью, каких бы это ни стоило средств  - он заговорит.

     -  Вы думаете?   - слабо спросила она. Проблеск надежды осветил ее лицо.

     -  Он заговорит. Я узнаю его тайну. Я вырву у него список двадцати семи,  и

этот список даст освобождение вашему сыну.

     -  Слишком поздно,   - прошептала Кларисса.

     -  Слишком поздно? Почему? Вы думаете, что в обмен на этот  документ  я  не

добьюсь побега Жильбера? Через три дня, ручаюсь вам, через три дня Жильбер будет

на свободе.

     Раздался звонок.

     -  Вот наши друзья. Верьте мне. Вспомните, что я исполняю свои обещания.  Я

вам вернул маленького Жака. Я вам верну Жильбера.

     Он пошел навстречу Гроньяру и Балу.

     -  Все готово? Брендебуа в ресторане? Так поскорей.

     -  Не трудитесь, патрон,   - ответил Балу.

     -  Как? Что такое?

     -  Есть новость.

     -  Что такое? Говори!

     -  Добрек исчез.

     -  Что ты несешь? Добрек исчез?

     -  Да, посреди бела дня похищен из своего особняка.

     -  Гром и молния! Кем же?

     -  Неизвестно... четверо... стреляли... Полиция  уже  на  месте.  Прасвилль

руководит следствием.

     Люпен смотрел на  Клариссу,  упавшую  в  кресло.  Добрек  похищен,  исчезла

последняя надежда...

 

 

     ПРОФИЛЬ НАПОЛЕОНА

 

     После ухода префекта полиции начальника  охраны  и  агентов,  производивших

первый и безрезультатный допрос, Прасвилль сам принялся за следствие...

     В то время как он изучал следы  происшедшей  в  кабинете  борьбы,  служанка

передала ему визитную карточку, на которой было написано несколько слов.

     -  Пусть эта дама войдет,   - сказал он.

     -  Но она не одна,   - отвечала та.

     -  Да? Ну, так пусть войдут оба.

     Привратница ввела Клариссу Мержи и сопровождавшего  ее  довольно  грязно  и

бедно одетого господина.

     Весь вид его изображал крайнее смущение.

     Кларисса представила:

     -  Господин Николь, профессор и  репетитор  моего  Жака,  он  помогает  мне

своими советами вот уже целый год. По рассказаным  мною  отдельным  эпизодам  он

восстановил всю историю хрустальной пробки. Я хотела  бы,  чтобы  он  вместе  со

мной, конечно, если вы найдете это возможным, был посвящен  во  все  подробности

похищения, которое меня очень беспокоит и портит все мои планы, да и ваши то же,

не правда ли?

     Прасвилль знал всю непримиримую ненависть Клариссы к Добреку, доверял ей  и

ценил ее участие в этом деле. Поэтому он без всякого затруднения рассказал,  что

знал сам, на основании  некоторых  сведений,  а  главное,  благодаря  показаниям

привратницы.

     Дело, в сущности, было простое.

     Добрек был свидетелем по делу Жильбера и Вошери, и его  видели  в  суде  во

время процесса. Около шести часов он вернулся домой.  Привратница  уверяла,  что

депутат вернулся один и что в этот момент в доме никого не  было.  Однако  через

несколько минут она услышала крики, шум борьбы, выстрелы и увидела,  как  четыре

человека в масках несли депутата Добрека; поспешно спустившись с  лестницы,  они

быстро подошли к ограде и  открыли  калитку.  В  это  время  к  отелю  подъезжал

автомобиль. Все четверо забрались в него, и  машина,  почти  не  останавливаясь,

понеслась дальше.

     -  Разве у вас не было двух агентов на страже?   - спросила Кларисса.

     -  Да, но они находились на расстоянии 150 метров,  а  похищение  произошло

так быстро, что, несмотря на все старания, они не могли помешать похищению.

     -  И они ничего на нашли?

     -  Ничего, или почти ничего: они подняли на земле кусочек  слоновой  кости.

Дело в том, что привратница видела из окна своей комнаты, что в  автомобиле  был

пятый человек, который вышел, пока усаживали Добрека. Влезая обратно, он  уронил

какой-то предмет и сейчас же его поднял. Но, должно быть,  при  падении  предмет

этот сломался и вот  - отскочивший от него кусочек слоновой кости.

     -  Но как им удалось проникнуть в дом?

     -  Конечно, в  то  время,  когда  привратница  уходила  за  покупками.  Они

подобрали ключи, беспрепятственно забрались в дом, так  как  другой  прислуги  у

Добрека не было. Я думаю, что они  запрятались  именно  в  соседней  комнате,  в

столовой,  и  оттуда  осадили  кабинет   депутата.   Об   этом   свидетельствует

нагроможденная в беспорядке мебель. На ковре мы нашли  револьвер,  принадлежащий

Добреку. Одной из  пуль  повреждено  зеркало  камина,  вся  мебель  и  все  вещи

перевернуты. Да, все говорит о жаркой схватке.

     Кларисса обратилась к своему спутнику, чтобы узнать его мнение.  Но  Николь

опустил глаза, сидел неподвижно в кресле и упорно теребил края своей шляпы,  как

будто не зная, куда ее девать.

     Прасвилль улыбнулся: советчик Клариссы казался ему слабоватым.

     -  Дело несколько темное?   - обратился он к Николю.

     -  Да, да... чрезвычайно темное,   - признался Николь.

     -  Не скажете ли вы свое мнение по этому поводу?

     -  О, господин секретарь, я думаю, что у господина Добрека много врагов...

     -  Ага, великолепно.

     -  И что  некоторые  из  них,  заинтересованные  в  его  исчезновении,  по-

видимому, заключили между собой союз.

     -   Великолепно,  великолепно,     -   уверял   Прасвилль   с   насмешливой

любезностью.   - Дайте нам хоть какое-то указание, и мы направим наши  поиски  в

нужную сторону.

     -  Не думаете ли вы, господин секретарь, что осколок, поднятый на земле...

     -  Нет, господин Николь.  Это  осколок  предмета,  который  нам  совершенно

незнаком. Сам предмет владелец, конечно, поспешит спрятать.  Раньше  чем  найти,

кому принадлежит эта вещь, надо узнать, что это за вещь.

     Господин Николь подумал, потом сказал:

     -  Господин секретарь, когда Наполеон I лишился власти...

     -  О, господин Николь! Вы хотите прочесть лекцию по истории Франции?

     -  Нет, нет, позвольте мне закончить лишь  одну  фразу.  Когда  Наполеон  I

лишился  власти,  новое  правительство  распустило  группу  офицеров,   которые,

несмотря на подозрительное отношение к ним властей и надзор полиции,  ухитрялись

изображать обожаемого императора на различных предметах  домашнего  обихода:  на

табакерках, кольцах, булавках для галстуков, ножах и так далее...

     -  Ну?

     -  Ну, и этот осколок  -  часть  палки,  вернее,  чего-то  вроде  камышовой

палицы с резным набалдашником из слоновой кости. Если хорошо вглядеться  в  этот

осколок, то увидите, что контур представляет профиль молодого капрала.  В  наших

руках,  господин  секретарь,  обломок  такой   палицы,   принадлежащей   бывшему

наполеоновскому офицеру.

     -  В самом деле?   - спросил  убежденный  доводами  Прасвилль,  разглядывал

вещичку на свет -... в самом деле, можно различить профиль... но я не вижу,  что

из этого следует.

     -  Вывод простой. Среди жертв  Добрека,  среди  тех,  чьи  имена  попали  в

знаменитый список, находится потомок одной  из  корсиканских  семей,  бывших  на

службе у Наполеона, одарившего их  поместьями,  деньгами,  которые  были  у  них

отняты новым правительством. Девять шансов из десяти за то,  что  этот  потомок,

бывший несколько лет тому назад членом партии бонапартистов, и есть пятое лицо в

автомобиле. Назвать вам его имя?

     -  Маркиз д'Альбюфе,   - прошептал Прасвилль.

     -  Маркиз д'Альбюфе,   - подтвердил господин Николь.

     В ту же минуту господин Николь будто преобразился: он не  имел  уже  больше

того смущенного вида, с которым вошел, ему уже не мешали ни потертая  шляпа,  ни

зонтик. Он встал и сказал Прасвиллю:

     -  Господин секретарь! Я мог бы держать про себя свое открытие  и  сообщить

его вам только после окончательной победы, то есть только  доставив  вам  список

27-ми.  Но  события  не  ждут.  Исчезновение  Добрека,  вопреки  ожиданиям   его

похитителей, может ускорить развязку. Поэтому нужно спешить. Господин секретарь,

я прошу вас принять самые решительные и энергичные меры.

     -  Чем же я могу вам помочь?   - спросил Прасвилль,  пораженный  поведением

странного субъекта.

     -  Собрав для меня исчерпывающие сведения о маркизе д'Альбюфе.

     Прасвилль, казалось, колебался и смотрел в сторону госпожи Мержи.  Кларисса

сказала:

     -  Умоляю вас, примите услуги господина Николь.  Это  дельный  и  преданный

помощник. Я ручаюсь вам за него, как за себя.

     -  Какого же рода справки хотели  бы  вы  получить,  сударь?     -  спросил

Прасвилль.

     -  Обо всем, что касается маркиза д'Альбюфе: о его  семейном  положении,  о

его занятиях, родственных связях, о владениях в Париже и провинции.

     Прасвилль заметил:

     -  В сущности, будь это маркиз или кто другой, но похититель Добрека играет

нам на руку, потому что, захватив список, он обезоруживает Добрека.

     -  А кто вам сказал, что он работает не для самого себя?

     -  Невозможно, ведь его имя стоит в списке.

     -  А если он уничтожит свое  имя  в  списке?  Перед  вами  противник  более

сильный и политически более опасный, чем Добрек?

     Аргумент подействовал на секретаря. После минутного раздумья он объявил:

     -  Зайдите завтра ко мне в четыре часа в префектуру. Я дам вам  все  нужные

указания. Скажите, на всякий случай, ваш адрес.

     -  Господин Николь, площадь Клини, 25. Я  остановился  у  одного  из  своих

друзей на время его отсутствия.

     Свидание закончилось. Господин Николь низко поклонился секретарю и вышел  в

сопровождении госпожи Мержи.

     -  Великолепно,   - сказал он, оказавшись на улице.   -  У  меня  свободный

доступ в префектуру, и все они будут действовать со мной заодно.

     Госпожа Мержи, которая все еще не верила в успех, вздохнула:

     -  Приедете ли вы вовремя? Меня больше всего расстраивает мысль, что список

может быть уничтожен.

     -  Но кем? Добреком?

     -  Нет, маркизом, когда он им завладеет.

     -  Но он не завладел им еще. Добрек будет сопротивляться, во всяком  случае

достаточно долго, и мы поспеем  вовремя.  Подумайте  только:  Прасвилль  к  моим

услугам!

     -  А если он обнаружит ваш обман?  Самое  поверхностное  следствие  покажет

ему, что никакого господина Николь не существует.

     -  Но оно не  покажет,  что  господин  Николь  это  Арсен  Люпен.  А  потом

успокойтесь. Прасвилль, может,  и  профессионал,  но  у  него  лишь  одна  цель:

уничтожить своего старого врага Добрека. Все средства для этого хороши, и он  не

станет терять времени на проверку личности господина Николя, который ему обещает

голову Добрека. Не говоря уж о том, что вы привели меня к нему, да и мои таланты

произвели на него впечатление. Словом, смело вперед.

     Как-то невольно Кларисса прониклась доверием  к  Люпену.  Будущее  казалось

менее ужасным, и она даже поверила в то,  что  шансы  на  спасение  Жильбера  не

уменьшились, несмотря на то, что приговор был уже вынесен.

     Единственное, чего Люпен не мог от нее добиться, это  чтобы  она  уехала  в

Бретань. Она непременно хотела быть подле него, разделить с ним  все  тревоги  и

надежды.

     На следующий день  сведения  префектуры  подтвердили  все,  чего  опасались

Прасвилль и Люпен относительно д'Альбюфе. Маркиз был  очень  скомпрометирован  в

деле Канала, настолько скомпрометирован, что принцу Наполеону  пришлось  удалить

его от управления политическим бюро Франции.

     Свою жизнь на широкую ногу он поддерживал лишь при помощи займов  и  разных

ухищрений.

     Что касается  дня  похищения  Добрека,  то  было  установлено,  что  против

обыкновения маркиз не пришел в клуб между шестью и семью и  не  обедал  дома,  а

вернулся только в полночь и пешком.

     Таким  образом,  догадки  господина  Николя   получили   подтверждение.   К

несчастью, только  не  удавалось  добиться  каких-нибудь  указаний  относительно

автомобиля, шоферов и четырех лиц,  проникших  в  отель  Добрека.  Были  ли  это

товарищи маркиза, тоже замешанные в деле? Или наемники? Узнать это пока не  было

никакой возможности.

     Несомненно, что поместья маркиза могли  находиться  только  в  окрестностях

Парижа, на расстоянии,  которое  при  средней  скорости  автомобиля  и  времени,

необходимом для похищения, можно было  определить  в  150  километров.  На  этом

расстоянии надо было сосредоточить розыски. В провинции  же  владений  д'Альбюфе

нигде не было, так как он распродал свои замки. Пришлось направить  внимание  на

родственников маркиза и его близких друзей. Не у них ли  нашел  он  убежище  для

Добрека? Результат получился тоже отрицательный. А время шло, и какое время  для

Клариссы! Каждый уходивший день приближал Жильбера к ужасной казни, приближал на

24 часа  число,  которое  занозой  засело  в  памяти.  И  она  говорила  Люпену,

одержимому тем же страхом.

     -  Еще пятьдесят  дней...  еще  пятьдесят...  Что  можно  сделать  в  такой

короткий промежуток времени? Но я прошу вас...

     В  самом  деле,  что  можно  было  сделать?  Люпен,  не  доверявший  никому

наблюдения за маркизом, почти совсем не спал. Но тот вдруг стал  затворником  и,

вероятно, догадываясь, что за ним следят, никуда не  отлучался.  Лишь  один  раз

днем зашел к князю Монмор, который охотился на кабана  в  Дориэнском  лесу  и  с

которым он был связан только спортивными интересами.

     Нельзя было предложить, чтобы этот богач, князь Монмор, увлекавшийся только

имениями и охотой, совершенно пренебрегавший политикой, предоставил  свой  замок

для заключения в него депутата Добрека.

     Так думал Люпен. Но тем  не  менее  он  решил  отработать  эту  версию.  На

следующей неделе, заметив Альбюфе, выходящего из своего дома, последовал за  ним

до Северного вокзала и сел в поезд в одно время с ним.

     Он вышел на станции Омаль, откуда Альбюфе в наемном  экипаже  отправился  в

замок Монмор. Люпен спокойно позавтракал, нанял велосипед и приблизился к  замку

в тот момент, когда гости выезжали из парка, кто в  автомобиле,  кто  верхом.  В

числе всадников находился и маркиз д'Альбюфе.  Три  раза  в  течение  дня  Люпен

встречал его верхом, а вечером он нашел его на станции  в  сопровождении  псаря.

Ничего подозрительного в этом  не  было.  Почему  же  Люпен  все-таки  решил  не

доверять своим впечатлениям и отправил на следующий же день своего  агента  Балу

на розыски в окрестности Монмора?  Излишняя  предосторожность,  по-видимому,  не

имевшая оснований,   - но такова уж была  его  постоянная  привычка  действовать

методически и наверняка. На следующий день он получил от Балу, наряду с  прочими

сведениями, не имевшими особого интереса, и список всех приглашенных, всех  слуг

и всей стражи из Монмора. Имя одного из псарей поразило его. Он  тотчас  же  дал

телеграмму: "Справиться  о  псаре  Себастиани".  Балу  не  замедлил  с  ответом:

"Себастиани (корсиканец) рекомендован князю маркизом д'Альбюфе, живет  в  версте

от замка в охотничьем павильоне, построенном на развалинах феодальной  крепости,

которая была родовым замком Монмор".

     -  Есть,   - сказал Арсен Люпен Клариссе Мержи, показывая ей письмо Балу.  

- Имя Себастиани мне сразу напомнило, что Альбюфе корсиканец  по  происхождению.

Здесь есть какая-то связь...

     -  Итак... ваши намерения?

     -  Мои  намерения...  войти  в  сношения  с  Добреком  в  случае,  если  он

содержится в замке.

     -  Он не доверится вам.

     -  Конечно, нет. На днях по указаниям полиции я  накрыл  двух  старых  дам,

которые похитили вашего маленького Жака из Сен-Жермен и в тот  же  день  отвезли

его в Нейли. Это две старые девы, кузины Добрека, которые ежемесячно получают от

него пособие. Я зашел к Руссело (запомните имя и адрес:  134  бис  ул.  Бак).  Я

внушил им доверие тем, что пообещал  разыскивать  их  кузена  и  благодетеля,  и

старшая, Евфразия Руссело, передала мне  даже  письмо,  в  котором  она  умоляет

Добрека отнестись с доверием  к  господину  Николю.  Вы  видите,  что  все  меры

предосторожности приняты. Я уезжаю сегодня ночью.

     -  Мы уезжаем,   - сказала Кларисса.

     -  Вы?..

     -  Разве я могу сидеть здесь сложа руки?

     И добавила тихо:

     -  Я считаю уже часы, которые нам остаются, ведь это же часы...

     Люпен почувствовал в ее словах твердую  решимость,  с  которой  он  не  мог

бороться.

     Они выехали в пять часов утра в сопровождении Гроньяра. Чтобы не возбуждать

подозрений, Люпен выбрал своей главной квартирой большой город Амьен, откуда  до

Монмора было около 30 километров. Там он поселил Клариссу.

     Около восьми часов он встретился с Лебаллю недалеко от старинной  крепости,

известной в этом крае под именем Мортепьер ("мертвый камень"), и  вместе  с  ним

отправился обследовать местность.

     На границе леса маленькая речонка Мижье, прорывавшая здесь глубокое  русло,

образует кольцо, над которым возвышается гигантская скала Мортепьер.

     -  Здесь нечего делать,   - сказал Люпен.   - Скала крутая, высотой в  60 -

70 метров, и река окружает ее со всех сторон.

     Немного дальше они нашли мост, по спускавшейся от него тропинке они  прошли

меж елей и дубов до площадки, на которой  возвышалась  массивная  дверь,  обитая

железом и усаженная гвоздями. По бокам двери высились две большие башни.

     -  Здесь именно и живет псарь Себастиани.

     -  Да,   - ответил Лебаллю,   - там,  в  павильоне,  посреди  развалин,  он

живет с женой; у него трое взрослых сыновей, и все трое будто бы куда-то  уехали

именно в день похищения Добрека.

     -  Ого,   - добавил Люпен,   - совпадение знаменательное. Возможно, что вся

затея была выполнена отцом и этими молодцами.

     После обеда Люпен, воспользовавшись щелью, вскарабкался по скале направо от

башен, откуда ему был виден павильон и остатки старой крепости: поближе стена  с

обломками камина, дальше колодец, здесь свод часовни и куча обвалившихся камней.

Впереди вокруг дорога, и на другом  ее  конце  остатки  ужасного  редута,  почти

сровненного с землей.

     Вечером Люпен вернулся к Клариссе  Мержи.  С  этих  пор  он  носился  между

Амьеном и Мортепьером, оставляя Гроньяра и Лебаллю для непрерывных наблюдений.

     Шесть дней прошло.

     По-видимому, привычки Себастиани были связаны только с  его  занятиями.  Он

ходил в замок Монмор, гулял в лесу, совершал обходы ночью, выслеживал зверей.

     Но на седьмой день, узнав, что будет охота и что какой-то экипаж отправился

утром на ст. Омаль, Люпен спрятался в чаще  кустов,  окружавших  площадку  перед

дверью.

     В два часа он услышал лай собак и людские возгласы. Они то приближались, то

затихали вдали. Он услышал их еще раз днем уже  менее  ясно.  Но  вдруг  посреди

тишины  он  уловил  топот  лошади,  а  немного  спустя  он   увидел   всадников,

пробиравшихся по дорожке возле речки... Он узнал маркиза д'Альбюфе и Себастиани.

Доехав до площадки, оба слезли, а женщина,  по  всей  вероятности,  жена  псаря,

отворила ворота. Себастиани привязал поводья к кольцам,  вделанным  к  столбу  в

трех шагах от Люпена, и поспешил за маркизом. Ворота за ними закрылись.

     Тотчас же, несмотря на то  что  было  еще  совсем  светло,  рассчитывая  на

пустынность этого места, Люпен  забрался  в  углубление  щели,  очень  осторожно

просунул голову и увидел двух мужчин и жену Себастиани, спешивших к  развалинам.

Себастиани раздвинул густой плющ и обнаружил лестницу, по которой спустились  он

и Альбюфе, оставив на страже жену.

     Так как и думать нечего было последовать за ними,  Люпен  вернулся  в  свое

убежище. Немного спустя ворота опять открыли. Маркиз д'Альбюфе  выглядел  сильно

рассерженным. Он бил хлыстом по сапогам и произносил со злостью  слова,  которые

удалось расслышать Люпену.

     -  Ах,  мерзавец.  Он  у  меня  заговорит.  Сегодня  вечером,  ты  слышишь,

Себастиани, в десять часов вернусь. Мы будем действовать. Ах... скотина.

     Себастиани отвязывал лошадей. д'Альбюфе повернулся к женщине.

     -  Пусть ваши сыновья хорошенько постерегут его. Если кто-нибудь  попробует

его освободить, тем хуже для него. Люк наготове... Могу я рассчитывать на них?

     -  Как и на их отца, маркиз,   - уверил псарь.   - Они  знают,  что  маркиз

уже сделал для меня и что он хочет сделать для них. Они не остановятся ни  перед

чем.

     -  На лошадей,   - сказал д'Альбюфе,   - и вернемся на охоту.

     События разворачивались так, как предполагал Люпен.  Во  время  поездок  на

охоту д'Альбюфе выполнял свое дело,  так  что  никто  и  не  догадывался  о  его

хитрости. Себастиани, который из чувства благодарности был ему  предан  душой  и

телом, сопровождал его и вместе они навещали пленника в то время, как сыновья  и

жена неотступно стерегли его.

     -  Вот каковы дела,   - заключил Люпен Клариссе Мержи, встретившись с ней в

гостинице, находившейся поблизости.   - Сегодня в  десять  часов  вечера  маркиз

подвергнет Добрека немного грубому, но необходимому допросу, к которому я и  сам

должен был прибегнуть.

     -  И Добрек откроет свой секрет,   - сказала Кларисса, уже расстроенная.

     -  Я боюсь этого.

     -  В таком случае?

     -  В таком случае  - отвечал Люпен, который казался совсем спокойным,   - у

меня два плана: или помешать свиданию...

     -  Но как?

     -  Опередив д'Альбюфе. В девять часов Гроньяр,  Лебаллю  и  я  проникнем  в

укрепления, завладеем крепостью, осадим башню,  обезоружим  гарнизон,  и  Добрек

наш.

     -  Если только сыновья Себастиани не спустят его в люк, о котором  упоминал

маркиз...

     -  Впрочем, я думаю прибегнуть к первому моему  способу  как  к  последнему

средству или если нельзя будет выполнить другой мой план.

     -  А в чем состоит другой план?

     -  Присутствовать на свидании маркиза с  Добреком.  Если  Добрек  не  будет

говорить, мы  выиграем  время  и  подготовим  похищение  его  в  более  выгодных

условиях. Если он откроет секрет или вернее  его  принудят  открыть  место,  где

находится список 27-ми, я буду знать это в  то  же  время,  как  и  Альбюфе,  и,

клянусь Богом, что воспользуюсь тайной раньше него.

     -  Да, да, но как вам удастся попасть туда?

     -  Не знаю еще,   - признался Люпен.   - Это зависит от некоторых сведений,

которые собирает Лебаллю.

     Он ушел из харчевни и вернулся лишь час спустя. Вскоре появился Балу.

     -  Достал книжку?   - спросил он у своего товарища.

     -  Да, патрон. Та самая, которую я видел у торговца газет в Омале.  Получил

за десять су.

     -  Давай ее сюда.

     Лебаллю подал старую, грязную брошюру, на которой было написано: "Посещение

Мортепьера, 1824 г." с рисунками и планом.

     Люпен сразу же отыскал на плане башню.

     -  Вот это самое место и нужно. Там было прежде три этажа над землей и  два

в подземелье, из которых один теперь завален обломками,  а  другой...  Смотрите,

вот где погребен наш друг Добрек. Какое  замечательное  название:  "Зал  пыток".

Бедный друг. Комната отделена от лестницы  двумя  дверями.  Здесь,  очевидно,  и

находятся трое братьев с ружьями.

     -  Но ведь вам невозможно пройти незамеченным?

     -  Невозможно... Разве что пробраться  сверху  через  обрушившийся  этаж  и

поискать ход с потолка. Но это уж очень ненадежно...

     Он продолжал перелистывать книгу. Кларисса спросила, нет ли в зале окна.

     -  Да, со стороны реки просто маленькое отверстие; вот она на карте.  Но...

оно находится в 50 метрах над водой  и  по  отвесной  скале.  Значит,  одинаково

невозможно.

     Он  пробежал  глазами  книгу.  Внимание  его  остановила  одна  глава   под

названием: "Башня влюбленных". Он прочел первые строчки: "Давным-давно  замковая

башня  была  названа  жителями  "Башней  влюбленных"  в  воспоминании  о  драме,

разыгравшейся здесь в средние века. Граф де  Мортепьер,  получив  доказательство

неверности своей жены, запер ее в комнату пыток. Она провела там около  20  лет.

Однажды ночью ее возлюбленный граф Танкарвиль в безумной отваге поставил прямо в

реку лестницу,  взобрался  по  ней  параллельно  береговой  скале  до  отверстия

комнаты, спилил прутья решетки и, освободив свою милую, стал  спускаться  с  нею

при помощи веревки. Они уже достигли начала лестницы, когда со стороны  окружной

дороги раздался выстрел и ранил мужчину в плечо.  Оба  возлюбленных  полетели  в

пространство...".

     Наступило  долгое  молчание;  под  влиянием  слышанного,  каждый   невольно

представлял себе трагическое происшествие. Так  изумительная  и  самоотверженная

храбрость человека, рискнувшего жизнью, чтобы спасти  женщину,  три  или  четыре

века тому назад была поругана бдительной стражей.

     Люпен посмотрел на Клариссу. Каким смущенным и умоляющим взглядом  ответила

она ему. Это был взгляд матери, которая пожертвовала бы всем для спасения сына и

которая требовала от него даже невозможного.

     -  Балу,   - сказал он,   - найди крепкую и тонкую  веревку  в  50  или  60

метров, чтобы я мог обмотать ее вокруг пояса. А ты, Гроньяр, примись  за  поиски

трех или четырех лестниц и свяжи их друг с другом.

     -  Что вы говорите, патрон,   - воскликнули оба разом.   -  Что  вы  хотите

делать. Да это безумие...

     -  Почему? Разве я не могу сделать того же, что удалось другому?

     -  Но ведь сто шансов против одного, что вы сломаете себе голову.

     -  Ну хоть один шанс есть за то, что я не сломаю головы?

     -  Но, послушайте...

     -  Довольно болтать, друзья. Соберитесь через час на берегу реки.

     Приготовления были долгими.

     С трудом нашли материал для лестницы в пятнадцать метров, которая доставала

бы до первого выступа береговой скалы, и нужно  было  еще  много  усилий,  чтобы

соединить все ее части вместе.

     Наконец, уже после девяти часов, лестницу установили посреди реки,  подвели

под нее лодку, передний конец который был  укреплен  между  двумя  перекладинами

лестниц, а задний упирался в берег.

     Темная ночь и безлюдье способствовали  успеху  работы.  Небо  было  покрыто

неподвижными облаками.

     Люпен отдал последние приказания Гроньяру и Балу и сказал со смехом:

     -  Нельзя себе представить, до чего мне забавно увидеть, как Добрека  будут

скальпировать и резать его кожу на ремни. Право, это стоит путешествия.

     Кларисса тоже была в лодке. Он сказал ей:

     -  До свидания. Главное не шевелитесь. Что бы ни случилось  - ни  движения,

ни звука.

     -  А может случиться?   - спросила она.

     -  Бог мой. Вспомните графа Танкарвиля. В ту самую минуту, когда он был уже

у цели со спасенной женщиной в руках,  счастье  ему  изменило.  Но,  однако,  не

беспокойтесь, все обойдется.

     Вместо ответа она крепко пожала ему руку.

     Поставив ногу на лестницу и убедившись, что она не особенно качается, Люпен

стал подниматься  и  очень  быстро  достиг  последней  ступеньки.  Только  здесь

начиналась настоящая опасность. Теперь надо было ползти  по  отвесной  стене.  К

счастью, время от времени попадались маленькие углубления, представлявшие  опору

ногам, или каменные выступы, за которые он ухватывался руками.

     Но два раза эти выступы под его тяжестью осыпались, он поскользнулся и  уже

думал, что погиб.

     В одном углублении он остановился для отдыха. Он был уже  измучен  и  почти

готов  отказаться  от  предприятия,  спрашивая  себя,  действительно  ли  стоило

подвергаться такому риску.

     "Ба,   - подумал он,   - да ты хочешь  увильнуть,  старина.  Отказаться  от

этой затеи? А Добрек между тем выдаст  свой  секрет.  Маркиз  овладеет  списком,

Люпен останется с носом, а Жильбер..."

     Длинная веревка, которой он себя  обвязал,  только  напрасно  стесняла  его

движения.  Люпен  прикрепил  один  конец  ее  к  пряжке  своих   брюк.   Веревка

развертывалась во всю длину подъема, и на обратном пути он  мог  воспользоваться

ею, как перилами.

     Снова ухватился он за неровности утеса и снова карабкался окровавленными  и

помертвелыми пальцами.

     Каждую минуту он ожидал неизбежного  -  падения.  И  вдруг  шепот  голосов,

услышанный им так ясно, поверг его в отчаяние.  Он  вспомнил  графа  Танкарвиля,

одинокого, посреди мрака, трепетавшего при звуках падения камней.

     Малейший звук отдавался со страшной силой в ночной  тишине...  Стоило  лишь

одному из стражей Добрека выглянуть с высоты Башни Влюбленных  - и все кончено.

     Он лез, лез, лез  так  долго,  что  отверстие,  к  которому  он  стремился,

казалось далеко позади.

     Без сомнения, с самого начала он взял слишком влево или слишком  вправо,  и

теперь вернется к окружной дороге. Глупейшая развязка. Да и не может быть иначе.

Какого  результата  ждать  от  попытки,  которую  обстоятельства  не   позволили

подготовить как следует?

     В  бешенстве  он  удвоил  усилия,  поднялся  еще   на   несколько   метров,

соскользнул,  захватил  снова  потерянный  кусок,  вырвал  пучок  корней,  опять

поднялся  и,  совсем  обессиленный  считал  уже  игру  проигранной,  как  вдруг,

вытянувшись, страшно напрягая весь организм, все мускулы и  всю  силу  воли,  он

остановился и замер. Он услышал шум голосов со  стороны  скалы,  за  которую  он

держался руками. Он прислушался: звуки шли справа. Повернув голову в сторону, он

заметил луч света, который прорезал мрак ночи.

     Каким сверхъестественным  усилием  воли,  каким  незаметным  движением  ему

удалось передвинуться сюда, он и сам не мог бы сказать. Но вдруг он  очутился  у

краев довольно широкого отверстия, глубиной не менее трех метров, проложенного в

толще скалы. Другой конец  отверстия  был  защищен  тремя  перекладинами.  Люпен

прополз в глубь отверстия, достиг перекладины и увидел...

 

 

     БАШНЯ ВЛЮБЛЕННЫХ

 

     Под ним находилась зала  пыток:  огромная  комната,  разделенная  на  части

четырьмя столбами, подпиравшими своды. Запах  сырости  и  плесени  подымался  от

мокрых стен.

     Вид ее и всегда был  мрачный,  но  в  этот  момент  огромные  тени  сыновей

Себастиани,  освещенные  косыми  лучами  света,  вид  пленника,  прикованного  к

кровати,   - все вместе производило страшное впечатление.

     На первом плане в шести-семи метрах под тем отверстием, в  которое  смотрел

Люпен, находился Добрек. Они воспользовались старинными цепями, чтобы прикрепить

его к койке, а койку к железному крюку в стене. Ноги и руки его  стянули  узкими

ремнями.  Малейшее  движение  его  заставляло  звучать  звонок,  привязанный   к

соседнему столбу.

     Лампа прямо светила ему в лицо. Перед ним стоял  маркиз  д'Альбюфе.  Люпену

видно было его бледное лицо с седеющими усами, вся его высокая и тонкая  фигура.

Маркиз д'Альбюфе глядел на заключенного со скрытой ненавистью.

     Несколько минут прошло в полном молчании. Маркиз приказал:

     -  Себастиани, зажги эти три факела, я хочу его лучше видеть.

     Когда были зажжены факелы и маркиз  внимательно  вгляделся  в  Добрека,  он

наклонился к нему и сказал почти мягко:

     -  Не знаю, что станется с нами. Но все же в этой зале я испытаю  священные

минуты радости. Ты причинил мне столько зла, Добрек. Сколько слез я пролил из-за

тебя, настоящих слез отчаяния; сколько денег украл ты у меня, целое состояние. А

боязнь разоблачения, уже бесчестия... О... разбойник.

     Добрек не двигался. Он был в очках, от которых отражались  лучи  света.  Он

сильно похудел, скулы выдавались на впавших щеках.

     -  Ну,   - сказал д'Альбюфе,   - надо  кончать.  В  окрестностях  появились

какие-то темные личности. Дай Бог, чтобы это исходило не от тебя и чтобы они  не

вздумали освобождать тебя, потому что в таком случае тебя  ждет  верная  гибель.

Себастиани, действует еще люк?

     Себастиани приблизился, встал на одно колено,  поднял  и  повернул  кольцо,

незамеченное Люпеном раньше и которое находилось как раз у ножки  кровати.  Одна

плитка пола отвалилась и обнаружила отверстие.

     -  Ты видишь, я предусмотрителен, у меня под рукой все средства, вплоть  до

колодца неизмеримой глубины, как говорит легенда. Итак, никакой помощи ниоткуда,

никакой надежды... Будешь ты говорить?

     Добрек не отвечал. Маркиз продолжал:

     -  В четвертый раз допрашиваю я тебя, Добрек. Четвертый раз  утруждаю  себя

розыском документа, находящегося у тебя, чтобы избавиться  от  шантажа  с  твоей

стороны. Это четвертый и последний раз. Заговоришь ли ты наконец?

     Молчание.

     По знаку, данному д'Альбюфе, оба сына подошли к кровати. У одного из них  в

руках была палка.

     -  Иди сюда,    -  приказал  д'Альбюфе  после  нескольких  минут  ожидания.

Себастиани растянул ремни, которые сжимали запястья Добрека, вставив  и  укрепив

между ними палку.

     -  Повернуть, г-н маркиз?

     Молчание. Маркиз ждал. Видя, что Добрек не шевелится, он прошептал:

     -  Да скажи же. К чему напрасные мучения?

     Ответа не было.

     -  Закручивай, Себастиани!

     Себастиани сделал полный оборот палки. Суставы захрустели. Добрек застонал.

     -  Не хочешь говорить? Однако же тебе хорошо известно, что  я  не  оставлю,

что я не могу оставить этого дела, что ты в моих руках и что, если  понадобится,

я буду пытать тебя до смерти. Не хочешь? Нет? Себастиани, еще раз.

     Слуга повиновался.  Добрек  подскочил  от  боли  и  со  страшным  хрипением

опустился на койку.

     -  Несчастный,   - кричал, весь дрожа, маркиз.   - Говори же. Как, тебе еще

не довольно? Да ну же, скажи, укажи, где список. Одно слово, только  одно,  и  я

тебя оставлю в покое. А завтра, когда список будет у меня, ты  будешь  свободен.

Слышишь? Свободен. Но, ради Бога, где список? Ах, скотина.  Себастиани,  поверни

еще.

     Себастиани не заставил ждать. Кости затрещали.

     -  Помогите, помогите,     -  хрипло  проговорил  Добрек,  тщетно  стараясь

освободиться. Потом, еле слышно, запинаясь произнес:   - Пощадите!

     Ужасное зрелище. Лица сыновей Себастиани подергивались.

     Люпен содрогнулся от отвращения. Понимая, что сам он не  мог  бы  выполнить

этого ужасного дела, он старался не пропустить признания. Наконец-то он  узнает!

Страдания, боль вырвут у Добрека секрет. И Люпен думал уже об обратном пути,  об

автомобиле, который его ждал, о бешеной гонке в Париж, о близости победы...

     -  Говори...   - убеждал шепотом Альбюфе,   - и муки кончатся.

     -  Да, да,   - лепетал Добрек.

     -  Ну...

     -  Потом... Завтра...

     -  Ах, вот как? Завтра? Себастиани, стяни еще.

     -  Нет, нет,   - молил Добрек,   - нет, останови.

     -  Говори.

     -  Ну, вот... Я спрятал бумагу...

     Но  страдания  были   слишком   сильны.   Добрек   поднял   голову   и   со

сверхъестественным усилием произнес какие-то  неясные  звуки,  сказал  два  раза

"Мэри-Мэри" и без чувств откинулся назад.

     -  Освободи его скорей,   - приказал д'Альбюфе Себастиани.   - Черт возьми!

Уж не хватили ли мы через край?

     Быстрый осмотр Добрека показал, что он  только  в  обмороке.  Маркиз,  тоже

изможденный, опустился  на  койку  в  ногах  Добрека,  вытирая  пот  со  лба,  и

пробормотал:

     -  Проклятая штука.

     -  Может быть, на сегодня  довольно?     -  спросил  сторож,  суровое  лицо

которого выражало волнение.   - Можно бы завтра снова...

     Маркиз молчал. Один из сыновей Себастиани подал ему походную флягу коньяку.

Вылив половину в стакан, он опорожнил его залпом.

     -  Завтра? Нет, сейчас же. Еще  маленькое  усилие.  Теперь  уже  не  трудно

будет...

     И, отведя сторожа в сторону, сказал:

     -  Ты слышал? Что он хочет сказать этим словом  - Мэри? Два  раза  повторил

он его.

     -  Да, два раза. Быть может, это имя женщины, которой он доверил документ?

     -  Никогда,   -  запротестовал  д'Альбюфе.     -  Он  ничего  и  никому  не

доверяет. Это обозначает другое.

     -  Но что же, господин Маркиз?

     -  Что? Это мы скоро узнаем, ручаюсь тебе.

     В это время Добрек издал глубокий вздох и вытянулся на своей койке.

     Д'Альбюфе, которому удалось вернуть себе хладнокровие, не  спуская  глаз  с

врага, подошел к нему и сказал:

     -  Ты теперь  видишь,  что  нелепо  сопротивляться.  Побежденному  остается

только подчиниться, глупо мучиться напрасно. Ну послушай, будь благоразумен.

     -  Стяни веревку,   - велел он Себастиани,   - пусть он почувствует ее. Это

его пробудит, пусть не притворяется мертвым.

     Себастиани взял снова палку и повернул  ее  так,  что  она  прикоснулась  к

распухшей коже. Добрек рванулся.

     -  Остановись, Себастиани,   - приказал маркиз.   - Мне кажется,  наш  друг

начинает  понимать  необходимость  соглашения.  Не   правда   ли,   Добрек?   Ты

предпочитаешь кончить? И ты прав.

     Оба нагнулись над страдальцем. Себастиани с  палкой  в  руке,  а  д'Альбюфе

направляя свет лампы в лицо узника.

     -  Он двигает губами, сейчас заговорит. Освободи чуть-чуть ремни, я не хочу

заставлять страдать друга... О, нет, нет, сжимай сильнее, мне кажется, наш  друг

колеблется. Еще оборот. Довольно... Ах,  дорогой  Добрек,  если  ты  не  станешь

говорить яснее, мы потеряем только время. Что? Что ты говоришь?

     Арсен Люпен проскрежетал проклятье: Добрек говорил, а он, Люпен, не мог его

услышать. Как он ни напрягал слух, стараясь удерживать биение  сердца  и  шум  в

висках, ни один звук не долетал до него.

     "Черт побери,   - думал он,   - этого я не предвидел. Что делать?"

     Он готов был выхватить револьвер и пустить в Добрека пулю, которая положила

бы конец этому объяснению. Но  он  ведь  все-таки  не  узнал  бы  ничего.  Лучше

довериться ходу событий и извлечь из них наибольшую выгоду.

     Между тем внизу продолжалась исповедь, прерываемая лишь стонами. Маркиз  не

оставлял своей жертвы.

     -  Говори дальше... Кончай же.

     Одобрительными возгласами он сопровождал неясные фразы.

     -  Хорошо, великолепно. Не может  быть,  повтори,  Добрек...  Странно...  И

никто не имел понятия? Даже Прасвилль? Вот идиот! Не натягивай  же,  Себастиани.

Ты же видишь, что наш друг задыхается...

     -  Спокойней, Добрек, не утомляйся. Итак, дорогой друг, ты говоришь...

     Это  был  конец.  Потом  послышался  шепот,  который  д'Альбюфе  больше  не

прерывал, но из которого Люпен не расслышал ни одного звука.

     Потом маркиз встал и издал радостное восклицание:

     -  Есть... Благодарю, Добрек. Поверь, что я никогда не забуду того, что  ты

сделал для меня. В нужде ты можешь смело обратиться  ко  мне:  на  кухне  всегда

найдется для тебя кусок хлеба и  стакан  сырой  воды.  Себастиани,  ухаживай  за

господином депутатом, как за родным сыном. Раньше всего освободи его от уз. Надо

быть бессердечным, чтобы связать своего ближнего как жареного цыпленка.

     -  Не дать ли ему напиться?

     -  Верно, дай ему пить.

     Себастиани с помощью  сыновей  развязал  ремни,  растер  затекшие  кисти  и

наложил повязку с мазью. Добрек проглотил несколько капель водки.

     -  Ну что, лучше стало?   -  спросил  маркиз.     -  Ничего,  скоро  совсем

пройдет,  и  ты  сможешь  похвастать,  что  подвергся  пыткам,  как  во  времена

инквизиции.

     Он посмотрел на часы.

     -  Довольно  болтать,  Себастиани.  Пусть  твои  сыновья  стерегут  его  по

очереди. А ты проводи меня на вокзал к последнему поезду.

     -  Как же, господин маркиз, оставить его несвязанным?

     -  Почему бы нет? Не думаешь же ты, что будем держать его здесь всю  жизнь?

О нет, Добрек, спи спокойно. Завтра в полдень я  буду  в  твоем  доме  и,  найдя

бумагу в указанном месте, тотчас телеграфирую сюда, и ты можешь  отправиться  на

все четыре стороны. Ведь ты не солгал мне, а?

     Он опять подошел к Добреку, наклонился над ним и сказал:

     -  Ты ведь не шутил, не правда ли? Было бы слишком глупо  с  твоей  стороны

так пошутить. Для меня это значило бы просто потерять один день, только и всего.

А вот ты, ты лишился бы всех остальных дней твоей  жизни.  Но  нет...  трудно  и

придумать более укромное местечко. В путь, Себастиани. Завтра жди телеграмму.

     -  А если вас не пустят в дом, господин маркиз?

     -  Почему же?

     -  Дом у сквера Ламартин занят людьми Прасвилля.

     -  Не беспокойся, Себастиани, если передо мной запрут  дверь,  я  пройду  в

окно, я подкуплю кого-нибудь из людей  Прасвилля.  Нужны  только  деньги,  а  их

отныне у меня, слава Богу, будет достаточно. Покойной ночи, Добрек.

     Они вышли с Себастиани, и тяжелые двери захлопнулись  за  ними.  По  плану,

составленному еще во время этой сцены, Люпен начал отступление.  План  этот  был

прост: надо было спуститься с помощью веревки по скале вниз, забрать  товарищей,

вскочить в автомобиль и на пустынной дороге, ведущей к вокзалу в Омаль, схватить

д'Альбюфе и Себастиани. А что это ему непременно удастся,  Люпен  ни  минуты  не

сомневался.

     Лишив их свободы, можно было вырвать у них признание, если не у одного, так

у другого, благо Альбюфе показал, как надо взяться за дело, а ради спасения сына

Кларисса Мержи сумела бы остаться твердой до конца  и  помогла  бы  раскрыть  их

тайну.

     Он дернул припасенную им веревку и стал ощупью искать выступа,  за  который

он мог бы зацепить веревку, чтобы потом ухватиться для спуска.  Но  когда  уступ

был найден,  вместо  того  чтобы  действовать  быстро  и  решительно,  как  того

требовали обстоятельства, он вдруг остановился. В последнюю минуту он раздумал.

     Нелепая и бессмысленная затея, говорил он себе, как будто можно поручиться,

что д'Альбюфе и Себастиани не уйдут от меня? И если даже  они  и  будут  в  моей

власти, все-таки они могут не раскрыть секрета... Нет, остаюсь.  Лучше,  гораздо

лучше...  попробовать...  атаковать...  не  их...   а   Добрека.   Он   истощен,

сопротивление его сломлено. Раз он  открыл  свой  секрет  маркизу,  нет  никакой

причины не повторить признания,  когда  Кларисса  и  я  употребим  то  же  самое

средство. Решено. Похитим Добрека.

     И прибавил мысленно:

     "Вообще, чем я рискую? Если дело не выгорит здесь,  мы  с  Клариссой  Мержи

бежим в Париж и вместе с Прасвиллем организуем самое  тщательное  наблюдение  за

домом у сквера Ламартин, чтобы д'Альбюфе не  удалось  воспользоваться  открытием

Добрека. Главное, предупредить Прасвилля об опасности, и это будет сделано".

     Церковные часы в соседней деревне пробили полночь.  В  распоряжении  Люпена

было шесть-семь часов на выполнение нового плана. Он тотчас же приступил к делу.

     Выбравшись из отверстия, в глубине которого находилось окно,  он  взобрался

на камень, поросший кустарником. С  помощью  ножа  он  нарезал  с  дюжину  палок

одинаковой длины. Потом он отложил на веревке два равных  расстояния.  Это  были

стойки лестницы. Между ними он укрепил двенадцать палочек, устроив таким образом

веревочную лестницу около шести метров длины.

     Когда он вернулся на  свой  наблюдательный  пост  над  залом  пыток,  возле

кровати Добрека находился один из трех сыновей Себастиани. Он  курил  трубку,  а

Добрек спал.

     "Черт,   - подумал Люпен.   - Если этот парень  не  заснет  всю  ночь,  мне

здесь нечего делать, придется улизнуть". Однако его  больше  мучила  мысль,  что

д'Альбюфе владеет тайной хрустальной пробки.

     Из свидания, на котором он присутствовал, он вынес твердое  убеждение,  что

маркиз работал, так сказать, в свою пользу и что, похищая список,  он  хотел  не

только  избавиться  от  преследований  Добрека,  но  и  прибегнуть  к  нему  для

восстановления своего состояния.

     Отныне Люпену предстояло сражаться с новым врагом. Быстрый ход  событий  не

позволял долго останавливаться над выбором средств. Следовало  какой  бы  то  ни

было ценой воспрепятствовать д'Альбюфе проникнуть в дом Добрека, предупредив  об

этом Прасвилля.

     Несмотря на все эти соображения, Люпен  все  оставался  на  том  же  месте,

удерживаемый какой-то неясной надеждой, что случай сам  предоставит  ему  скорую

возможность действовать.

     Пробило половину первого, потом час ночи. Ожидание становилось  ужасным,  к

тому же ночной холод сильно давал себя знать.

     Вдали послышался топот лошади.

     "Это Себастиани возвращается с вокзала",     -  подумал  он.  В  это  время

охранявший Добрека в зале пыток, выкурив весь  свой  запас,  решил  попросить  у

братьев немного табаку, хоть на одну трубку, и пошел к ним в павильон.

     Люпен оцепенел от изумления. Лишь только дверь  закрылась,  Добрек,  только

что перед этим крепко спавший, сел на кровати, прислушался, спустил  одну  ногу,

потом другую и встал, еще качаясь, но все  же  более  сильный,  чем  можно  было

ожидать.

     "Ну и прыткий парень,   - подумал Люпен.   -  Он  прекрасно  сможет  помочь

своему похищению. Один пункт меня тревожит: доверится ли он мне? Захочет  ли  за

мной следовать? Не примет ли чудесное  спасение,  ниспосылаемое  ему  небом,  за

ловушку маркиза?". Но тут Люпен вдруг вспомнил о письме к  Добреку,  лежавшем  у

него в кармане, о рекомендательном письме, подписанном старшей из сестер Руссело

по имени Евфразия.

     Он вынул его и прислушался. Ни малейшего звука, кроме легкого скрипа  шагов

Добрека. Люпен счел момент удобным. Живо просунув руку между  перекладинами,  он

бросил туда письмо.

     Добрек был поражен. Кружась в воздухе, в трех шагах от него на  землю  упал

конверт. Откуда? Он поднял голову к окну и вперил взгляд  во  тьму,  царившую  в

верхней части залы. Потом он посмотрел на конверт, все еще не  решаясь  до  него

дотронуться, как будто опасаясь каких-то козней.  Потом  вдруг,  бросив  быстрый

взгляд на дверь, схватил конверт и распечатал его.

     -  Ах!   - вырвалось у него радостно, когда он прочитал подпись.

     Вполголоса он читал письмо:

     "Принесшему эти строчки можно  вполне  довериться.  Это  он  нашел  деньги,

раскрыл маневр маркиза и разработал план бегства. Все готово. Евфразия Руссело".

     Он снова прочел письмо, повторяя:  "Евфразия...  Евфразия",     -  и  снова

посмотрел вверх.

     Люпен зашептал:

     -  Мне потребуется два или три часа времени, чтобы  подпилить  перекладину.

Себастиани с сыновьями вернется еще?

     -  Конечно,   - отвечал Добрек так же тихо.   - Но  думаю,  что  потом  они

оставят меня одного.

     -  Но они спят рядом?

     -  Да.

     -  Им не будет слышно?

     -  Нет, дверь слишком массивная.

     -  Хорошо. Тогда дело пойдет на лад. У меня с собой веревочная лестница.  В

силах ли вы подняться без моей помощи?

     -  Я думаю... попробую... главное, кисти пострадали...  Ах,  скоты!  Я  еле

могу двигать руками... и очень ослабел. Но все же постараюсь... надо...

     Он внезапно замолчал, послушал и, приложив палец ко рту, прошептал:

     -  Тс.

     Когда Себастиани и сыновья вошли в зал, Добрек, который успел уже  спрятать

письмо и улечься в  кровать,  притворился  внезапно  разбуженным  шумом.  Сторож

принес бутылку вина, стакан и немного еды.

     -  Как дела, господин депутат?   - воскликнул он.   - Конечно, может, мы  и

пересолили немного. Зверская штука это орудие  пытки.  Во  времена  революции  и

Бонапарта, как мне говорили, его  часто  пускали  в  ход.  Хорошее  изобретение,

работает чисто, ни капли крови, и скоро: уже через двадцать минут у вас  вырвали

признание.

     Себастиани разразился смехом.

     -  Кстати, господин депутат, поздравляю вас. Великолепно  спрятано.  Никому

бы ни в жизнь не догадаться. Признаться, сначала нас, маркиза  и  меня,  смутило

имя Мэри, которое вы произнесли. Вы не лгали, только вот  слово  то  застряло  у

вас. Надо было его закончить. Но все-таки  странно.  Так  прямо  в  кабинете  на

столе?

     Сторож встал и зашагал по комнате, потирая руки.

     -  Господин маркиз очень доволен, так доволен, что  завтра  вечером  явится

сам, чтобы выпустить вас на свободу. Да, нужно  будет  исполнить  еще  кое-какие

формальности. Может, вам придется подписать несколько чеков, вернуть  неправедно

захваченное, вознаградить маркиза за издержки и труды. Но ведь для вас это  что?

Пустяк? Да, теперь уже никаких  цепей,  ни  наручников,  ничего  не  будет.  Мне

приказано даже поднести вам  бутылку  доброго  старого  вина  и  флягу  коньяку,

словом, обращаться с вами по-царски.

     Себастиани отпустил еще несколько шуток,  взял  лампу,  оглядел  комнату  в

последний раз и сказал сыновьям:

     -  Дадим ему поспать. Да и вы отдохните-ка, только не  засыпайте  крепко...

никогда нельзя знать...

     Они вышли.

     Люпен тихо спросил:

     -  Можно начать?

     -  Да, но осторожно. Возможно, что через час-другой они опять будут  здесь,

совершая обход.

     Люпен принялся за работу. Заржавленное  и  попорченное  от  времени  железо

легко  поддавалось  под  его  острой  пилой.  После  двух   приемов   он   вдруг

насторожился. Шорох не повторился. По-видимому, крыса скреблась в верхнем  ярусе

или пролетела сова,  и  он  продолжал  работу,  подбодряемый  Добреком,  который

сторожил у двери и предупредил бы его при малейшей опасности.

     -  Уф,   - сказал он, проводя пилой в последний раз.   - Не  дурно.  Ну,  и

тесно же в этом проклятом туннеле. А холод-то какой.

     Он надавил изо всех сил на перекладину, которую подпилил снизу, и раздвинул

ее настолько, чтобы можно было проскользнуть между  двух  оставшихся.  Потом  он

отошел к более широкой части углубления, где  он  оставил  веревочную  лестницу.

Укрепив ее за перекладину, он позвал:

     -  Сс... Готовы ли вы?

     -  Да, сейчас, еще разок послушаю. Спят... Давайте лестницу.

     Люпен опустил ее и спросил:

     -  Помочь вам?

     -  Нет... я немного слаб... да ничего... обойдусь.

     Действительно, он довольно скоро  достиг  отверстия  коридора  и  собирался

пойти вслед за своим спасителем. Однако свежий воздух и  вино,  выпитое  им  для

подкрепления сил, так подействовали на его еще слабый организм, что  он  упал  в

обморок и пролежал на  камне  с  полчаса.  Люпен  между  тем  уже  начал  терять

терпение. Он привязал Добрека к одному концу веревки, другой конец  которой  был

обвязан вокруг перекладины, намереваясь спустить его, как какой-нибудь  тюк,  но

Добрек очнулся.

     -  Мне лучше,   - прошептал он.   - Долго ли будем спускаться?

     -  Довольно долго.

     -  Как же д'Альбюфе не предвидел возможности похищения отсюда?

     -  Скала стоит совсем отвесно.

     -  Но вы же смогли...

     -  Ну, конечно, ваши кузины настаивали. Да и жить  надо  с  чего-нибудь,  а

ваши кузины были щедры...

     -  Милые девушки,   - произнес Добрек.   - Где они?

     -  Внизу, в лодке.

     -  Ах, значит, имеется и река?

     -  Да, но не будем разговаривать, это опасно.

     -  Еще слово только. Долго ли вы пробыли там, прежде чем бросили письмо?

     -  Нет, нет, самое большее с четверть часа. Я объясню вам все  потом.  Надо

спешить.

     Люпен прошел вперед, рекомендуя Добреку хорошенько ухватиться за веревку  и

спускаться назад. В более трудных местах он поддерживал Добрека.

     Им понадобилось более сорока минут, чтобы добраться  до  площадки  выступа,

образованного скалой. Несколько раз Люпен должен был помогать своему компаньону,

руки которого от недавних пыток совершенно потеряли гибкость.

     Временами он стонал:

     -  Ах, канальи, как они меня измучили. Бродяги. О, д'Альбюфе. Ты мне дорого

за это заплатишь.

     -  Молчите,   - приказал Люпен.

     -  Что случилось?

     -  Наверху... шум...

     Люпен  с  ужасом  вспомнил  графа  Танкарвиля  и  его  смерть  от  выстрела

предательского аркебуза. Остановившись  на  площадке,  они  прислушивались.  Вся

обстановка, окружавшая их в этот миг, этот мрак и безмолвие,   - приводили его в

содрогание.

     -  Нет,   - сказал он,   - я ошибся. Вообще, с моей  стороны  глупо.  Здесь

нас не настигнут...

     -  Кто мог бы нас настигнуть?

     -  Нет, ничего, так, нелепая мысль...

     Он поискал лестницу и, нащупав ее, сказал:

     -  Вот лестница, которая стоит в реке. Один из моих друзей и ваши кузины ее

стерегут.

     Он свистнул.

     -  Это я,   - произнес он вполголоса.   - Держите хорошенько лестницу.

     Затем обращаясь к Добреку:

     -  Я спускаюсь.

     Тот заметил:

     -  Пожалуй, лучше мне быть впереди.

     -  Почему?

     -  Я  очень  слаб.  Вы  обвяжете  меня  веревкой  за  пояс  и  будете  меня

придерживать, иначе я рискую.

     -  Да, вы правы,   - сказал Люпен.   - Подойдите.

     Добрек подошел и встал на колени. Люпен  обвязал  его,  потом,  нагнувшись,

схватился обеими руками за стойки, чтобы лестница не качалась.

     -  Идите,   - проговорил он.

     В ту же минуту он почувствовал мучительную боль в плече.

     -  Проклятие,   - воскликнул он, опускаясь в изнеможении.

     Добрек ударил его ножом сзади немного правее затылка.

     -  О, несчастный...

     В темноте он еле различил, как Добрек освобождал себя от веревки и шептал:

     -  Как ты глуп. Приносишь мне от моей кузины  Евфразии  Руссело  письмо,  в

котором  я  сразу  узнаю  почерк  старшей   -  Аделаиды.  Эта  старая  лиса   из

предосторожности подписалась именем младшей Евфразии. Как видишь, я  разгадал...

Теперь... немного подумавши... я могу... Я имею дело с Арсеном Люпеном,  не  так

ли? Покровителем Клариссы, спасителем Жильбера. Бедняга. Твоя песенка  спета.  Я

не часто прибегаю к помощи ножа, но у меня верный удар.

     Он наклонился к раненому и обыскал его карманы.

     -  Дай-ка  мне  твой  револьвер.  Ты  понимаешь,  что  твои  партнеры  живо

догадаются, кто я, и захотят схватить меня. И так как я очень  силен,  то  одна,

две пули...  Прощай,  Люпен.  Увидимся  на  том  свете,  а?  Приготовь  мне  там

комфортабельную комнату... Прощай... Благодарю тебя. Право же, не знаю, что было

бы со мной без тебя. Ох, этот дьявол д'Альбюфе знает свое дело. Подожди  только,

когда я с тобой встречусь.

     Добрек закончил свои приготовления и свистнул. С лодки ответили.

     -  Вот и я,   - сказал он.

     Сверхъестественным усилием воли Люпен протянул руку, чтобы  его  задержать.

Но вокруг уже никого не было. Он хотел кричать, предупредить  своих  сообщников:

голос застрял в горле.

     Он ощущал страшную слабость во всем теле. В висках стучало.

     Вдруг снизу донеслись восклицания, шум выстрелов,  жалобы  женщины,  стоны,

немного спустя еще два выстрела.

     Мысленному взору Люпена представилась Кларисса уже раненой, может быть, уже

умирающей, убегающий Добрек, д'Альбюфе, хрустальная пробка, о тайне  которой  не

догадывается ни один  человек  в  мире  и  которой  овладевает  тот  или  другой

противник.

     Потом неожиданно ему привиделось,  как  граф  Танкарвиль  падает  со  своей

возлюбленной в пространство.

     Прошептав несколько раз:

     -  Кларисса, Кларисса...  Жильбер...     -  он  как-то  вдруг  весь  затих,

бесконечный мир воцарился в душе его. Ему показалось, что ничем не удерживаемое,

как будто пустое тело его катится к краю скалы в пропасть.

 

 

     ВО МРАКЕ НЕИЗВЕСТНОСТИ

 

     Арсен Люпен приходит в сознание в одной из комнат гостиницы города  Амьена.

У его изголовья Кларисса и Балу.

     Они разговаривают, а Люпен слушает не открывая глаз. Он узнает, что за  его

жизнь сильно боялись, но что теперь опасность  миновала.  Дальше  он  схватывает

отдельные слова, которые знакомят его с событиями трагической ночи в Мортепьере;

появление Добрека внизу, ужас сотоварищей, узнающих в нем своего врага, короткое

столкновение, Кларисса, раненная в плечо, бросается на Добрека,  тот  спрыгивает

на берег, Гроньяр делает в него выстрел  и  бросается  в  погоню  за  ним.  Балу

взбирается по лестнице и находит наверху изнемогающего патрона.

     -  Поверите ли,   - продолжал Балу,   - я недоумеваю до сих пор, как он  не

скатился. Правда, в этом месте как раз маленькое углубление, но покатое, так что

надо было цепляться всеми десятью пальцами, хоть умирай. Черт возьми!  И  трудно

же ему было.

     Люпен с отчаянием ловит отдельные слова. Он собирает все свои  силы,  чтобы

связать и осмыслить слова  Балу  и  Клариссы.  Вдруг  одна  фраза  поражает  его

сознание ужасом: Кларисса, в слезах,  говорит,  что  снова  утекло  восемнадцать

дней, ничего утешительного не принесших для дела спасения Жильбера. Восемнадцать

дней. Это число пугает его. Ему кажется, что все кончено в его жизни, никогда не

удастся ему поправиться и продолжать борьбу и что  Жильбер  и  Вошери  умрут  на

эшафоте. Мысли обрываются, беспамятство вновь овладевает им.

     Потом настала самая тяжелая пора его жизни, сознание  его  пробуждалось,  и

бывали  минуты,  когда  он  ясно  сознавал  положение  вещей.  Но  он   не   мог

координировать своих идей, не мог составить логического заключения, не мог  дать

указаний своим друзьям.

     Когда он выходил  из  оцепенения,  он  часто  находил  свою  руку  в  руках

Клариссы, и в этом состоянии  полубреда  он  то  делал  ей  страстные  и  нежные

признания, то о чем-то умоляя, то благодарил за  радость  и  свет,  которые  она

проливала в его душу.

     Потом, когда немного успокаивался, он пробовал шутить над самим собой.

     -  Я бредил, не правда ли? Воображаю, сколько глупостей я наговорил.

     Но по молчанию Клариссы он видел, что мог высказывать все, что угодно.  Она

ничего не слышала. Заботливость ее к  больному,  ее  преданность,  бдительность,

беспокойство при малейшем ухудшении состояния, все это относилось не  столько  к

нему самому, сколько к спасителю Жильбера. Она с мукой в душе следила  за  ходом

его выздоровления. Когда же будет он в состоянии приняться за борьбу? Не безумие

ли так задерживаться около  него,  когда  с  каждым  днем  надежды  на  спасение

убывали?

     Люпен постоянно повторял себе, глубоко веря в силу внушения:

     -  Хочу выздороветь... хочу выздороветь...

     Он старался целыми днями лежать неподвижно, чтобы не сдвинуть  повязки  или

не вызвать нервного потрясения.

     Он старался также не думать о своем страшном  противнике,  Добреке,  но  не

мог.

     Однажды утром Люпен проснулся в лучшем расположении духа.  Рана  закрылась,

температура была почти нормальная. Врач, приезжавший ежедневно из Парижа, обещал

выпустить его из постели послезавтра. В этот день, в  отсутствие  сотоварищей  и

госпожи Мержи, уехавших еще накануне в поисках  новых  сведений  о  Добреке,  он

подошел к открытому окну.

     Он почувствовал, что жизнь вливается в него вместе с солнечными лучами, что

он оживает, как природа весной.

     Обычное течение мыслей возвращалось к нему, и факты воспринимались в  своей

логической последовательности и внутренней связи.

     Вечером он получил от Клариссы телеграмму, извещавшую его, что дела плохи и

что она, так же как Гроньяр и Балу, ночует  в  Париже.  Он  провел  дурно  ночь,

волнуясь из-за этой депеши.  Какие  обстоятельства  заставили  Клариссу  послать

телеграмму?

     На  следующий  день  она  вошла  в  его  комнату,   бледная,   с   глазами,

покрасневшими от слез, слабая, и упала в кресло.

     -   Кассационная  жалоба  отклонена,     -  пробормотала  она.  Он  казался

хладнокровным и с удивлением спросил:

     -  А вы рассчитывали на нее?

     -  Нет, нет, но все же... как-то надеешься...

     -  Это произошло вчера?

     -  Неделю тому назад. Балу скрыл от меня, а сама я боялась читать газеты.

     Люпен осторожно намекнул:

     -  Остается просить о помиловании...

     -   О  помиловании?  Вы  думаете,  что  сообщников  Арсена   Люпена   могут

помиловать?

     Эти слова вырвались у нее с какой-то запальчивостью и горечью, но он сделал

вид, что ничего не заметил, и ответил:

     -  Вошери, пожалуй, не  помилуют...  а  над  Жильбером,  ради  его  юности,

сжалятся.

     -  Не сжалятся и над ним.

     -  Откуда вы знаете?

     -  Я видела его защитника.

     -  Вы видели защитника? И вы ему открыли?

     -  Я открыла, что я мать Жильбера, и спросила, не может ли оглашение  этого

факта повлиять на развязку или хотя бы задержать его.

     -  Вы бы сделали это?   - прошептал он.   - Вы признались бы?..

     -  Жизнь Жильбера выше всего. Что мне за дело  до  чести  моего  имени,  до

имени моего мужа?

     -  А имя вашего маленького Жака?   - настаивал Люпен.     -  Имеете  ли  вы

право  губить  его  будущность,  огласив,  что  у  него  есть  брат  преступник,

приговоренный к смертной казни?

     Она поникла головой. Он снова заговорил:

     -  Что ответил вам адвокат?

     -  Он ответил, что это ничем не может помочь Жильберу, и я видела,  что  он

не строит никаких иллюзий.

     -  Ну, пусть, но президент республики?

     -  Президент всегда справляется с мнением комиссии.

     -  На этот раз он изменит своему обыкновению.

     -  Почему?

     -  Потому что на него произведут давление.

     -  Каким образом?

     -  Ему передадут условно список двадцати семи.

     -  А список у вас?

     -  Нет.

     -  Ну, в таком случае?

     -  Он будет у меня.

     Неудачи не могли поколебать его уверенности. С глубокой верой в бесконечное

могущество своей силы воли, он был убежден, что добьется своего рано или поздно.

     Она слегка пожала плечами, не совсем доверяя ему.

     -  Единственный, кто только мог бы еще подействовать, если бы д'Альбюфе  не

украл у него списка, это  - Добрек.

     Она произнесла это тихо и рассеянно, заставив задрожать Люпена.  Не  думала

ли она, как он это часто подозревал, пойти к Добреку  и  ему  доверить  спасение

сына?

     -  Напоминаю вам об одном обещании, данном мне. Мы условились,  что  борьбу

против Добрека поведу я, ни в какие соглашения с ним вы не можете вступать.

     Она возразила:

     -  Я даже не знаю, где он. Если бы  мне  это  было  известно,  разве  я  не

сказала бы вам?

     Ответ был уклончивый, но он не стал продолжать допроса и спросил ее только:

     -  Итак, неизвестно, что стало с Добреком?

     -  Неизвестно. Несомненно только, что пуля, пущенная  Гроньяром,  попала  в

цель, потому что  на  следующий  день  после  его  бегства  мы  нашли  в  кустах

окровавленный платок. Кроме того, на станции Омаль  видели  очень  слабого  и  с

трудом ходившего человека. Он взял билет на первый  отходивший  поезд...  Вот  и

все, что мы знаем...

     -  Он, должно быть, серьезно ранен  и  лечится  в  надежном  убежище.  Быть

может, он находит полезным избегать некоторое время возможных козней со  стороны

полиции, д'Альбюфе, вас, меня, вообще всех его врагов.

     Затем Люпен подумал и спросил:

     -  Что говорили в Мортепьере о происшествии?

     -  Ничего особенного. Рано утром веревку подобрали, Себастиани и сыновья  в

ту же ночь заметили исчезновение  Добрека.  Весь  этот  день  Себастиани  где-то

пропадал.

     -  Ну да, он отправился с известием к маркизу. А где сам маркиз?

     -  У себя в имении. По сведениям Гроньяра, там тоже ничего  подозрительного

не замечено.

     -  Можно ли быть уверенным, что д'Альбюфе не проник в отель Добрека?

     -  Вполне.

     -  А сам Добрек?

     -  Тоже.

     -  Видели ли вы Прасвилля?

     -  Он в отпуске, путешествует. Главный же инспектор  Бланшон,  которому  он

поручил это дело, и его  агенты,  охраняющие  отель,  утверждают,  что  согласно

приказу Прасвилля, они ни на минуту  не  покидают  помещения  и  даже  ночью  по

очереди остаются в конторке на страже, так что никто не мог пробраться туда.

     -  Следовательно, хрустальная  пробка  должна  еще  находиться  в  кабинете

Добрека?

     -  Если она была в кабинете до исчезновения Добрека, то она должна там быть

и сейчас.

     -  И на рабочем столе.

     -  На рабочем столе? Почему вы так думаете?

     -  Потому  что  знаю,     -  сказал  Люпен,  не  забывший  последней  фразы

Себастиани.

     -  Но вы не знаете, в каком предмете спрятана пробка?

     -  Ну, рабочий стол невелик, в двадцать минут его можно  обыскать  со  всем

сторон, а в десять разрушить, если понадобится.

     Разговор немного утомил Арсена Люпена.

     -  Послушайте,   - сказал он Клариссе,   - прошу  вас  подождать  дня  два,<

три. Сегодня у нас понедельник, четвертое марта,  послезавтра,  в  среду,  самое

позднее, в четверг, я буду на ногах. И  будьте  уверены,  наше  дело  увенчается

успехом.

     -  А до тех пор?

     -  До тех пор возвращайтесь в Париж. Поселитесь с Гроньяром и Балу в  отеле

"Франклин", около Трокадеро, и следите за домом Добрека, благо вам открыт доступ

туда. Подзадорьте агентов.

     -  А если Добрек вернется?

     -  Тем лучше, тогда он в наших руках.

     -  Или только заедет и сейчас же обратно?

     -  Гроньяр и Балу должны последовать за ним.

     -  Но если они потеряют его из виду?

     Люпен не ответил. Никто не испытывал  более  этой  необходимости  сидеть  в

гостинице сложа руки в то время как его присутствие было так необходимо на  поле

битвы. Быть может, это сознание и переполнило чашу терпения Арсена Люпена.

     -  Уйдите, пожалуйста,   - взмолился он.

     С некоторых пор  между  ними  появилось  какое-то  чувство  принужденности,

которое все росло с приближением страшного дня. Совершенно упуская из виду,  что

она сама толкнула Жильбера в энжиенскую авантюру, госпожа Мержи не могла забыть,

что правосудие сурово преследовало ее сына не столько за его проступок,  сколько

за то, что  он  был  сообщником  Люпена.  И  притом,  чего  достиг  Люпен  всеми

стараниями, всей своей безграничной энергией,  чем  помогло  его  посредничество

Жильберу?

     Молча поднялась она и вышла.

     На следующий день он был довольно слаб.  В  среду,  на  требование  доктора

остаться в постели до конца недели, он ответил вопросом.

     -  Что будет со мной, если я все же встану?

     -  Повторится лихорадка.

     -  Больше ничего?

     -  Нет, рана почти срослась.

     -  Ну, тогда будь что будет. Еду с вами в  автомобиле,  в  полдень  мы  уже

будем в Париже.

     Обстоятельством, побудившим его ехать немедленно, было,  во-первых,  письмо

Клариссы,  гласившее:  "Я  напала  на  след  Добрека",  во-вторых,   телеграмма,

напечатанная в амьенских газетах  и  сообщавшая  об  аресте  маркиза  д'Альбюфе,

замешанного в деле Канала.

     Добрек мстил.

     Маркизу же не удалось воспрепятствовать  мщению.  Значит,  ему  не  удалось

захватить документа, лежавшего на столе кабинета, а это показывает, что агенты и

инспектор Бланшон, посланные Прасвиллем в отель у сквера Ламартин, оказались  на

высоте. Словом, хрустальная пробка была еще на месте.

     Этот факт можно было объяснить тем, что Добрек опасался зайти в  свой  дом,

или тем, что здоровье не позволяло ему еще это сделать, или  же  он  был  твердо

уверен, что никто, кроме него, не найдет пробки, и потому не спешил.

     Во всяком случае несомненно одно: надо действовать как можно  скорее.  Надо

опередить Добрека и овладеть хрустальной пробкой.

     Как только они выехали к Булонскому лесу недалеко от сквера Ламартин, Люпен

простился с доктором и вышел. К нему тотчас подошли Балу и Гроньяр,  которым  он

назначил здесь свидание.

     -  А где госпожа Мержи?   - спросил он их.

     -  Ее нет со вчерашнего дня. Она нам сообщила только, что  видела  Добрека,

когда он выходил от кузин и садился в  экипаж.  Она  знает  номер  экипажа  и  о

дальнейших расследованиях известит нас.

     -  Что еще нового?

     -  Сегодня ночью, по  сведениям  газеты  "Пари  Миди",  в  тюремной  камере

больницы маркиз д'Альбюфе куском  стекла  вскрыл  себе  вены.  Он  оставил,  как

говорят, длинное письмо, в котором обвиняет, признавая свою вину, в своей смерти

Добрека и изображает его закулисную игру в деле Канала.

     -  Это все?

     -  Нет еще. Та же  газета  сообщает,  что  комиссия  помилования,  по  всей

вероятности, изучив дело, отклонила просьбу о помиловании Вашери  и  Жильбера  и

что, вероятно, в пятницу президент республики примет их адвокатов.

     Люпен оживился:

     -  Однако они гонят дело вовсю. Сразу видно, что тут замешан Добрек, давший

толчок этой старой машине правосудия. Еще  неделька,  и  нож  опустится.  Бедный

Жильбер! Если через день  к  делу,  которое  твои  адвокаты  доложат  президенту

республики, не будет приложен список двадцати семи, бедняга, ты погиб!

     -  Ну, ну, патрон, вы падаете духом.

     -  Я? Никогда. Через час документ будет  у  меня,  я  увижусь  с  адвокатом

Жильбера, и ужас кончится.

     -  Браво, патрон. Узнаю вас. Ждать вас здесь?

     -  Нет, отправляйтесь в отель. Я приду к вам.

     Они расстались. Люпен пошел прямо к отелю и позвонил.

     Ему отворил агент, который тотчас признал его.

     -  Господин Николь?

     -  Да,   - сказал он.   - Главный инженер Бланшон здесь?

     -  Да...

     -  Могу я переговорить с ним?

     Его  провели  в  кабинет  инспектора,  который   принял   его   с   видимой

предупредительностью.

     -  Господин Николь, у меня есть приказ отдаться в ваше полное распоряжение,

и я счастлив вас видеть здесь именно сегодня.

     -  Почему же, господин главный инспектор?

     -  Потому что есть новости.

     -  Что-нибудь важное?

     -  Очень важное.

     -  Говорите скорее.

     -  Добрек вернулся.

     -  Что? Как? Он сейчас здесь?

     -  Нет, он ушел.

     -  Входил он сюда, в кабинет?

     -  Да.

     -  Когда?

     -  Сегодня утром.

     -  И вы допустили?

     -  Как же я мог не допустить?

     -  И оставили его одного?

     -  Он решительно потребовал этого.

     Люпен чувствовал, что бледнеет. Добрек  вернулся  за  хрустальной  пробкой.

Довольно долго он хранил молчание, раздумывая про себя:

     -  Он пришел за пробкой, боялся, чтобы другие не  захватили.  Черт  возьми,

это неизбежно. Д'Альбюфе, взятый под стражу, разоблачает Добрека,  надо  же  ему

защищаться. Шутки плохи. После  многих  месяцев  неизвестности  публика  узнает,

наконец, что коварное существо, подстроившее трагедию двадцати семи, порочащее и

доводящее людей до смерти,   - не кто иной, как Добрек. Что было бы с ним,  если

бы он лишился своего талисмана? Он снова овладел им.

     Он спросил как можно более уверенно:

     -  Долго ли он здесь пробыл?

     -  Секунд двадцать.

     -  Как, только и всего?

     -  Да, не больше.

     -  В котором часу?

     -  В десять.

     -  Мог ли он уже знать о самоубийстве д'Альбюфе?

     -  Да, я видел у него в кармане специальное издание "Пари Миди", выпущенное

по этому случаю.

     -  Так, так.

     Затем спросил:

     -  Разве господин Прасвилль не  дал  вам  специальных  указаний  на  случай

возможного возвращения Добрека?

     -  Нет. В отсутствие господина Прасвилля мне  пришлось  даже  запросить  по

этому поводу префектуру,  и  я  ожидаю  ответа.  Исчезновение  депутата  Добрека

взбудоражило общество, как вы знаете, и наше присутствие здесь  допустимо,  пока

длится его отсутствие. Но раз Добрек вернулся целым и невредимым,  можем  ли  мы

оставаться в его доме?

     -  Что за важность,   - сказал Люпен рассеянно,   - будет под вашей охраной

дом или нет. Добрек вернулся, значит, пробки здесь нет больше.

     Он не закончил еще фразы, как новый вопрос возник в его уме. Нельзя ли как-

нибудь удостовериться, что пробка действительно исчезла? Не осталось ли  какого-

нибудь следа исчезновения пробки, заключенной, конечно,  в  какой-нибудь  другой

предмет?

     Убедиться было нетрудно. Достаточно было только внимательно осмотреть стол.

Ведь Люпен знал из шуточек Себастиани, что именно стол являлся местом  хранилища

пробки. Да и самим хранилищем должно  быть  что-то  очень  простое,  ибо,  чтобы

разыскать и взять к себе, ему понадобилось двадцать секунд, промежуток  времени,

в который только и можно успеть что войти и выйти.

     Люпен посмотрел вокруг. В его памяти как будто запечатлелся  вид  стола  со

всей совокупностью предметов,  находившихся  на  нем  в  прошлый  раз,  с  такой

ясностью, что отсутствие одного из них мгновенно поразило его. Как будто  именно

этот предмет являлся характерным признаком стола, отличившим его от других.

     "О,   - подумал он с радостью,   - все совпадает... все... вплоть до начала

слов, которые пытка вырвала у Добрека в башне Мортепьера. Загадка  раскрыта.  На

этот раз нет никаких сомнений. Мы у цели".

     Не отвечая на расспросы инспектора, Люпен думал о том,  как  просто  ларчик

открывался, и вспоминал о подобной истории у Эдгара  По  с  украденным  письмом,

долго разыскиваемым и лежавшим почти на виду у всех.

     -  Ну, и не везет же мне,   - сказал Люпен, раздраженный своим открытием,  

- и в этой проклятой истории словно кто обрек меня на неудачи: что я ни задумаю,

что ни построю, все гибнет тотчас же.

     Но он не сдавался. С  одной  стороны,  ему  было  известно,  каким  образом

депутат спрятал пробку. От Клариссы Мержи он узнает место, где Добрек  скрывался

сам. Остальное уже для него детская забава.

     Гроньяр  и  Балу  ждали  его  в  гостиной  маленького   отеля   "Франклин",

расположенного близ Трокадеро. Госпожа Мержи еще не написала им.

     -  Ничего,   - сказал он.   - Я верю в нее. Она не оставит Добрека, пока не

добьется своего.

     Однако в конце концов он стал терять терпение и беспокоиться. Им предстояло

сражение, последнее, как он надеялся, в котором  малейшее  промедление  было  бы

гибелью. Вдруг Добрек увильнул от госпожи Мержи? Как напасть снова на его  след?

Да и прежде всего они  не  располагали  уже  больше  временем,  необходимым  для

исправления совершенных ошибок,  оставались  лишь  часы,  ужасающе  ограниченное

количество часов.

     Встретив хозяина отеля, он спросил его:

     -  Вы уверены, что на имя моих друзей нет пневматической почты, письма?

     -  Вполне уверен.

     -  А на мое имя, на имя Николь?

     -  Тоже ничего нет.

     -  Любопытно,   - ответил Люпен.   - Мы рассчитывали  получить  сведения  о

госпоже Одран (под этим именем госпожа Мержи была известна в отеле).

     -  Но эта дама приходила сама.

     -  Что вы говорите?

     -  Она приходила недавно и, не застав этих господ, оставила в своей комнате

письмо. Разве слуга не сказал вам?

     Люпен и его друзья поспешно  поднялись  к  себе.  Действительно,  на  столе

лежало письмо.

     -  Да оно распечатано. Как это могло случиться? И разрезано.

     Письмо гласило следующее:

     "Добрек провел неделю в отеле "Централь". Сегодня утром  он  отправил  свои

вещи на вокзал... и телеграфировал, чтобы ему оставили место в  спальном  вагоне

поезда, который идет в...

     Я не знаю, в котором  часу  отходит  поезд.  Буду  все  время  на  вокзале.

Приходите втроем как можно скорее. Надо подготовить похищение".

     -  Хорошо,   - сказал Балу.   - Да на какой вокзал? И куда идет поезд?  Она

отрезала самые нужные слова.

     -  Ну, да,   - буркнул Гроньяр.   -  Два  удара  ножницами,  и  весь  смысл

письма пропал. Странная она. Голову, что ли, потеряла?

     Люпен не двигался. Кровь прилила к голове с такой силой, что он должен  был

схватиться руками за виски и удерживать их биение. Он чувствовал, как  лихорадка

вновь охватывает его мозг, начинает затемнять его сознанье, и призвал на  помощь

всю свою силу воли, чтобы раздавить этого  внутреннего  врага.  Иначе  он  погиб

безвозвратно.

     Он прошептал очень спокойно:

     -  Сюда приходил Добрек.

     -  Добрек?

     -  Разве вы можете допустить хоть на минуту, чтобы госпожа Мержи пропустила

эти два слова? Это дело рук Добрека. Госпожа Мержи думала выследить депутата,  а

вышло наоборот, он выследил ее.

     -  Каким образом?

     -  С помощью здешнего слуги, который  не  доложил  нам  о  приходе  госпожи

Мержи, но зато уведомил Добрека. Тот пришел, прочел письмо и в насмешку  оставил

его нам, отрезав самое существенное.

     -  Можно разузнать, допросить...

     -  К чему? На что нам знать, как он прошел, раз мы знаем, что он прошел.   

- Он довольно долго изучал письмо, поворачивая его во все стороны, потом сказал,

вставая:

     -  Пойдемте.

     -  Но куда?

     -  На Лионский вокзал.

     -  Вы уверены?

     -  Никогда ни в чем не уверен, когда имею дело с Добреком. Но  надо  же  на

чем-нибудь остановиться, а судя по тому, что его  дела,  здоровье,  удовольствия

влекут его скорее в Марсель и к лазурным берегам, чем на восток Франции, из двух

вокзалов, Восточного и Лионского, надо остановиться на последнем.

     Лишь в восьмом часу вечера Люпен и товарищи ушли  из  отеля.  Полным  ходом

автомобиль доставил их на вокзал. Но уже через несколько минут  было  ясно,  что

Клариссы Мержи нет нигде, ни внутри вокзала, ни на перроне.

     -  Однако...   - хрипел Люпен, возбуждение  которого  возрастало  от  новых

препятствий.   - Однако если он получил спальное место,  то  только  в  вечернем

поезде и только в поезде, уходящем в половине восьмого.

     Скорый поезд отходил. Они обегали все коридоры, не найдя никого: ни госпожи

Мержи, ни Добрека, и уже собирались уходить,  когда  их  задержал  возле  буфета

носильщик.

     -  Нет ли среди вас господина Балу?

     -  Да, да, это я,   - живо сказал Арсен Люпен.   - В чем дело?

     -  Дама мне так и сказала, что вас будет трое, а может, двое. Я не знал...

     -  Но, ради бога, говорите же скорее. Какая дама?

     -  Дама, которая весь день дожидалась на улице около багажа.

     -  Ну дальше? Что же? Она уехала?

     -  Да, с курьерским, с шестичасовым. В последнюю минуту она  решилась.  Так

велела она передать вам. Она велела также вам сказать, что в том же поезде  едет

и господин... в Монте-Карло.

     -  Ах, проклятье. Надо было сесть в "скорый".  Минутой  раньше  бы.  Теперь

остаются только вечерние поезда, которые еле ползут. Больше трех часов потеряно.

     Время тянулось бесконечно. Они взяли билеты, попросили по телефону  хозяина

отеля направлять их переписку в Монте-Карло, пообедали, прочли газеты. Наконец в

девять тридцать подали поезд.

     Так поистине трагическое стечение обстоятельств заставило Люпена в наиболее

решительный момент борьбы удалиться от места сражения  с  самым  опасным,  самым

неуязвимым врагом, с которым он когда-либо имел дело, и надеяться на случай,  на

удачу.

     И это происходило за четыре, самое большее,  за  пять  дней  до  исполнения

приговора над Вошери и Жильбером!

     Люпен провел мучительно  тяжелую  ночь.  По  мере  того  как  он  обдумывал

положение вещей, оно представлялось ему все более мрачным.

     Со всех сторон неизвестность, мрак, неурядица.

     Правда, он владел тайной хрустальной пробки. Но как знать, не переменил  ли

Добрек свою тактику? Как знать, что список двадцати семи еще хранится в  пробке,

а сама она находится в том  предмете,  куда  он  запрятал  ее  первоначально.  А

сколько тревоги внушал ему тот факт, что  Кларисса  Мержи  в  надежде  выследить

Добрека попалась в его ловушку: он выследил ее и теперь  увлекал  с  дьявольской

хитростью в заранее намеченное место, далеко от всякой помощи и даже надежды  на

помощь.

     О, игра Добрека была ясна. Люпен  знал  колебания  несчастной  женщины.  Он

знал  - Гроньяр и Балу осведомили его,   - что Кларисса смотрела на бессовестную

сделку, предлагаемую Добреком, как на избежность. В  таком  случае  как  он  мог

победить? Логика событий,  так  неумолимо  направляемых  Добреком,  приводила  к

роковой развязке: для спасения сына, матери приходилось принести в жертву  себя,

свою честь.

     -  О, разбойник,   - произнес Люпен сквозь зубы.   - Погоди, ты  затанцуешь

у меня, когда я схвачу тебя за шиворот. Право, не желал бы я тогда быть на твоем

месте.

     Они прибыли в три часа пополудни. Не видя Клариссы на вокзале, Люпен тотчас

заподозрил недоброе. Он подождал:  никакого  вестника  не  было.  Он  расспросил

сторожей и  контролеров,  не  заметили  ли  они  среди  толпы  путешественников,

подходивших под его описание?

     Надо было обыскать отели и гостиницы всего княжества. Какая потеря времени!

     К вечеру следующего дня Люпен с уверенностью мог сказать,  что  Клариссы  и

Добрека не было ни в Монте-Карло, ни на мысе Д'Эль, ни на  мысе  Мартина,  ни  в

Монако, ни в Тюрби.

     -  Ну хорошо. Что же теперь?   - скрежетал он со злостью.

     Наконец в субботу на почте им дали телеграмму, пересланную владельцем отеля

Франклина до востребования:

     "Он вышел в Каннах и отбыл в Сан-Ремо. Палас-отель. Кларисса".

     Телеграмма была отправлена накануне.

     -  Проклятье,   - воскликнул Люпен.   - Они все же  проехали  через  Монте-

Карло. Надо было одному из нас остаться на страже у вокзала. Я думал об этом, но

в такой давке...

     Люпен с приятелями вскочил в первый же поезд, отходивший в Италию.

     В полдень они пересекли границу.

     Через сорок минут поезд входил в Сан-Ремо.

     Они тотчас же заметили посыльного в фуражке с надписью  "Амбассадер-Палас",

который, казалось, искал кого-то среди приехавших.

     Люпен подошел к нему.

     -  Вы ищите господина Балу, не правда ли?

     -  Да... Господина Балу и еще двух господ.

     -  Вас послала одна дама?

     -  Да, госпожа Мержи.

     -  Она остановилась у вас в отеле?

     -  Нет, она не вышла из поезда. Подозвав меня знаком, она описала мне  этих

трех господ и сказала: "Предупредите их, что еду в Геную. Отель "Континенталь".

     -  С ней никого не было?

     -  Нет.

     Люпен отпустил посыльного, дав ему на чай, потом повернулся к своим друзьям

и сказал:

     -   Сегодня  суббота.  Если  приговор  будет  приведен   в   исполнение   в

понедельник  - делать нечего. Но это мало вероятно.  Во  всяком  случае  сегодня

ночью я должен разделаться с Добреком и  в  понедельник  быть  в  Париже  уже  с

документом в руках. Это наша последняя попытка. Бежим скорей.

     Гроньяр подошел к окошечку кассы и взял три билета в Геную.

     Сомненье вдруг нашло на Люпена.

     -  Нет, право же, мы делаем глупость. В Париж мы должны ехать... Подумайте.

.. подумайте...

     Он готов был уже отворить дверцу и выпрыгнуть из вагона,  но  товарищи  его

удержали. Поезд отходил. Он подчинился.

     И снова отправились они по воле случая в неведомую даль!

     А между тем всего два дня оставалось до неизбежной казни Жильбера и Вошери.

 

 

     ШАМПАНСКОЕ "ЭКСТРА ДРЕЙ"

 

     На одном из холмов, так украшающих Ниццу, между долиной Мантега  и  долиной

св. Сильвестра возвышается грандиозный отель с видом на город и  чудесный  залив

Ангелов;  там  постоянно  толпятся  люди,  прибывающие  со  всех  концов  света,

настоящая смесь всевозможных племен и наций.

     Вечером той самой субботы, когда Люпен, Гроньяр и Балу удалялись все  более

в глубь Италии, Кларисса Мержи входила в этот отель. Она спросила комнату на  юг

и выбрала себе на втором этаже № 130, который  утром  освободился.  Эта  комната

отделялась от № 129 двойной дверью.  Как  только  Кларисса  осталась  одна,  она

отдернула занавес, который прикрывал первую дверь,  тихонько  сняла  задвижку  и

приложила ухо ко второй.

     "Он здесь еще,   - подумала она,   - одевается, чтобы отправиться  в  клуб,

как и вчера".

     Когда ее сосед ушел, она вышла в коридор и, воспользовавшись минутой, когда

там никого не было, подошла к двери номера 129. Она была заперта на  ключ.  Весь

вечер Кларисса ожидала возвращения соседа и легла спать только в два часа ночи.

     В воскресенье утром она снова начала прислушиваться.  В  одиннадцать  сосед

ушел, оставив на этот раз ключ в двери, которая вела в  коридор.  Кларисса  живо

повернула ключ, решительно вошла в комнату, направившись сразу к сообщающейся  с

ее номером двери, подняла портьеру, сняла задвижку и очутилась у себя.

     Через несколько минут она услышала голос двух горничных, убиравших соседнюю

комнату. После их ухода, уверенная, что теперь ей уже  никто  не  помешает,  она

проскользнула опять туда. Тут ее охватило такое волнение, что  она  должна  была

опереться на кресло. После многих дней и ночей бешеной погони,  после  переходов

от надежды к отчаянию ей удалось наконец проникнуть в жилище Добрека. Она  имела

возможность наконец предаться, полной свободе, розыскам, и если бы  даже  ей  не

удалось  найти  хрустальной  пробки,  она  могла,  спрятавшись   в   промежутке,

образуемом обеими сообщающимися дверьми, за ковром, видеть Добрека,  следить  за

его движениями и открыть его секрет. Она принялась за поиски. Первым привлек  ее

внимание дорожный мешок. Ей удалось  открыть  его,  но  обыск  не  дал  никакого

результата. Она перевернула ящики сундука и чемодана, обыскала шкаф,  письменный

стол, ванную, все столы, всю мебель и ничего подозрительного не нашла. Вдруг она

затрепетала, увидев за окном клочок бумаги, как бы нечаянно попавший туда.

     "Не уловка ли это со стороны Добрека?   - подумала Кларисса. Нет ли в  этом

клочке?.."  - и взялась уже за ручку окна.

     -  Нет,   - услышала она голос позади себя и, обернувшись, увидела Добрека.

     Она не испытала ни удивления, ни ужаса, ни  даже  смущенья  при  виде  его.

Слишком тяжелые страдания терпела она уже в течение  нескольких  месяцев,  чтобы

беспокоиться о  том,  что  скажет  или  подумает  Добрек,  застав  ее  на  месте

преступления.

     Как пришибленная опустилась она в кресло.

     -  Нет,   - заговорил он.   - Вы ошиблись, дорогой друг.  Вы  нисколько  не

приблизились к отыскиваемому предмету. Ну, ни на капельку. А это так  легко.  Не

хотите ли, я вам помогу? Рядом с вами, дорогая, на этом  круглом  столике.  Черт

возьми. Кажется, ничего особенного нет, кроме  принадлежностей  чтения,  письма,

куренья, еды... Вот  и  все.  Позволите  предложить  вам  засахаренных  фруктов?

Впрочем, вы, верно, предпочтете подождать более существенной трапезы, которую  я

приготовил?

     Кларисса не ответила. Казалось, она не слушала, как  будто  ожидая  других,

более важных для нее слов, которых он не мог произнести.

     Он переложил со столика на камин вещи, наваленные на нем.  Позвонил.  Вошел

метрдотель. Добрек спросил его:

     -  Завтрак готов?

     -  Да, сударь.

     -  На двоих, не правда ли?

     -  Да, сударь.

     -  И шампанское?

     -  Да, сударь.

     -  "Экстра Дрей"?

     -  Да, сударь.

     Другой слуга принес поднос и  разложил  на  круглом  столике  два  прибора,

холодную закуску, фрукты и бутылку замороженного шампанского.

     Потом оба ушли.

     -  Прошу вас за стол, сударыня. Как видите, я думал о вас.

     И как будто не замечая, что Кларисса, по-видимому,  не  собирается  оказать

чести его приглашению, он уселся и принялся есть, продолжая прежний разговор:

     -  В самом деле, я был  уверен,  что  в  конце  концов  вы  согласитесь  на

свидание. Всю эту неделю вашей упорной слежки за мной, я спрашивал  себя,  какое

шампанское она любит? Сухое,  полусухое  или  "Экстра  Дрей"?  Право,  я  был  в

затруднении. В особенности со времени нашего отъезда из  Парижа.  Я  потерял  из

виду ваш след, я боялся, чтобы вы не потеряли моего и не бросили  преследования,

которое мне  доставляло  такое  удовольствие.  Мне  недоставало  во  время  моих

прогулок ваших черных глаз, блестящих от  ненависти,  ваших  волос.  Но  сегодня

утром я догадался: комната, смежная с этой,  наконец  освободилась  и  мой  друг

Кларисса могла устроиться, как бы это сказать, чуть ли не у моего  изголовья.  Я

успокоился. Вместо того чтобы позавтракать, как всегда, в ресторане, я  вернулся

домой в полной уверенности, что застану вас, распоряжающейся моими  вещами,  как

своими. Вот почему я заказал два прибора, для вашего покорного слуги и  для  его

прекрасной подруги.

     О, теперь-то она его слушала. Итак, Добрек знал, что за ним  следят.  Итак,

восемь дней он смеялся над нею, забавляясь хитростями, к которым она прибегала.

     Наконец, еле слышно, со страхом она спросила:

     -  Вы уехали только затем, чтобы завлечь меня?

     -  Да,   - сказал он.

     -  Но зачем, зачем?

     -  Вы хотите это знать, дорогой друг?     -  произнес  Добрек  с  радостным

клокотаньем в голосе.

     Кларисса привстала со своего стула и, наклонившись к  нему,  подумала,  как

всегда каждый раз при виде его, что она могла бы  совершить,  что  она  совершит

убийство. Один выстрел, и отвратительное животное будет уничтожено.

     Медленно опустила она руку за корсаж, где было спрятано оружие.

     -  Минутку, дорогая,   - сказал Добрек.   - Можете  стрелять...  но  только

умоляю вас, раньше прочтите вот эту телеграмму, которую я только что получил.

     Она колебалась, не зная, какую западню он ей готовил, но он уже  достал  из

кармана голубой листок.

     -  Это касается вашего сына.

     -  Жильбера?   - спросила она вне себя.

     -  Да, его. Читайте же.

     Кларисса испустила крик ужаса, когда прочла:  "Приговор  будет  приведен  в

исполнение во вторник". Бросившись к Добреку, она закричала:

     -  Неправда! Ложь! Вы хотите меня свести с ума... Я вас знаю,  вы  способны

на все. Но сознайтесь, это будет не во вторник. Чтобы через два дня? Нет... нет.

.. я вам говорю, что у нас есть  еще  четыре-пять  дней  для  его  спасения.  Да

сознавайтесь же...

     У нее уже больше не было сил. Она испускала лишь едва слышные звуки.

     Скользнув по  ней  быстрым  взглядом,  он  налил  себе  бокал  шампанского,

проглотил его одним глотком, остановился перед ней и заговорил:

     -  Послушай меня, Кларисса.

     Оскорбленная этим обращением, она почувствовала неожиданный прилив энергии,

выпрямилась и прерывающимся голосом проговорила:

     -  Я вам запрещаю, запрещаю так говорить со мной. Вы  не  смеете  так  меня

оскорблять.

     Он пожал плечами.

     -  Ну, я вижу, что вы еще не сдаетесь, потому что в вас  живет  надежда  на

помощь. Но кто окажет вам ее? Прасвилль? Этот великолепный Прасвилль, у которого

вы  - правая рука? Мой милый друг, вы неудачно выбрали: представьте себе, что он

замешан в истории с Каналом. Правда, не прямо, его имени нет  в  числе  двадцати

семи, но он значится  под  именем  одного  из  своих  друзей,  бывшего  депутата

Воранглада, Станислава Воранглада. Это подставное лицо  Прасвилля,  по-видимому,

ничтожество, которое я оставлял в покое, и не напрасно. Я ничего этого не  знал,

и вдруг сегодня утром получаю письмо, в котором меня  извещают  о  существовании

документов, изобличающих соучастие в деле и господина Прасвилля.  И  знаете,  от

кого исходит это известие?  От  самого  Воранглада,  который,  не  желая  больше

влачить свое жалкое существование, хочет вывести на чистую воду  Прасвилля  даже

под угрозой быть арестованным и который предлагает мне выступить  с  ним  вместе

против Прасвилля. Вот-то подскочит  Прасвилль!  Да,  да,  ручаюсь  вам,  что  он

взлетит на воздух. Мошенник!

     Он потирал руки, наслаждаясь мыслью о близости  новой  мести.  Затем  снова

заговорил:

     -  Сами видите теперь, дорогая Кларисса, что  с  этой  стороны  вам  нечего

ждать. Но тогда откуда же? За кого вам ухватиться? Ах да, я  и  забыл.  Господин

Арсен Люпен, господин Гроньяр, господин Балу. Но признайтесь же, что эти господа

не обладают блестящими способностями и что все их подвиги не могли помешать  мне

идти своей дорожкой. Что вы хотите? Эти люди  воображают,  что  им  нет  равных.

Когда им встречается противник, как я, которого ничем не поразишь, они  начинают

применять самые разнообразные средства, в полной  уверенности,  что  губят  его.

Школьники они просто! Наконец,  так  как  вы  все-таки  питаете  иллюзии  насчет

названного Люпена и рассчитываете на этого беднягу, воображая, что с его помощью

уничтожите меня и совершите чудо во имя невинного Жильбера, развеем эту иллюзию.

Ах! Люпен! Господи Боже,  она  верит  в  Люпена!  Она  возлагает  на  него  свои

последние надежды! Люпен! Подожди-ка, я выпущу из тебя дух, Петрушка несчастный!

     Схватив телефонную трубку, соединившую его с  главной  станцией  отеля,  он

сказал:

     -  Говорят  из  121  номера.  Барышня,  попросите,  пожалуйста,  господина,

который сидит около вас, подняться ко мне. Что? Да, барышня, господина в  мягкой

серой шляпе. Он знает... Благодарю  вас,  барышня.     -  Он  повесил  трубку  и

повернулся к Клариссе.

     -  Не бойтесь. Этот человек сама скромность. Его девиз "быстрота и  тайна".

Он был прежде страховым агентом,  оказал  мне  много  услуг.  Между  прочим,  он

шпионил за вами, когда вы выслеживали меня. Со времени нашего прибытия на юг  он

вами меньше занимается, но это потому, что его  отвлекают  сейчас  другие  дела.

Войдите, Яков.

     Он сам открыл дверь небольшому, худенькому человеку с рыжими усами.

     -  Яков, будьте любезны рассказать даме вкратце  все,  что  вы  сделали  со

среды, с того дня, когда эта дама на Лионском вокзале села в  курьерский  поезд,

увозивший меня  на  юг,  а  вы  остались  на  этом  самом  вокзале.  Само  собой

разумеется, я спрашиваю только о тех подробностях, которые касаются этой дамы  и

того дела, которое я вам поручил.

     Яков  достал  во  внутреннем  кармане  своего  жилета  записную   книжечку,

перелистал ее и стал читать монотонным голосом, как читают рапорт:

     -  "Среда вечером. 7 часов 15 минут,  Лионский  вокзал.  Жду  этих  господ,

Гроньяра, Балу. Они являются с кем-то, кого я еще не  знал.  Но  это  во  всяком

случае не кто иной, как господин  Николь.  За  десять  франков  достал  блузу  и

фуражку рабочего. Поймал этих  господ  и  передал  от  имени  одной  дамы,  чтоб

отправились в Монте-Карло. Потом сговорился  по  телефону  со  слугой  из  отеля

Франклина,  чтобы  все  телеграммы,  как  присылаемые  его  господину,   так   и

отправляемые им, прочитывались слугой и, если нужно, перехватывались.

     Четверг. Монте-Карло. Все трое рыщут по отелям.

     Пятница. Наскоро объезжают мыс д'Эль, мыс Мартин. Господин Добрек  сообщает

по телефону распоряжение отослать их в Италию. Потому заставляю лакея  из  отеля

Франклина отправить им телеграмму, назначающую им свиданье в Сан-Ремо.

     Суббота. Сан-Ремо. Здание вокзала. За десять франков беру напрокат  фуражку

швейцара из "Амбассадер-Паласа". Приезд этих трех господ. Сталкиваемся. Сообщаю,

что одна проезжающая, госпожа Мержи, велела передать, что едут  в  Геную,  отель

"Континенталь". Колебания Господин Николь хочет  выйти.  Его  удерживают.  Поезд

отходит. Счастливого пути, господа! Через час сажусь в поезд, идущий во Францию,

и выхожу в Ницце, где ожидаю новых приказаний".

     Яков закрыл свою книжку и закончил чтение словами:

     -  Вот и все. Сегодняшний день будет записан только вечером.

     -  Вы можете его записать уже сейчас, Яков. "Полдень. Господин Добрек  меня

посылает заказать два спальных  места  в  Париж.  На  поезд  два  сорок  восемь.

Пересылаю  их  господину  Добреку  с  нарочным.  Затем  отправляюсь  с   поездом

двенадцать пятьдесят восемь в Вентимилью,  пограничную  с  Францией  станцию,  и

целый день провожу на вокзале, следя за всеми прибывающими во Францию.  Если  бы

господин Николь, Гроньяр и Балу возымели желание  покинуть  Италию  и  вернуться

через Ниццу в Париж, я должен телеграфировать в  полицию,  что  в  поезде  номер

такой-то находятся Арсен Люпен и двое его товарищей".

     Продолжая разговор, Добрек проводил Якова  до  двери,  закрыл  ее,  щелкнул

ключом, закрыл на задвижку и, подойдя к Клариссе, сказал:

     -  Теперь послушай меня, Кларисса...

     На этот раз она не протестовала. Что можно поделать с таким могущественным,

таким изобретательным, предусмотрительным до самых мелочей врагом,  играющим  со

своими противниками с такой непринужденной легкостью? Если раньше она еще  могла

надеяться на вмешательство Люпена, то теперь, когда тот блуждал по  Италии,  это

было невозможно.

     Понятно теперь,  почему  три  посланные  ею  в  отель  Франклин  телеграммы

остались без ответа. Во всем была видна рука  Добрека.  Он  был  всегда  начеку,

отделял ее от товарищей по борьбе и мало-помалу привел ее в эти четыре  каменные

стены. Она сознавала свое бессилие, свою полную зависимость от чудовища.

     Надо было молчать и покоряться.

     Он повторил со злобной радостью:

     -   Слушай,  Кларисса.  Ты  должна  непременно   меня   выслушать.   Слушай

хорошенько. Теперь полдень, а в два сорок восемь  отходит  последний  поезд,  ты

слышишь, последний поезд, который может меня доставить  в  Париж  еще  во-время,

чтобы спасти твоего сына. Все скорые поезда переполнены. Я  вынужден  выехать  в

два сорок восемь. Что же, ехать?

     -  Да.

     -  Спальные места для нас уже заказаны. Ты едешь со мной?

     -  Да.

     -  Тебе известны мои условия?

     -  Да.

     -  И ты согласна?

     -  Да.

     -  Ты будешь моей женой?

     -  Да.

     Несчастная женщина отвечала в состоянии полного оцепенения, не пробуя  даже

вникать в смысл своих слов. Пусть он только уедет. Пусть только избавит Жильбера

от плахи, этого кошмара, мучившего ее день и ночь. А  потом...  потом  будь  что

будет.

     Он рассмеялся.

     -  О, плутовка, сейчас ты готова на все,  не  правда  ли?  Самое  главное -

спасти Жильбера? А потом, когда по своей наивности Добрек предложит обвенчаться,

не тут то было, от него отвернутся? Ну, однако, довольно пустых слов,  обещаний,

которых не исполняют... Перейдем к делу.

     И, подсев совсем близко к ней, он ясно, раздельно произнес:

     -  Вот что я предлагаю, что должно быть... то будет... Я  намерен  просить,

вернее требовать  не  помилования  Жильбера,  а  отсрочки,  отсрочки  исполнения

приговора на три-четыре недели. Уж там найдут какой-нибудь предлог. Меня это  не

касается. А когда госпожа Мержи переменит свое имя на имя Добрек, только тогда я

буду хлопотать о помиловании, то есть о применении другой степени  наказания.  И

будь спокойна, мне это удастся.

     -  Согласна... согласна...   - пробормотала Кларисса.

     Он снова засмеялся:

     -  Да, ты соглашаешься, потому что это произойдет через  месяц,  а  к  тому

времени ты надеешься найти какой-нибудь выход,  получить  откуда-нибудь  помощь,

например, от Арсена Люпена.

     -  Клянусь головой моего сына.

     -  Головой твоего сына. Но, бедная моя крошка, ты готова пожертвовать собой

за его жизнь?

     -  О да,   - прошептала она, дрожа,   - я с радостью продала бы свою душу..

.

     Он прижался к ней и тихо сказал:

     -  Кларисса, я не души твоей прошу... Вот уже более двадцати лет моя  жизнь

наполнена любовью к тебе. Ты единственная женщина, которую я любил. Унижай меня,

презирай, мне это безразлично... но не отталкивай меня... Ждать? Ждать еще целый

месяц? Нет, Кларисса, слишком давно я жду...

     Он осмелился взять ее за руку. Но она отдернула ее с таким отвращением, что

он пришел в бешенство и воскликнул:

     -  Ах, клянусь Богом, красавица,  что  палач  не  станет  нежничать,  когда

придет за твоим сыном. А ты ломаешься! Подумай только, что случится через  сорок

часов. А ты медлишь! Колеблешься, когда дело идет  о  твоем  сыне!  Ну,  однако,

нечего плакать и сентиментальничать... Смотри проще на вещи. Ты  поклялась  быть

моей женой, отныне ты моя невеста... Кларисса, Кларисса, дай мне твои губы.

     Она еще защищалась,  отталкивая  его,  но  силы  оставляли  ее.  Добрек  со

свойственным ему цинизмом сыпал жестокие слова, впадая вдруг в страстный тон:

     -  Спаси своего сына... подумай  о  его  последнем  дне,  его  погребальном

костюме, о рубашке, завязанной  у  ворота,  о  волосах,  которые  снимают  перед

казнью... Кларисса, Кларисса, я его спасу. Будь уверена.  Вся  моя  жизнь  будет

принадлежать тебе, Кларисса.

     Она не сопротивлялась больше. Все было кончено. Губы этого  отвратительного

человека должны были прикоснуться к ее губам, и так должно было быть, и ничто не

могло  отвратить  неизбежного.  Долг  заставлял  ее  подчиниться   судьбе.   Она

чувствовала это уже давно, теперь она  убедилась.  Чтобы  не  видеть  противного

лица, которое тянулось к ней, она закрыла глаза и повторяла:

     -  Сын мой, бедный сын мой...

     Прошло секунд десять, двадцать может  быть,  Добрек  не  шевелился.  Добрек

замолчал.

     Она удивилась наступившей тишине, его внезапному успокоению. Не  заговорила

ли в нем совесть в последнюю минуту?

     Она открыла глаза. То, что представилось ее глазам, несказанно поразило ее.

Вместо искаженного гримасами лица, которое она приготовилась увидеть, перед  нею

было  неподвижное,  неузнаваемое,  выражающее  крайний  испуг  лицо  с  глазами,

скрытыми двойными очками, устремленными, казалось, выше нее,  поверх  кресла,  в

котором она лежала. Кларисса обернулась.

     Два револьвера, правее и немного выше кресла, были направлены  на  Добрека.

Она видела только эти два огромных и страшных револьвера, судорожно сжатых двумя

руками. Она видела только их и Добрека, лицо которого от страха побледнело почти

до синевы. И почти в то же время кто-то появился сзади Добрека, как будто  вырос

из-под земли, обхватил его шею с невероятной силой, повалил и быстро привязал  к

лицу маску из  марли  с  ватой.  По  комнате  тотчас  же  распространился  запах

хлороформа.

     Кларисса узнала господина Николя.

     -  Ко мне, Гроньяр, Балу,   - закричал он.   - Оставьте револьверы. Я держу

его. Теперь это просто тряпка... Вяжите его.

     Добрек действительно склонялся и падал, как  испорченная  фигура  бумажного

паяца. От действия хлороформа ужасное стало безвредным и смешным.

     Гроньяр и Балу завернули Добрека в одно из одеял и крепко перевязали.

     -  Есть,   - воскликнул Люпен, поднявшись с пола одним прыжком.

     И в приливе дикой радости он принялся посреди  комнаты  изображать  канкан,

матчиш, пируэты кружащегося дервиша и движения пьяницы. Перед каждым номером  он

объявлял как на сцене:

     -   Танец  пленника.  Фантазия  на  трупе  народного  избранника.   Полька-

хлороформ! Бостон побежденных очков. Ла! Ла! Фандангой  предводителя.  А  теперь

танец медведя. Потом тирольский, лаиту, лала... Марсельеза. Дзим, бум бум!  дзим

бум, бум!

     Вся  его  природная  живость,  вся  потребность  в   веселье,   так   долго

сдерживаемая целым рядом неприятностей и неудач,  вырвалась  наружу  безудержным

смехом, детскими шалостями, шумом и криками. Он  проделал  последнее  антраша  в

воздухе, прошелся колесом  по  комнате  и,  наконец,  упершись  руками  в  бока,

поставил одну ногу на бесчувственное тело Добрека.

     -  Аллегория,   - возвестил он,   - добродетель поражает гидру порока.

     Комичность положения проступала ярче и оттого, что  Люпен  не  сбросил  еще

своей маски и костюма господина Николя, скромного, застенчивого репетитора.

     Печальная улыбка появилась на лице госпожи Мержи, в первый раз  за  многие,

многие месяцы, но тотчас же и пропала под влиянием ее вечной заботы.

     -  Умоляю вас... подумаем о Жильбере.

     Он подбежал к ней, быстро схватил ее обеими руками  и  так  просто,  звонко

расцеловал ее в обе щеки, что она не могла не рассмеяться.

     -  Смотри, вот как обращается порядочный человек  с  дамой!  Я  целую  тебя

вместо Добрека. Скажи хоть слово, и я сделаю это еще раз. И заметь, я с тобой на

"ты". Сердись, пожалуй, если хочешь. О, как я доволен!

     Потом он склонил перед ней колено и почтительно произнес:

     -  Прошу прощенья, сударыня. Кризис миновал.

     И встав с колен, он продолжал, в то время как Кларисса раздумывала, куда он

гнет:

     -  Чего желает мадам? Помилования сына? Решено и подписано. Сударыня, честь

имею предложить вам помилование вашего сына с заменой смертной казни пожизненной

каторгой, а затем побег. Решено, Гроньяр, а? Что, Балу, согласны?  Стоит  только

отправиться в Нумею и подготовить. О, почтенный господин Добрек, ты заслуживаешь

большой свечки! А мы так плохо с тобой обращаемся! Но признайся, и ты не  очень-

то учтив. Как! Ты мог называть Люпена школьником, бедняком, несчастным Петрушкой

и как раз в  то  время,  когда  он  все  это  слышит?  А  скажи-ка,  пожалуйста,

знаменитый Петрушка, кажется, повел дело не так-то  плохо  и  тебе  не  очень-то

сладко приходится, представитель народа... Что? Что ты  хочешь?  Пастилку  Виши?

Нет? Ну, быть может, выкурить трубку? Пожалуйте.

     Он взял с камина одну из трубок,  наклонился  к  пленнику,  отогнул  нижнюю

часть маски и всунул между зубов янтарный конец.

     -  Вдыхай, старина, вдыхай. Ну, и смешной же ты с  этой  ватой  на  носу  и

курительной трубкой в клюве. Ну, тяни же, несчастный. Ба, да я забыл набить  ее,

трубку-то. Где твой табак? Твой любимый Мэриланд? Ах, вот он...

     Он схватил с камина еще не начатый желтый пакет и сорвал с него бандероль.

     -  Внимание. Табак господина. Настал торжественный час. Черт,  какая  честь

набить трубку господину депутату! Повторяйте мои движения, следите за мной: ни в

руках, ни в карманах ничего нет.

     Он вскрыл пакет и с  помощью  указательного  и  большого  пальца  медленно,

осторожно, как настоящий фокусник, который, загнув рукава, с  улыбкой  на  лице,

закругленными  движениями  проделывает  свой  фокус  на  глазах   многочисленной

публики,   - вытащил и показал зрителям.

     Кларисса испустила крик радости.

     Это была хрустальная пробка.

     Она кинулась к Люпену и вырвала ее.

     -  Это та самая, она самая,   - восклицала она, как в лихорадке.   - У  нее

нет полоски, как у всех пробок, а посередине идет, линия, разделяющая ее  в  том

месте, где кончаются золотые грани. Это она. Она развинчивается... Ах,  боже,  я

не могу больше...

     Она так дрожала, что Люпен взял у нее пробку и сам развинтил ее.

     Внутри головки было углубление, и в нем лежал  кусок  бумаги,  свернутый  в

шарик.

     -  На тончайшей бумаге,   - сказал он тихо, тоже  взволнованный.  Руки  его

тряслись.

     Наступило молчание. У всех захватило дыхание от страха перед грядущим.

     -  Пожалуйста,   - бормотала Кларисса.

     Люпен развернул бумажку.

     Одна под другой были выписаны двадцать семь  знаменитых  фамилий:  Ланжеру,

Дешомон, Воранглад, д'Альбюфе, Лейбах, Викторьен Мержи и так далее.

     А под всеми ими подпись председателя  Совета  Управления  Каналом,  подпись

цвета крови.

     Люпен посмотрел на часы.

     -  Без четверти час,   -  сказал  он.     -  В  нашем  распоряжении  добрых

двадцать минут, поедим.

     -  Но,   - возразила вне себя Кларисса.

     Он объявил:

     -  Я умираю с голода.

     Уселся перед столиком, отрезал себе большой кусок паштета  и  сказал  своим

сообщникам:

     -  Гроньяр, Балу, закусим?

     -  Не откажемся, патрон.

     -  Ну, так живо, ребята. И запьем шампанским. Нас угощает депутат. За  твое

здоровье, Добрек! Полусухое, сухое или "Экстра Дрей"?

 

 

     ЛОТАРИНГСКИЙ КРЕСТ

 

     Как только завтрак был окончен, Люпен мгновенно преобразился. Он больше  не

балаганил, не представлял фокусов. С прежним авторитетом принял он на себя  роль

руководителя.  Теперь,  когда  он  открыл  местонахождение  хрустальной  пробки,

заранее им предугаданное, когда он обладал  списком  двадцати  семи,  надо  было

заканчивать борьбу.

     То, что оставалось сделать, было просто игрой  и  не  представляло  никаких

затруднений. Конечно,  и  тут  нужны  были  быстрота  и  натиск  и  непогрешимое

ясновидение. Малейшая ошибка становилась роковой.

     Люпен сознавал это и со всей изумительной гибкостью ума обдумал заранее все

возможные положения. Теперь оставалось только распоряжаться.

     -  Гроньяр, комиссионер ждет на  улице  Гамбетта  с  тележкой  и  корзиной,

которую мы купили. Приведи его сюда и вели внести корзину. Если  в  отеле  будут

спрашивать, для кого она, скажи, что к даме из № 130.

     Потом обратился к другому своему помощнику:

     -  Балу, отправляйся в гараж и  захвати  автомобиль.  В  цене  мы  сошлись.

Десять тысяч франков. Купи себе кепи и пальто шофера  и  приезжай  на  машине  к

отелю.

     -  Денег, патрон.

     Люпен достал вытащенный  из  пиджака  Добрека  набитый  банковыми  билетами

бумажник и достал оттуда десять билетов.

     -  Вот десять тысяч. По-видимому,  наш  друг  выиграл  порядочную  сумму  в

клубе. Марш, Балу.

     Оба ушли через комнату Клариссы. Люпен, пользуясь моментом, когда  Кларисса

не глядела на него, запрятал бумажник к  себе  в  карман  с  чувством  глубокого

удовлетворения.

     -  Дела недурны: покроем все издержки, да еще останется.   - Затем  спросил

у госпожи Мержи:   - У вас есть чемодан?

     -  Да, я купила в Ницце немного белья, туалетных принадлежностей и чемодан,

потому что пришлось уезжать из Парижа наспех.

     -  Приготовьте все это. Спуститесь в контору. Скажите, что  вы  дожидаетесь

носильщика с сундуком, бывшим на хранении, и что вам  нужно  переложить  вещи  у

себя в комнате. Потом сообщите, что вы уезжаете.

     Оставшись наедине с Добреком, Люпен внимательно оглядел  его,  обыскал  его

карманы и забрал все, что казалось ему мало-мальски подходящим.

     Гроньяр вернулся раньше всех. В комнату  Клариссы  втащили  огромную  новую

корзину, крытую молескином.  С  помощью  Клариссы  и  Гроньяра  Люпен  перетащил

Добрека и посадил в корзину, немного  наклонив  ему  голову,  чтобы  можно  было

закрыть крышку.

     -  Не смею уверять вас, конечно, что здесь вам будет так же удобно,  как  в

спальном вагоне, дорогой депутат,   - заметил Люпен.   - Но лучше, чем в  гробу.

По крайней мере, можно дышать воздухом. Три дырочки с каждой стороны. Бедняга.  

- Затем открыл флакон.   - Еще немного хлороформу. Вы, кажется, очень любите его

запах?

     Он смочил маску, а Кларисса и Гроньяр в это время  по  его  приказанию,  из

предосторожности обложили депутата со всех сторон бельем, дорожными подушками  и

прочими вещами, бывшими у них под рукой.

     -  Превосходно,   - заключил Люпен.     -  В  такой  упаковке  можно  смело>

объехать вокруг света. Закройте.

     Затем явился Балу в качестве шофера.

     -  Автомобиль подан, патрон.

     -  Хорошо, снесите корзину вниз. Опасно дать его нести коридорным.

     -  А если нас увидят?

     -  Ну так что же, Балу, ведь ты шофер? Ты несешь багаж госпожи,  занимавшей

№ 130, которая спускается вместе с тобой, сядет в свой автомобиль и  будет  меня

ожидать в ста саженях отсюда. Гроньяр, ты ему поможешь. Да!  Раньше  всего  надо

закрыть внутренние двери смежных комнат.

     Люпен  прошел  в  соседнюю  комнату,  затворил  вторую  половинку,  наложил

задвижку; затем вышел и спустился в лифте в контору отеля.

     Там он заявил:

     -  Господин Добрек спешно отозван в Монте-Карло. Он поручил  мне  известить

вас, что вернется только послезавтра. Комнату просит оставить за  ним,  так  как

там все его вещи. Вот ключ.

     Он спокойно ушел из гостиницы  и  в  условленном  месте  нашел  автомобиль.

Кларисса жаловалась:

     -  Нам ни за что не  приехать  в  Париж  завтра  утром.  Безумная  надежда.

Малейшее препятствие...

     -  Мы с вами поедем по железной дороге, это будет вернее,   - успокоил он.

     Усадив ее в наемный экипаж, он давал последние указания товарищам:

     -  Вы будете делать 50 километров в  час  в  среднем,  не  так  ли?  Будете

сменять друг друга. Таким образом приедете в Париж завтра, в понедельник,  около

шести-семи часов  вечера.  Не  развивайте  слишком  большой  скорости.  Берегите

Добрека как зеницу ока, потому что он мне нужен для  выполнения  некоторых  моих

планов как заложник. Еще несколько дней надо иметь его под рукой. Давайте ему по

нескольку капель хлороформа через каждые три или четыре часа. Это  его  страсть.

Ну, в путь, Балу... А ты не очень расстраивайся, Добрек... Крыша прочная... Если

тебя будет тошнить, не стесняйся... Поезжай, Балу.

     Он поглядел вслед отъезжавшей машине, затем  поехал  на  почту  и  отправил

телеграмму следующего содержания:

     "Господину Прасвиллю. Префектура полиции, Париж.

     Субъект  найден.  Документ  доставлю  завтра  утром  в  одиннадцать  часов.

Сообщение неотложной важности. Кларисса".

     В половине третьего Кларисса и Люпен подъезжали к вокзалу.

     -  Вдруг мы не достанем места,   - огорчалась заранее Кларисса.

     -  Места? Да ведь спальные места для нас уже заказаны.

     -  Кем?

     -  Яковом... Добреком...

     -  Как?

     -  Ну, конечно, в гостинице мне передали письмо,  которое  нарочный  принес

Добреку от Якова с двумя плацкартами, кроме того, у меня его депутатский  билет.

Мы поедем под именем господина и госпожи Добрек и будем пользоваться  почетом  и

уважением. Вы видите, моя милая, что все предусмотрено.

     Переезд на этот раз показался Люпену недолгим. Кларисса рассказала, как она

провела эти последние дни. Со  своей  стороны  и  он  объяснил  ей  чудо  своего

появления в комнате Добрека, когда тот был уверен, что он находится в Италии.

     -  Чуда, пожалуй, не было,   - сказал он.   - Но несомненно,  что,  покидая

Сан-Ремо и отправляясь в Геную, я испытал какое-то особое чувство,  нечто  вроде

таинственного внушения, которое толкало меня вон из  поезда,     -  только  Балу

помешал мне выполнить намерение,   - потом  заставило  меня  броситься  к  окну,

спустить стекло и тут-то я увидел носильщика из Палас-отеля, который сообщил мне

сведения о вас. Как раз в эту самую минуту названный носильщик  потирал  руки  с

видом такого удовлетворения, которое меня поразило. И  я  мгновенно  все  понял:

меня так же, как и вас, провел Добрек. Множество мелких фактов пришло тогда  мне

на память. Я понял весь план противника. Подойди я к окну  минутой  позже,  дело

было бы проиграно. На меня напал, признаюсь,  на  несколько  мгновений  припадок

настоящего отчаяния при мысли, что наделанных ошибок уже не  исправишь.  Ведь  я

зависел от расписания поездов. Но случай нам  благоприятствовал.  На  первой  же

станции мы успели на поезд, отправившийся во Францию. В  Сан-Ремо  мы  сразу  же

натолкнулись на того самого  человека.  Я  угадал:  он  был  уже  не  в  костюме

носильщика, а в шляпе и жилете и вошел в отделение  2  класса.  Отныне  не  было

сомнения в победе.

     -  Но... как же?   - спросила Кларисса, которая, несмотря на подавляющее ее

горе, все же интересовалась рассказом Люпена.

     -   Как  я  добрался  до  вас?  Бог  мой!  Я  не  покидал  больше  из  виду

вышеупомянутого Якова, представляя ему свободу действий  в  полной  уверенности,

что он рано или поздно непременно приведет  к  Добреку.  Действительно,  сегодня

утром, переночевав в маленькой гостинице Ниццы,  он  встретился  с  Добреком  на

Променаде. Они довольно беседуют. Я следую за ними. Добрек возвращается к себе в

отель, оставляет Якова в коридоре против телефона и садится в лифт. Через десять

минут я знал уже номер его комнаты и  что  рядом  с  ним  в  комнате  №  130  со

вчерашнего дня проживала дама.

     "Думаю, что клюет",   - сказал я Балу  и  Гроньяру.  Стучу  слегка  в  вашу

дверь. Ответа нет. А дверь заперта на ключ.

     -  Ну и...?   - спросила Кларисса.

     -  Ну, и мы ее открыли. Не думаете ли вы, что только один-единственный ключ

может заставить замок отпираться? Итак, я вхожу в вашу комнату. Никого.  Смежная

же дверь полуоткрыта. Я проскальзываю к ней.  Теперь  только  портьера  отделяла

меня от вас, от Добрека, от пачки табаку на камине, которая  сразу  обратила  на

себя мое внимание.

     -  Она была уже вам знакома?

     -  Расследование  в  рабочем  кабинете  Добрека  в  Париже  заставило  меня

заметить исчезновение этой пачки табаку. Кроме того...

     -  Кроме того?

     -  Я знал из признаний, вырванных у Добрека в башне двух влюбленных, что  в

слове Мэри заключается ключ в разгадке. Конечно, это  было  лишь  начало  слова,

которое я и разгадал в тот самый миг, когда меня поразило отсутствие пакета.

     -  Что же это за слово?

     -  Мериланд  - табак, Мериланд  - единственный табак, который Добрек курит,

  - и Люпен начал хохотать.   - Не просто ли? А? И в  то  же  время  так  хитро.

Обыскали чуть не каждый  уголок,  отвинчивали  патроны  электрических  лампочек,

подозревая, что в них скрыта пробка. Но как могло прийти в голову мне  или  кому

другому, как бы предусмотрителен он ни был, сорвать  запечатанную  бандероль  со

штемпелем государства, зарегистрированную отделом косвенных  налогов?  Подумайте

только.  Кто  же  является  в  таком  случае  соучастником  подобной   проделки?

Администрация косвенных налогов? Нет, и  тысячу  раз  нет.  Управление  акцизных

сборов может иметь свои недостатки. Оно может  изготовлять  спички,  которые  не

горят, и папиросы, в которых попадаются целые поленья. Но отсюда целая  пропасть

до предположения, что оно из злого умысла стремится укрыть список двадцати  семи

от законного интереса к нему представителей закона или еще лучше предохранить от

Арсена Люпена. Заметьте, что для того чтобы опустить хрустальную пробку в пакет,

достаточно  было  надавить  немного  бандероль,  как  сделал  и  Добрек,  снять,

развернуть желтую бумагу, вынуть табак, а потом, вложив пробку, в том же порядке

уложить все обратно. Заметьте также, что стоило нам взять в Париже в  руки  этот

пакет и хорошенько рассмотреть его, чтобы тотчас  же  убедиться,  что  в  нем  и

хранится пробка. Ну, ничего. Сам по себе  табак  Мериланд  под  покровительством

государства и управления косвенных  налогов  вещь  священная,  неприкосновенная.

Никто не осмелился ее открыть.

     Наконец он заключил:

     -  Так этот демон Добрек держит в продолжение месяцев нетронутый  пакет.  И

никакие силы не возбудили в мозгу подозрения к этому  безобидному  кубику.  Смею

заметить вам, кроме того...

     Люпен довольно долго еще продолжал свои рассуждения на тему о пачке табаку,

о хрустальной пробке, об  изобретательности  и  ясновидении  своего  противника,

которого  он  в  конце  концов  оправдывал.  Но  Кларисса,  которую  эти   факты

интересовали гораздо меньше, чем предстоявшие им шаги для спасения ее сына,  еле

слушала его, вся поглощенная своими мыслями.

     -  Уверены ли вы в успехе?   - спрашивала она без конца.

     -  Вполне уверен.

     -  Но ведь Прасвилля нет в Париже.

     -  Его нет здесь, но он в Гавре. Я прочел вчера это  в  газете.  Во  всяком

случае наша телеграмма призовет его немедленно в Париж.

     -  И вы думаете, что он окажет влияние на ход событий?

     -  Получить помилование Вошери и Жильбера он не сможет. Иначе мы бы его уже

давно использовали. Но он достаточно умен, чтобы понять и оценить то, что мы ему

принесли, и начать действовать немедля ни минуты.

     -  Не слишком ли высоко цените вы нашу находку?

     -  А разве Добрек не высоко ценил ее? Не знал ли он лучше  всех  могущество

этой бумажки. Вспомните, что ему  пришлось  пережить  только  потому,  что  было

известно, что список у него. Однако только сознание, что он  может  использовать

его когда-либо, приводило людей в отчаяние. Разве не он  убил  вашего  мужа?  Он

основал свое богатство на разорении и несчастиях двадцати семи. Еще вчера  самый

отважный из них д'Альбюфе перерезал себе горло в тюрьме. Нет,  не  беспокойтесь,

за эту бумажку нам дадут все, что мы ни попросим. А мы чего  просим?  Пустяка...

Помилования двадцатилетнего дитяти. Нас даже примут за  глупцов.  Как,  иметь  в

руках такой важный...

     Он  вдруг  замолк,  заметив,  что   истощенная   бесчисленными   волнениями

слушательница его заснула.

     В восемь часов утра они приехали в Париж.

     Дома, на площади Клини,  Люпена  ожидали  две  телеграммы.  Одна  от  Балу,

высланная накануне из Авиньона,  о  том,  что  все  шло  благополучно  и  что  в

условленное время они думают быть на месте. Другая от  Прасвилля  была  помечена

Гавром и адресована Клариссе:

     "Невозможно вернуться завтра утром понедельник придете ко мне в контору в 5

часов. Рассчитываю вполне на вас".

     -  Пять часов, как поздно.

     -  Прекрасное время,   - уверял Люпен.

     -  Однако, если...

     -  Если, хотите вы сказать, приговор будет  приведен  в  исполнение  завтра

утром? Не бойтесь слов, приговор не будет приведен в исполнение.

     -  Газеты...

     -   Газет  вы  не  читали  и  впредь  я  вам  читать  их  запрещаю.  Ничего

значительного они вам не дадут.  Единственно  важное   -  это  наше  свидание  с

Прасвиллем. Вообще...

     Он достал из шкафа флакончик и, положив ей руку на плечо, сказал:

     -  Растянитесь на кушетке и выпейте несколько глотков этого напитка.

     -  Что это такое?

     -  Средство заставить вас забыться на несколько часов, заснуть.

     -  Нет, нет,   - отказывалась Кларисса.    -  Не  хочу.  Жильбер  не  может

спать, не может спать, не может забыться.

     -  Пейте,   - с мягкой настойчивостью просил Люпен.

     Она уступила его просьбам под влиянием страшной  усталости,  охватившей  ее

после потрясений, покорно улеглась на кушетке и закрыла глаза.  Через  несколько

минут она уже спала.

     Люпен позвонил слуге.

     -  Давайте скорей газеты.

     -  Пожалуйте, сударь.

     Люпен поспешно развернул одну из них и тотчас же увидел следующие строки:

     "Сообщники Арсена Люпена".

     "Нам известно из верных источников, что сообщники Арсена Люпена, Жильбер  и

Вошери, будут казнены завтра утром во вторник. Господин Дейблер  посетил  работы

по сооружению эшафота. Все в порядке".

     Он поднял голову с выражением недоверия.

     -   Сообщники  Арсена  Люпена.  Казнь  сообщников  Арсена   Люпена.   Какое

прекрасное зрелище. Какая толпа собралась бы поглазеть. Очень огорчен,  господа,

но занавес не поднимается. Отложено по распоряжению высшей власти...  Это  я   -

власть.

     И он с гордостью ударил себя в грудь.

     -  Власть это  - я.

     В полдень Люпен получил от Балу депешу из Лиона:

     "Все благополучно. Посылка прибудет без повреждений".

     В три часа Кларисса проснулась.

     Первым ее словом было:

     -  Это состоится завтра?

     Он не ответил. Но его спокойный улыбающийся  вид  так  утешил  ее,  что  ей

показалось, что все кончилось, все устроено  по  воле  ее  товарища,  и  в  душу

пролился бесконечный покой.

     Десять минут пятого они ушли.

     Секретарь Прасвилля, предупрежденный своим начальником по телефону,  провел

их в контору и попросил подождать.

     Было без четверти пять.

     Ровно в пять часов Прасвилль поспешно вошел и сразу воскликнул:

     -  Список у вас?

     -  Да.

     -  Давайте.

     Он протягивал уже руку. Кларисса, вставшая с места, не двинулась.

     Прасвилль с минуту поглядел на нее, подумал и  сел.  Он  начинал  понимать.

Преследуя Добрека, Кларисса Мержи руководилась не  только  ненавистью  и  жаждой

мщения. Ею двигало что-то другое.  Передача  бумаги  могла  состояться  лишь  на

известных условиях.

     -  Садитесь, пожалуйста,    -  сказал  он,  показывая  таким  образом  свое

намерение вступить в переговоры.

     Прасвилль был худощавый человек, со  скуластым  лицом;  постоянно  мигающие

глаза и искаженный рот придавали ему лживое  и  беспокойное  выражение.  Его  не

любили в префектуре, потому что постоянно нужно было заглаживать совершенные  им

неловкости. Но он принадлежал к тем малопочтенным людям, которыми пользуются для

особых услуг и с которыми потом за ненадобностью с легким сердцем расстаются.

     Кларисса снова села на свое место. Так как  она  молчала,  Прасвилль  начал

разговор:

     -  Говорите, друг мой, совсем откровенно. Я  отнюдь  не  скрываю,  что  нам

желательно было бы иметь этот документ.

     -  Если это только желание,   - заметила Кларисса, с которой  Люпен  прошел

ее роль до мельчайших деталей,   - если это  только  желание  с  вашей  стороны,

боюсь, что мы не в состоянии его удовлетворить.

     Прасвилль улыбнулся.

     -  Конечно, мы готовы и на некоторые жертвы.

     -  На все жертвы,   - поправила Кларисса.

     -  На все жертвы, пусть так, само собой разумеется, в пределах возможности.

     -  И даже если мы выйдем из этих пределов,   - не уступала Кларисса.

     Прасвилль рассердился.

     -  Ну, наконец, в чем дело? Объясните.

     -  Простите, друг мой. Я хотела лишь выяснить, какое значение  вы  придаете

этой бумаге. Этот безграничной ценности документ может быть  обменен  только  на

равноценные услуги.

     -  Понятно,   - произнес Прасвилль с раздражением.

     -  Не будет ли полезным изложить вам всю  историю  дела  и  перечислить,  с

одной стороны, те ужасы, которых вы  избегнете,  с  другой   -  те  неисчислимые

выгоды, которые вы извлечете, владея этим списком?

     Прасвиллю  пришлось  применить  определенные  усилия,  чтобы  сдержаться  и

ответить более или менее учтиво:

     -  Соглашаюсь с вашими доводами. Вы закончили?

     -  Прошу извинения, мы  еще  не  можем  говорить  вполне  определенно.  Нам

остается выяснить еще один пункт. Можете ли вы выступать от своего имени?

     -  Как это?

     -  Я спрашиваю вас, конечно, не о  том,  можете  ли  вы  заключить  договор

сейчас, но являетесь ли вы представителем тех, кто имеет право его заключить?

     -  Да,   - заявил с силой Прасвилль.

     -  Через час после того, как я вам сообщу свои  условия,  я  могу  получить

ответ?

     -  Да.

     -  И этот ответ будет исходить от правительства?

     Кларисса наклонилась и более глухо произнесла:

     -  От правительства Елисейского Дворца.

     Прасвилль казался удивленным. Он подумал  мгновенье  и  знаком  подтвердил.

Тогда Кларисса заключила:

     -  И еще  -  как  бы  ни  казались  вам  непонятными  мои  условия,  вы  не

потребуете от меня объяснений моих побуждений. Побуждения остаются тем, что  они

есть. Вы должны ответить словом  - да или нет.

     -  Даю вам честное слово,   - отчетливо произнес Прасвилль.

     В волнении Кларисса побледнела еще больше. Потом, овладев  собой,  устремив

взор прямо в лицо Прасвилля, она сказала:

     -  Список двадцати семи будет передан вам в обмен на помилование Жильбера и

Вошери.

     -  Что? Как?

     Прасвилль вскочил, положительно раздраженный и взбешенный в одной и той  же

степени.

     -  Помилование Жильбера и Вошери? Сообщников Арсена Люпена?

     -  Да.

     -  Убийц с виллы Мария Терезия, которые должны завтра умереть.

     -  Да, их самых,   -  сказала  она  громко.     -  Я  прошу,  я  требую  их

помилования.

     -  Но это бессмыслица. Почему? Отчего?

     -  Напоминаю вам, Прасвилль, о вашем обещании...

     -  Да, да. Вы правы, но этого я никак не ожидал.

     -  Почему же?

     -  Да по многим соображениям.

     -  По каким же?

     -  Ну, наконец, посудите сами. Жильбер и Вошери были приговорены к смертной

казни?

     -  Да, а теперь их пошлют на каторгу, вот и все.

     -  Невозможно. Дело вызвало столько толков в обществе. Ведь  они  сообщники

Арсена Люпена. Постановление суда известно всем.

     -  Ну и что же?

     -  Ну, и мы не можем, нет, решительно не можем идти против правосудия.

     -  У вас и не просят этого. Вас просят только  заменить  наказание  другим.

Помилование ведь вполне законный прием.

     -  Комиссия помилования уже высказала...

     -  Пусть так. Остается еще президент республики.

     -  Он отказал.

     -  Пусть возьмет обратно свой отказ.

     -  Невозможно.

     -  Почему же?

     -  Нет никакой причины.

     -   Причин  и  не  нужно.  Правом  помилования  пользуются   неограниченно,

бесконтрольно. Без  всяких  доводов,  без  объяснений.  Это  прерогативы  высшей

власти.  Пусть  президент  республики  воспользуется  ею  по  своему  усмотрению

согласно велению своей совести на благо государства.

     -  Поздно уже. Все готово для казни. Она должна совершиться через несколько

часов.

     -  Вы только что сами сказали, что через час можете получить ответ.

     -  Но ведь это безумие,  черт  возьми!  Ваши  требования  наталкиваются  на

непреодолимые  препятствия.   Повторяю,   это   невозможно,   просто   физически

невозможно.

     -  Значит, нет?

     -  Нет и нет. Тысячу раз нет.

     -  В таком случае нам остается только удалиться.

     Она сделала движение по направлению к двери.

     Господин Николь следовал за ней.

     Одним прыжком Прасвилль пересек им дорогу.

     -  Куда вы?

     -  Мне кажется, друг мой, что разговор окончен.  Раз  вы  утверждаете,  что

президент республики сочтет этот знаменитый список 27-ми настоящим...

     -  Останьтесь,   - сказал Прасвилль. Он повернул ключ в  двери  и  принялся

ходить по комнате, опустив голову, с руками за спиной.

     Люпен, не произнесший ни слова в продолжение всей этой  сцены,  сознательно

отошедший на задний план, между тем говорил себе:

     "Сколько ломанья. Сколько притворства.  Господин  Прасвилль  не  из  породы

орлов, но не откажется же он отомстить своему смертельному врагу?.. Ага,  что  я

говорил... Мысль столкнуть Добрека в пропасть вызывает улыбку на его лице. Итак,

дело в шляпе!"

     В этот момент  Прасвилль  открыл  дверь,  ведущую  в  комнату  его  личного

секретаря. Громким голосом он отдал приказание:

     -   Господин  Лартиг,  телефонируйте  в  Елисейский  Дворец,  что  я  прошу

аудиенции для сообщения необычайно важного известия.

     Закрыв дверь, он вернулся к Клариссе и сказал ей:

     -  Во всяком случае мое вмешательство ограничится только  передачей  вашего

предложения.

     -  Раз оно будет передано  - оно будет и принято.

     Наступило долгое молчание. Лицо Клариссы сияло такой глубокой радостью, что

Прасвилль был поражен и  смотрел  на  нее  с  нескрываемым  любопытством.  Какая

романтическая история скрывалась за просьбой  Клариссы  о  спасении  Жильбера  и

Вошери? Какая связь существует между нею  и  этими  двумя  людьми?  Какая  драма

разыгралась между ними? Да и Добрек, должно быть, здесь замешан.

     "Ладно,   - думал про себя Люпен.   - Сколько  ни  ломай  себе  головы,  не

придумаешь. Конечно, если  б  мы  просили  об  одном  Жильбере,  как  собиралась

Кларисса, ты бы, может, и раскрыл  тайну.  Но  Вошери,  этот  скотина  Вошери...

Конечно, какая связь может быть между ним и госпожой  Мержи?  Ах,  черт  побери.

Теперь настала моя очередь. Следят за мной... Мысленный взор обращен на меня. "А

этот господин Николь что еще за птица? Почему он предан душой и  телом  Клариссе

Мержи? Какова его настоящая сущность? Напрасно я не разузнал о нем... Надо будет

посмотреть... сбросить с него маску. Ведь в конце  концов  так  стараться  можно

только, когда сам заинтересован в деле. Во  имя  чего  ему  спасать  Жильбера  и

Вошери? Почему?"

     Но в это время явился секретарь Прасвилля и сообщил,  что  ему  будет  дана

аудиенция через час.

     -  Хорошо, благодарю. Оставьте нас,     -  сказал  Прасвилль  и  возобновил

прерванный разговор уже без всяких недомолвок,  напрямик.     -  Думаю,  что  мы

сойдемся. Но раньше чем выполнить взятую на себя обязанность,  мне  нужны  более

подробные, более точные сведения. Где был спрятан список?

     -  В хрустальной пробке, как мы и предполагали,   - ответила госпожа Мержи.

     -  А хрустальная пробка?

     -  В комнате Добрека, в его доме  возле  сквера  Ламартина,  на  письменном

столе, в предмете, за которым он вернулся к себе и который  я  отобрала  у  него

вчера в воскресенье.

     -  И это было?

     -  Не что иное как пачка мэриландского табаку, которая  валялась  прямо  на

столе.

     Прасвилль как будто окаменел. По своей наивности он прошептал:

     -  Ах, если б я знал! Она была у меня в руках раз десять. Вот глупо.

     -  Что за важность,   - проговорила Кларисса.   - Главное, что  бумага  все

же нашлась.

     Прасвилль сделал гримасу, которая показывала, что находка была бы ему  куда

приятнее, если бы была совершена им. Затем он спросил:

     -  Итак, список у вас?

     -  Да.

     -  Здесь!

     -  Да.

     -  Покажите его мне.

     Так как Кларисса колебалась, то он сказал:

     -  Ох, пожалуйста, не беспокойтесь. Список ваш, и я вам его верну. Но вы же

должны понять сами, что я ничего не могу предпринять, пока сам не уверюсь в  его

достоверности.

     Кларисса бросила на Николя взгляд, перехваченный Прасвиллем, и произнесла:

     -  Пожалуйста.

     Тот схватил листок, с некоторым волнением осмотрел его и  почти  сейчас  же

сказал:

     -  Да, да, я узнаю почерк  кассира.  И  подписано  Председателем  Общества.

Красная подпись. Вообще, у меня имеются и другие доказательства, как,  например,

кусочек бумаги, оторванный от верхнего угла листочка.

     Он открыл свой несгораемый шкаф  и  достал  из  особой  шкатулки  маленький

кусочек бумаги, который и поднес к левому верхнему углу бумаги.

     -  Она самая, оба оторванных края сходятся. Неопровержимое  доказательство.

Теперь остается только проверить качество папиросной бумаги.

     Кларисса сияла от радости.  Никогда  нельзя  было  и  поверить,  что  самые

ужасные страдания раздирали ее душу в течение долгих недель.

     В то время как  Прасвилль  рассматривал  на  свет  кусок  бумаги,  Кларисса

сказала Люпену:

     -  Потребуйте, чтобы Жильбера предупредили сегодня же вечером.  Он,  должно

быть, так страдает.

     -  Хорошо,   - ответил Люпен.    -  Вообще  вы  можете  отправиться  к  его

адвокату и известить его.

     Она продолжала:

     -  И потом я завтра же хочу увидеть Жильбера, чтобы ни подумал Прасвилль.

     -  Ну, конечно, но раньше надо выиграть дело в Елисейском Дворце.

     -  Это не представит никаких затруднений для него, надеюсь.

     -  О нет. Вы же видите, как быстро он согласился.

     Прасвилль между тем продолжал расследование с помощью  лупы.  Он  сравнивал

листок с имевшимся у него обрывком бумаги, затем  достал  из  шкатулки  один  из

почтовых листков и стал рассматривать его на свет.

     -  Вот теперь мое мнение окончательно составилось. Простите  меня,  дорогой

друг, дело чрезвычайно щекотливое. Я прошел через  несколько  стадий...  ведь  я

несколько сомневался... и не без оснований...

     -  Что вы хотите сказать?   - пробормотала Кларисса.

     -  Одну минуту... Я должен отдать распоряжение.

     Он позвал секретаря:

     -  Немедленно телефонируйте в президиум,  что  я  прошу  извинения,  но  по

причинам, которые сообщу самолично, от аудиенции отказываюсь.

     Он закрыл дверь и вернулся к своему столу.

     Кларисса и Люпен, ничего не понимая,  стояли  как  громом  пораженные  этой

внезапной переменой. С ума он сошел? Или это была хитрость?  Нежелание  сдержать

слова, раз он уже владел документом?

     Прасвилль протянул бумагу Клариссе.

     -  Можете получить ее.

     -  Как?

     -  И отдать его Добреку.

     -  Добреку?

     -  А то бросьте в огонь.

     -  Что вы такое говорите?

     -  Я говорю, что на вашем месте я бы сжег этот листок.

     -  Но это же безрассудно!

     -  Наоборот, очень разумно.

     -  Да, но почему же, почему?

     -  Почему? Я сейчас вам это объясню. Список 27-ми был  написан,  и  у  меня

имеются  неопровержимые  доказательства  тому,  на   листке   почтовой   бумаги,

принадлежавшей президенту общества, образцы которой находятся здесь, в шкатулке.

На  любом  из  них  имеется  маленький  лотарингский  крест,  почти   незаметный

обыкновенно, видимый только, если держать бумагу на свет. На листке, который  вы

передали мне, такого крестика нет.

     Люпен почувствовал, что его охватывает с ног до головы нервная дрожь. Он не

осмеливался повернуть головы в сторону Клариссы,  чутьем  угадывая  ее  страшное

горе. Он услышал лишь ее слабый голос:

     -  Значит, надо предположить... что Добрек был обманут?

     -  Никогда,   - воскликнул Прасвилль.   - Это вы сделались жертвой  обмана,

мой бедный друг. Добрек владеет настоящим списком, который  он  украл  из  этого

несгораемого шкафа.

     -  А мой документ?

     -  Это подделка.

     -  Подделка?

     -  Несомненная и очевидная подделка.  Одна  из  восхитительных  жестокостей

Добрека. Он  привлекал  ваше  внимание  хрустальной  пробкой,  вы  стремились  к

хрустальной пробке, куда он вложил неизвестно какой лоскуток бумаги, а сам между

тем вполне сознательно сохранил...

     Прасвилль не докончил. Вид Клариссы поразил его. Она с трудом выговорила:

     -  Итак...

     -  Итак, что, друг мой?

     -  Вы отказываетесь?

     -  Конечно, я принужден.

     -  Вы не желаете пойти?..

     -  Послушайте, разве мыслимо с документом сомнительной ценности...

     -  Вы не хотите?  Не  хотите?  А  завтра  утром...  через  несколько  часов

Жильбер...

     Она страшно побледнела, лицо ее исказилось, в глазах застыл ужас.

     Люпен из боязни, чтобы она не сказала чего-нибудь лишнего,  схватил  ее  за

плечи. Но она оттолкнула его с силой, которой в ней  нельзя  было  предположить,

сделала еще два-три шага, закачалась,  как  будто  вот-вот  упадет,  и  вдруг  с

энергией отчаяния схватила Прасвилля и громко произнесла:

     -  Вы пойдете туда, сейчас же пойдете... Надо... надо спасти Жильбера...

     -  Дорогой друг, прошу вас, успокойтесь...

     Она резко засмеялась.

     -  Успокоиться... когда Жильбер завтра утром... Ах нет, нет, я боюсь... это

ужасно... Да, бегите же, несчастный... Спасите его...  Вы  не  понимаете  разве?

Жильбер... Жильбер, ведь это сын мой, мой сын, мой сын.

     Прасвилль вскрикнул. Лезвие ножа блеснуло в руке Клариссы. Она замахнулась,

чтобы нанести себе удар, но не успела. Люпен схватил ее за  руку,  обезоружил  и

горячо выкрикнул:

     -  Вы безумная, ведь я вам поклялся спасти его. Живите же для него. Жильбер

не умрет. Возможно ли, чтобы он умер, когда я поклялся...

     -  Жильбер... сын мой...   - стонала Кларисса.

     Он сильно сжал ее, повернул к себе и закрыл ей рукой рот.

     -  Довольно, замолчите. Умоляю вас молчать... Жильбер не погибнет...

     Наконец ему удалось увести ее, как внезапно утихнувшего ребенка.  В  дверях

Люпен обернулся к Прасвиллю:

     -  Подождите меня, сударь,   - властным тоном сказал он.   - Если вам нужен

список 27-ми, настоящий, подождите меня. Через час, самое большее через  два,  я

буду здесь, и мы поговорим.

     Затем он решительно обратился к Клариссе:

     -  Бодрее, сударыня. Приказываю вам это во имя Жильбера.

     Держа Клариссу, как манекен, за руки, поддерживая  ее,  чуть  не  неся  ее,

Люпен спустился по коридорам и по лестницам, вышел во двор,  затем  в  другой  и

наконец очутился на улице.

     Между тем Прасвилль, вначале как будто  оглушенный  событиями,  мало-помалу

пришел в себя и приобрел способность рассуждать. Он  размышлял  о  роли  Николя,

который в начале сцены был простым статистом, советником Клариссы, человеком, за

которого ухватываются в тяжелые минуты  жизни,  и  который  в  последнюю  минуту

проявил себя решительным, авторитетным, полным энергии, даже  дерзости,  готовым

опрокинуть все препятствия на своем пути.

     Кто мог так держать себя?

     Прасвилль вздрогнул. Ответ напрашивался сам собой  с  полной  очевидностью.

Доказательства так и посыпались, одно убедительнее другого. Оставалось лишь одно

обстоятельство, смущавшее Прасвилля. Внешность Николя  не  имела  сходства  даже

отдаленного с известными фотографиями Арсена Люпена: совершенно  другой  овал  и

цвет лица,  форма  рта,  выражение  лица,  волосы,  словом,  ни  одной  приметы,

подходящей к описанию авантюриста. Но  разве  он  забыл,  что  вся  сила  Люпена

заключалась именно в этом необычайном уменье  превращаться  в  другое  существо.

Итак, сомнений не было.

     Прасвилль поспешно вышел из конторы. Встретив военного  агента  охраны,  он

живо спросил:

     -  Вы только что пришли, бригадир?

     -  Да, господин секретарь.

     -  Вам попались навстречу господин с дамой?

     -  Да, во дворе.

     -  Вы узнали бы этого субъекта?

     -  Думаю, что да.

     -  В таком  случае  нельзя  терять  ни  минуты.  Захватите  с  собой  шесть

надзирателей и отправляйтесь на площадь Клини. Разузнайте о господине  Николе  и

наблюдайте за домом. Он должен придти туда.

     -  А если он не войдет к себе?

     -  Арестуйте его. Мандат готов.   - Он подошел к конторке, сел и на  особом

листке написал имя.

     -  Вот бумага, бригадир, я предупрежу начальника охраны.

     Бригадир казался ошеломленным.

     -  Господин секретарь говорил, кажется, о господине Николе?

     -  Ну да.

     -  А мандат на имя Арсена Люпена.

     -  Арсен Люпен и господин Николь одно и то же лицо.

 

 

     ЭШАФОТ

 

     -  Я его спасу, я спасу,   - неустанно повторял Люпен, сидя  в  автомобиле,

увозившем его и Клариссу.   - Клянусь, что я спасу его.

     Кларисса, отупевшая от страха, от муки,  не  слушала  его.  Люпен  развивал

вслух свои планы, больше,  впрочем,  для  себя,  чем  для  того,  чтобы  убедить

Клариссу.

     -  Нет, партия еще не проиграна. У нас еще есть козырь  - и крупный козырь:

письма и документы, которые бывший депутат  Воранглад  предлагает  Добреку  и  о

которых Добрек упоминал вчера в Ницце. Я куплю эти письма у Воранглада за  какую

угодно  цену.  Потом  мы  возвращаемся  в  префектуру  и  я  говорю   Прасвиллю:

"Отправляйтесь к президенту. Выдайте список за подлинный и спасите  Жильбера  от

казни, и завтра вы можете признать бумагу подложной. Идите.  Живо.  Иначе...  Ну

да, иначе завтра утром в  газетах  появятся  разоблачения  Воранглада.  Депутата

арестуют. В тот же день заключают под стражу Прасвилля".

     Люпен потер руки.

     -  Он пойдет... Пойдет... Я это почувствовал сразу, как только увидел  его.

Дело верное, без проигрыша. Благо, в портфеле Добрека я нашел адрес  Воранглада.

Шофер, бульвар Распаль.

     Они прибыли по указанному адресу. Люпен стремительно взбежал по лестнице на

третий этаж.

     Прислуга ответила ему, что  господин  Воранглад  уехал  и  вернется  только

завтра к обеду.

     -  Не знаете ли, где он?

     -  Господин уехал в Лондон.

     Сев в автомобиль, Люпен не произнес ни слова. Со своей стороны  Кларисса  и

не расспрашивала его, все еще находясь в состоянии полного безразличия, понимая,

что смерть ее сына  - дело лишь недалекого будущего.

     Они приехали на площадь Клини. Когда Люпен  входил  к  себе,  из  помещения

привратницы проскользнули двое каких-то людей. Он был так занят своими  мыслями,

что не заметил надзирателей Прасвилля, круживших вокруг дома.

     -  Телеграммы нет?   - спросил он у своего слуги.

     -  Нет, патрон.

     -  Есть ли сведения о Балу и Гроньяре?

     -  Нет, никаких, патрон.

     -  Вполне естественно,   - сказал он, непринужденно обращаясь к Клариссе.  

- Еще только семь часов, а они могут быть  не  раньше  восьми-девяти.  Прасвилль

подождет. Только и всего. Я сейчас позвоню, чтобы не ждал.

     Вешая трубку, он услышал позади  себя  какой-то  стон.  Кларисса,  читавшая

газету, схватилась за сердце, зашаталась и упала.

     -  Ахил, Ахил,   - закричал Люпен слуге.   -  Помоги  мне  положить  ее  на

кровать.  Потом  принеси  из  аптечного  шкафчика  пузырек  номер  четвертый   с

усыпляющим средством.

     Он разжал зубы Клариссы концом  ножа  и  заставил  ее  проглотить  половину

содержимого флакончика.

     -  Хорошо,   - проговорил он.   - Теперь  несчастная  проснется  не  раньше

завтрашнего утра... уже после...

     Он пробежал глазами газету, которую  читала  Кларисса  и  которую  она  еще

держала своей рукой, и прочел следующее:

     "Ввиду казни Жильбера и Вошери и возможных попыток со стороны Арсена Люпена

освобождения своих товарищей, приняты  самые  серьезные  меры  предосторожности.

Улицы, прилегающие к тюрьме, будут охраняться военными отрядами.  Известно  уже,

что казнь будет совершена перед  тюрьмой  на  площадке  у  бульвара  Араго.  Нам

удалось узнать, как чувствуют себя оба приговоренные:  Вошери,  по  обыкновению,

циничен, ожидает рокового исхода очень бодро. "Ну, что ж,   - говорит  он,     -

меня это, конечно, не восхищает, но раз надо  пережить,  будем  мужественны".  И

прибавляет: "Смерть-то мне не страшна, неприятно, что отрежут голову. Ах, если б

патрон придумал фокус переправить меня на тот свет так, чтобы я ахнуть не успел!

Нельзя ли немного стрихнину, патрон?"

     Еще более поразительно спокойствие Жильбера, в особенности, если  вспомнить

его растерянность в зале суда.  Он  хранит  глубочайшую  веру  во  всемогущество

Арсена Люпена. "Патрон кричал при всех, чтобы я не боялся, что  он  отвечает  за

все. И я не боюсь. До последнего дня, до последней минуты, даже до самой казни я

рассчитываю на него. Я его ведь хорошо знаю. С этим не  пропадешь.  Раз  он  что

обещал, он исполнит. Даже если моя голова покатится сейчас с плеч, он посадит ее

на место. Чтобы Арсен Люпен позволил умереть своему Жильберу? О  нет,  позвольте

усомниться".

     В этом энтузиазме есть что-то трогательное и наивное,  что-то  благородное.

Увидим, заслуживает ли Арсен Люпен такого слепого доверия".

     Люпен с трудом дочитал до конца. Слезы застилали ему глаза. Слезы жалости и

нежности, слезы печали.

     Нет, он не заслуживает доверия своего Жильбера. Правда, он сделал все,  что

было возможно, но бывают обстоятельства, когда надо бороться с самой судьбой,  а

судьба на этот раз была сильнее его. С самого первого дня и за всю эту плачевную

авантюру ход событий не совпадал с его предположениями. Раньше  Кларисса  и  он,

идя в сущности к одной цели, потеряли недели на борьбу между собой.  Потом  уже,

когда они объединились, посыпались на них невзгоды  одна  за  другой:  похищение

маленького Жака, исчезновение Добрека, заключение его в башне  двух  влюбленных,

рана Люпена и вследствие этого бездействие,  затем  проделки  Добрека,  увлекшие

Клариссу, а за ней и Люпена на юг, в Италию. И  в  конце  концов  крушение  всех

надежд, когда ценой громадной силы воли, настоящих чудес, настойчивости они  уже

почти достигли цели, и вот список 27-ми имеет  значения  не  больше,  чем  любой

клочок бумаги.

     -  Складываю оружие,   - заключил Люпен.   - Битва проиграна. Даже если я и

отомщу Добреку и уничтожу его. Настоящим побежденным все-таки буду я, потому что

Жильбер ведь умрет.

     И он опять заплакал не с досады и не со злости, а  в  полном  отчаянии  при

мысли, что Жильбер умрет. Тот, которого  он  называл  своим  любимым  товарищем,

через несколько часов погибнет навсегда. Он не мог его спасти.  Никаких  средств

больше не оставалось. Он не искал даже их. К чему? Он знал,  что  час  возмездия

наступит рано или поздно, ни один  преступник  не  может  похвалиться,  что  ему

удалось избежать наказания. Но весь ужас был в том,  что  жертвой  являлся  этот

несчастный Жильбер, неповинный в преступлении,  за  которое  должен  поплатиться

жизнью. В этой трагической необходимости дать  погибнуть  невинному  сказывалась

еще более беспомощность Люпена.

     Сознание этой беспомощности проникло в него так глубоко, что он уже не  был

поражен, получив следующую  телеграмму  от  Балу:  "Машина  повреждена.  Починка

задерживается. Приедем завтра утром".

     Еще одно доказательство того,  что  счастье  отвернулось  от  него.  Он  не

пытался даже восстать против этого решения судьбы.

     Люпен посмотрел на Клариссу. Она спокойно спала, и этот  отдых  от  кошмара

жизни показался ему таким заманчивым, что, почувствовав  смертельную  усталость,

он схватил пузырек и выпил  остатки  снотворного.  Затем  он  прошел  к  себе  в

спальню, улегся на кровать и позвал слугу:

     -  Иди спать, Ахил, и не буди меня, что бы ни случилось.

     -  Значит, патрон,   - спросил Ахил,   - ничего уж не  поможет  Жильберу  и

Вошери?

     -  Ничего.

     -  И... совершится?

     -  Да.

     Через двадцать минут Люпен заснул.

     Было десять часов вечера.

 

 

     * * *

 

     Вокруг тюрьмы в эту ночь  было  шумно.  В  час  дня  бульвар  Араго  и  все

прилегающие к тюрьме улицы  охранялись  сыскными  агентами,  которые  пропускали

прохожих, не иначе как подвергнув их настоящему допросу.

     Дождь лил как из ведра, и потому, казалось, охотников до такого рода зрелищ

не должно быть слишком много. Особым приказом кабаре закрылись в этот день в три

часа дня. На улицах разместили  два  отряда  инфантерии,  а  на  случай  тревоги

поместили целый  батальон  на  бульваре  Араго.  Между  войсками  встречалась  и

муниципальная конная стража, прохаживались офицеры и  чины  префектуры.  Словом,

все и вся были мобилизованы для предстоящего события.

     Гильотину устраивали между тем посреди площадки на углу бульвара  и  улицы.

Доносился глухой шум молотков.

     Но к четырем часам, несмотря на дождь, собралась толпа и запела.  Засветили

фонари и, к своей досаде, публика убедилась, что за дальностью  расстояния  еле-

еле видны стойки гильотины.

     Появилось несколько экипажей, в которых приехали должностные лица в черном.

Раздались аплодисменты и свистки, что дало повод конной страже рассеивать толпы,

так что площадь очистилась более чем на триста метров вокруг.  Развернулись  еще

два отряда солдат.

     Вдруг все замолкло. В темноте показалось что-то белое.  Дождь  прекратился.

Внутри, в конце коридора, где помещались камеры приговоренных, слышны были тихие

голоса людей, одетых в черное.

     Прокурор республики в беседе с Прасвиллем высказал свои опасения по  поводу

событий.

     -  Да нет, уверяю вас, что все обойдется без всяких приключений.

     -  Вам не доносили ни о чем подозрительном?

     -  Нет. Да ничего и не может быть, потому что Люпен у нас в руках.

     -  Возможно ли?

     -  Да, мы открыли его местопребывание. Дом на  площади  Клини,  который  он

занимает и в который вчера в семь вечера  вернулся,  оцеплен.  Кроме  того,  мне

известен его план спасения сотоварищей. В последний  момент  этот  план  рухнул.

Бояться нечего. Правосудие свершится.

     -  Может быть, об этом пожалеют когда-нибудь,   - сказал адвокат Жильбера.

     Слова адвоката удивили прокурора.

     -  Вы верите в невиновность вашего клиента?

     -  Твердо верю, господин прокурор. Невинный понесет кару.

     Прокурор замолчал. Но через минуту, словно отвечая на собственные мысли, он

сознался:

     -  Дело велось необычайно поспешно.

     А адвокат повторил изменившимся голосом:

     -  Да, невинного предают смерти.

     Тем временем казнь началась.

     Начали с Вошери, и директор тюрьмы велел открыть его камеру.

     Вошери вскочил с  кровати  и  расширенными  от  ужаса  глазами  смотрел  на

вошедших.

     -  Вошери, мы объявляем вам...

     -  Молчите, молчите,   - зашептал он.   - Не говорите ничего. Я знаю, в чем

дело. Идем.

     Можно было подумать, что он хочет покончить с этим делом как можно  скорее,

с такой готовностью он подчинялся всему, что с  ним  проделывали.  Единственное,

что он не допускал, это чтобы к нему обращались с разговорами.

     -  Не о чем говорить,   - повторил он.    -  Что?  Исповедаться?  Не  стоит

труда. Я убил. Меня убивают. Это правильно. Мы квиты.

     На минуту он умолк.

     -  А что, товарищ тоже пойдет?

     И узнав, что Жильбера тоже ведут на  казнь,  он  подумал  недолго,  оглядел

присутствующих, хотел как  будто  сказать  что-то,  пожал  плечами  и,  наконец,

прошептал:

     -  Лучше так. Вместе грешили. Вместе расплатимся.

     Жильбер тоже не спал, когда вошли в его камеру.

     Сидя на кровати, он выслушал приговор, попробовал встать и -разрыдался.

     -  О, моя бедная мама, бедная мама,   - всхлипывал он.

     Его уже хотели расспросить о матери,  про  которую  он  никогда  раньше  не

говорил, как вдруг слезы сменились резким криком:

     -  Я не убийца, не хочу умирать, я не убивал.

     -  Жильбер,   - говорили ему.   - Надо быть мужественным.

     -  Да, но раз я не убивал, то за что мне умирать? Клянусь вам, я не убивал.

.. я не хочу умереть... я не убийца... не надо было бы...

     Слов Жильбера нельзя было разобрать. Он дал  себя  уговорить,  исповедался,

выслушал службу, потом, успокоившись,  почти  послушный,  голосом  покоряющегося

ребенка простонал:

     -  Надо будет сказать моей матери, что я прошу прощения.

     -  Вашей матери...

     -  Да. Пусть мои слова напечатают в газетах. Она поймет. Она-то знает,  что

я не убивал. Но я прошу у нее прощения за горе, которое я ей  причиняю,  которое

мог ей сделать, и потом...

     -  И потом, Жильбер?

     -  Ну да, я хочу, чтобы патрон знал, что я не потерял доверия...

     Он оглядел присутствовавших одного за другим в смутной надежде, что один из

них вдруг окажется переодетым другом и унесет его отсюда.

     -  Да,   - сказал он мягко, почти набожно,    -  я  еще  верю  даже  в  эту

минуту... Пусть он знает об этом. Хорошо? Наверное, он не даст мне умереть...  я

уверен в этом...

     Поистине трогательно было видеть  этого  ребенка,  одетого  в  смирительную

рубашку, связанную у ворота и на ногах, охраняемого тысячами людей, который  уже

находился во власти неумолимого палача, но который все-таки еще надеялся.

     Сердца присутствовавших сжались тоской. На глазах появились слезы.

     -  Бедняга,   - пробормотал кто-то.

     Прасвилль, тронутый, как все, и вспомнивший Клариссу, повторил про себя:

     -  Несчастный мальчуган.

     Адвокат Жильбера плакал и не уставал повторять всякому, кто был подле:

     -  Он страдает невинно.

     Но час пробил. Приготовления закончились. Процессия двинулась.

     Обе группы соединились в коридоре.

     Вошери, увидев Жильбера, крикнул:

     -  Что, малыш, патрон-то нас бросил?

     И прибавил фразу, которую никто, кроме Прасвилля, не понял:

     -  Он, конечно, получше использует хрустальную пробку.

     Процессия  спустилась  по  лестницам;  у  канцелярии  остановились,   чтобы

выполнить необходимые формальности. Шли двором. Ужасное, бесконечное шествие...

     И вдруг в открытые настежь ворота мелькнул слабый свет дня,  дождь,  улица,

очертания домов, а вдали рокот голосов на фоне ужасающей тишины.

     Двинулись вдоль стен, до угла бульвара.

     Прошли еще несколько шагов... Вошери подался назад. Он увидел!

     Жильбер плелся, опустив голову, поддерживаемый  помощником  и  священником,

который давал ему целовать распятие.

     Гильотина была перед ними.

     -  Нет, нет,   - сопротивлялся Жильбер.   - Я не  убил,  я  не  хочу...  не

хочу. Помогите. Помогите.

     Глас вопиющего в пустыне.

     По знаку, данному палачом, Вошери схватили,  приподняли  и  потащили  почти

бегом.

     Тут произошло нечто поразительное: вдруг раздался выстрел из дома напротив.

     Помощники остановились.

     Ноша стала в их руках сгибаться.

     -  Что такое? Что с ними?   - посыпались вопросы.

     -  Он ранен.

     Кровь появилась на лбу Вошери и стекала на лицо.

     Он заговаривался:

     -  Есть... спасибо, патрон, спасибо...  теперь  не  срежут  голову,  вот-то

спасибо! Ах, шикарно, черт...

     -  Пусть покончат с ним! Отнести его туда,     -  произнес  кто-то  посреди

всеобщей сумятицы.

     -  Да ведь он умер.

     -  Идите же, пусть заканчивают казнь.

     В маленькой кучке чиновников, агентов и  судейских  смятение  было  полное.

Каждый распоряжался.

     -  Надо исполнить приговор... Правосудие выше всего... Никто не имеет права

отменить... Это трусость... Пусть казнят.

     -  Но он умер.

     -  Ничего не значит... Постановления суда должны исполняться.

     -  Продолжать казнь.

     Священник протестовал. Двое агентов и двое  охранников  стерегли  Жильбера.

Помощники же опять взялись за труп и несли его к гильотине.

     -  Да ну же, скорее,   - кричал палач хриплым голосом.   - Теперь  другого.

Поспешите...

     Он не докончил. Раздался второй выстрел. Он закачался и упал со стоном:

     -  Ничего... ранено плечо... Продолжайте! Очередь второго...

     Но  помощники  уже  разбежались.  Вокруг  гильотины  образовалась  пустота.

Префект полиции не растерялся: громким голосом скомандовал он своим людям и стал

оттеснять к тюрьме судейских чиновников, осужденного, священника.

     Тем временем, не думая об опасности, отряд агентов,  инспекторов  и  солдат

бросился к маленькому трехэтажному дому старинной  постройки,  на  первом  этаже

которого помещались две лавочки. После первого же  выстрела  кто-то  заметил  на

втором этаже человека с еще дымящимся ружьем в руках. В него выстрелили,  но  не

попали, а он, взобравшись на стол,  взял  на  прицел  второй  раз,  выстрелил  и

скрылся.

     Внизу в это время стали ломать дверь, которая скоро поддалась, и  бросились

к лестнице, но тут же натолкнулись на препятствие. На первом этаже  был  навален

разный  хлам,  кресла,  кровати,  настоящие  баррикады.  Чтобы  разобрать  их  и

пробраться вверх, нападающим пришлось потратить целых пять минут. Этого  времени

оказалось достаточно, чтобы преследование потеряло смысл. Уже будучи  на  втором

этаже, они услышали голос сверху:

     -  Сюда, друзья! Еще восемнадцать ступеней. Тысячу извинений за причиненное

беспокойство.

     Живо поднялись они по этим восемнадцати ступенькам. Выше над третьим этажом

находился чердак, в который попадали только  с  помощью  приставной  лестницы  и

через окно. Но беглец успел захватить с собой лестницу, а окно захлопнуть.

     Неслыханное по дерзости дело это подняло живейшие толки в обществе.  Газеты

посвящали  ему  целые  номера.   Продавцы   выкрикивали   подробности.   Столица

интересовалась им.

     Но своего апогея волнение достигло в префектуре. Телефонные звонки, депеши,

посыльные сменяли друг друга.

     В одиннадцать часов утра в кабинете у префекта полиции состоялось заседание

в присутствии Прасвилля. Доклад делал начальник охраны.

     Дело представлялось в таком виде.

     Накануне, около  полуночи,  кто-то  позвонил  у  дома  на  бульваре  Араго.

Привратница, спавшая в помещении первого этажа, позади лавочки, открыла  ворота.

Неизвестный постучал в ее  дверь,  сказав,  что  послан  полицией  с  поручением

относительно завтрашней казни. Как только она  вышла  к  нему,  он  схватил  ее,

заткнул рот тряпкой и связал.

     Через десять минут господин и дама, жившие на первом этаже и возвращавшиеся

домой, были схвачены тем же  субъектом  и  заперты  в  пустые  лавки.  Жилец  из

третьего этажа испытал ту же судьбу, только у себя дома, в собственной комнате.

     Неизвестный же, уверенный в своей безнаказанности, расположился на  третьем

этаже в никем не занятой комнате.

     Теперь он был хозяином дома.

     -  Ну вот,   - сказал префект  полиции  с  горьким  смехом.     -  Задумано

недурно. Меня удивляет только, что ему удалось так легко бежать.

     -  Прошу заметить, господин префект, что единственный обитатель этого  дома

имел в своем распоряжении для подготовки бегства время с часу до пяти дня.

     -  И это бегство совершилось по крышам.  В  этой  местности  дома  соседней

улицы близко расположены друг к другу,  так  что  расстояние  между  крышами  не

превышает трех метров при разности уровней в один метр.

     -  Ну и?

     -  Ну, а наш неизвестный унес с собой лестницу,  которая  и  послужила  ему

мостиком. Укрывшись за  какой-нибудь  пристройкой,  он  высмотрел  оттуда  через

слуховое окно пустой дом на улице Гласьер, спустился в него  и  спокойно  вышел,

заложив руки в карманы. Таким образом заранее подготовленное  бегство  произошло

без всяких осложнений.

     -  Но ведь вы же приняли необходимые меры?

     -   Как  было  предписано  вами,  господин  префект  полиции.  Мои   агенты

обыскивали вчера в продолжение трех часов дома с целью  разузнать,  нет  ли  там

кого-нибудь подозрительного. Когда они выходили  из  последнего  дома,  я  велел

поставить заграждения на улицах. Вот в этот-то промежуток времени неизвестный  и

мог проскользнуть.

     -  Ну, и разумеется, вы не  сомневаетесь,  что  неизвестный  это   -  Арсен

Люпен?

     -  Без всякого сомнения. Во-первых, дело касалось его  товарищей.  А  кроме

того... кроме того... никто другой, кроме Арсена  Люпена,  не  мог  бы  с  такой

дерзостью выполнить свой замысел.

     -  Но в таком случае,   - прошептал префект и затем обратился к Прасвиллю:

     -  В таком случае, господин Прасвилль, субъект, о котором вы мне  говорили,

которого вместе с начальником охраны вы взяли со вчерашнего вечера под надзор  в

его квартире на площади Клини, значит, тот субъект не Арсен Люпен?

     -  Я утверждаю все-таки, господин префект полиции, что это Арсен Люпен.

     -  Так его не арестовали, раз он вышел сегодня ночью из своего дома?

     -  Он не вышел из своего дома.

     -  Ну знаете, это что-то уж слишком сложно...

     -  Очень просто, господин префект. В доме на площади Клини, как и  во  всех

домах, служащих Арсену Люпену, имеется два выхода.

     -  А вы этого не знали?

     -  Я только что узнал об этом, осматривая его квартиру.

     -  Там никого не было?

     -  Никого. Сегодня утром его слуга Ахил  увез  даму,  которая  проживала  у

Люпена.

     -  Как ее зовут?

     -  Не знаю,   - ответил Прасвилль после минутного колебания.

     -  Известно ли вам, под каким именем проживал Люпен?

     -  Под именем господина Николь, профессора словесности.  Вот  его  визитная

карточка.

     Не успел он докончить фразу, как швейцар доложил префекту полиции, что  его

немедленно требуют в Елисейский Дворец, куда уже прибыл президент совета.

     -  Сейчас отправляюсь,   - и прибавил  сквозь  зубы:     -  Сейчас  решится

судьба Жильбера.

     Прасвилль бросил как бы невзначай:

     -  Как вы думаете, его помилуют?

     -  Ни в коем случае. После сегодняшнего приключения это было бы неслыханно.

Завтра же Жильбер расплатится за свои грехи.

     В это время швейцар подал Прасвиллю визитную карточку.  Тот,  посмотрев  на

нее, задрожал и прошептал:

     -  Проклятая собака. Вот нахальство.

     -  Что случилось?   - спросил префект полиции.

     -  Ничего, ничего,   - уверял Прасвилль, не желавший ничьей помощи  в  этом

деле.   - Неожиданный  визит,  результат  которого  я  скоро  буду  иметь  честь

сообщить вам.

     Он ушел, бормоча:

     -  Ну и нахальство же.

     На карточке было напечатано:

     "Господин Николь, профессор литературы".

 

 

     ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

 

     Проходя к себе в кабинет, Прасвилль узнал в сидящем в приемной на  скамейке

субъекта с круглой спиной, с бумажным  зонтиком,  в  помятой  шляпе  и  в  одной

перчатке господина Николь.

     -  Это он,   - сказал себе Прасвилль.

     Однако были и сомнения: не подослали ли ему какого-нибудь  другого  Николя?

Но раз он явился сам, значит, он не подозревает, что его инкогнито раскрыто!  Он

вновь произнес:

     -  Все-таки каков нахал!

     Он закрыл дверь своего кабинета и позвал секретаря:

     -  Лартиг, я приму здесь одно довольно опасное лицо, разговор с которым, по

всей вероятности, окончится свалкой. Будьте любезны, как  только  приведете  его

сюда,  принять  все  меры  предосторожности,   пригласите   человек   двенадцать

надзирателей и разместите их в  вашем  кабинете  и  в  передней  с  определенным

наказом: по первому звонку явиться сюда всем с револьверами в руках  и  окружить

этого субъекта. Вы поняли?

     -  Да, господин секретарь.

     -  Главное, не медлите, валите  толпой  в  полной  боевой  готовности,  так

сказать. Теперь пригласите, пожалуйста, господина Николя.

     Лишь только тот  вышел,  Прасвилль  бумагами  скрыл  кнопку  электрического

звонка на  своем  столе,  а  из  книг  сделал  прикрытие  для  двух  револьверов

порядочных размеров.

     "Теперь,   - говорил он себе,   - закончим игру. Если у  него  есть  список

двадцати семи, возьмем список. Если списка у него нет,  возьмем  его  самого.  А

если можно, заберем и то, и другое. Люпен и список в один день,  особенно  после

утреннего скандала, вот что меня подняло бы в глазах начальства".

     В дверь стучали. Он крикнул:

     -  Войдите.   - И встал со словами:   - Входите же, господин Николь.

     Николь робко прошел в комнату, уселся на самый край предложенного ему стула

и забормотал:

     -   Я  хочу  возобновить...  наш   вчерашний   разговор...   Простите   мое

промедление, сударь.

     -  Одну минутку... Разрешите?

     Он быстро прошел в переднюю и, найдя там секретаря, сказал ему:

     -  Я забыл, Лартиг, предупредить, чтобы следили за коридорами и лестницами:

ведь там могут быть спрятаны сообщники.

     Прасвилль вернулся, уселся поглубже, как для долгой и интересной беседы,  и

начал:

     -  Итак, вы говорили...

     -  Я  просил  извинения,  что  заставил  себя  ждать  вчера  вечером.  Меня

задержали разные обстоятельства. Во-первых, госпожа Мержи...

     -  Да, вам пришлось проводить ее?

     -  О да, и я должен был также ухаживать за ней. Вам понятно  ее  состояние.

Несчастная. Ее сын Жильбер умирает, и какой смертью. В то  время  только  какое-

нибудь неожиданное чудо могло спасти  его.  Я  сам  уже  готов  был  подчиниться

обстоятельствам. Не правда ли? Когда судьба против тебя, невольно теряешь всякое

мужество.

     -  Но мне казалось,   - заметил Прасвилль,   -  что  когда  вы  уходили  от

меня, у вас было твердое намерение вырвать секрет у Добрека какой бы то ни  было

ценой.

     -  Конечно. Но Добрека не было в Париже. Он разъезжал на моем автомобиле.

     -  Так у вас есть автомобиль, господин Николь?

     -  Да, приобрел  случайно.  Старая,  вышедшая  из  моды  машина.  Итак,  он

путешествовал в автомобиле, вернее, на крыше автомобиля, в корзине, куда  я  его

уложил. А машина, увы, могла прийти только после казни... Поэтому...

     Прасвилль глядел на гостя с изумлением, и, если бы у него  оставалось  хоть

малейшее сомнение в том, кто  находился  перед  ним,  такой  способ  действия  с

Добреком его окончательно убедил бы. Каково! Запереть человека в сундук и тащить

на крыше автомобиля. Только Люпен мог себе позволить подобную проделку, и только

он один мог рассказывать о ней с таким неподражаемым спокойствием.

     -  Ну, и что же вы тогда решили?

     -  Я решил поискать другое средство.

     -  Какое же?

     -  Мне кажется, вы знаете это, господин секретарь, так же хорошо, как и я.

     -  Каким образом?

     -  Да ну, разве вы не присутствовали при казни?

     -  Да, был.

     -  В таком случае вы  видели,  что  Вошери  и  палач  были  ранены,  первый

смертельно, второй получил много ран. И вы должны же понять...

     -  Как,   - сказал ошеломленный Прасвилль,    -  вы  сознаетесь?..  Что  вы

стреляли... сегодня утром?..

     -  Посудите сами, разве я мог  выбирать?  Список  27-ми,  принесенный  вам,

оказался подложным. Добрек, у которого был настоящий список, мог прибыть  только

через несколько часов после казни. Мне оставалось только  одно  средство  спасти

Жильбера и добиться помилования: это задержать  на  несколько  часов  исполнение

приговора.

     -  Разумеется...

     -  Не  так  ли?  Подстрелив  эту  несчастную  скотину,  этого  закоренелого

преступника Вошери, и ранив палача, я вызвал беспорядки, панику, сделал морально

и физически невозможным исполнение приговора над Жильбером и выиграл необходимое

время.

     -  Разумеется,   - повторил Прасвилль.

     Люпен продолжал:

     -  Не так ли? Таким  образом  все  правительство,  глава  государства  и  я

получили  возможность  обсудить  это  дело  лучше.  Подумайте  только,   казнить

невинного. Дать упасть голове невинно осужденного. Мог ли я допустить это?  Нет,

ни в коем случае. Надо было действовать. Я действовал. Что вы думаете  об  этом,

господин секретарь?

     -  Скажу, что надо обладать изумительной ловкостью, чтобы на расстоянии ста

пятидесяти шагов убить человека, которого надо  убить,  и  только  ранить,  кому

хотят нанести рану.

     -  У меня есть некоторые способности,   - скромно сказал господин Николь.

     -  Я думаю также, что ваш план был заранее подготовлен.

     -  Нисколько. Вы ошибаетесь. Он созрел у меня в одну минуту.  Если  бы  мой

слуга или, вернее, слуга моего друга, который  предоставил  в  мое  распоряжение

свою квартиру на площади Клини, не заставил меня проснуться и не сказал, что  он

когда-то служил мальчишкой в этой лавчонке на бульваре Араго, что обитатели  там

немногочисленны и что, пожалуй,  так  можно  попытаться  что-нибудь  сделать,  в

назначенный час бедному Жильберу отрезали бы голову, а госпожа Мержи  несомненно

умерла бы от горя.

     -  Да? Вы думаете?

     -  Вполне уверен. Вот почему я ухватился за мысль этого  преданного  слуги.

Только вы мне помешали, господин секретарь.

     -  Я???

     -  Ну, да. Зачем это вам понадобилось поставить двенадцать человек у  моего

дома? Пришлось мне подняться на пятый этаж  по  черной  лестнице  и  уйти  через

черный ход соседнего дома. Только прибавили мне усталости.

     -  Виноват, господин Николь, в другой раз...

     -  Или сегодня я должен был с восьми утра  уже  быть  на  ногах,  дожидаясь

прибытия корзины с Добреком на площади Клини, чтобы автомобиль не остановился  у

моего дома, чтобы не дать возможности вашим людям вмешаться в мои делишки. Иначе

опять-таки погибли бы Жильбер и Кларисса Мержи.

     -  Ну,   - сказал Прасвилль,   - знаете,  события...  печальные  события...

мне кажется, лишь вопрос одного, двух, самое большее, трех дней. Чтобы отвратить

их совершенно, нужен...

     -  Подлинный список 27-ми?

     -  Вот именно, а у вас его, может быть, нет...

     -  Есть.

     -  Настоящий?

     -  Настоящий.

     -  С лотарингским крестом?

     -  С лотарингским крестом.

     Прасвилль замолчал. Он волновался при мысли о предстоящей дуэли с  ужасающе

сильным противником: Арсен  Люпен,  страшный  Арсен  Люпен,  спокойно,  с  таким

хладнокровием шел к своей цели, как будто за ним стояла целая армия, а враг  был

безоружен.

     Не решаясь еще прямо атаковать его, Прасвилль спросил почти робко:

     -  Итак, Добрек вам его отдал?

     -  Добрек ничего не дает. Я взял его.

     -  Насильно, следовательно?

     -  Бог мой,   - со смехом сказал гость,   - нет! О, конечно, я был готов на

все, и когда этот милый Добрек был  извлечен  из  корзины,  в  которой  совершил

путешествие с большой скоростью, угощаясь время от времени  несколькими  каплями

хлороформа, я подготовил все так, чтобы дело сразу же пошло на лад.  Конечно,  я

не допустил никаких мучений, напрасных страданий... Нет! Просто  смерть.  Острие

длинной иглы помещают на грудь против сердца, медленно и  осторожно  вонзая  все

глубже и глубже. Ничего другого. Иглой управляла госпожа  Мержи.  Вы  понимаете,

мать, у которой сын умирает. Она не знает жалости. "Говори, Добрек, или я воткну

иглу? Не хочешь? Игла войдет на миллиметр, другой". И  сердце  его  замирает  от

ужаса. О, клянусь Богом, он заговорил бы, этот бандит. Наклонившись над ним,  мы

ждали его пробуждения, изнывая от нетерпения... Вообразите  себе  это,  господин

секретарь. Бандит лежит на диване связанный,  с  оголенной  грудью,  старающийся

освободиться от дурманящего запаха хлороформа. Он  вдыхает  глубже...  хрипит...

приходит  в  сознание...  Губы  шевелятся...  Кларисса  Мержи  шепчет:  "Это  я,

Кларисса... ответишь ли ты, несчастный?"

     Она положила палец на грудь Добрека, где сердце бьется, как птица в клетке,

и говорит мне: "Его глаза... глаза... Я их не вижу  из-за  очков...  я  хочу  их

видеть...".

     И я тоже хочу их видеть, эти глаза, выражения которых  я  не  знаю...  хочу

видеть их муку, прочесть в них раньше,  чем  услышать,  секрет  списка.  Я  хочу

видеть. Я жажду увидеть. Я  мигом  срываю  с  него  очки.  И  вдруг,  как  будто

ослепленный внезапным светом, озарившим мое сознание, я начинаю хохотать, но так

хохотать, что чуть челюсти не разрываются, потом одним ударом  большого  пальца,

вы слышите, одним ударом, раз  - вышибаю его левый глаз.

     Николь действительно смеялся до упаду. И это  уже  был  не  провинциальный,

робкий и тихий шпион, а самоуверенный весельчак, который воспроизвел всю сцену с

неподражаемой живостью и который теперь смеялся  так  пронзительно  громко,  что

Прасвиллю стало неприятно.

     -  Гоп-ла! Ну-ка, маркиз! Вылезай из конуры! К  чему,  правда,  два  глаза?

Один лишний! Гоп-ла! Нет, посмотрите-ка, Кларисса, на глаз, который  катится  по

ковру. Внимание, это глаз Добрека. Берегись, Саламандра.

     Николь, вставший с места, чтобы изобразить охоту, уселся, вынул из  кармана

какой-то предмет и стал катать его по ладони,  подбросил  в  воздухе,  как  мяч,

подхватил его и объявил спокойно:

     -  Левый глаз Добрека.

     Прасвилль был в недоумении. Что значила  вся  эта  история?  И  чего  хотел

достигнуть его странный посетитель? Он сказал, побледнев:

     -  Объясните, пожалуйста.

     -  Но мне кажется, что все ясно, как нельзя более. Раз нигде  нельзя  найти

этот документ вне Добрека, значит, его нет вне Добрека. А раз его не находят и в

его одежде, то он должен быть спрятан где-нибудь более глубоко, выражаясь яснее,

в нем самом, в его теле, в его коже.

     -  Быть может,   - с насмешкой спросил Прасвилль,   - в глазу?

     -  В глазу, господин секретарь, вы угадали.

     -  Что?

     -  Повторяю, вы угадали. И я должен был прийти  к  этому  путем  логических

заключений, а не игрой случая.

     Вот почему Добрек, зная, что  Кларисса  перехватила  его  письмо  к  одному

английскому фабриканту, в котором он просил  "отшлифовать  хрусталь  так,  чтобы

внутри образовалось  незаметное  углубление",  должен  был  из  предосторожности

увести  поиски  в  другую  сторону.  По  оставленному  им  образцу  он   заказал

хрустальную пробку, с углублением внутри.  За  этой-то  пробкой  вы  и  гонялись

месяцами, ее-то я откопал в пачке табаку... тогда как следовало...

     -  Тогда как следовало?..   - спросил заинтересованный Прасвилль.

     Николь фыркнул.

     -  Просто взяться за глаз Добрека,  глаз,  отшлифованный  так,  что  внутри

образовалось невидимое хранилище. Да, за этот самый глаз.

     Николь опять достал из кармана какой-то твердый  предмет,  постучал  им  по

столу несколько раз. Судя по звуку...

     Прасвилль, озадаченный, пробормотал:

     -  Стеклянный глаз.

     -  Да,   - воскликнул со смехом Николь,   - стеклянный  глаз.  Обыкновенная

пробка от графина, вставленная в  орбиту  вместо  глаза,  пробка  из  настоящего

хрусталя, которую он защищал двумя парами очков. В ней был скрыт да и сейчас еще

скрывается всемогущий талисман Добрека.

     Прасвилль опустил голову и  провел  рукой  по  лбу,  стараясь  скрыть  свою

радость: документ был тут, на столе, был почти в его руках.

     Справившись со своим чувством, он спокойно спросил:

     -  Так, значит, список здесь?

     -  По крайней мере, я так предполагаю,   - ответил господин Николь.

     -  Как так вы предполагаете?

     -  Я не вскрывал хранилища, сохраняя эту честь для вас, господин секретарь.

     Прасвилль  вытянул  руку,  схватил  предмет  и  осмотрел  его.   Это   было

великолепное подобие глаза, так что хрусталик, зрачок и роговую оболочку  нельзя

было отличить от настоящих. Он очень скоро заметил, что задняя часть сдвигалась.

Он слегка нажал. Глаз подался: внутри лежала бумажка, скатанная шариком.

     Он развернул ее и быстро, не останавливая внимания  на  именах,  почерке  и

подписи, поднял руки и стал рассматривать бумажку на свет.

     -  Лотарингский крест имеется?   - спросил Николь.

     -  Имеется,   - ответил Прасвилль.   - Это подлинный список.

     Он помедлил еще несколько мгновений, словно прикидывал, что делать  дальше.

Потом снова свернул бумажку, вложил в хрустальный ларчик и опустил в карман.

     Николь, видевший все это, спросил:

     -  Убедились?

     -  Абсолютно.

     -  Следовательно, между нами согласие?

     -  Согласие.

     Наступило молчание, во время которого оба незаметно следили друг за другом.

Николь, казалось, ожидая продолжения беседы, Прасвилль,  положив  одну  руку  на

револьвер позади кучи книг, а другую на кнопку электрического звонка,  испытывал

какое-то странное удовольствие, сознавая всю выгоду  своей  позиции.  Он  владел

списком. Он владел Люпеном.

     "Если он только двинется, я направлю на него револьвер и позвоню, а если он

нападет на меня  - я выстрелю". Эти размышления были приятны  ему.  Он  старался

продлить свое удовольствие.

     Наконец Николь заговорил:

     -  Раз мы пришли с вами к  соглашению,  господин  секретарь,  вам  остается

только поспешить. Казнь должна произойти завтра?

     -  Завтра.

     -  В таком случае, я подожду здесь.

     -  Вы ждете? Чего?

     -  Ответа из Елисейского Дворца.

     -  А вам должен кто-то принести ответ?

     -  Да.

     -  Кто же?

     -  Вы, господин секретарь.

     Прасвилль покачал головой.

     -  На меня не рассчитывайте, господин Николь.

     -  В самом деле?   - спросил с удивлением  Николь.     -  Позвольте  узнать

причину.

     -  Я переменил свое намерение.

     -  Просто так?

     -  Просто так. Я считаю, что после  происшествий  сегодняшней  ночи  всякая

попытка что-нибудь сделать для  Жильбера  останется  безуспешной.  Больше  того,

обращение с этой целью в Елисейский Дворец при условии,  предлагаемом  вами,  не

что иное, как шантаж, участвовать в котором я решительно отказываюсь.

     -  Ваша воля, сударь, но ввиду разрыва нашего соглашения прошу вернуть  мне

список двадцати семи.

     -  Для чего он вам?

     -  Чтобы обратиться к другому посреднику.

     -  Напрасно, Жильбера не спасти.

     -  О нет! О нет! Я считаю, что наоборот, после сегодняшнего  инцидента,  во

время которого Вошери был убит, нет ничего легче, как помиловать Жильбера, и все

признают поступок справедливым и гуманным. Отдайте мне список.

     -  Нет.

     -  Черт возьми, однако, коротка ваша  память,  да  и  совесть  не  особенно

чуткая. Вы уже забыли свои вчерашние обязательства?

     -  Вчера я имел дело с господином Николем.

     -  Ну?

     -  Вы не господин Николь.

     -  В самом деле? Кто же я?

     -  Назвать вам?

     Николь не ответил и рассмеялся. Острота ситуации забавляла  его.  Прасвилль

почувствовал некоторое беспокойство.

     Николь придвинул стул совсем  близко  к  конторке,  положил  оба  локтя  на

бумаги, поглядел в упор на своего собеседника и бросил насмешливо:

     -  Итак, Прасвилль, вам известно, кто я, и все же вы имеете смелость  вести

со мной подобную игру?

     -  Да, я имею эту смелость,   - сказал Прасвилль, принимая вызов.

     -  Это доказывает, что считаете  меня,  Арсена  Люпена,  назовем  это  имя,

считаете меня полным идиотом, шляпой? Да?

     -  Бог мой,   - усмехнулся Прасвилль, похлопывая по карману для часов, куда

он запрятал хрустальный ларчик.   - А что можете вы теперь сделать,  когда  глаз

Добрека здесь, а список 27-ми находится в нем?

     -  Что я могу сделать?   - повторил Люпен с иронией.

     -  Ну да! Раз вы лишены талисмана, вы уже не  что  иное,  как  обыкновенный

смертный, хотя  и  отважившийся  явиться  в  самое  сердце  префектуры  полиции,

несмотря на присутствие у каждой двери нескольких десятков парней, к которым  на

помощь прибежит, если понадобится, еще сотня-другая.

     Г-н Николь пожал плечами и с сожалением поглядел на Прасвилля.

     -  Знаете, что случится, господин  секретарь?  Вам  эта  история  вскружила

голову. Овладев списком, вы почувствовали себя не то Добреком, не то  д'Альбюфе.

Вы и не думаете отнести его начальству и тем уничтожить этот источник  позора  и

бесчестия. Нет, нет, вас вдруг охватывает соблазн, вы опьянены возможностью,  вы

говорите себе: документ здесь, у меня в кармане, с ним я всемогущ. Он  даст  мне

богатство, безграничные возможности. Что, если я воспользуюсь им? Пусть  Жильбер

и Кларисса Мержи умрут. Этого негодяя Люпена упрячут в тюрьму...

     Он склонился перед Прасвиллем и тихо, тоном дружеского совета сказал:

     -  Не делайте этого, дорогой мой. Не делайте.

     -  Почему же?

     -  Это не в ваших интересах, поверьте.

     -  Вот как?

     -  Да, или, если уж  вам  непременно  хочется  это  сделать,  соблаговолите

раньше рассмотреть все двадцать семь имен списка, который вы только что  у  меня

забрали, и прочитайте имя, стоящее в нем третьим.

     -  Что же это за имя?

     -  Имя одного из ваших друзей.

     -  Кого именно?

     -  Экс-депутата Станислава Воранглад.

     -  Ну, и дальше?   - спросил Прасвилль, заметно теряя самообладание.

     -  Дальше? Спросите себя,  не  раскроет  ли  хотя  бы  самое  поверхностное

следствие, кто разделял с ним некие доходы.

     -  Кто это?

     -  Людвиг Прасвилль.

     -  Что вы такое мелете?   - пробормотал Прасвилль.

     -  Я не мелю, а дело говорю. И говорю,  что,  если  вы  хвастали  тем,  что

сорвали с меня маску, то и ваша не крепко держится и из-под нее виднеется  нечто

привлекательное.

     Прасвилль встал. Люпен, ударив кулаком по столу, воскликнул:

     -  Довольно дурить, сударь. Уже двадцать минут, как  мы  кружим  вокруг  да

около.  Достаточно.  Надо  заканчивать.  Прежде  всего  оставьте  пистолеты.  Не

воображайте, что они меня страшат. Однако закончим. Мне некогда.

     Положив руку на плечо Прасвилля, он отчеканил:

     -  Если через час вы не принесете мне  бумаги,  сообщающей,  что  декрет  о

помиловании подписан... Если через час и десять минут я, Арсен Люпен,  не  выйду

отсюда совершенно свободно, цел и невредим, сегодня вечером  в  четырех  газетах

Парижа появятся четыре письма  из  вашей  переписки  со  Станиславом  Воранглад,

которые он мне только что продал. Вот вам шляпа, трость  и  пальто.  Спешите.  Я

жду.

     Самое необычайное в этом повороте дела было то, что Прасвилль не выразил ни

малейшего протеста, даже не попробовал бороться. Перед ним обнаружилось во  всей

полноте, во всей силе могущество лица,  именуемого  Арсеном  Люпеном.  Он  и  не

подумал даже вступить с ним в спор, утверждать, что письма уничтожены  депутатом

Воранглад или что Воранглад не отдал бы их потому, что это не выгодно  для  него

самого. Он не произнес ни слова. Он чувствовал себя в тисках, разжать которые не

могла никакая сила. Ему оставалось только подчиниться. И он подчинился.

     -  Через час,   - повторил Люпен.

     -  Через час,   - покорно сказал Прасвилль.

     Между тем ему захотелось выяснить.

     -  За помилование Жильбера мне будет возвращена корреспонденция?

     -  Нет.

     -  Как нет? Тогда не к чему...

     -  Она будет вам возвращена ровно через два месяца после того дня, как я  и

мои друзья устроим побег Жильбера, пользуясь  слабым  надзором  за  ним  стражи,

которая получит на это распоряжения.

     -  И это все?

     -  Нет. Еще два условия.

     Какие?

     -  Во-первых, немедленно выдать чек в сорок тысяч франков.

     -  Сорок тысяч!

     -  За эту цену я купил письма у Станислава Воранглад. По справедливости...

     -  Дальше?

     -  Во-вторых, покинуть занимаемый вами пост через шесть месяцев.

     -  Бросить место? Но почему?

     Люпен жестом, полным достоинства, ответил:

     -  Потому что нечестно  занимать  один  из  наиболее  ответственных  постов

префектуры человеку, у которого совесть нечиста. Выберите себе  место  депутата,

министра или привратника, словом, любое место в зависимости  от  успеха  в  деле

Добрека. Только не секретаря префектуры. Это мне не нравится.

     Прасвилль подумал с минуту. С какой радостью он стер бы с лица земли своего

врага, но как это сделать?

     Он направился к двери и позвал:

     -  Господин Лартиг?

     И затем прибавил тише, но так, чтобы Николь расслышал:

     -   Лартиг,  уведите  ваших  агентов.  Произошло  недоразумение.  Запретите

входить в мою контору в мое отсутствие. Господин меня будет ждать.

     Он вернулся, взял шляпу, палку, пальто и вышел.

     -  Примите мои  лучшие  пожелания,  сударь,     -  проговорил  Люпен  вслед

Прасвиллю.   - Вы вели себя необычайно корректно. Голову  выше,  Люпен.  Гордись

своей победой... А теперь возьми стул, усаживайся, вытяни ноги и спи. Ты  вполне

заслужил отдых.

     Когда Прасвилль вернулся, он застал  Люпена  спящим...  Он  ударил  его  по

плечу.

     -  Закончено?

     -  Да. Декрет о помиловании будет скоро подписан. Вот письменное обещание.

     -  А сорок тысяч франков?

     -  Получите чек.

     -  Прекрасно. Мне остается только поблагодарить вас, сударь.

     -  Значит, корреспонденция?..

     -  Корреспонденция Станислава Воранглад будет вам передана на указанных уже

условиях. Пока же счастлив, что могу в знак благодарности  дать  вам  те  четыре

письма, которые я должен был послать сегодня вечером в газеты.

     -  Ах,   - сказал Прасвилль,   - они с вами.

     -  Я был так уверен, господин секретарь, что мы поладим.

     Он извлек из своей шляпы довольно объемистый  конверт,  запечатанный  пятью

печатями, приколотый к подкладке, и подал Прасвиллю, который живо  сунул  его  в

карман.

     Потом Люпен сказал:

     -  Господин секретарь, я не знаю, когда буду иметь удовольствие видеть вас.

Если  вам  понадобится  что-нибудь  сообщить  мне,  довольно  будет  строчки   в

объявлениях газеты "Журналь". Адрес  - г. Николь. Прощайте.

     Он ушел.

     Оставшись один, Прасвилль почувствовал,  будто  пробуждается  от  страшного

сна, во  время  которого  он  совершал  непонятные  для  самого  себя  поступки,

совершенно бессознательные.

     Он готов был уже позвонить, послать в  погоню  дежурных,  но  в  это  время

постучали в дверь и в комнату быстро вошел один из курьеров.

     -  Что там такое?   - спросил Прасвилль.

     -  Господин секретарь, депутат Добрек  желает  вас  видеть  по  неотложному

делу.

     -  Добрек?   - воскликнул изумленный Прасвилль.    -  Добрек  здесь?  Пусть

войдет.

     Добрек не ждал приглашения. Он ворвался к Прасвиллю,  задыхающийся,  одетый

кое-как, с повязкой на левом глазу, без воротника и галстука, точно  только  что

бежавший из сумасшедшего дома. Не успела  дверь  за  ним  захлопнуться,  как  он

схватил Прасвилля обеими руками.

     -  Список у тебя?

     -  Да.

     -  Ты купил его?

     -  Да.

     -  За помилование Жильбера?

     -  Да.

     -  И оно подписано?

     -  Да.

     Добрек пришел в бешенство.

     -  Глупец, глупец! Как ты попался! И все это  закончено.  Из  ненависти  ко

мне. И теперь будешь мстить?

     -  И даже с большим удовольствием, Добрек. Вспомни мою  подругу  из  Ниццы,

танцовщицу из "Оперы". Теперь ты у меня запляшешь.

     -  Значит, мне грозит тюрьма?

     -  Не стоит труда! Твои дела плохи. Раз список у тебя отнят, ты  сам  собой

сойдешь на нет, и я буду присутствовать при твоем падении. Вот в чем моя месть.

     -  Ты думаешь...   - завопил Добрек вне себя.   - Ты воображаешь, что  меня

можно задушить, как цыпленка, что я не выпущу когтей в свою защиту. О  нет,  мой

милый, если я упаду, я непременно повлеку за собой и еще кого-то, и этот  кто-то